РУКОПОЖАТИЕ кадавра

Это были времена, когда внизу, по брусчатке Красной площади, еще двигались первомайские демонстрации, а над ними, в небе Москвы, уже совершались демон-страции иные. Неслась на шабаш булгаковская Маргарита. Летела не на метле, а на бешеной энергии миллионных тиражей. Скромный «альтист Данилов», оказавшийся матерым бесярой, вился со товарищи вокруг Останкинской телебашни. Что им там надо было? Настраивали антенны на прием инфернальной информации? Как и у всякого «настоящего русского интеллигента», каждая катастрофа мира отзывалась в добром сердце Данилова болью. Прямо как у его коллеги Ростроповича.

Тогда же по Тверскому бульвару пошли под ручку хармсовские «Пушкин» с «Гоголем»… Любопытные старушки вываливались из окон, а читатели Хармса – из привычных представлений о литературе. Многие расшибли голову очень сильно. Все было так, словно кто-то «разрешил» юмор абсурда. И черный юмор. Прямо на глазах у партийных органов «трамвай переехал отряд октябрят».

Интеллигенция почувствовала «свежий ветер перемен». И замечтала: наконец-то, вот-вот востребуется весь ее, накопленный в кухонных разговорах, потенциал. Диссидентствующая публика достала все свое заветное. Оно оказалось «фигой» в кармане. Потом станет ясно: все, кто не успел продать этот товар на Запад десятилетием раньше, «пролетают». «Фиги» стремительно дешевели. И в устройство столь желанного «рыночного механизма» представители этой безумной прослойки скоро впишутся деталью под названием «челнок».

Шла эра «просвещенного правителя» России – Горбачева. Доморощенные либералы ждали от него какой-то свободы, как в свое время, – от Александра I. Что ж, как и тот, «Горби» открыл дорогу в Россию целой стае миссионерствующей саранчи.

Главным идеологом стал А.Н. Яковлев. На XXVIII съезде КПСС он выдал нелепую, безграмотную тираду, которая явилась партийной установкой «курса на рынок»: «Христос, как известно, в свое время изгнал фарисеев, то есть купцов и менял (!? – Ю.В.), из храма, предназначив свою религию бедным. Было это около двух тысяч лет тому назад. И лишь полтора года тому назад, через несколько веков после Реформации, Ватиканом было публично признано, что только заработанное богатство помогает очищению души и ведет в рай, что предпринимательство надо поддерживать…» Абракадабра, конечно. Но именно на абракадабрах строятся многие заклинания нечистых духов. Так, под аплодисменты партийной элиты, вызывался дух маммоны: «Неужели, товарищи, своими схоластическими спорами вокруг рынка мы повторим эти рекорды запаздывания?» Аплодировали все: и председатели подлежащих разорению колхозов-миллионеров; и «крупные советские ученые», никак не ожидающие прекращения госфинансирования; и генералы, которых вскоре отправят в отставку…

А как рукоплескали «шестидесятники»! И смелели с каждым хлопком. К началу девяностых они уже могли нести свои «ценности» в массы, став главными редакторами журналов, маститыми поэтами и режиссерами. Тридцать лет назад, общаясь на сленге, они называли себя так: «человек, уважающий американскую культуру», сокращенно – «чувак». Набравшись респектабельности, чуваки, показали эту культуру и всему народу.

Зарубежная пресса дала Яковлеву странный титул «архитектора перестройки». Это уже потом бывший премьер-министр Валентин Павлов припомнит: он проводил встречи на высшем уровне, о которых знали только Горбачев и Яковлев, и участники которых со стороны Запада не скрывали своего масонства.

Вскоре «по просьбе иностранных издателей» Горбачев напишет книгу «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». Среди туманных пассажей автора необычным намеком прозвучит и такой: «Вот если видишь эту высокую цель – сияющий Храм на высоком холме, тогда самые тяжелые камни – легки, самый изнурительный труд – удовольствие». О каком храме он мог писать, если и по сей день называет монастырь «комплексом»?!

Впрочем, на эту странную для того периода фразеологию внимание обратили немногие. Равно как и на маленькое интервью с дочерью Тэтчер, перепечатанное «Литературкой» из «Таймс». Она заявила, что Михаил Сергеевич и ее мама были знакомы уже давно. Еще со времен их совместного членства в «одной международной молодежной организации». [1]

Некоторым запомнилось в те годы пророчество Ванги. «Мы являемся свидетелями судьбоносных событий. Двое крупнейших руководителей мира пожали друг другу руки (Р. Рейган и М. Горбачев), чтобы доказать, что можно и нужно сделать первый шаг к достижению всеобщего мира, но пройдет еще много времени, много воды утечет, пока придет Восьмой – он подпишет окончательный мир на планете»…

Кто такой восьмой? – гадали люди. Мало кто читал тогда Апокалипсис:

«И увидел я жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами (…) Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель (…) Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена и семь царей, из которые пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, из числа семи, и пойдет в погибель». (Откр. 17, 3-11).

Так устами Ванги бес проговорился. Сам сказал, к чему ведет «мировая политика». К зверю Апокалипсиса.

Горбачева уже тогда звали «меченый». Но не знали, что этот меченый атом взорвет великую державу. Разделение и распад вообще будут главными процессами. Очевидными. Незаметным останется другое: попытки вести Россию лабиринтом подземных ходов.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх