«Порядок из хаоса»

В масонство Новиков вошел между установленными в каждой ложе колоннами Соломонова храма – Яхин и Боаз. Одна из них – в каббалистическом толковании – символизирует свет, истину и добро, а другая – мрак, смерть и зло. Эти столпы деизма и «поддерживают равновесие в мире».

Подобная идея изложена книгой «Зогар» в «тайне весов», на которых уравновешиваются добро и зло. Таким, считает каббала, Бог создал мир. И удалился. Отдыхает… Пусть Он там отдыхает. А мы тут как-нибудь сами. Так в душе «посвященного в тайны» христианина иссякает кажущаяся бесплодной молитва. Но с ней и Дух Святый отходит. А значит – понимание сути вещей.

Сначала Бог воспринимается как нечто. А потом – как ничто.

Бог каббаллистов создал мир из самого себя. Все сущее не сотворено, а постоянно эманирует от безличного и безучастного начала. А раз так, то человеческая природа, с ее страстями и похотьми – священна, столь же божественна, как разврат, убийства и предательства Олимпийских богов. Таков родственный деизму пантеизм, «естественная религия». Все – от бога и все – бог. Только зовут его Пан. И вот это козлоногое существо победно шествует по миру. Его следы – отпечатки диавольских копыт. Понятно, откуда ведут эти следы? И как не появиться паническому страху, если христианская традиция называет Пана «бесом полуденным»? (9-2).


Символика масонского храма на фартуке мастера. В центре – колонны Яхин и Боаз.

Один из столпов европейского просвещения Мозес Мендельсон (с его трудами русских познакомил Новиков), воспевая «естественную религию», писал, что только еврейское вероучение основывается не на божественном откровении, а на познании. И что единственная цель иудейского откровения состоит в практических законах и житейских правилах.

Подернутые папиросным дымом словопрения русских интеллигентов множились в спорах «естественной религии» с «религиозными догмами». И даже если ставилась задача сделать Писание более «понятным», всегда получалось то же, что и у раввинов: отрыв комментария от Откровения.

Клочки «ноосферы» кучковались, клубились. И слепились в огромную химеру – русское масонство XVIII века. Искушение это просачивалось в души аморфными «законами Природы». На мушиных лапках еврейских букв в ум вползали «облагороженные» талмудизм и каббалистика…

У пантеизма, как и всякого язычества, – своя, отличная от христианской, космогония. Сотворение мира через эманации являет собой упорядочивание хаоса. Что же из этого следует?

«…в празднествах и иных ритуалах хаоса общество получает доступ к тому жизненному содержанию, которое существовало до того, как ему была придана форма, задушившая его свободное развитие… Нарушаются самые святые законы, те которые составляют саму основу общественной жизни. Вчерашнее преступление сегодня поощряется, и вместо привычных правил устанавливаются новые табу и порядки, цель которых не успокоить страсти, а наоборот накалить их и довести до предела… Все это выгодно… тайным братствам или представителям потустороннего мира, актерам в масках… Эта лихорадка – время жертвоприношений, время вне времени, которое воссоздает заново, очищает и омолаживает общество… Все эксцессы разрешены, потому что общество надеется возродиться посредством крайностей, расточительства, разврата и насилия».






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх