«Трепетания души»

В 1782 году в Берлине издали второй том «Freymaurer Bibliothek», в нем Николай Иванович Новиков назван был «первым автором и гением своего народа». В условиях явной вражды с Пруссией такие оценки и сама деятельность Коловиона стала вызывать все более пристальное внимание Екатерины. Исследовать содержание выпущенных книг и заодно проверить лояльность издателя было поручено митрополиту Платону.


«Крата Репоа»

Розенкрейцеры, арендовавшие типографию Московского университета, имели и еще одну, тайную, для запрещенных изданий. Их названия говорят сами за себя: «Крата Репоа, или посвящение в древнее тайное общество египетских жрецов», «Должности братьев 3.[лато] Р.[озового] К.[реста] Древния Системы…», «Философа Авр. Феофаста Парацельса Химическая Псалтырь, или Философские правила о камне мудрых»… Митрополит Платон в донесении царице оговорился: в содержании некоторых трудов я, дескать, ничего не понял… Хоть и не понял, но беседы с «братом Коловионом» привели иерарха к такому выводу: «Я одолжаюсь донести Тебе что молю всещедрого Бога, чтобы не только в словесной пастве, Богом и Тобою мне вверенной, но и во всем мире были христиане таковые, как Новиков».

Так Коловион получил еще полтора года для своей деятельности. (12).

И все же тучи над Николаем Ивановичем сгущались. Наконец гром грянул. Заигравшийся Коловион был отправлен в Шлиссельбургскую крепость, в ту же камеру, где прежде сидел несчастный император Иоанн Антонович. Странное дело: в заточении «прекраснодушного» Николая Ивановича считали колдуном… [23]






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх