Франц Кушель, минская полиция и «Самаахова»

Фигура Франца Кушеля занимает особое место в ряду белорусских коллаборационистов. Стараниями этого бывшего офицера Императорской русской армии были созданы многие специальные белорусские военные заведения и сформирован ряд охранных частей.

Франц Кушель родился в 1895 году в Минской губернии.

В мае 1915 года был мобилизован в армию. За участие в боевых действиях был награжден орденами Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом и Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Закончил войну штабс-капитаном. После развала армии Кушель вернулся на родину, где вскоре поступил на службу в Белорусскую Военную комиссию для организации национальных подразделений при армии Пилсудского. После польско-советской войны он остался в рядах польской армии, окончил Варшавскую офицерскую школу, преподавал в кадетском корпусе.

Вторая мировая война застала Кушеля на посту начальника мобилизационного центра. Вместе с отступающими польскими частями он дошел до Львова, где получил под команду батальон Добровольческого корпуса обороны Львова. Через некоторое время по приказу своего командира генерала Лангера корпус сложил оружие и сдался частям Красной Армии.

Вместе с другими польскими офицерами Кушель попал в советские лагеря для поляков-военнопленных, после чего был перевезен на Лубянку, где просидел до весны 1941 года, когда его освободили и направили под надзор минского НКВД. Эта страница биографии Кушеля послужила основанием для обвинения его в сотрудничестве с органами госбезопасности.

Так, в газете «Советская Белоруссия» от 13 мая 1995 года утверждается, что супруга Кушеля Наталья Арсеньева была завербована в качестве агента для разработки белорусских националистов среди литературно-писательских кругов БССР, а сам Кушель использовался в качестве агента-камерника и выражал готовность выполнить любое задание НКВД.

Служба Кушеля немцам началась с работы по наведению порядка в минской вспомогательной полиции («ОД»). Эта структура была сформирована из людей, чей моральный облик, мягко говоря, не вязался с представлением горожан о полиции. По словам Кушеля, это были просто пьяницы, злодеи и разбойники. Руководил полицией Дмитрий Космович, человек, закончивший духовную православную семинарию и не имевший даже поверхностных знаний в военной области. В первые месяцы войны Космович служил переводчиком немецкой полевой комендатуры. Всю работу по «военной части» вел бывший кадровый офицер РККА Михаил Пугачев, занимавший должность начальника строевой части. Начальником следственного отдела был Михаил Витушка. сотрудник Абвера, также не имевший ни юридической, ни военной подготовки.

В структуре полиции существовало обособленное, элитное спецподразделение «Штурмовы звяз» (взвод), который был организован перед войной в Германии из числа военнопленных белорусов, служивших в польской армии. В первые дни советско-германской войны «звяз» был десантирован в тылу РККА для проведения диверсионно-разведывательных операций.

Первой инициативой Кушеля было создание школы полицейских кадров с трехмесячным курсом подготовки. Немецкое руководство Минска эту идею поддержало, и зимой 1941.1942 года занятия начались. Кушель разделил всех «оди» на три смены: одна смена дежурила в городе, другая училась на курсах, третья отдыхала. На курсах изучались тактика ведения современного боя, оружие и немецкий язык.

Немецкое командование со своей стороны предложило ввести в качестве меры дисциплинарного воздействия битье палками провинившегося «оди» перед строем, однако эта мера не помогла, и от нее отказались.

Осенью 1941 года (по другой информации в январе 1942 года вместе с Р. Островским) Космович и Витушка покинули Минск и выехали в Смоленск для организации в городе полиции, предварительно порекомендовав на должность начальника минской «ОД» Юлиана Саковича. В конце 1943 года Космович вернулся в Могилевский округ, где создал еще одно антипартизанское формирование. Впоследствии гене281 рал Езовитов поручил ему поддерживать связь с латвийскими национальными организациями.

Осенью 1942 года Генеральный Комиссар Белорутении Вильгельм Кубе, выступая перед представителями белорусского самоуправления, отметил что: «…Белорусы должны участвовать в этой войне и показать, что они готовы сражаться за Новую Европу». К тому времени почти все пути сообщения немецких войск находились под постоянной угрозой со стороны партизан. Действия организованной в октябре 1941 года «Беларускай Народнай Самапомачы» успеха не имели и ее руководитель, бывший офицер Добровольческой армии д-р Ермаченко предложил Кушелю свой проект создания антипартизанских сил. «Корпуса Беларускай Самааховы». Ермаченко представил командующему полицейскими войсками в Белоруссии группенфюреру СС Ценнеру следующую схему организации БСА: штаб БСА и 1-я дивизия располагаются в Минске для защиты Минской и Слуцкой областей; 2-я дивизия размещается в Барановичах и защищает Барановичскую, Новогрудскую и Слонимскую области; 3-я дивизия располагается в Вилейке и защищает Вилейскую, Лидскую область и р-н Глубокое.

Немецкое командование утвердило этот проект.

При наборе в Корпус соблюдался принцип добровольности. Немецкая сторона обязалась дать вооружение, основная же тяжесть по снабжению легла на «Самопомощь». Головным комендантом Корпуса был избран д-р Ермаченко. На местах были назначены коменданты военных округов, они в свою очередь занимались подбором кандидатур районных руководителей. Вся система на местах подчинялась полицайгебитскомендатурам, а общее руководство над БСА осуществлял начальник полиции и войск СС. На пост начальника штаба БСА был приглашен бывший подполковник Генерального штаба русской армии Ю. Гуцько Начало работы по созданию Корпуса было затруднено отзывом в Германию командующего сил СС и полиции бригаденфюрера СС Ценнера. опекуна БСА. Сменил Ценнера штандартенфюрер СС В. Шиманн, штаб которого издавал множество приказов, причем последующий отменял предыдущий.

В такой неразберихе покинул свой пост Ю. Гуцько. Спустя некоторое время уехал в Прагу и д-р Ермаченко, его сменил Ю. Сакович.

Недостаток в офицерских кадрах решили восполнить посредством курсов подготовки офицерского состава, руководить которыми был назначен Кушель. Его заместителем стал бывший полковник русской армии Витольд Мирский. Офицерские курсы БСА дали два выпуска офицеров. После второго выпуска пришло известие о том, что немцы запрещают присваивать выпускникам офицерские звания и пост офицера определяется только его должностными обязанностями – «командир роты», «командир батальона» и пр. В такой обстановке третий курс составил всего 40 человек. Положение усугублялось еще и тем, что полностью отсутствовало обещанное немцами оружие. Большие трудности испытывали коллаборационисты и с обмундированием.

На местах было сформировано 20 батальонов и несколько более мелких подразделений БСА. Интересно отметить, что в г. Глубокое отряд БСА состоял из поляков под командованием польского фольксдойче Витвицкого. Некоторые из батальонов проводили успешные антипартизанские акции, но и сами несли потери. Явно сказывался недостаток в оружии, и оборонцы доставали его своими силами. Так, например, батальон БСА из Рудни выкупил у селян нескольких баранов и обменял их у немцев на оружие. Зачастую оно приобреталось у итальянских солдат или партизан за водку. Основным же источником вооружения были антипартизанские операции. Несмотря на отсутствие системы снабжения и обмундирования была разработана и введена в действие своя система знаков различия.

В мае 1943 года начальником полиции Белоруссии Клепшем был издан приказ о ликвидации БСА и о переходе всех подразделений в состав полиции. В некоторых местах это встретило сопротивление. Так, в Слонимском районе члены БСА отказались вступить в полицию несмотря на обещание местного начальника немецкой полиции выдать немецкий войсковой паек и обмундирование. В районе Глубокого «Самаахова» продолжала существовать вплоть до прихода Красной Армии.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх