Смрад неверия

Каждый дух имеет свой запах. Дух Святый наделяет тело монаха-отшельника чистотой, святые мощи – благоуханием. Но тело, которое не преображено, – сколько ни мой его – все грязное. Это еще что! Неверие – зловонно, как труп Хирама. Дух нечистый пахнет серой. И еще кое-чем похуже. Проклятие потомков Хама, простите за подробности, воняет в потных и черных телах. А проклятие распявших Христа? Оно не только воняет, оно сыпется перхотью, рубит лицо ранними морщинами… (5).

Из века в век смрад этот, сопутствующий неверию, все сильнее проникал в Европу. Особенно во Францию. Не знавшие бани, французы здорово продвинулись в искусстве заглушать дурные запахи. До сих пор они – лидеры в парфюмерии…

Забывшие Истину, европейцы стараются забить запах талмудической серы философскими «благовониями»… Отечественные глупцы всегда покупали их по непомерной цене.

Итак, прекраснодушные русские господа удобно устроились в вольтеровых креслах. И были в прямом смысле слова, «без ума» от Вольтера. Есть идеи, которые действительно носятся в воздухе. Перелетают, словно стаи саранчи. Вольтер, ненавидевший монахов, как будто специально направил поток этой злобы на Россию – с письмами к русской императрице.

Не без его влияния число монастырей и «монахов-дармоедов» начало резко сокращаться… Формируя комиссию по изъятию церковных земель, Екатерина предписывала: «Не руководить себя предрассудками, уважать веру, но никак не давать ей влияния на государственные дела, изгонять из совета все, что отзывается фанатизмом…» (6).

Веру Екатерина уважала с точки зрения прагматической. И служителей Церкви высоко не ставила. Вот что писала она даже о своем любимце митрополите Платоне: «В Петров день в Москве в Успенском соборе Платона провозгласили мы митрополитом и нашили ему на белый клобук крест бриллиантовый в поларшина в длину и поперек, и он во все время был как павлин кременгусский».

Со времен отмены патриаршества Петром I Церковь переживала трудные времена. Сбылось предреченное св. Афанасием Великим: одним из признаков приближения антихриста станет переход церковного управления в светские руки.

В 1722 году вышел труд Феофана Прокоповича «Правда воли монаршьей». Именно из него многие люди русские узнали об идеях «изряднейших законоучителей» Гуго Грация, Гоббса, Пуфендорфа, суть которых была в том, что природа заменяет Бога личного. При Екатерине сочинение было издано огромным тиражом в 20 тысяч экземпляров.

Трупным запахом потянуло и в России.

Вольтер вполне мог бы подписаться под проектами реформы церкви, составлявшимися при Екатерине (и, слава Богу, не реализованными).Их суть была в следующем.

Очистить церковь от «притворных» чудес и суеверий касательно мощей и икон. А для разбора этого дела составить особую комиссию «из разных неослепленных предрассудками особ».

В виде ослабления суеверий отменить обычай ношения образов по домам.

Нечто убавить из «продолжительных церковных обрядов», «для избежания в молитве языческого многоглаголания», «отменить множества в поздние времена сочиненных стихир, канонов, тропарей и пр.», «отменить многие излишние праздничные дни», вместо вечерен и всенощных назначить краткие моления с полезными поучениями народу».

Прекратить содержание монахам, которые «великого кошта стоют», не принося пользы и обратить их содержание в пользу искусных священников и проповедников, из таковых же ставить и на архиерейские кафедры. Монашества не было в древней церкви.

Епископам по предписанию апостола «с законными женами сожитие иметь».

Разрешить духовенству ношение «более приличного платья».

«Не благоразумнее ли совершенно отменить обычай поминовения усопших? Подобный обычай только доставляет духовенству лишний повод к различным вымогательствам».

Воспрещать причащение младенцев до 10-летнего возраста…

Принадлежали эти идеи И.И. Мелиссино. Обер-прокурору Синода и одновременно одному из руководителей масонства. [14]






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх