Бессоновщина

Еще одна страница сотрудничества русских коллаборационистов с «Предприятием «Цеппелин» связана с именем Ивана Георгиевича Бессонова.

Он родился 24 августа 1904 года в Перми в семье рабочего.

В 1916 году, окончив начальное училище, работал на лесопилке. В 1920 году Иван Бессонов добровольно вступил в Красную Армию и проходил службу на канцелярской должности в 133-м отдельном батальоне связи, с 1922 года был делопроизводителем артдивизиона 57-й стрелковой дивизии.

Старательный и грамотный красноармеец был замечен начальством и в 1926 году поступил в Тверскую кавалерийскую школу имени Коммунистического Интернационала. Вступил в комсомол, учился хорошо. После окончания школы Бессонов служил в кавалерии, в 1930 году был переведен в войска ОГПУ в Казахстан на должность командира взвода. Уже в начале 1931 года он был назначен помощником начальника штаба 13-го Алма-Атинского полка ОГПУ. Участвовал в боях за г. Кульджу против войск мятежного генерала Ма-Чжуина, выступившего против правительства китайской провинции Синцзян, за что был награжден именным оружием.

В марте 1936 года Бессонов был откомандирован в распоряжение начальника управления пограничной и внутренней охраны Ленинградского военного округа. В 1938 году он окончил Военную Академию им. М.В. Фрунзе, после чего был назначен на должность командира 3-го Ленинградского полка и принят в ряды ВКП(б). Прекрасный молодой командир был на хорошем счету у командования и политорганов войск НКВД, был награжден орденом Красного Знамени.

В 1938 году Бессонов получил должность начальника 3-го отдела Управления погранвойск НКВД Ленинградского военного округа. При этом он пользовался полной поддержкой замнаркома НКВД Фриновского, который впоследствии назна245 чил Бессонова на должность помощника начштаба Балтийского флота. В 1939 году он уже получил пост начальника Отдела боевой подготовки Главного управления погранвойск НКВД СССР, что стало зенитом его карьеры. Однако затем Бессонова понизили в должности. Причиной этого, по мнению историка Н.Н. Рутыча, были общие неудачи финской кампании.

В первые дни Великой Отечественной войны Бессонов был откомандирован на должность начальника штаба 102-й дивизии 21-й армии, сформированной в июне 1941 года в Прибалтике. Дивизия в течение месяца обороняла сорокакилометровый участок по Днепру от Рогачева до Быхова. В середине июля 21-я армия получила задачу по овладению Бобруйском и одновременному нанесению удара по немецкой группировке под Быховым. 21-я пошла вперед и с малым количеством танков и самолетов выбила немцев из Жлобина и Рогачева, продолжая наступление на Бобруйск. При приближении к городу начались кровопролитные бои. В этот момент на комдива-102 полковника Гудзя поступил донос, и он был арестован. 13 августа 1941 года в командование дивизией вступил Бессонов.

Удача отвернулась от него, когда немцы прорвались в районе Могилев-Рогачев, и 102-я дивизия оказалась в окружении. Из окружения вышли лишь единицы. Командующего среди них не было, и в его личном деле появилась запись: «В начале августа 1941 г. пропал без вести».

Потом следствие установило, что полковник П.М. Гудзь был арестован по ложным основаниям. Он был освобожден и провоевал до последнего дня Великой Отечественной. Автор анонимки не был установлен. По одной из версий арест Гудзя инициировал сам Бессонов, желая занять его пост.

Бессонов же сдался в плен охране немецкого медсанбата в селе Раги Старосельского района Гомельской области. На первом же допросе он предложил свои услуги по борьбе с советским режимом. Он последовательно сменил гомельский, бобруйский, минский и белостокский лагеря и под псевдонимом «Катульский» в середине ноября 1941 года был переведен в Хаммельбургский лагерь для офицеров «Офлаг-13Д».

В Хаммельбурге была создана специфическая атмосфера для узников. Все попавшие в лагерь офицеры большого ранга имели возможность развернуть антисоветскую работу в так называемом «Военно-историческом кабинете». Работавшие в этом «кружке» бывшие командиры составляли обширные справки для немецкой разведки, освещая в них состояние советского общества, армии и промышленности. Бессонов тоже принял участие в работе этого кабинета.

В начале октября 1941 года военюрист 3-ранга О.А. Мальцев и бывший артист МХАТа С.Н Сверчков создали в Хаммельбургском лагере политическую организацию из военнопленных офицеров. «Русскую Трудовую Национальную Партию». В РТНП вступило более 200 человек. Эта организация с первого же дня существования находилась под пристальным оком немецкой разведки, использующей объединение как фильтр для выявления истинного настроения военнопленных. Тяжкий удар по организации нанесла эпидемия тифа и в середине 1942 года администрация лагеря распустила партию. Бессонова деятельность РТНП не удовлетворяла, и он решил создать собственную организацию, которая могла бы объединить все антисоветские формирования и организации и дистанцироваться от немцев. Предполагалось заключить с немцами договор, по которому Германия признала бы Россию в рамках границ на 1 сентября 1939 года.

Предложениями Бессонова активно стало интересоваться Имперское Управление безопасности (РСХА) в рамках проекта «Цеппелин». Под его опекой Бессоновым было объявлено о создании «Политического Центра борьбы с большевизмом» (ПЦБ). Ближайшими сподвижниками комбрига стали полковник В.В. Бродников, полковник Н.Н. Любимов, бывший зам. начальника штаба 6-й армии полковник М.А. Меандров, бывший командир 171-й стрелковой дивизии генерал-майор А.Е. Будыхо. ПЦБ начал свою работу с июля 1942 года в СС зондерлагере Бухенвальд.

Политические изыски группы военнопленных мало интересовали немецкое командование и от них требовали конкретного дела. Предложения Бессонова о создании антипартизанских формирований из военнопленных были отвергнуты.

Генеральным руководителем ПЦБ был сам Бессонов, начальником штаба полковник Бродников, замполитом полковник Любимов, контрразведкой руководил Будыхо. Штаб Центра состоял из отделов. Отделом связи, занимавшимся подготовкой радистов и разработкой кодов руководил капитан Фесенко, отдел тыла, занимавшийся подготовкой снабжения и снаряжения групп, возглавлял А.Г. Петров. Кадровую работу ПЦБ курировал сам Бессонов.

Для чего Центру нужны были военные подразделения и радисты? Знавший места расположения лагерей ГУЛАГа и систему их охраны Бессонов разработал план высадки воздушного десанта численностью до 6 тысяч человек из числа бывших военнопленных. Предполагалось произвести высадку в районах рек Северная Двина. Обь и от Крайнего Севера до Сибирской железной дороги, захватить лагеря и, вооружив заключенных, развить повстанческую деятельность в южном направлении. Главная задача. овладение промышленными центрами Урала и разрыв сообщения европейской части СССР с Сибирью и Дальним Востоком. Места высадки штурмовых батальонов разделялись на две зоны. северную и восточную.

Северная зона располагалась бы в районе Сыктывкар-Сольвычегодск-юго-восток от Архангельска. Штаб ПЦБ предполагалось разместить в Петрозаводске. Осуществить эту операцию предполагалось при поддержке финнов.

Правильность планов Бессонова как бы подтвердило следующее событие. В начале 1942 года в одном из лагпунктов на Печоре, куда хотели высадиться бессоновские десантники, заключенные разоружили охрану и подняли восстание.

Восстание это было жестоко подавлено, основную роль в этом сыграло отсутствие у заключенных боеприпасов.

В октябре 1942 года «армия» ПЦБ начала формироваться.

Боевая организация центра включала в себя 200 человек, сто из них были из числа высшего начсостава Красной Армии.

На этой базе предполагалось развернуть полк. Готовились 60 радистов для штурмовых отрядов. Военный блок ПЦБ размещался в зондерлагере в бывшем монастыре Лейбус около Бреславля, в начале 1943 года формирование было переведено в местечко Линсдорф.

Экономическую часть программы ПЦБ разрабатывал кандидат экономических наук Массалов. После свержения советской власти планировалось введение военной диктатуры, затем. проведение всеобщих выборов. ПЦБ выпускал в свет более 10 наименований периодических изданий и программную брошюру Бессонова «Что делать?», а также «Устав военно-политической борьбы» Меандрова.

Сам Бессонов выполнял ряд ответственных заданий РСХА.

В конце 1942 года он написал письмо маршалу Василевскому, однако попытка скомпрометировать маршала не удалась.

Бессонова подсаживали и к заключенному № 1 лагеря Заксенхаузен, старшему лейтенанту Якову Джугашвили. Попытки разговорить пленника, а уж тем более склонить его к сотрудничеству, также не дали результата.

По неподтвержденной информации Бессонов также руководил специальной детской школой в г. Познань, готовившей подростков-диверсантов.

К маю 1943 года завершилось развертывание ПЦБ, и Бессонов предполагал начать заброску отрядов в ГУЛАГ. От немцев он хотел бы получить гарантии отсутствия у них захватнических целей в отношении России, но представителя «Цеппелина» гауптштурмфюрера СС Шмундта интересовали только военные подразделения в тылу у Советов. Бессонов же замахивался на всероссийский масштаб руководителя повстанческой деятельности в советском тылу.

Власова Бессонов в качестве руководителя Освободительного движения не признавал, зная, что военной силы за ним нет, и стремился составить конкуренцию бывшему командующему 2-й Ударной армии. Он отказался сотрудничать с Власовым, заявив, что сам выше Власова и в военном и в политическом отношении.

Немцы не ответили на политические требования Бессонова, предложив ему посетить Берлин, по дороге арестовали его и нескольких офицеров за «антинемецкую деятельность».

Определенную роль в этом сыграл и донос, написанный в Гестапо ближайшим сподвижников Власова генерал-майором Благовещенским. В доносе Гестапо извещалось о том, что Бессонов ранее принадлежал к оперативному составу НКВД.

ПЦБ был распущен, а Бессонова сотоварищи поместили в СС-зондерлагерь Заксенхаузен, других членов Центра отправили в Летценский лагерь. Будыхо принял должность офицера связи РОА при штабе 16-й армии, а 13 октября 1943 года перешел к партизанам. В 1950 году был расстрелян.

Из остатков военной организации ПЦБ были сформированы две группы под командованием обер-лейтенанта Фюрста и полковника Соколова. Их предполагалось использовать в качестве диверсантов в советском тылу. В июле 1943 года оба подразделения были переброшены в Калининскую область (г. Себеж) для выполнения заданий немецкого командования.

Прибыв на место, ушла к партизанам группа офицеров во главе с бывшим батальонным комиссаром Чугуновым и подполковником А. А. Пастушенко. Ушел в лес и сотрудник отдела контрразведки ПЦБ лейтенант Бончковский. После дезертирства «Зондергруппа» была эвакуирована в г. Радом, а группа Фюрста. в г. Кельцы. После этого обе группы были расформированы, часть личного состава арестована и распределена по лагерям, другая по полицейским и охранным ротам СС.

Несмотря на неудачу всего начинания, немецкой разведкой был проведен эксперимент. 2 июня 1943 года в районе совхоза «Кедровый Шор» Кожвинского района Коми АССР был выброшен десант из 12 человек, одетых в форму НКВД. 9 июня в бою десантники потеряли убитыми двух человек, десять парашютистов были взяты в плен. На допросе руководитель группы Годов указал, что это была проба сил для осуществления плана Бессонова.

Второй десант из 40 человек был выброшен под Сыктывкаром в конце 1943 года, но на связь с командованием не вышел.

Из материалов уголовного дела стало известно, что, находясь на особом положении в зондерлагере, Бессонов «периодически направлял германскому правительству заявления, меморандумы и планы, в которых настаивал на использовании его в борьбе против СССР и вел с немцами переговоры по этому вопросу». В Заксенхаузе Бессонов находился вплоть до середины апреля 1945 года, затем после эвакуации кочевал по концлагерям Дахау, Флоссенбург и Инсбрук.

В конце апреля 1945 года немцы вывезли Бессонова и группу военнопленных в Южный Тироль. К этой же группе присоединили и группу заключенных, бывших заговорщиков против Гитлера. По прибытии на место конвой СС был разоружен подразделением Вермахта, а арестованные освобождены и через несколько дней перешли к американцам. Исследователь К.А. Александров сообщает, что Бессоновым была предпринята попытка побега из американского плена.

15 мая 1945 года Бессонов, находившийся к тому времени уже в лагере для перемещенных лиц в американской зоне оккупации обратился к американцам с просьбой… о своем возвращении в СССР. Американские официальные лица долго отговаривали его от этого поступка, но Бессонов был непреклонен.

Четыре года шло следствие по его делу и 18 апреля 1950 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила его к высшей мере наказания.

Впоследствии, в 1980.1990-х годах Военная коллегия Верховного Суда дважды возвращалась к пересмотру дела по обвинению Ивана Георгиевича Бессонова в измене Родине.

Первоначальное решение осталось в силе.

Мы русские!
Мы побеждали, голые, босые,
Когда – то в восемнадцатом году
Одной лишь верой в Красную Россию
Одной любовью к мирному труду.
Мы. русские. Мы верили в судьбу,
Мы шли на бой под вражеские пули.
Народ наш честно выстрадал борьбу,
Большевики нас подло обманули.
Мы русские. Приветствуя грозу,
Неся сквозь дым простреленное знамя,
Мы отомстим за каждую слезу,
За каплю крови, отданную нами.
Штурмуй врага! Нагрянул день суровый,
Нам не помогут стоны и мольбы.
Кто хочет петь. тот должен рвать оковы.
Кто хочет жить. тот выбрал путь борьбы.
Мы россияне! Крепок наш союз.
Сплотим Россию в грозный час расплаты!
Казак, узбек, украинец, тунгус
Все добровольцы, храбрые солдаты.
Над нами гибель вороном кружилась,
Для жалоб. рот чекистами зажат.
Сибирь родная трупами покрылась.
Там кости братьев и отцов лежат.
Мы русские! Мы верим в свой народ,
Есть много в нем еще великой силы,
Эй, добровольцы, молодцы. вперед!
В последний бой за Новую Россию!
(Г. Полошкин)

Помимо уже упоминавшихся выше различных антисоветских военно-политических образований, на оккупированных территориях Белоруссии, Украины и России вел свою деятельность ряд организаций, самой крупной из которых являлся Национально-Трудовой Союз (НТС).

Союз был создан в 1930 году в среде русской эмигрантской молодежи и первоначально был известен как Национальный Союз Русской Молодежи, с 1931 года. Национально-Трудовой Союз Нового Поколения (НТСНП). Почетным председателем Союза был избран князь С.Н. Лейхтенбергский, во главе Исполкома Союза встал бывший казачий офицер В.М.

Байдалаков.

В 1931 году была сформулирована основная цель организации. борьба с большевизмом посредством национальной революции, которая, по мнению членов союза, могла быть организована только собственными силами русского народа изнутри страны, а не привнесена извне.

На третьем съезде НТСНП, состоявшемся в 1934 году, была принята резолюция:

1. Считая сословные привилегии пережитком прошлого, не имеющим ни смысла, ни права на дальнейшее существование, мы отрицаем как сами привилегии, так и какие бы то ни было социальные отношения, на них базирующиеся…

2. Мы отвергаем сословия, поскольку они принимаются как наследственные касты, но не отрицаем сословия, как естественно возникающие бытовые и профессиональные группы.

3. Мы отвергаем борьбу классов, как ведущую к разрушению государства и нации, и считаем необходимым построение государства на началах социального мира и социальной справедливости.

Ввиду различного содержания, вкладываемого в это понятие, мы даем ему следующее содержание: а) Равенство всех граждан перед законом и предоставление всем равенства возможностей; б) Равная защита государством интересов всех социальных групп; в) Предоставление профессиональным группам возможности организоваться для культурной самодеятельности, хозяйственной взаимопомощи и социальной защиты, под условием соблюдения общегосударственных интересов.

5. Отрицая социалистическое плановое хозяйство, как проникнутое мертвящим бюрократическим духом, мы считаем необходимым деловое сотрудничество всех трудовых групп под верховным водительством национальной государственной власти, понимая при этом под выражением «трудовые группы» все слои населения, принимающие активное участие в хозяйственной и культурной жизни».

В резолюции содержался и план по организации национальной государственности:

«Признавая равно вредными для государственного бытия как систему бюрократической централизации, так и федеративное устройство страны, мы считаем необходимым в области административного устроения нашего Отечества осуществить гармоническое сочетание начал духовного и государственно-территориального единства Российской нации, управляемой твердой центральной властью, с началами делового местного (земского, городского, областного) самоуправления. культурной самодеятельности».

Далее признавалось единство всех народов России и устанавливалось понятие «Российского национализма», объединяющего все народы, но с сохранением их национальной самобытности. Вопрос о форме правления в грядущей России не затрагивался, но важным считалось содержание будущей государственной власти, которая в связи с народным волеизъявлением могла быть монархической либо президентской.

При этом также указывалось на то, что Союз признает коммунистическое правительство СССР антинациональным и действующим во вред России. НТСНП считало необходимым в случае вооруженного столкновения СССР с какой-либо державой усилить в единении с русским народом революционную борьбу с коммунистическим правительством, добиваясь всеми мерами создания Национальной России Союз объединил в своих рядах ранее самостоятельные группы русской молодежи в странах Европы и на Дальнем Востоке. Штаб-квартира Союза располагалась в Белграде. К концу 30-х годов в НТС насчитывалось не менее двух тысяч членов. немалая цифра для русской эмиграции.

В 1931 году организация стала уделять внимание боевой антисоветской работе, опираясь на помощь старших коллег из Общевоинского Союза (РОВС) и Братства Русской Правды (БРП). Конспиративная работа НТС также курировалась спецслужбами Польши, Германии, Японии. Предпринимались попытки создания подпольной сети Союза в СССР. Агенты и агентурные группы новопоколенцев тайно переходили границу с «Советами» в Прибалтике, Польше и на Дальнем Востоке.

Дальневосточный отдел Союза при поддержке БРП забросил на советскую территорию трех своих агентов. Перейдя советско-маньчжурскую границу, они были арестованы на станции Слюдянка. В сентябре 1935 года Иркутский суд приговорил их к смертной казни С 1937 года НТС начал сотрудничать с Генштабом Польши.

При переходе польско-советской границы первой группой агентов завязалась перестрелка, трое агентов погибли, одному удалось с боем пробиться обратно в Польшу.

Удачным был переход через границу из Польши в районе Минска Г.С. Околовича и А. Колкова. С трудом преодолев пограничную зону, они пробыли в РСФСР с августа 1938 года до середины декабря того же года. Солидаристы побывали в Орле, Курске, Екатеринодаре, Москве, Феодосии и других городах, знакомились с условиями жизни людей и беседовали с ними. Не исключено, что все их пребывание в СССР проходило под пристальным вниманием советских спецслужб.

В своем интервью, данном журналу «Посев» в 1977 году, Околович утверждал, что при переходе границы погибал каждый второй член НТС.

Проводилась также пропагандистская кампания. Листовки с призывами к созданию тайных ячеек Союза на советской территории закладывались в вагоны поездов, запускались с воздушными шарами, спускались вниз по течению приграничной Припяти в пустых бутылках.

Во время Гражданской войны в Испании НТС помогает «белым» испанцам. В 1937 году группа Союза уничтожила на парижском аэродроме Ле Бурже эскадрилью боевых самолетов, предназначавшихся для республиканцев. На советско-финском фронте солидаристы сражались в рядах финской армии против советских войск. 22 февраля 1939 года на многолюдном собрании в Русском Доме Белграда состоялось открытое выступление руководства НТС, обращенное ко всей русской эмиграции. В открытом обращении говорилось, что эмиграции нужно готовить себя не к водительству в будущей России, а к служению ей.

Председатель НТС В.М. Байдалаков на вопрос журналиста:

«С кем же НТС в случае войны с Советами?» ответил:. У русской совести на это только один ответ: ни со Сталиным, ни с иноземными завоевателями, а со всем русским народом. Россию спасет только русская сила на русской земле…

В мае 1939 года к руководству НТС прибыл бывший министр финансов Временного правительства М.И. Терещенко для выяснения вопроса о возможности политического руководства НТС освободительной армией в Финляндии, сформированной из военнопленных, перебежчиков и эмигрантов. Руководство Союза отказалось от этого проекта, заранее считая его неудачным. Между тем, Союз предпринимал попытки оказания помощи советским военнопленным. По этому вопросу руководитель Финского отдела НТС А.П. Столыпин вел переписку с маршалом К.Г. Маннергеймом.

В союзной газете «За Россию!» в статье «Красный сфинкс»

Б.В. Прянишников писал:

«В эмиграции принято считать, что РККА разлетится от первого удара противников. Вряд ли это так. Здесь до известной степени прав некий почтенный генерал, (А.И. Деникин. Ч.С.) воскликнувший на эмигрантском собрании:.А вдруг не побежит!. Русский солдат был и остается прекрасным, храбрым бойцом. В рядах армии немало как потенциальных, так и проявившихся героев… Да и не с фронта придет главная опасность. РККА рассыплется лишь после того, как поражения на фронте переплетутся с ростом внутренних неурядиц и осложнений. Как это случится. покажет будущее. Там, где идет речь о тайниках человеческой души, труден прогноз. Красная Армия. это сфинкс. Не только для возможных союзников и противников, но, прежде всего, для самого режима, ее породившего…»

В 1938 году в Берлине состоялись тайные переговоры между руководством Союза и представителями немецкой армии и спецслужб о возможности ведения совместных действий против СССР в предстоящем конфликте. Перед началом переговоров члены Союза советовались с профессором И. Ильиным. На встрече с ним было выработано условие, при котором Союз мог бы пойти на сотрудничество с немцами. внесение изменений во вторую главу «Майн Кампф» Гитлера, являющуюся оскорбительной для любого русского человека. Переговоры проходили в Генеральном штабе. С немецкой стороны на них присутствовали около 20 человек военных экспертов, со стороны НТС. профессор Георгиевский, В. Нерсесиан, член совета НТС С. Субботин и в качестве советника профессор И. Ильин.

Меморандум, выработанный на консультациях, содержал в себе следующее условие: в случае столкновения с СССР немцам необходимо искать союза с народом против Сталина, а попытка поработить народ приведет к трагедии. В конце переговоров доброжелатель из числа немецких офицеров порекомендовал русским участникам забыть о самом факте такого контакта, закрыть подпольную типографию и перебраться в другие страны в случае назначения на должность референта по «восточным делам» А. Розенберга. Через месяц Розенберг был назначен на должность, участники тайных переговоров на время покинули страну. Давление немецких властей на Германский отдел НТС стало возрастать. немцы требовали его присоединения к Русскому Национал-Социалистическому Движению (РНСД). В августе 1938 года Исполнительное бюро Союза приостановило деятельность отдела в Рейхе.

В 1939 году Союзу удалось установить контакт с польским правительством в изгнании через молодого польского журналиста В. Стенкевского. Вместе с ним был выработан договор о сотрудничестве НТС с эмигрантским польским правительством.

В это же время по инициативе руководителя Польского отдела А.Э. Вюрглера, исполнявшего обязанности председателя Союза, из названия организации. Национально-Трудовой Союз Нового Поколения были удалены последние два слова.

Возрастной ценз на вступление в НТС был отменен. До этого в ряды Союза принимались лица, родившиеся после 1885 года.

После нападения Германии на СССР НТС заявил о своем нейтралитете. Некоторые отделы прекратили свое существование (Эстония, Латвия, Литва, Бессарабия, отчасти Польша). В Чехословакии руководство отдела НТС было брошено гитлеровцами в тюрьму.

В мае 1941 года в штаб Союза в Белград прибыл редактор берлинской русской газеты «Новое Слово» В.М. Деспотули (получивший в эмиграции прозвище. Гестапули за свои контакты с ведомством Гиммлера). На встрече с руководством Союза им от лица здравомыслящих немецких кругов было предложено НТС негласное сотрудничество «в деле решения русского вопроса». Исполнительное бюро НТС не сразу откликнулось на это предложение, поставив основным своим условием освобождение руководства чехословацкого отдела Союза. Через некоторое время после возвращения Деспотули в Берлин от главы чехословацкого отдела Д.В. Брунста было получено извещение об освобождении.

Мнения руководства НТС разделились. профессор Георгиевский предлагал не спешить и получше выяснить обстановку, Байдалаков и Вергун решили согласиться с предложением и вскоре центр Союза перебрался из Белграда в Берлин.

В Берлине члены руководства Союза наладили контакт с за257 местителем Розенберга доктором Р.А. Лейббрандтом, не разделявшим мнение свого шефа о «восточной политике».

Г.С. Околович после переезда в Берлин с большим трудом пробрался в Смоленск для ведения там союзной работы среди местного населения.

С 1942 года в Берлин стала поступать информация о событиях в России и о положении там членов НТС. По мнению члена Союза К. Вергуна, члены НТС в России немцам не только не нужны, но и вредны, а вести от членов Союза ужасны и неописуемы.

В сферу интересов НТС в Берлине попал пленный генерал РККА Ф.И. Трухин. Трухин попал в плен на Северо-Западном фронте и после ряда допросов и бесед с представителями немецкого командования и разведслужб был перевезен в Германию. Немцы, убедившись в его антикоммунистических настроениях, разрешили ему бывать в Берлине, где проживал его родственник, член Союза Г. Трегубов. Вскоре Трухин был включен в Совет НТС.

Поздней осенью 1942 года в Берлин прибыл генерал-лейтенант Власов. На частной квартире, занимаемой генералом, с ним встретился один из идеологов Союза А.С. Казанцев, служивший в отделе пропаганды ОКВ. Вскоре состоялась встреча Власова с руководством Союза и генералом Трухиным. Через Казанцева НТС установил контакт с М. Зыковым и генерал-майором Д.Е. Закутным.

Другим направлением деятельности НТС стала работа в лагерях военнопленных и специальных лагерях. В созданном Восточным Министерством Рейха лагере подготовки административных работников в Вустрау работала комиссия Союза. Ею велась работа по отбору и подготовке к вступлению в организацию новых членов из числа военнопленных. Одновременно члены Союза преподавали в Вустрау и ряде других лагерей общественно-политические науки, читали лекции по истории России, знакомили слушателей с программой НТС.

Члены Союза, видевшие основной целью существования Союза работу по освобождению России от большевистского и гитлеровского ярма, всеми путями стремились попасть в Россию.

Руководство НТС ставило перед своими членами ряд задач:

1. Быть с народом в его трудном положении и разделять с ним все тяготы оккупации.

2. Распространять идеологию Союза, как «Третьей Силы», и образовывать тайные союзные организации в среде населения.

3. Спасать пленных красноармейцев от голода и истребления немцами.

5. Создавать тайные ячейки в воинских частях, формировавшихся из бывших красноармейцев.

6. В Германии проникать в лагеря военнопленных и вывезенных на работы в Германию.

Основной «лазейкой» на оккупированную территорию СССР по-прежнему оставалась Польша, где позиции НТС были сильны еще с довоенных времен, в связи с сотрудничеством с разведывательным отделением Польского Генштаба.

Первыми членами НТС, попавшими на территорию СССР в июле. начале августа 1941 года, стали члены Польского отдела. Один из членов Союза устроился переводчиком при штабе известного немецкого аса Мельдерса. До осени 1941 года А.Э. Вюрглером было организовано несколько пунктов перехода польско-советской границы в районе Брест-Литовска и Катовиц. Сеть была создана не без помощи бывших сотрудников Генштаба польской армии, и провалов на этой границе почти не было. На оккупированной территории Белоруссии и России Вюрглером были организованы явки в Лиде, Барановичах, Столбцах, Минске, Борисове и Смоленске.

Одними из первых прибыли в Россию член Совета НТС в Польском отделе Г.С. Околович и бывший главный редактор варшавской русской газеты «Меч» В.В. Брандт. В Барановичах группа была задержана полевой жандармерией. Начальник комендатуры пропустил группу далее, сообщив, что по правилам был бы обязан отправить всех обратно под стражей.

Аналогичная ситуация повторилась в Смоленске. В обоих случаях спасало то, что офицеры были еще старой кайзеровской школы, не одурманенные партийными установками Гитлера.

С большим трудом добравшись до Смоленска, члены НТС были приняты на службу в отдел социальной помощи городской управы. Здесь же они организовали первую ячейку НТС, включив в нее ряд членов Союза, пробравшихся сюда ранее.

В своей работе солидаристы столкнулись с такими сложностями, как постоянная угроза со стороны Гестапо, а также настороженность и недоверие со стороны местного населения. Тем не менее, несмотря на сложности, организация вскоре разрослась. Постепенно Смоленск превратился в центр союзной работы на оккупированной территории.

После Смоленска настала очередь Брянска. туда выехала группа В. Кашникова. Ее члены поступили на работу. один заведовал городской столовой, другой. городским хозяйством, сам В. Кашников стал переводчиков в горуправе и одновременно. конферансье в городском театре. Именно работа в театре позволила Кашникову с разрешения местного коменданта проникнуть в лагерь военнопленных для отбора «актеров для труппы». Впоследствии эти спасенные люди вступили в НТС. Впоследствии таким же образом удалось освободить из лагерей бывших студентов и организовать для них курсы, возобновить работу школ.

В Брянске члены НТС организовали акцию против проводившегося немцами добровольного набора рабочих в Германию. НТСовцы разъясняли посредством плакатов, что все, что обещает немецкое руководство, миф, необходимый для пополнения рабочих мест в германской промышленности.

В 1943 году В. Кашников выбыл в Варшаву, а оттуда. в город Лепель, для организации союзной работы в бригаде Каминского и среди местных партизан. Помимо него, у Каминского также работали члены НТС Р. Редлих (как сотрудник Министерства по делам оккупированных восточных территорий) и Г. Хомутов.

Р. Редлих так описывает Каминского: «Инженер-химик по профессии, зек по воспитанию и отношению к советской власти… Был он человек волевой, властный, командный, обращавшийся к любым средства и приемам, в которых был воспитан и научен за проволокой. И с такой же психологией. Он стоял на позициях: все равно с кем, хоть с чертом, лишь бы большевиков резать. Хорошие немцы, плохие, а мне какое дело… Он был зверский антикоммунист, как сейчас говорят. пещерный…»

Согласно утверждению Редлиха, Национал-социалистическая Трудовая Партия России была фактически создана Каминским при помощи Хомутова. Далее Редлих объясняет: «Нужна ли ему была именно национал-социалистическая партия? Нет. Любая. Он был воспитан в системе, где без партии жить было нельзя. Созданной партией, так же как и остальной идеологической работой, ведал Хомутов. Однако идея создания партии немцам не понравилась, и ее настрого запретили». Впоследствии всю идеологическую работу у Каминского вел Редлих, Хомутов стал политработником в бригаде. Вскоре немцы разрешили Каминскому воссоздать НСТПР и под прикрытием партийной работы Редлих и Хомутов смогли отпечатать в местной типографии схему Национально-Трудового Союза под видом программы НСТПР.

Впоследствии этот тираж погиб при эвакуации.

Еще до этих событий Каминский использовал Редлиха в качестве посредника для ведения переговоров с генералом Власовым. Власов наотрез отказался обсуждать статус армии Каминского, предупредив, что в РОА бригада вольется с прежним командующим, но под начало Власова.

Георгий Хомутов при эвакуации из г. Дятлова организовал отряд, в который вошли несколько членов Союза, присланных из Минска Околовичем. Позднее Хомутов пропал без вести.

Когда стало получать развитие власовское движение, а Каминский отказался войти в подчинение командования РОА, на совете НТС было принято решение о его ликвидации. за действия, компрометирующие Русское Освободительное Движение. Исполнение акции было поручено членам НТС, служившим в бригаде РОНА. Однако по ряду причин ликвидацию Каминского осуществить не удалось.

На оккупированной территории группы Союза появились в городах: Орше, Гатчине, Порхове, Вязьме, Орле, Гомеле, Могилеве, Полоцке, Борисове, Минске. Киеве, Барановичах, Слониме, Одессе и других местах. По информации Б.В. Прянишникова группы Союза существовали в 72 русских городах.

В Орле действовали члены НТС А. Ширинкина и Тарасов.

За распространение листовок Союза они были брошены в тюрьму, откуда вышли с большим трудом.

Работая на оккупированной территории в органах местной администрации, членам Союза пришлось каждую минуту сталкиваться с воплощением в жизнь основных посту261 латов гитлеровской и розенберговской политики по отношению к местному населению. В результате знакомства с немецкой политикой среди членов Союза резко возросли антигитлеровские и антинемецкие настроения. При этом в доверительных беседах с местным населением союзники пропагандировали свою установку: «Не коммунизм, не капитализм, а национально-трудовой солидаризм. Против Сталина и Гитлера, за национальную Россию».

После поражения немцев под Курском действия подполья НТС стали носить антинемецкий характер. Распространялись листовки с лозунгами «За свободную Россию без немцев и большевиков!», «Покончим с Гитлером. возьмемся за Сталина!» и пр.

Внешне члены НТС привлекались немецкими властями для сотрудничества, что не мешало Гестапо арестовывать многих руководителей Союза. С лета 1943 года начались аресты членов НТС в Европе и на оккупированной территории.

Этому способствовало раскрытие антигитлеровского заговора в среде высших офицеров немецких вооруженных сил, прикрывавших деятельность Союза. К осени 1944 года в немецких тюрьмах и концлагерях сидело около 200 членов НТС, в том числе полный состав Исполнительного бюро и запасного Исполбюро. В их числе были председатель Союза В.М. Байдалаков, Брунст, Поремский, Заприев, Околович.

Допросы арестованных вели русские следователи Гестапо из группы «Комет», созданной специально для борьбы с русской эмиграцией. Немалую помощь в разгроме НТС оказали Гестапо и сотрудники К.А. Фосса. бывшего руководителя «Внутренней линии» РОВСа и сотрудника Абвера.

В вину НТС были поставлены антинемецкая деятельность, руководство нелегальной организацией, связь с партизанами. Аресты продолжались до сентября 1944 года, пока за членов Союза перед Гиммлером не заступился генерал Власов.

Всего в немецких застенках погибло 60 членов НТС. Многие из них были освобождены из тюрем и лагерей Красной Армией. только для того, чтобы поменять места своего пребывания на колымские лагеря.

Сотрудничество членов Союза с Власовым и его штабом шло по нарастающей. Члены Союза преподавали дисциплины в ряде учебных заведений РОА, сотрудничали в редакциях русских газет вплоть до конца войны.

После окончания военных действий НТС делает разворот в своей политике по отношению к власовцам на 180 градусов. По конъюнктурным соображениям Союз отмежевался от власовцев, боясь навлечь на себя обвинения в коллаборации со стороны новых могущественных союзников. Руководитель НТС Байдалаков издал для членов Союза циркуляр, в котором заявлял, что Комитет по Освобождению Народов России был составлен немцами из людей продажных и аморальных, шкурников и трусов. Такая позиция руководства НТС вызвала раскол в среде послевоенных власовских политических организаций. С их стороны в адрес НТС начались упреки в политическом авантюризме и попытке захвата структур КОНР и РОА, неспособности налаживания ими (объявившими себя МИДом КОНР) связей с руководителями западных держав весной 1945 года. В вину солидаристам власовцы также поставили распоряжение Байдалакова по регистрации и обеспечению явки всех военнослужащих РОА в оккупационные союзнические структуры.

Несмотря на занятую руководством НТС позицию по отношению к недавним союзникам, часть солидаристов помогла некоторым власовцам найти убежище на Западе, получить проездные документы и визы.

В послевоенной союзной литературе редко упоминается о роли членов НТС в работе немецких специальных органов.

Между тем сотрудничество с немецкими спецслужбами привело к парадоксальному результату. «Зондерштаб Россия» фактически слился со структурой НТС на оккупированной территории.

По пути сотрудничества с Абвером пошел председатель Польского отдела НТС А.Э. Вюрглер. При организации «Зондерштаба» Смысловский предложил ему пост начальника 3-го отдела (отдел пропаганды). Смысловский при этом получал контроль над разветвленной агентурой НТС на оккупированной территории, Вюрглер. возможность беспрепятственного перемещения своих людей по оккупированной территории под прикрытием документов «Зондерштаба-Р» и ведения собственной агентурной работы. Еще в конце 30-х годов Вюрг263 лер возглавлял в Варшаве специальную школу по подготовке агентов для работы на советской территории. Средства на нее выделялись японской военной разведкой. Позднее по решению председателя Союза в «Зондерштаб» на работу были рекомендованы старые, проверенные кадры НТС. И.И. Виноградов, К.А. Евреинов, Б.Б. Мартино и другие. При этом сам руководитель «Зондерштаба» в подробности работы НТС на оккупированной территории не посвящался, зато японская разведка была в курсе работы НТС.

Анализ архивных документов МГБ СССР дает представление о проникновении членов НТС в Абвер. Так, в структуре «Зондерштаба» служили следующие члены союза:

Брандт В.В… член Совета НТС в Польском отделе и бывший главный редактор варшавской русской газеты «Меч»;

Врангель Б.Г… помощник резидента в г. Острове;

Евреинов К.А… начальник разведкурсов, с ноября 1943 года резидент в г. Молодечно;

Кашников В.Н… резидент в г. Лепеле, затем в г. Лиде;

Мамуков Е.Е… резидент в Днепропетровске, затем в Первомайске;

Ольгский М.Л… резидент в г. Борисове;

Тенсон А.А… резидент в г. Порхове, с ноября 1943 года в г.

Гдове;

Юнг (он же Востоков, или Афанасьев) Игорь Леонидович. помощник резидента в Слуцке, затем в Минске, участник формирования Русской Национальной Народной Армии (РННА) в Осинторфе, позднее. сотрудник «Предприятия «Цеппелин» и начальник его разведывательно-диверсионной школы;

Полчанинов Р.В… курьер резидентской области «Д» в г. Выру, затем в Минске;

Ширинкина А… сотрудник органа в Могилеве;

Попов Г.И. сотрудник органа в Порхове;

Арский (он же Отрожко). возглавлял Могилевскую резидентуру;

Родзевич (или Радзевич Алексей, он же Николай или Константин, Александр Николаевич или Дмитриевич). сотрудник 1-го отдела органа (разведработа против партизанских отрядов).

К 1943 году Смысловский обладал информацией о тайной работе НТС и установил негласное наблюдение за его сотрудниками. На состоявшейся в Варшаве встрече сотрудников немецких спецслужб, «Зондерштаба» и НТС, сотрудники Смысловского огласили результаты наблюдения за Вюрглером, из которых следовало, что НТС поддерживает связь с польским подпольем. При этом Байдалакова обвинили в связях с английской разведкой и предложили покинуть Варшаву. Вюрглер был отстранен от должности начальника отдела. Впоследствии ему была передана просьба участников встречи. немедленно покинуть пределы генерал-губернаторства. 23 декабря 1943 года около 10 часов утра Вюрглер был убит по дороге на службу двумя выстрелами в затылок. Убийцы так и остались неизвестны.

После войны НТС обвинил в убийстве Б.А. Хольмстона-Смысловского, что послужило поводом к началу полемики между ними на страницах эмигрантской прессы.

На территории оккупированных районов Брянщины и Орловской области, позднее в Белоруссии под патронажем «Предприятия «Цеппелин» действовал контрразведывательный орган «Штаб Ингвар» (или «Операция «Ингвар»). Возглавлял его вышеупомянутый И. Юнг.

Под контролем Абвера в г. Запорожье членами Союза была предпринята попытка создания «Всероссийской Партии Национального Возрождения» (ВПНВ). Вербовку в партию вел некто Обухов. С сентября 1944 года в связи с отсутствием у новой партии массовой поддержки среди местного населения Обухова заменили члены Союза Данилов, Алексеев и Смирнов. Немногие члены партии вербовались в диверсионную школу при Абверкоманде-202 и забрасывались в советский тыл. В августе 1944 года школа передислоцировалась в г. Радом, где по указанию руководства абверкоманды из нее были отчислены 30 членов НТС. Все они вместе с Даниловым выехали в г. Меттихофен (Бавария). Дальнейшая судьба этой группы неизвестна.

Помимо «эмигрантского» Национально-Трудового Союза существовал ряд антисоветских политических организаций в лагерях военнопленных и на оккупированной территории.

В сентябре 1941 года в офицерском лагере военнопленных в Хаммельбурге была создана Русская Трудовая Народная Партия (РТНП). Во главе нового политического образования встал бывший военный прокурор 100-й стрелковой дивизии РККА С.А. Мальцев. С немецкой стороны партию курировали офицер контрразведки капитан фон Зиверс и зондерфюрер Кох.

Партия состояла из отделов:

Отдела пропаганды во главе с бывшим артистом МХАТа С.Н. Сверчковым;

Разведывательного отдела. майор А.П. Филлипов;

Военного отдела. генерал Благовещенский (до ноября 1941 года).

Общее руководство партией осуществлял ЦК во главе с С.А. Мальцевым.

Программа партии была разработана также Мальцевым и Сверчковым, опубликована в ноябре 1941 года и распространена среди военнопленных. Основная ее цель. свержение большевизма с помощью немецкой армии и послевоенное восстановление частной собственности и образование государства с республиканско-демократической формой правления. Для вступления в партию требовалось заявление с приложением анкеты и одной рекомендации от члена партии. Заявление о приеме рассматривалось на собрании и утверждалось комитетом.

В ноябре 1941 года военный отдел партии предложил немецкому командованию начать формирование добровольческой армии для последующего боевого использования против РККА. Вслед за этим, с согласия немецкого руководства, в лагере были созданы четыре комиссии для выявления и проверки квалификации офицеров, желавших принять участие в борьбе против Советов. Результатом работы комиссий стала вербовка почти трех с половиной тысяч человек. По другой информации желание бороться против большевизма изъявило лишь около 800 человек.

В том же 1941 году начальником военного отдела РТНП генерал-майором Ф.И. Трухиным немецкому руководству было предложено начать организацию из военнопленных разведывательно-диверсионных и пропагандистских групп для последующей заброски в ближние тылы РККА. При этом указывалось, что формирование диверсионных бригад может занять один месяц. Предлагалось также приступить к формированию добровольческой армии, состоящей из всех родов войск для смены германских частей, несущих службу в Бельгии, Франции, Голландии и на Балканах. Автору проекта представлялась реальной возможность использования русских частей в последующем в Африке против англичан либо на Восточном фронте.

Одновременно с разработкой несбыточных прожектов, члены РТНП вели активную агитационную работу. Пропагандистский отдел партии выпускал газету «Путь Родины» (тираж 16 экз.) и руководил пропагандистами. Была предпринята неудачная попытка установления контакта с пленным лейтенантом РККА Я. Джугашвили.

Фактически, существование этой локальной организации, ограниченной простреливаемым лагерным периметром было выгодно немецким спецслужбам. Секретным отделом партии было выдано в руки Гестапо более 2 тысяч военнопленных.

В июне 1942 года из-за сильнейшей вспышки тифа и многочисленных жертв, партия была распущена, а 30 наиболее активных ее членов были направлены на учебу в школу пропагандистов в Вульхайде.

В конце 1942 года партия была возрождена. Ее номинальным руководителем оставался Мальцев, находящийся к тому времени в Берлине. В Хаммельбурге председателем был полковник Петров. В конце июля 1942 года в руководящее ядро РТНП входили: полковники Петров, Меандров, Бродников, генерал М.В. Богданов, подполковники Любимов и Шатов.

Специальная комиссия РТНП проводила вербовку военнопленных в немецкие воинские части.

«Всероссийская Национальная Партия» (ВНП) была создана в 1942 году. Ее основателем стал математик, доцент В.В. Минаев, попавший в плен под Москвой. Программа партии была пронизана ностальгией по прежней дооктябрьской России. Во главе государства мыслился Земский Собор. Пожизненным главой государства с титулом «Правитель России» представлялся великий князь Владимир Кириллович Романов. Народу предоставлялись демократические свободы, частная собственность, широкие права на образование и развитие национальной культуры.

Большое влияние на В.В. Минаева оказало знакомство с членами НТС в учебных лагерях военнопленных в Циттенхорсте и Вустрау. Опекали его члены Союза Поремский, Брунст, Р. Редлих. В Вустрау Минаев был назначен заведующим лагерной библиотекой. В типографии печатались листовки, призывавшие вступать в ВНП. Эти листовки распространялись среди антифашистски настроенных русских, оказавшихся в наиболее тяжелых условиях. К лету 1944 года партия получила пополнение за счет остарбайтеров с берлинских предприятий. В преддверии начала Словацкого национального восстания В.В. Минаевым было подготовлено и переброшено в Словакию 150 военнопленных. Здесь, в СвятоПочаевском православном монастыре, жил брат В.В. Минаева. М.В. Минаев. 5 августа 1944 года, за пять минут до отправления скорого поезда Берлин. Братислава В.В. Минаев был арестован.

Гестапо интересовали его связи с великим князем Владимиром Кирилловичем и особенно его близость к английской династии Стюартов. Гестапо считало, что великий князь находится «под колпаком» английской спецслужбы.

После освобождения советскими войсками В.В. Минаев был вывезен в СССР и в октябре 1945 года прибыл в лагерь в Инту (Коми АССР). В лагере он тяжело заболел и был помещен в лагерную больницу. 8 ноября 1949 года В.В. Минаев был расстрелян.

Весной 1944 года в городах Борисове и Бобруйске было объявлено о создании двух русских национальных организаций. Союза Борьбы против Большевизма (СБПБ) и Союза Русской Молодежи (СРМ). Обе организации были созданы с разрешения немецких властей.

Формальным поводом для создания СБПБ послужила резолюция массового митинга русского населения, состоявшегося 4 марта 1944 года и санкционированного немецкими властями. В организацию началась вербовка местного населения и прежде всего. молодежи. Руководитель Союза Белорусской Молодежи (СБМ) Н. Абрамова свидетельствует о широкой вербовочной кампании СБПБ и хороших материальных возможностях новой организации. Пропагандистская работа союза включала издание газеты «Речь», агитационно-пропагандистских материалов, членских билетов. В «Речи» от 8 марта 1944 года был опубликован Манифест Союза и его программа, в следующем номере газеты было опубликовано Положение о Союзе. В манифесте говорилось: «Главная цель Союза. борьба против всех проявлений иудо-большевизма».

В ряды организации могли вступить представители всех национальностей, кроме евреев и тех, кто сотрудничал с советскими спецслужбами. В положении о СБПБ говорилось, что бывшие члены ВКП(б), ВЛКСМ и других партий могут быть приняты в союз только после шестимесячного испытательного срока. Граждане стран-союзниц Германии, офицеры немецкой армии (особенно награжденные «Железным Крестом» I-й степени) могли быть приняты в союз в качестве почетных членов. Все члены организации именовались «соратниками» и были обязаны принести присягу.

Знамя СБПБ представляло собой черно-оранжевое полотнище с Георгиевским крестом в центре. Знаком Союза являлся уменьшенного размера Георгиевский крест из белого металла (для почетных членов. серебряный с золотой окантовкой). Руководителям Союза были вручены нарукавные повязки, цвет окантовки которых указывал на должностную степень (районный, окружной, областной). Принятые в ряды союза были обязаны единовременно заплатить взнос 15 рублей и выплачивать ежемесячные взносы по 10 рублей.

Штаб – квартира СБПБ размещалась в Бобруйске, здесь же находилась редакция газеты «Речь», редактором которой был Михаил Октан (он же Илинич), кадровый сотрудник СД.

Отделения союза находились на предприятиях Бобруйска, в г. Осиповичи, местечках Лапичи и Пуховичи.

В секретном докладе в ЦК КП(б) Белоруссии чекисты сообщали, что поскольку в уставе СБПБ не упоминается о центральном органе, следует полагать, что деятельность этой организации на оккупированной территории БССР ограничивается пределами одной области. Далее делался вывод о том, что бобруйское областное руководство Союза во главе с Октаном выполняет функции ЦК Союза. Руководителем Бобруйской районной организации был утвержден некто Никитин Иван Степанович, подчиненный непос269 редственно, минуя окружную инстанцию, областному руководителю М. Октану. 21.24 апреля 1944 года на промышленных предприятиях города прошла кампания записи в Союз, которой предшествовала усиленная агитация. По свидетельству архивных документов, кампания прошла удачно. Так, только на машиностроительном заводе в Союз вступило 80 % работников, на мыловаренном заводе. 90 %, в городском банке. 100 %. Основная ставка делалась на тех, кто пострадал от советской власти.

Так, в м. Марьина Горка вербовкой в Союз занимались ранее репрессированные Советской властью обыватели.

В донесениях из партизанских соединений Минской области подчеркивалось, что, как правило, районными руководителями Союза назначались начальники районных управ, их заместителями. руководители Союза Белорусской Молодежи или Самопомощи, местными и групповыми руководителями в городах. руководители предприятий и учреждений, в деревнях. старшины волостных управ.

В перспективе руководство СБПБ рассчитывало создать собственные боевые отряды в оборонных деревнях Белоруссии и постепенно милитаризовать организацию. Прообразом вооруженных сил стали дружинники Союза.

Воззвание М.А. Октана об организации добровольных охранных дружин Союза было опубликовано в бобруйской газете «Речь» от 1 апреля 1944 года. В воззвании говорилось:

«…В осуществление своей временной программы Союз борьбы против большевизма объявляет об организации добровольных вооруженных охранных дружин. Рядом с РОА, как вооруженной силой освобожденного народа и ОД, как отрядами местной самообороны, становятся охранные дружины Союза борьбы против большевизма, как подвижные части, расположенные на своей родной земле, для активного подавления бандитизма, для охраны мирного творческого труда от всех посягательств сталинских агентов и для исполнения специальных заданий Союза борьбы против большевизма. Добровольные охранные дружины проводят последовательную борьбу для победы над большевизмом.

Для выполнения политических задач, для защиты народа и для обеспечения победы над большевизмом добровольные охранные дружины должны состоять из представителей народа, воодушевленных глубокой и пламенной ненавистью к большевизму, спаянных крепкой дисциплиной, твердым характером, беззаветной преданностью и безусловной готовностью к действию.

Добровольные охранные дружины союза являются народной гвардией.

Союз борьбы против большевизма призывает мужчин в возрасте от 18 до 45 лет вступать в охранные дружины Союза».

М. Октан заявил, что в дружинники будут приниматься только активные борцы с иудо-большевизмом. Всем дружинникам выдавали форму СС. 18 марта 1944 года на митинге в ряды соратников СБПБ был принят личный состав восточного батальона под командованием майора А.И. Буглая.

Для объединения в своих рядах молодежи был создан руководящий штаб союза по работе с молодежью. Вся молодежь в возрасте от 10 до 18 лет была обязана вступить в молодежную организацию Союза. Местным организациям СБМ разрешалось вступать в СБПБ коллективно, что встретило противодействие со стороны руководства СБМ. 9 мая 1944 года было объявлено о создании Объединенного (русско-белорусского) Союза Молодежи, однако дальше составления деклараций работа не продвинулась.

Крупной пропагандистской акцией Союза стало торжественное открытие юношеского поселка СБПБ под Бобруйском.

Всего в этом «специализированном» населенном пункте СБПБ проживало 700 детей в возрасте от 8 до 15 лет (420 мальчиков, остальные девочки). Поселок был построен силами немецкой армии. На торжественном открытии поселка присутствовали представители германского командования, М.А. Октан, майор Б.Г. Меньшагин, протоиерей отец Дмитрий Булгаков.

Структура СБПБ строилась по территориальному принципу. Первичной ячейкой Союза были группы. Они могли создаваться в организациях, предприятиях, воинских частях, если желающих образовать группу насчитывалось не менее 10 человек. Если группу желало образовать меньшее количество, требовалось разрешение районного руководителя. В Союзе действовал принцип подчинения нижестоящих групп вышестоящим инстанциям. Группу возглавлял руководитель группы, он подчинялся местному руководителю, тот в свою очередь. районному, и далее по цепи. окружной руководитель. областной.

За короткое время были созданы управленческие структуры. При областных и окружных руководителях действовали рабочие органы. В аппарат областного руководителя входили 9 отделов: общий, организационный, агитации и пропаганды, особый, военный, финансовый, референтура по работе с женщинами, по работе с молодежью.

Аппарат районного руководителя состоял из 5 отделов: общего, организационного, особого, пропаганды и агитации и референтуры.

Политическая школа СБПБ в Бобруйске готовила будущих руководителей Союза. Здесь 1 мая прошел семинар руководителей групп союза. Регулярно организовывались сборы руководителей разных уровней. 5 мая 1944 года прошел сбор пропагандистов оборонных дружин Союза, на котором с программной речью выступил Октан. На сборе присутствовали представители оккупационной администрации, командование 9-й армии, окружной бургомистр майор Б.Г. Меньшагин.

Немецкие органы власти и спецслужбы доносили в Берлин об успехе Союза и массовом желании населения встать в его ряды. Однако вскоре существование СБПБ было прервано начавшимся советским наступлением.

Объявление о создании Союза Русской Молодежи (СРМ) прозвучало 7 мая 1944 года в помещении Борисовского народного Дома. На собрании присутствовали представитель Вермахта Тесмер, обербанфюрер «Гитлерюгенда» Шульц, бургомистр Борисовского округа Алексеевский, будущий руководитель СРМ капитан РОА Евгений Лазарев, шеф руководящего штаба СБМ М. Ганько, руководитель белорусской молодежной женской организации Н. Абрамова. Аудитория состояла из местной молодежи, военнослужащих частей РОА и ОД, представителей оккупационной администрации. Здесь же был назначен начальник штаба СРМ (капитан Лазарев), зарекомендовавший себя на службе в русских добровольческих частях. На собрании прозвучало приветствие СРМ от русской эмигрантской молодежи из Сербии и от генерала А.А. Власова.

Основную ставку СРМ делал на молодых военнослужащих РОА. Е. Лазарев заявлял: «У русских есть вождь. генерал Власов, у нас есть общая мать. Россия, у нас есть общий союзник. германский народ. Пусть хлопцы помнят и готовят себя быть достойными той задачи, которую поставит, когда настанет час, Родина и генерал Власов».

За образец структуры организации было взято строение «Гитлерюгенда». В организацию могли быть приняты молодые люди от 10 до 20 лет. Союз разделялся на три возрастные группы: дети 10.14 лет, 15.18 летние и молодежь 19.20 лет.

Положением СРМ предусматривалось создание женского отделения.

Деятельность СРМ была прервана советским наступлением, но продолжалась в Германии, куда эвакуировались руководители Союза в июле 1944 года Впоследствии все члены СРМ во главе с Лазаревым и Чегировой окончательно вошли в состав помощников ПВО и Люфтваффе группы армий «Центр». Помимо них здесь уже находились 3200 членов «Союза Белорусской Молодежи» во главе с М. Ганько. В состав северной группы вошли эстонцы (1 тыс. юношей и 300 девушек), латыши (5 тыс. юношей и 2 тыс. девушек), литовцы (1200 человек). Южную группу составили украинцы Помимо вышеупомянутых политических организаций на оккупированной территории России, Белоруссии и Украины существовал ряд более мелких объединений, находящихся под контролем немецких спецслужб и армии. Большинство из них играло роль фильтра для выявления антинемецких настроений среди населения и содействовало оккупационной политике.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх