• 2.1. Индоевропейские гидронимы Левобережной Украины
  • 2.2. Индоевропейские гидронимы ареала среднестоговской культуры
  • 2. ДРЕВНЯЯ ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ГИДРОНИМИЯ ВОСТОЧНОЙ УКРАИНЫ

    2.1. Индоевропейские гидронимы Левобережной Украины

    Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов писали в своей книге: «Отождествление определенной компактной территории с первоначальным ареалом распространения праиндоевропейского языка осложняется тем обстоятельством, что в географических регионах, предполагавшихся или предполагаемых в качестве индоевропейской прародины на Евразийском континенте (будь то Центральная Европа, Северное Причерноморье, Балканы или Передняя Азия), отсутствует область с ярко выраженной праиндоевропейской топонимикой и гидронимией» [1, с. 1325].

    Уважаемые ученые тут ошиблись (как и во многом другом). Мы далее убедимся, что такая «компактная территория с ярко выраженной праиндоевропейской гидронимией» есть. Это как раз район среднестоговской культуры.

    Г. Шрамм утверждает: «Названия крупных северных притоков Черного моря относятся к гидронимическому пласту, значительно более древнему, чем нашествие скифов… Этот гидронимический пласт, судя по очевидным этимологиям для *Dānovis, Σέρετος, Tīverь, Буг, Κουφις, Кубань, является индоевропейским» [119, с. 20].

    В «Топонимическом словаре Украины» М. П. Янко говорится: «Географические названия Украины прошли сложный путь возникновения и развития. Многие из них дошли до нас из седой древности — от периода индоевропейской языковой общности в V–IV тыс. до н. э.» [24, с. 4].

    Правда, потом зачем-то добавлено: «Индоевропейские гидронимы на территории современной Украины сохранились от западной границы до Приднепровья, севернее границ Степи» [24, с. 5]. Хотя в самом этом справочнике приводятся убедительные примеры индоевропейской гидронимии и в бассейне Северского Донца, и в степях Левобережья.

    В частности, в этом справочнике утверждается безусловно индоевропейское происхождения реки Уды, которая протекает через город Харьков: «Уда (Уды, Удлы, Удой) — река, правый приток Северського Донца (бас. Дона). Название выводят от индоевропейского *ud, *ued «вода» [20, с. 66–67]. Отсюда же Удава — река, правый приток Пела (бас. Днепра). Название от древней топоосновы ud- «вода» и украинского суффикса — ава; Удай (Уда, Уданье) — река, правый приток Сулы (бас. Днепра). Впервые упоминается в документах под 1390 годом; название образовано от той же основы ud- «вода» и суффикса — ай; Удиця — река, правый приток Сейма (бассейн Десны), суф. образование на — иця; Удич — две реки в бассейне Южного Буга. Образование от основы Уд- при помощи суффикса — ич» [24, с. 361; см. также: 25, с. 30–31].

    Также относительно Левобережной Украины в справочнике утверждается безусловно индоевропейское происхождение таких названий, как:

    2) Дiвиця (Девица) — название двух рек в басейне Десны, которое выводят от и.-е. слова *dheuina «источник, поток, течение» [24, с. 116; см. также: 26, с. 44]. Нам представляется более логичным другое объяснение: от и.-е. *d[h]eŭs — "дух", "живой", "дикий зверь", Сравним: в Украине есть реки Жива (2), Живець, Звiр, Звiриниця, Звiринка [21, с. 171, 210]. Кроме того, в Украинских Карпатах есть множество ручьев («потоков») с названием Звiр в значении именно "быстрый ручей": одиннадцать (просто) Звiр, Томнатицький Звiр, Оранцiв Звiр, Митулкин Звiр, Вовчий Звiр и т. д. [21, с. 210, 568, 400, 363, 115].

    3) Мена (пр. Десны) — происходит от и.-е. mei-n/min/meare «идти», «течь» [24, с. 226; см. также: 27, с. 29].

    4) Снов (пр. Десны) < и.-е. *(S)nāu: nāu — «плыть, течь». Толкование в значении «текуча вода». [24, с. 329; 28, с. 160–161; 23, с. 149].

    Кроме того, в справочнике указано возможное индоевропейское происхождение названий:

    5) Вiта (Вита) (правый рукав Десны) — отсылают к и.-е. *voi- в значении «извилистая» [24, с. 85].

    6) Iква (Иква) — «Иква (название четырех рек Среднего Поднепровья) очень правдоподобно этимологизируют из индоевропейского *ei- "идти". Гидроним может быть чисто условно реконструирован как древняя форма * ei-k-ŭ-ā» [23, с. 64–65]. Нам же представляется еще более правдоподобным происхождение названия «Иква» от общеиндоевропейского названия "лошади" *ek[h]uo-. Сравним: в Украине есть реки Кiнська (Конская), Конiвка (2), Кобила и Жеребець (2) [21, с. 251, 267, 256, 195].

    7) Десна — «наиболее убедительной считаем гипотезу, согласно которой гидроним Десна выводят из и.-е. d-/de «ярко блестеть, светить»» [24, с. 114; 29, с. 50].

    8) Калка (Кала, Калак) «1) летописная река, которую большинство исследователей теперь считает рекою Кальмиус; 2) левый приток Кальчика (бассейн Кальмиуса). Допускают, что название Кала (Калка, где суффикс — к- имеет относительное значение) возникла на основе славяно-скифских языковых контактов с и.-е. *kel (kal) «черный», которую славяне воспринимали в значении «грязная речка», «речка с мутною водою»» [24, с. 161; 30, с. 10–12].

    9) Лубны (речка Лубня) — в основе праслав. *lub/lujub < и.-е. *loubh в значении «лубяное, дощаное, деревянное» [31, с. 26; 24, с. 214].

    10) Мерло (Мерля, летопис. Мърлъ) — «река, левый приток Ворсклы. Ср. еще и.-е. *mor «болото»» [29, с. 90–91; 24, с. 227].

    11) Хорол — «в основе гидронима иногда усматривают и.-е. *har «течь»» [32, с. 228; 24, с. 376]. Более убедительной нам представляется этимология от и.-е. *Ноге1 — «орел» [1, с. 218]. Сравним: в Украине известны реки Орлик, Орлiв (7 рек), Орлiватець, Орловка, Орлова Балка и Орлянка [21, с. 401–402].

    К ним же можно добавить:

    12) Сула — может восходить к индоевропейскому и еще ностратическому sulā «сок, напиток» [29, с. 148]. Можно предложить также этимологии от и.-е. *su- хороший и *sū- рождать; при этом *-el- выступает как именной суффикс [1, с. 780, 597, 218]. Сравним: в Украине есть реки Добра (4), Добра Вода, Добренька, Родишка, Родунька, потiк Рожанка [21, с. 174, 467].

    13) Лтава (Лътава), ныне ручей Полтавка, приток Ворсклы — его возводят к и.-е. *lat- «влажный грунт» [29, с. 83].

    Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов [1, с. 945] писали о «специфическом общеиндоевропейском характере гидронимов Северного Причерноморья (территория Украинской и Молдавской ССР и РСФСР), обнаруживающих за вычетом позднейших наслоений (в частности, славянских и иранских, ср. выше о названиях типа Дон, Днепр и др.) специфические черты ранней индоевропейской гидронимии, которые засвидетельствованы и в центральноевропейских гидронимах». К числу таких гидронимов они отнесли следующие типы:

    Солуч-ка (из solootj-<*salantiā), ср. литов. Salantas, Salontia в Швейцарии (приток Роны), основа на *-nt[h]-;

    Бреща (из *brent-), ср. гидронимы Brenta в Венеции (Brendisium в Нижней Италии);

    Альта, (древнерус. Льтица, Ильтица, Льта) совпадает с "Λλτος в Македонии, Alto в Иллирии, Altinum в Венеции и с анатолийским Alda (ср. хеттское aldanni — источник);

    Гидронимы на — pa (-na) типа Стрыпа, допускающие интерпретацию на основе различных древних индоевропейских диалектов;

    Мурава, совпадает с дунайскими центральноевропейскими гидронимами Morava, Morawa на верхней Висле (ср. античное Marus, Maraššanda- в древней Анатолии); основа *mar этимологизируема как «море», «болото» (ср. хеттское mammara- «болото, заросший растительностью водоем»); о других индоевропейских гидронимах с элементом mor- (Morava в бассейне Дуная, а также на верхней Висле, в бассейнах Днепра и Днестра; ср. там же Murakva, с вероятным германским отражением второго элемента, при античном древнебалканском Marus) [1, с. 862, 673; см. 23, с. 51]

    Ромен (ср. литовск. Armena), Armeno в области Триента, древнеевропейские Armenia, Armantia [ср.: 23, с. 209];

    Группа гидронимов на — kva типа Murakva, Иква, сопоставимую с иллирийскими и балтийскими (ср. Ikva в Западной Венгрии) [23, с. 62–67].

    Добавим в наш список указанные Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Ивановым:

    14) Ромен, п. Сулы л. Днепра.

    15) Альта, п. Трубежа л. Днепра; а также:

    16) Муравка, л. Оскола л. Северского Донца.

    17) Мерефа (Марефа, Марефе, Марехва) — «река, левый приток Можа (Мжи; бас. Сев. Донца). Научного пояснения нет. Считают, что она принесена из Подолии, с берегов Мурафы» [24, с. 226]. — Последнее вряд ли, но вот связь с тем же корнем, что и в словах Мерло, Морава, Мурафа, а также с группой гидронимов на — kva вполне очевидна. Сравним еще с индоевропейским корнем *Hŭ- "дуть" [1, с. 677], здесь, вероятно, в значении «болотный запах».

    (Здесь и далее в связи с ограниченностью своего компьютерного шрифта пользуюсь знаком й, хотя в оригинале значок ˆ стоит под буквой. Понятно, что это не одно и то же; речь идет о краткой u, близкой к w или к белорусской ў. Увы, и во вполне профессиональном сборнике статей «Тайны древних письмен: Проблемы дешифровки» редакция также извиняется: «По техническим причинам в тексте варианта чтения билингв, предложенного Ж. Марси, в настоящем издании напечатано (e) на месте (ĕ) французского оригинала статьи» [175, с. 393]).

    Также можно добавить к Удам и Девице из «Топонимического словаря Украины» М. П. Янко:

    18) Удава — правый приток Пела (бас. Днепра);

    19) Удай (Уда, Уданье) — река, правый приток Суды (бас. Днепра).

    20) Удица — правый приток Сейма (бассейн Десны).

    21) Дiвичка — пр. Удая п. Суды л. Днепра

    22) Дiвоча — с. Шевченки Зеньковского р-на Полтавской обл.

    Кроме того, мы считаем возможным предложить собственную индоевропейскую этимологию целого ряда гидронимов Левобережной Украины, в том числе и ее степной части. Среди них, помимо Десны и Сулы, названия почти всех остальных крупнейших рек региона:

    23) Сейм (Сем), л. Десны — от и.-е. корня *sem- «один», «образующий единицу», «одинаковый» (древнеиндийское same — «ровный», «одинаковый») [1, с. 842–843]. Это вполне соответствует равнинному характеру реки [рис. 3]. Сравним: в Украине есть реки Одинець и Ровеньок [21, с. 394, 465].

    24) Псьол (Песел, Пело, Псол), л. Днепра — от *p[h]- «брать, хватать» и *sol- «обозначение здоровья, целостности» [1, с. 247, 812]. Сравним: в Украине есть реки Здарiвка (Здоровка, Здоровець) и Хватiвщина [21, с. 212, 588].

    25) Ворскла (Ворскло, Ворскол), л. Днепра — от и.-е. *ŭer- «вода», маркера активного класса *-s- и *k[h]ol- «возвышенность» [1, с. 882, 386, 866]. Сравним: в Украине есть реки Верхiв, Верхiвка, Верхнiй, Верхнячка, Вершина, Гiрський Тiкич, Горбач и Горбачка [21, с. 98–100, 132, 148].

    26) Орель (Оршь), л. Днепра подходит сразу к двум и.-е. этимологиям. Первая: «Индоевропейское слово для "моря" *or- в значении "вздыматься", "подниматься", "приходить в движение". Производное с такой семантикой могло, естественно, обозначать любые большие водоемы. При этом в исторических индоевропейских диалектах наблюдается процесс обновления терминов, обозначающих море, и появление новообразований в значении "моря", основанных на более древних словах, обозначавших значительно более мелкие водоемы со стоячей водой — "озера", "пруды", "болота" и другие» [1, с. 672]. В другом месте приводится значение корня *or- именно как "стоять", "вставать" [1, с. 295]. Сравним: в Украине есть реки Озеро (три), Озерянка (две) и Оз1рки [21, с. 395]. Вторая возможная этимология — от *or- "молить, запрашивать богов" + именной суффикс *-el- [1, с. 807, 218]. «Река Орель в домонгольский период имела еще название Бог» [20, с. 52]. Сравним: в Украине есть реки Ворожба (2), Молитвяне, Богуславка, Богiвка [21, с. 121, 372, 61]. Вообще-то «запрашивать богов» тоже может значить «подниматься».

    27) Оскол (Осюл, Оскал), л. Северского Донца — «из индоевропейского *osk[h]ā — «ясень» + имецной суффикс *-el- [1, с. 942, 218]. Вообще, из известных в Украине 10 балок под названием «Ясеневая» 9 сосредоточены в бассейне Северского Донца в его среднем течении — там же, где и река Оскол. А еще в Украине есть реки Ясенка, Ясенець и Ясенiв Став [21, с. 638–640].

    28) Миус — «индоевропейская основа *m(e)us- с производными образует группу слов с кругом значений "мох", "болотное растение", "плесень"» [1, с. 632]. Сравним: в Украине есть реки Мохова, Рясна, Комишувата (7 рек), Очеретянка (7 рек) [21, с. 376, 481, 266, 408].

    29) Наконец, вопреки мнению самих Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова название реки Дон (Тана, Танаис) может восходить не к иранскому, а прямо еще к индоевропейскому "бежать", "течь": «быстрое течение "реки" могло передаваться также глагольной формой *d[h]en- и ее производными, ставшими позднее в отдельных языках субстантивированным обозначением "реки", "источника"» [1, с. 671, 878]. Сравним: в Украине есть реки Текуч, Текуча, Тiчка, Тiкич и Гiрський Тiкич [21, с. 556, 566, 132]. Причем именно форма имени реки Ден (Тен) через е, а не через о была первичной и сохранилась у древнейших северокавказских народов: «Кабардинские Нарты мало действуют в Кабарде; в своих походах они достигают обычно Дона (Ten, Tan) или Волги (Idyl', Edil') и забираются даже дальше — в необъятные степи, где история уже не помнит черкесов» [36, с. 20]. По мнению Г. Шрамма, названия Дуная и Дона восходят к единому гидрониму, в основе которого лежит индоевропейское *dānu- «река» [119, с. 25].

    30) Соответственно, Днепр (Данапр, Дншро, Днiпер) можно вывести из того же корня *d[h]en- "бежать", "течь" + корень *p[h]er- "скала", "дуб" [1, с. 239, 614]. Сравним: в Украине есть реки Гiрський Тiкич, Быстрый (4 реки), Быстрянка, Бистрiвка, Скелювата (3 реки), Скелюватка [21, с. 132, 49, 51, 506]. Это название Днепра особенно логично, учитывая наличие на Днепре в прошлом скалистых порогов с бурным течением [рис. 4], а также наличие дубовых лесов на его обрывистых берегах.

    31) Также имеет древнейшую индоевропейскую этимологию приводимое Геродотом (IV, 57, 123) название реки Сиргис [33, с. 253, 275], которым обычно считают Северский Донец. Это название можно произвести от и.-е. слов *ser- "двигаться" со значением "речка", "ручей" "спешить", *g[h]i- "зима" и маркера активного класса *-s [1, с. 227, 224, 374]. Сравним: в Украине есть реки Зимна Рiка, Зимна Вода и Зимуха [21, с. 214].

    Кроме того, можно уверенно предполагать индоевропейское происхождение названий следующих рек Левобережной Украины:

    32) Аталыкова (Отолика), л. Днепра — *oto- *li-k[h]o- «остановленное», «оно остановлено» [1, с. 385–386, 224]. Сравним: в Украине есть реки Став (8 рек), Непрець, Нерушай, Нетека, Нетiч, а также Нетеча (5 рек) [21, с. 524, 385–387].

    33) Бахмут (Багмут, Бахмутка, Багматка), п. Северского Донца — от *b[h]aHk'o- "бук"; корневая морфа *-m- означает «иметь, держать», *-et- основообразующий суффикс [1, с. 866, 248, 225]. Так что первоначальное звучание могло быть *b[h]aHk'o-m-et — «Буковая». Сравним: в Украине есть две реки Бук, две реки Буковина и река Буки [21, с. 75]. А также:

    34) Бахмач, п. Борзны п. Дочи п. Девицы л. Лоша л. Десны л. Днепра [21, с. 35]. То же, что и Бахмут.

    35) Бахтин, п. Оскола л. Северского Донца — то же, что и Бахмут; *tens- «густой» [1, с. 175]. Примерно как «Густые Буки», «Буковая Чаща». Сравним: в Украине есть реки Густомаки и Хащiвка [21, с. 163, 588].

    36) Берда (на ней — город Бердянск) — от *b[h]er- «обрабатывать острым орудием» [1, с. 884]. Сравним: в Украине есть реки Порубанець, Тесiвка (Тесовка), Сiчня, Рiзня и две балки Резаные [21, с. 441, 562, 505, 463]. Ю. В. Откупщиков приводит ту же (от *b[h]er- "резать", "рубить") этимологию различных слов в индоевропейских языках со значениями "холм" И "берег", для которых первичным было значение "откос", "обрыв", в т. ч. и украинского диалектного бердо "пропасть", "крутизна" [105, с. 116–118].

    37) Берека, п. Северского Донца: «Название березы восстанавливается для общеиндоевропейского по схеме диалектного членения в виде основы *b[h]erHk'. Оно объединяет такие диалектные ареалы, как индо-иранский, италийский, балто-славяно-германский. (…) Общеиндоевропейский характер названия березы подтверждается связью его с первичной основой *b[h]erHk'- в значении «светиться, блестеть». Связь этих значений (светлый, яркий —» береза) легко объясняется характерным цветом коры березы, по которой и было названо само растение. (…) Белизна, блестящий цвет коры березы послужили, по-видимому, основанием в древних представлениях для употребления «березы» в качестве символа ритуальной чистоты и невинности» [1, с. 619–620]. В Украине есть реки Береза (две реки), Свiтла, Свiтлиця и 16 рек Берез1вка [21, с. 40, 492, 41].

    38) Бодаква (Бодакви), л. Сулы л. Днепра — от *b[h]od[h]- "копать", "дно" + *k[h]ŭ- "наполнять" [1, с. 70, 228]. Сравним: в Украине есть реки Копанка (2), Копачанка, Копачiвка, Днище, Повна (Полная) [21, с. 269, 173, 431].

    39) Бритай (Британы, Бритая), п. Береки п. Северского Донца — и.-е. *b[h]rot[h]- «случай, судьба», ср. ирландск. brith «доля, рождение» [1, с. 224]. Сравним: в Украине есть реки Судость и Судiловка [21, с. 539] (укр. «судилося» = рус. «суждено»); а также:

    40) Бритай, п. Орели л. Днепра.

    41) Варва, л. Лысогора л. Сулы л. Днепра — от *ŭer- «вода» [1, с. 882]. Сравним: в Украине есть 19 рек под названием «Водяна» [21, с. 117].

    42) Вошива, л. Берестовой л. Орели л. Днепра — от *ūos-u — «хороший, добрый» [1, с. 478]. Сравним (еще раз): в Украине есть реки Добра (4), Добра Вода, Добренька. А также:

    43) Вошива, л. Староверовки л. Орели л. Днепра (и еще 2 на правом берегу Днепра) [21, с. 123].

    44) Вошивенька, л. Вошивы п. Орели л. Днепра — то же, что и Вошива.

    45) Габова, п. Орели л. Днепра — от и.-е. *Hap[h]- "вода", "река" [1, с. 862].

    46) Ирклий (Ирклея, Арклий), л. Днепра (есть еще буквально напротив через Днепр другой Ирклий — п. Тясмина п. Днепра) — от и.-е. *e/orH- "граница". Сравним: в Украине есть реки Границя, Гранична, Рубiжка, Рубiжна (Рубежная), Рубiжниця, Кордон (2), Межова [21, с. 153, 475, 270, 358].

    47) Кальмиус — название этой реки, соседней с Миусом, естественно вывести из «и.-е. *kel (kal) «черный» [24, с. 161; 30, с. 10–12], и названия реки Миус, т. е. получается «Черный Миус». Напомним также, что само название Миус: «индоевропейская основа *m(e)us- с производными образует группу слов с кругом значений "мох", "болотное растение", "плесень"» [1, с. 632]. Сравним: в Украине есть 18 рек под назвнием Чорна, а также река Чорний Черемош [21, с. 610, 613].

    48) Карань, п. Трубежа л. Днепра — от *k[h]ark[h]ar- "рак", сравним: древнеиндийское (из пракрита) karkata- "рак", греческое καρκίνος "рак" [1, с. 221]. Сравним: в Украине есть реки Ракiв, Ракiвка (4), Ракове [21, с. 456].

    49) Келеберда, л. Днепра, Кременчугский р-н — от и.-е. *k[h]el- «гора, возвышенность» и *b[h]er- «обрабатывать острым орудием» [1, с. 669, 884] (см. Берда). Сравним: в Украине есть реки Верхiв, Верхне Провалля, Верхнiй, Верхнячка, Верхова, Верховина, Високий, Високинь, Гiрна (Горная) [21, с. 98–99, 104, 132].

    50) Клевень, п. Сейма л. Десны — от и.-е. *k[h]leūo- «слава» [1, с. 834]. Сравним: в Украине есть реки Славинка, Славка, Славська, Славута [21, с. 509]. Возможна и другая этимология — от и.-е. корня *k'leu- «течь, омывать, очищать» [119, с. 70].

    51) Клевеня, пр. Гайтровой Струги п. Десны — то же самое.

    52) Коврай, л. Ирклия л. Днепра — от и.-е. *k'ooŭ- «бык, корова» И *rēĭ «вещь, имение» [1, с. 876, 172]. Т. е. Коровья река. Сравним: в Украине есть реки Телиця, Бик (Бык), Бики, Бичок (Бычок, 7 рек), Бычиха, Бугай (3 реки), Бугайка, Бугаївка [21, с. 556, 47, 73]. А также:

    53) Коврай, л. Речища л. рукав Днепра.

    54) Коврай, л. Супоя л. Днепра [21, с. 259].

    55) Ковсуг, л. Евсуга л. Северского Донца — от и.-е. *k"ooŭ- «бык, корова» и *suH — «рождать» [1, с. 876, 765]. Сравним: в Украине есть реки Рожеженська, Рожина, Пологи (укр. «пологи» = рус. «роды»), Пологiвка [21, с. 467, 435].

    56) Коломак, л. Ворсклы л. Днепра — от и.-е. *k[h]ol- «возвышенность» и *maHk[h]- «длинный» [1, с. 866, 780]. Сравним: в Украине есть реки Довга Долина, Довга Сага, Довга (8 рек), Високинь, Верхнш (2 реки), Верхнячка, [21, с. 176, 177, 104, 99].

    57) Конотоп, п. Езуча л. Сейма л. Десны л. Днепра — от и.-е. *k'en- «рождать» и *t'ap[h]- «жертва» [1, с. 751, 875]. Сравним: в Украине есть реки Святая (3 реки), Свячена, Святогiрка, Святоха, Жерiв (2 реки), Жерства [21, с. 492, 195].

    58) Котельва, л. Ворсклы л. Днепра — от и.-е. *k[h]ot- «дымный» + именной суффикс *-el- [1, с. 155, 218]. Сравним: в Украине есть реки Дымарка и Дымна [21, с. 170].

    59) Лохвица, п. Сулы л. Днепра — от и.-е. *lоНŭ /*lоНo «мыть, лить» [1, с. 171], что-то вроде «Мойки». А также:

    60) Лохова, пр. Утки л. Удая п. Сулы л. Днепра [21, с. 327].

    61) Ман, пр. Мошны пр. Днепра, Черкасская обл. — от древнейшего и.-е. корня *manu- «человек», «мужчина» [1, с. 759]. Сравним: в Украине есть реки Мужева Долина, Людимирка и Людiвка [21, с. 351, 378, 333].

    62) Манечка, пр. Орели л. Днепра, Харьковская обл. — то же.

    63) Нетриус (Нетривус, Нетриуз, Нетригуз и др.), л. Северского Донца п. Дона [21, с. 387] — от и.-е. отрицания *ne- и *t'reŭ-os- «верный, прочный» [1, с. 1123, 218, 617]. Сравним: в Украине есть реки Ненадивщина, Непотужна, Нерадiвка [21, с. 385].

    64) Огульцы, пр. Черемушной л. Можа п. Северского Донца — от и.-е. *og[h]oi- «змея» [1, с. 526]. Сравним: в Украине есть реки Змiївка, Змiйка, Уж (2 реки), Ужик [21, с. 215, 578–579].

    65) Пороз (Порозок), п. Пела л. Днепра — от и.-е. основы *p[h]orH-: ср. эламское pari «идти походом, маршировать», греческое πορος «проход», латинское portus «гавань» [1, с. 883]. Значение гидронима можно восстановить как Проход, Протока. Сравним: в Украине есть реки Протока (три, одна из них еще называется Пролив), Протiчна и Протовч (Проточь) [21, с. 450].

    66) Ректа, л. Сейма л. Десны — от и.-е. *rek'- «мочить, орошать» [1, с. 680]. Сравним: в Украине есть несколько десятков рек с названием на «Мокра», «Мокрый» [21, с. 369–372].

    67) Реть, л. Эсмани л. Десны может иметь две и.-е. этимологии: 1) от и.-е. *ret[h]- «бежать» [1, с. 719]; 2) от и.-е. *rē- «вещь, имение» и пассивного маркера *-t [1, с. 172, 386]. Сравним: в Украине есть реки Володарка и Рiч (Речь) (укр. «вещь»), а также три реки Текуча, реки Бiг, Бiгач, Бiгунька, Бiгуча и Бiжениця [21, с. 119, 464, 556, 52].

    68) Сага, л. Трубежа л. Днепра — от и.-е. *sak[h]- «жертва» (другой термин) [1, с. 801]. Сравним: в Украине есть реки Жерiв (2 реки) и Жерства [21, с. 195]. А также:

    69) Сага, л. Терна п. Сулы л. Днепра.

    70) Сага, с. Пивни Полтавской обл. (и еще 3 реки на Правобережье) [21, с. 482].

    71) Сагай, пр. Говтвы (Голтвы) п. Пела л. Днепра — то же, что и Сага + суффикс — ай.

    72) Селичевка, пр. Морозовой пр. Трубежа л. Днепра — от и.-е. *so(e)lik[h]- «ива, ветла» [1, с. 867]. Сравним: в Украине есть реки Вербiвка (6 рек), Вербич (2 реки), Вербова (2), Вербова Балка, Вербча [21, с. 96–98].

    73) Сениха, п. Оскола л. Северского Донца — от и.-е. *sen- «старый» [1, с. 783]. Сравним: в Украине есть реки Стара и Старик [21, с. 526, 528]. А также:

    74) Сеньок, л. Сенихи п. Оскола л. Северского Донца [21, с. 495].

    73) Снепород (Слшорщ, Снопород), п. Сулы л. Днепра — от и.-е. *sneH-(i/u)- «связывать, скручивать» и и.-е. основы *p[h]orH-, значение которой можно восстановить как Проход, Протока (см. выше: Пороз) [1, с. 751, 875]. Сравним: в Украине есть реки Крутенец, Кручена, Кручене, Крутька [21, с. 492, 195].

    75) Солова (Салова), л. Снова п. Десны л. Днепра. И.-е. основа *sal- имеет значение «вода, источник» [23, с. 140].

    76) Стеха, л. Грунь-Ташани л. Пела л. Днепра — от и.-е. *[s]t[h]aH- «вор» [1, с. 885]. Сравним: в Украине есть реки Ворище, Злодiйка [21, с. 121, 215].

    77) Сума, п. Пела, л. Днепра — то же, что и Сула, от и.-е. *su хороший; при этом корневая морфа *-m- означает «иметь, держать» [1, с. 225]. Сравним: в Украине есть реки Добра (4), Добра Вода, Добренька.

    78) Супой (Супiй), л. Днепра — от и.-е. *sup[h]- «сон». Сравним: в Украине есть река Снивода, протока Дрiмайлiвка [21, с. 513, 183].

    79) Талова, л. Деркула л. Северского Донца — от и.-е. *t[h]aH-l- «гнить, тлеть» [1, с. 877]. Сравним: в Украине есть семнадцать рек под названием «Гнилая» [21, с. 139–140]. А также [21, с. 553]:

    80) Талова, пр. Кундрючей п. Северского Донца.

    81) Талова, п. Грузской л. Нагольной л. Миуса.

    82) Талова, п. Кальмиуса;

    83) Талова, п. Камянки п. Грузского Яланчика, впадает в Азовское море;

    84) Талалиевка, л. Волчьей л. Северского Донца (Харьковская обл.) — то же + именной суффикс *-el- [1, с. 218].

    85) Танискава, п. Тагамлыка л. Ворсклы л. Днепра — от и.-е. *t[h]en- «тонкий» и *sk[h]- «упала (о воде), иссякнуть, высохнуть» [1, с. 782, 155]. Сравним: в Украине есть реки Тончанка, Высохла, ручей Тонкие Воды и несколько десятков названий рек с первым словом «Сухая», «Сухой», «Сухие» [21, с. 569, 104, 542–549].

    86) Терехова, л. Стрижня пр. Коропца л. Десны л. Днепра — от и.-е. *t[h]erH- «побеждать» [1, с. 822]. Сравним: в Украине есть реки Переможна (Победная), Побиванка (2), Побитiвка [21, с. 416, 431].

    87) Тор (Казенный Торец) [21, с. 227] — от и.-е. *t'oru- «дуб» [1, с. 617]. Сравним: в Украине есть реки Дуба, Дубана, Дубець, Дубилянка, Дубина (2), Дубиця, Дубiвка (Дубовка, 3 реки), Дубовая, Дубовец (3), Дубок (2) и др. [21, с. 184–186]. У Казенного Торца есть правый приток Торица (Торицы) и левый приток Сухой Торец [21, с. 570, 549].

    88) Урвихвист, л. Северского Донца (в городе Изюм) — от и.-е. *ŭer- «вода» и *Hoŭis «овца» [1, с. 882, 271]. Сравним: в Украине есть реки Овечьи Воды, Овечна и Овнянка [21, с. 393].

    89) Хотомля (Хатомля, Хот1мля), л. Северского Донца, Волчанский р-н Харьковской обл. — от и.-е. *Hat'- «зерно» И *mlo- «зернотерка, мельница» [1, с. 655, 693]. Сравним: в Украине есть реки Мельниця (три реки), Мельня, Млынка, Млинки, Млинок (4), Зеремлянка [21, с. 359, 367, 368, 214].

    90) Хохимля (Хохомля), л. Хухринки л. Ворсклы л. Днепра — от и.-е. *Hak[h]- «камень» и, вероятно, того же *mlo- «зернотерка, мельница» [1, с. 230, 693]. Сравним: в Украине есть несколько десятков рек, названия которых связаны со словом «каменный» («кам'яний») [21, с. 233–237].

    91) Любопытна также этимология названия маленькой речки Хуса, которая протекает в селе Хоружевка Недригайловского района Сумской области [21, с. 595]. Оно может происходить от и.-е. *Hu-os- «общеиндоевропейское слово для золота» [1, с. 713–714]. Сравним: в Украине 8 балок "Золота", "Золотая", 6 потоков (ручьев) "Золотий", яр "Золотой Лог", а также реки Золота Липа, Золота Струя, Золотинка, Золотоноша [21, с. 216].

    92) Неподалеку от Хусы протекает еще и река Хусь [21, с. 595]. У этого названия (как и у названия Хуса) может быть и другая и.-е. этимология: из корня *Hu- "плести" и того же маркера активного класса *-s [1, с. 583, 374]. Сравним: в Украине есть река Плетениха [21, с. 428].

    93) Яха, с. Лазьки Зеньковского района Полтавской обл. — от и.-е. *ĭaH- "ехать", "идти" [1, с. 724]. Сравним: в Украине есть реки Проїзд (Проезд), Їзда (Езда), Прихiд (Приход) [21, с. 449, 225, 447].

    Итак, помимо реки Харьков (см. главу 9 данной книги) еще девяносто три (!) реки Левобережной Украины имеют названия, происхождение которых с преобладающей вероятностью восходит к эпохе единого индоевропейского языка. Названия многих из них, таких, как Варва (Водяная), Вошива (Добрая), Танискава (Сухая), Бахмут (Буковая), Оскол (Ясеневая), Коврай, Ковсуг (Бычьи, Коровьи), Тор (Дубовая), Огульцы (Змеиная), Урвихвист (Овечьи Воды), Хотомля (Зернотерка), Отолика (Нетеча) объясняются по-индоевропейски настолько естественно, что какую-либо иную этимологию просто трудно себе представить.

    Кроме того, на Левобережье Днепра есть еще несколько рек, для названий которых также можно предположить индоевропейскую этимологию:

    94) В бассейне Тясмина на правом берегу Днепра есть река Тор'я Долина [21, с. 570]. Это название интересно смешением древнего корня «тор» и славянского «долина». Скорее всего, те, кто дал реке такое название, еще помнили, что «тор» значит «дуб». Вероятно, такое же смешанное происхождение имеет и название реки Айдар, л. Северского Донца. Древняя и.-е. основа *aĭ- имеет значение «давать» [1, с. 882]. Тогда вторая часть названия — «дар» может оказаться позднего славянского происхождения. Впрочем, есть и древняя и.-е. медианная форма 2-го лица *-t[h]ar [1, с. 331].

    95) Булавинка, л. Крынки п. Миуса — не исключено, что это название происходит не от слова «булава», а имеет древнее индоевропейское происхождение: от *b[h]u- причастной формы прошедшего времени, *laŭ- «добыча» [1, с. 206, 884]. Сравним: в Украине есть реки Судобычка (слав, приставка су- передает понятие смежности, соседства), Дуванка, а в Белоруссии — Добысна, п. Днепра [см. 21, с. 539, 187; 25, с. 59; 29, с. 149].

    96–100) Галка, п. Удая п. Сулы л. Днепра — здесь также весьма вероятно происхождение не от птицы галки, а от и.-е. *g[h]elg[h]- "металл", "медь", "железо", "синий" [1, с. 710]. Сравним: в Украине есть реки Зал1зна (Железная, 2 реки), Мщянка, Синець, Синява (2), Синявка (4) и Синюха (4) [21, с. 204, 365, 502–503]. Самих рек Галка в Украине всего 5 штук, из них четыре и еще река Галочка расположены в небольшом районе в бассейне реки Сулы [21, с. 127].

    101–102) Сравним: название двух рек Утка (л. Удая и л. Остра) однозначно связывают не с утками, а с уже известным индоевропейским корнем *ud, *ued «вода»: «Название выводят из Уда, образовано с помощью суффикса — ка. Дословно: «Маленькая Уда»: д > т перед к. Поддержано народно-этимологическим сближением со словом утка» [24, с. 368].

    103–107) Бакай — названия трех рек Левобережной Украины: л. Пела л. Днепра, п. Казенного Торца п. Северского Донца, л. Днепра в Голопристанском районе Херсонской области (и еще три реки в Степном Правобережье). Это название можно вывести из и.-е. *b[h]aHk'o- "бук" [1, с. 866] и суффикса — ай [24, с. 361; 25, с. 30–31]. Кроме того, есть еще левый приток Северского Донца Бакайка в Змиевском районе Харьковской обл. и Бакайчиха в Роменском районе Сумской обл. [21, с. 30].

    Одним из возражений против древней этимологии названия «Бакай» может служить то, что слово «бакай» (как и слово «фоса») иногда употребляется в качестве общего понятия для гидронимов типа «ручей», «поток», «ерик» и т. д. [21, с. 9]. Но вспомним: «Местные жители отождествляют название Сула со всякой вообще речкою, говорят во множественном числе сулы» [20, с. 65]. Или еще более интересный пример, приводившийся выше: Рента, л. Сейма л. Десны — от и.-е. *rek'- «мочить, орошать» [1, с. 680]. Очевидно, что от этого же древнего и.-е. корня происходит и слово «река» как общее понятие. Так же. как названия "Сула" И "Ректа" стали в итоге общими понятиями, подобная судьба могла постигнуть и название "Бакай".

    108–111) Вырвихвост (Вирвихв1ст), пр. Ромна п. Сулы л. Днепра (1), а также пр. Хорола л. Пела л. Днепра (2), а также (3) пр. Гирмана левый рукав Днепра в Глобинском районе Полтавской обл. (и еще 2 реки на Правобережье Днепра). Кроме того, есть еще Вырвихвоста, л. Днепра в Полтавской обл. [21, с. 103]. Можно этимологизировать эти названия так же, как и Урвихвист.

    112-…) Здесь практически не были учтены микрогидронимы Левобережной Украины — названия балок, ручьев и т. д. Например, кроме рек Бакай есть еще балка Бакай в Новоазовском районе Донецкой обл. и яр Бакай, л. Черного Жеребца л. Северского Донца [21, с. 30]. В отношении некоторых микрогидронимов Левобережной Украины также можно предполагать их древнейшее индоевропейское происхождение. Не останавливаясь на этом интересном вопросе подробно, приведем несколько примеров:

    Пелитлы, балка, л. Столовой п. Кальмиуса [21, с. 414] — от и.-е. *p[h]el- «крепость» и суффикса *-t[h]el- [1, с. 744, 247]. Сравним: в Украине есть балка Крiпосна, реки Крiпка, Кремля [21, с. 291, 283].

    Алисова, балка, п. Маячки л. Казенного Торца п. Северского Донца [21, с. 21] — от и.-е. *aliso/*eliso «ольха» [1, с. 635]. Сравним: в Украине есть 27 балок «Вшьхова» («Ольховая») [21, с. 108–109]. Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов сочли этот термин древнеевропейским, т. е. более поздним. Но сами же они [1, с. 635] привели древнемакедонское άλιζα «белый тополь», что говорит об общеиндоевропейском происхождении этого термина. Еще более интересно баскское слово aliza «ольха», что может свидетельствовать о том, что индоевропейцы позаимствовали это слово еще у соседей-трипольцев.

    Дегия поток, упомянутый В «Повести временных лет» за 1111 год в рассказе о победе русских князей над половцами, возможно, приток Береки в Харьковской обл. [13, с. 167, 549]. Вероятно, от и.-е. *deig- «глина». Сравним: в Украине есть 14 балок "Глиняная" [21, с. 137].

    И так далее. Разумеется, данный список древнейших индоевропейских гидронимов на Левобережье Украины не является исчерпывающим.

    2.2. Индоевропейские гидронимы ареала среднестоговской культуры

    Горячий противник Днепро-Донской теории В. А. Сафронов высказывается так: «Преимущество некоторых балканских и центральноевропейских регионов [как областей возможной локализации в них и.-е. прародины] перед мало-азийскими в значительно большем содержании и кучности древнеевропейских гидронимов; в Карпатском бассейне и на северной периферии Балканского полуострова их, согласно сводке Крае [35], более сотни. (…) До сих пор продолжается спор о принадлежности центральноевропейских гидронимов к древнеевропейскому или общеиндоевропейскому пласту. (…) Крае была обозначена территория к северу от Балкан, Альп и Пиренеев в качестве зоны обитания древнеевропейских языков, причем под этими языками подразумевались не какие-то определенные языки, выделившиеся из общеиндоевропейского языка-основы, а только хронологически промежуточная ступень эволюции языка-основы между временем общеиндоевропейского состояния и 1500 г. до н. э., когда уже выделение индоевропейских языков зафиксировано письменными источниками» [34, с. 24, 20].

    Итак, на всей территории Карпатского бассейна и северной периферии Балканского полуострова насчитывают «более сотни» древнеевропейских гидронимов, включая сюда и существенно более поздние. В нашем далеко не исчерпывающем списке индоевропейских гидронимов Левобережной Украины также более сотни гидронимов. Причем они расположены на значительно меньшей по площади территории, т. е. более кучно. И в этом отношении, по количеству, разнообразию и плотности древнейших индоевропейских гидронимов Левобережная Украина, особенно ее лесостепная часть, не имеет себе равных в мире. Это — очень важный аргумент в пользу Днепро-Донской теории.

    Впрочем, значительная часть изначальной территории среднестоговской культуры находилась и на правом берегу Днепра, особенно в бассейне рек Роси и Тясмина, а также Ингула и Южного Буга. И все эти территории не в меньшей мере насыщены индоевропейскими гидронимами. В данной работе мы не будем подробно исследовать этот вопрос. Укажем только, что согласно справочнику «Топонимический словарь Украины» М. П. Янко среди рек Правобережной Украины безусловно индоевропейские по происхождению названия имеют Альта, Бутеня, Iрпiнь, Канiв(ка), Котурка, Лета, Пониква, Порозовиця, Серет, Суба, Субот, Унава [24, с. 63, 156, 165, 190, 207, 284, 285, 317, 340, 366] — всего 12. Более-менее сомнительные индоевропейские названия — Валява, Вiлiя, Iбр, Iква, Кодра, Либiдь, Манiвка, Мика, Недра, Опака, Прип'ять, Свалява, Свитязь (озеро), Таль, Тьма, Тясмiн [24, с. 82, 151, 154, 180, 207, 222, 227, 240, 260, 289, 313, 314, 346, 361] — всего 16. Изо всех этих 28 названий только 6 расположены в западной части Украины (Лета, Пониква, Серет, Машвка, Свалява, Свитязь). Остальные 22 (Альта, Бутеня, Валява, Вiлiя, Iбр, Iква, Iртнь, Канiв(ка), Кодра, Котурка, Порозовиця, Суба, Субот, Либiдь, Мика, Недра, Опака, Прип'ять, Таль, Тьма, Тясмiн, Унава) имеют непосредственное отношение к территории среднестоговской культуры. Отметим, что для Левобережной Украины в этом справочнике, как мы помним (см. выше), приведена и.-е. этимология всего лишь 12 гидронимов. Выше их было приведено более ста. Думается, и на Правобережье индоевропейская гидронимия существенно богаче.

    Не слишком углубляясь в конкретный материал, укажем еще на некоторые интересные факты:

    1) «Следует предположить, что гидрооснова от и.-е. *ros-, которая породила гидронимы Рось, Росава и другие, имела общее значение «влага, вода» [23, с. 144]. Это заставляет совершенно иначе посмотреть на проблему происхождения названия «Русь». М. Фасмер привел очень убедительные доказательства того, что этноним «русь» (rus) во многих случаях относился именно к скандинавам. Но он же говорит о том, что этот этноним скандинавов в свою очередь возводится к древнеисландскому Róosmenn "мореходы" [247, с. 522]. Однако есть все основания считать слово «Русь» не славянским или германским, а общеиндоевропейским, восходящим в форме *ros- еще к древнейшей эпохе индоевропейской общности. Отсюда и наши «роса», «русло», «русалка», и скандинавское Róosmenn "мореходы", дословно «мокрые люди» и т. д. Так что дискуссия о славянских или германских корнях названий «Русь» или финского Ruotsi «Швеция» лишена всякого смысла: это слово в любом случае происходит с территории Украины. Приток Днепра назывался Рось еще за тысячи лет до того, как из среды индоевропейцев выделились германские или славянские племена.

    2) Хортица, пр. Днепра рядом с одноименным островом, колыбель запорожского казачества, вероятно, ведет название от и.-е. *Hrot[h]k[h]- «медведь» [1, с. 867], т. е. Медвежья река.

    3) Кильтень, л. Великой Выси л. Синюхи л. Южного Буга явно происходит от и.-е. *kel- «гора» и суффикса *-t[h]en- [1, с. 669, 248]. Как видим, это название первоначально явно значило «Горная». И теперь это по-прежнему приток Великой Выси. Далее мы вернемся к этому примеру (см. раздел 4.3).

    4) Название Буг (и Южный, и Западный) часто выводят из и.-е. *bheug(h)- «гнуть» Но еще интереснее его средневековые греческие названия Κουβου и Κουφις, [119, с. 65, 62]. т. е. снова Бычья река!

    5) Ингул (Ангул) [24, с. 155], п. Южного Буга — от и.-е. *ang[h]oi- "змея"+ именной суффикс *-el- [1, с. 867, 218]. Иначе говоря, *Ang[h]oel — Змеиная. Не исключено, что окончание — гул сложилось под влиянием тюрков, которые переосмыслили его как — gul "озеро" [24, с. 155].

    6) В этом отношении исключительно интересно древнегреческое название соседней реки Ингулец (п. Днепра) — Герос [24, с. 155]. Оно, очевидно, восходит к и.-е. *k'er- "журавль" [1, с. 867]. Т. е. в древности в непосредственном соседстве параллельно протекали реки Змеиная и Журавлиная. Далее мы вернемся и к этому примеру (см. раздел 8.6).

    7) Среди микрогидронимов обращает на себя внимание Фоса (Хвоса) — название 26 ручьев в Украине, из них 10 в бассейне Роси. Оно может происходить от и.-е. *Hu-os- «общеиндоевропейское слово для золота» [1, с. 713–714]. Сравним: в Украине 8 балок "Золота", "Золотая", 6 потоков (ручьев) "Золотой", яр "Золотой Лог", 2 яра "Золотарiв", ручей "Золотариха", а также реки Золота Липа, Золота Струя, Золотинка, Золотоноша, Золочiвка (2) [21, с. 216]. Любопытно, что на Левобережье нет ни одного гидронима Хвоса (Фоса), зато есть реки Хуса и Хусь (см. выше). Очень может быть, что это — два варианта одного первоначального гидронима.

    Древнейшие индоевропейские гидронимы встречаются также, хотя и в значительно меньшем количестве, и на прилегающей к Украине территории России, в лесостепной зоне между Сеймом и Доном, которая также входила в область позднего этапа среднестоговской культуры, а отчасти и за Доном до реки Хопер. Помимо реки Снова и двух рек Девица укажем в этом районе на ряд оригинальных и.-е. гидронимов:

    1) Икорец — от и.-е. *ek'or- «вершина, возвышенность» [1, с. 203].

    2) Реут — от и.-е. *r(e)ud[h]- «красный, медь» [1, с. 711].

    3) Савала — от и.-е. *sāŭel- «солнечная, светлая» [1, с. 203].

    4) Тим — от и.-е. *t'mo- «кроткий, укрощенный» [1, с. 780].

    5) Токай — от и.-е. *t'ok[h]- «правый» [1, с. 155].

    6) Тускарь — от и.-е. *t'us- «дурной» [1, с. 780]. Вторая часть этого гидронима может иметь две разные и.-е. этимологии: от *k[h]er- «гибель» или от *k[h]ro- «голова, слава» [1, с. 190, 205]. Сравним: в Украине есть реки Погибна, Поганка, Бовдурка (от «бовдур» — «дурак»), Дуршвка, Дурний Кут, Дурниця, Голованка [21, с. 432, 189, 60, 145].

    7) Хава — от и.-е. *Haŭ- «плести» [1, с. 230].

    8) Хопёр — от и.-е. *Har[h]- "вода", "река" [1, с. 862].

    Входил в область среднестоговской культуры и район Нижнего Дона. Здесь также встречаются древние и.-е. гидронимы. Помимо самого названия реки Дон (см. выше) можно предположить древнейшее происхождение названий рек Калитва и Черная Калитва — от и.-е. *kel (kal) «черный», [24, с. 161], реки Маныч — от древнейшего и.-е. корня *manu- «человек», «мужчина» [1, с. 759] подобно рекам Ман и Манечка (см. выше), а также реки Сал — от и.-е. основы *sal- «вода, источник» [23, с. 140]. Любопытно, что почти все гидронимы, производные от основы *sal-, имеют суффиксальную форму [23, с. 138]. Это может быть свидетельством особого архаизма именно названия Сал.

    Наконец, не исключено, что до нас дошли и два таких древнейших гидронима, как названия Черного и Азовского морей. Возможно, их сохранил Плиний Старший (Plin. Naturalis historia VI, 20): «Сам Танаис [Дон] скифы называют Sinu-, (а) Меотиду [Азовское море] — Temarunda, что означает «мать моря» («Tanaim ipsum Scythae Sinum vocant, Maeotim Temarundam, quo significant matrem maris») [Цит. по: 285, с. 87].

    О. Η. Трубачев убедительно возводил название Temarunda к индоевропейским корневым морфемам *tem- "темный, черный", *arun- "море" и *d(h)ā- "кормилица". Причем слово *arun- происходило от и.-е. *or- "подниматься": «Данное словопроизводство элементарно правдоподобно и опирается на свойства реалии — моря, во всяком случае — в человеческом восприятии. Море, особенно наблюдаемое с некоторого возвышения, с горы, поражает воображение прежде всего как вздымающаяся к небу гладь. (…) В качестве аналогии можно привести датское, норвеж. hav шведское haf "море", этимологически тождественное др. — исландскому haf "поднятие", немецкому heben "поднимать", а также русское пучина от пучить [285, с. 93–94]. Итак, правдоподобно предположение, что Черное море индоевропейцы так и называли «Темная пучина» (*Tem-orun).

    «Единственно верную этимологию названия Меотида: μαια "мать, кормилица" хорошо знали и правильно объясняли (от притока избыточных пресных вод, изливающихся в Черное море) еще в древности» [285, с. 89]. Впрочем, название «Кормилица» может быть связано и с большой ролью рыболовства у древнейших индоевропейцев, живших на берегах Азовского моря. Учитывая близость территории среднестоговской культуры к берегам Азовского и Черного морей, естественно предполагать наличие их древних индоевропейских названий.

    «Гидронимы, или названия водных объектов, образуют одну из наиболее глубинных (особенно относительно названий больших водотоков) закодированных информационных систем… Известный польский языковед Я. Розвадовский отмечал [213, s. 75], что наиболее стойкими изо всех географических названий являются названия рек, которые испокон веков играли роль важных путей. Чтобы в этом убедиться, ученый рекомендовал обратить внимание на гидронимию хорошо обеспеченного исторической документацией Балканского полуострова, где все названия водных объектов удержались из самых древних времен, а некоторые из них — просто из исключительно древних» [214, с. 3–4].

    В. А. Жучкевич отмечал: «Наибольший процент славянских гидронимов в северной, полесской, части Украины, тогда как в восточной и южной преобладают иноязычные. О происхождении этих названий можно строить лишь догадки» [210, с. 200–201]. Теперь на смену догадкам приходит обоснованная концепция.

    Это касается, в частности, и названия города Харьков (Харкiв), в котором я пишу эти строки, через который протекает река Харьков (Харькiв), примерно в двухстах метрах от моего рабочего стола. Как мы ранее убедились, название другой харьковской реки, Уды, имеет безусловно индоевропейское происхождение. Название же реки Харьков, очевидно, происходит от индоевропейского названия "серебра" *Hark'- [1, с. 229, 711, 713] в сочетании с индоевропейским атрибутивным суффиксом — eŭ- с чередованием e/O [1, с. 218, 193]. Т. е. река Харьков — это Серебряная река. Таким образом форма названия *Harkeŭ/*Harkoŭ (Харкiв/Харьков) выступает древнейшей — изначальной. Сравним: в Словаре гидронимов Украины указаны реки Срiблянка, Срiбна (две), Срiбнянка, Серебряниця и четыре Серебрянки [21, с. 523–524, 496]. (Подробнее о названии Харьков см. главу 9 данной книги «Происхождение названия «Харьков (Харкiв)»).

    Важнейшее научное значение книги Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова состоит именно в том, что они предложили новую всеобъемлющую фонетическую реконструкцию индоевропейского языка. В «классической» индоевропеистике этого избегали. Так, А. Мейе заявлял: «мы не можем точно определить число фонем в индоевропейском» [79, с. 123]. Соответственно, он отметил, что в индоевропейском языке был термин для «серебра», но, как и во всех подобных случаях, не сообщил, как это слово звучало. В своей книге он ограничился лишь приведением подобных терминов из известных языков, вроде латинского argentum, всех без начального [79, с. 403].

    Можно утверждать, что открытие преобладающего древнейшего индоевропейского топонимического фона в гидронимии Левобережной и отчасти Центральной Украины является новым независимым доказательством правильности предложенного Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Ивановым варианта фонетической реконструкции индоевропейского языка. Ведь гидронимы получают убедительную индоевропейскую этимологию именно на основе этой фонетической реконструкции. Причем характерно, что различные более поздние фонетические варианты первоначального гидронима можно проследить лишь в немногих случаях: Хопёр/Габова (Habova), Фоса/Хвоса/Хуса, Муравка/Мерефа, Урвихвист/Вырвихвост.

    Подводя итоги нашего экскурса в гидронимию Левобережной Украины, следует еще раз подчеркнуть, что она сохранила наибольшее в мире количество древнейших индоевропейских названий. Среди них и Ха́ркев/Ха́рков (Харкiв/Харьков) — славное имя великого города, второй столицы Украины. Древнейшие индоевропейские корни имеют названия еще целого ряда городов Украины, производные от соответствующих гидронимов: Полтава, Сумы, Ромны, Бердянск, Конотоп, Бахмут, Лубны, Канев, Мерефа, Хорол… И самое главное: древнейшее общеиндоевропейское происхождение имеет название Русь.

    Наличие на территории среднестоговской культуры уникальной системы древнейших индоевропейских гидронимов, особенно густой в районе лесостепи между Днепром и Доном, является решающим аргументом в пользу локализации индоевропейской прародины именно здесь. Далее мы убедимся, что и все прочие аргументы — лингвистические, географические, археологические и культурологические — соответствуют древней гидронимии.







     
    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх