Документ «Астреи».

Посмотрите, какая она милая на печати одноименной эмигрантской ложи, той самой, которая сохранила в Париже «масонский свет». Молодая и стройная, в хитоне. С весами в руках. На голове – остроконечный «кокошник» пентаграммы… (11).

А вот как описывает Астрею лично знакомый с ней знаменитый масон Максимилиан Волошин: «У статуи Справедливости в руках меч. У статуи Справедливости глаза всегда завязаны, а одна чашка весов всегда опущена!

Пароксизм идеи справедливости – это безумие революции. В гармонии мира страшны не те казни, не те убийства, которые совершаются во имя злобы, во имя личной мести, во имя стихийного звериного чувства, а те, которые совершаются во имя любви к человечеству и человеку…

Робеспьер, Кутон, Марат, Сен-Жюст по своему существу сентиментальны и чувствительны.

Робеспьер, когда еще до революции был судьей в городе Аррасе, предпочел отказаться от должности, чем скрепить своей подписью представленный ему смертный приговор.

Куттон плакал над смертью канарейки»…


Пока «Астрея» с циркулем… Печать XIX века.

Потом во имя «высшей идеи» гуманисты прольют реки крови. Они не виноваты, просто чашка весов так опустилась… А затем меч Справедливости мелькнет и над их головами. Как же так!? Да, может быть, ей, Астрее, повязка мешает? Может, снять ее с глаз?

Еще раньше, во времена «апокалиптического царства» в Мюнстере, на короне правившего им иудея Иоанна Лейденского было вырезано:

«Царь справедливости выше всего». Во имя этой справедливости обобществили добро, насильно «перекрещивали» христиан в свою сектантскую веру, празднование воскресения заменили на шаббад, ввели многоженство, казнили всех несогласных… Потом выяснится, что за четыре неполных года своего владычества анабаптисты уничтожили более половины населения Мюнстера. Поистине: такова «извечная иудейская справедливость, которая состоит в ограблении и истреблении нееврейского человечества». [37-2]. В каждом революционном призыве к справедливости – прообраз антихриста и готовящегося им человекоубийства. Вот и Иоанна Лейденского возводили «на престол отца его Давида» и помазывали на царство.

Недаром перед своей революцией кадавр призывал изучать опыт Мюнстера. Нельзя ли его использовать и в России? – задавался он вопросом. Можно, очень даже можно! – покажет время. Но энтузиастов «российского Мюнстера» тоже будет ждать неприятный сюрприз.

…Как несправедливо! На пороге долгожданного золотого века – под нож гильотины или к стенке! Это ошибка! Меня, идеолога, практика революции… Но вышедшая из миквы чернявая Астрея уже поменяла хитон на кожанку. На боку – маузер. Справедливость «светлого завтра» торжествует с мрачной улыбкой. Ведь социализм – это когда зло побеждают… злом.

Залп! Заплаканный масон падает. Вирус умирает вместе с больным телом… Залп – и падают стрелявшие вчера комиссары. «Демон справедливости» хохочет вовсю… Ждет следующего залпа. Кто станет к стенке? Либеральные внучки комиссаров? То ли еще будет! Астрея (или Аваддон) не знает благодарности. Ее (его) ледяной смех станет похоронным сопровождением и для тех несчастных, которые так ждут своего будущего убийцу – машиаха.

Расстрельная команда уже достала серебряные пули. Карабины заряжены.

Не сеятель сберет колючий колос сева.

Принявший меч погибнет от меча.

Кто раз испил хмельной отравы гнева,

Тот станет палачом иль жертвой палача.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх