Агриппа Неттесхеймский, которого многие даже в Европе обвиняли в черной магии. Был переведен на русский московскими розенкрейцерами

Высочайший указ от 1 августа 1792 года гласил:

«Они делали тайные сборища, имели в оных храмы, престолы, жертвенники; ужасные совершались там клятвы с целованием креста и Евангелия, которыми обязывались и обманщики и обманутые вечной верностью и повиновением ордену Златорозового креста с тем, чтобы никому не открывать тайны ордена, и если бы правительство стало вы сего требовать, то, храня оную, претерпевать мучения и казни… Мимо законной, Богом утвержденной власти, дерзнули они подчинить себя герцогу Браунгшвейгскому, отдав себя в его покровительство и зависимость…

Имели они тайную переписку с принцем Гессенкассельским и с прусским министром Вельнером изобретенными ими шифрами и к такое еще время, когда Берлинский двор оказывал нам в полной мере свое недоброхотство…

Издавали печатные у себя, непозволительные, развращенные и противные закону православному книги…»

Да, взаимоотношения с немецким начальством были у русских масонов удивительные. В Берлин передавались подробные отчеты о делах и переживаниях, а также досье на каждого «брата». «Из дневника русского розенкрейцера из окружения Новикова, посетившего Берлин в 1784 г., узнаем: «… утром у Вельнера, передал прошение, присягу, писанную кровью и исповедь мою», «Силуэты всех братьев я отдал ему (Вельнеру – Ю.В.) сегодня»…» [51].

И сам Новиков все «трепетания» своей души каждые четверть года исповедывал не Богу, а «высокопочтеннейшему, высокодостойному начальнику» барону Шредеру (после смерти Шварца он возглавил московских розенкрейцеров и впоследствии нагло обобрал их «как липку»)… Жанр личного дневника, вошедший тогда в моду, был для этих отчетов как нельзя кстати. [24]

…Итак, ложи были запрещены. Над прелестной розой ударил мороз. И запах ее перестал быть таким уж привлекательным. Но «мучениками за масонскую идею» оказались далеко не все. Пострадали только Новиков и его ближайшее окружение. Неужели скромный московский издатель был главной угрозой трону?

Известен отзыв о нем Лопухина: «Кто такой был Новиков? – Подпоручик». Да, сам Лопухин, равно как и один из основателей русского масонства Елагин, являлись сенаторами. В период следствия они отделались лишь легким испугом.

«И.П. Елагин, принимавший деятельное участие в первоначальном распространении шведской системы, впоследствии охладел и к ней, ссылаясь на то, что, во-первых, не были получены все необходимые акты; во-вторых, строгая зависимость… от шведских масонов была ему явно не по душе. Опытный царедворец всегда остро чувствовал откуда может прийти гроза».

То же – и с князем Гагариным. В 1780 году в Москве была основана «тайная и сиентифическая», то есть направленная на поиск истинной формы масонства ложа «Гармония», членом которой стал и Новиков. Гагарин, будучи главой шведской системы в России, посетил ее и одобрил деятельность братьев. А уже через год по желанию императрицы он стал обер-прокурором 6-го департамента Сената в Москве, приостановив свою масонскую деятельность.

Наряду с князем Куракиным и в первую очередь с Паниным это были люди, для которых масонство являлось частью большой международной игры. Речь шла не только о чрезвычайно важных в те годы отношениях России со Швецией и Пруссией.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх