Украинцы в СС и Вермахте или «Наши герои лежат под Бродами»

Из диалога времен начала перестройки: Почему в Львове не чествуют героев Великой Отечественной? Наши герои лежат под Бродами…

Истоки формирования украинского соединения войск СС обнаруживаются в июне 1941 года, когда представители украинских ветеранских организаций создали в Кракове административно-организационное ядро для последующего создания национальных воинских частей в рядах немецкой армии. Бывший офицер Украинской Галицийской Армии полковник Альфред Бизанц (являвшийся также и офицером немецкой военной разведки) уведомил свое берлинское руководство об интересе к созданию украинских формирова359 ний со стороны генералов Михаила Омельяновича-Павленко, М. Капустянского, полковников Р. Сушко, И. Стефанова, П. Дьяченко, капитана М. Хроновята. Все эти украинские офицеры ранее также служили в рядах австро-венгерской, Украинской Галицийской и армии Украинской Народной республики, сражались против Советов.

В июле 1941 года предводитель Организации Украинских Националистов полковник Андрей Мельник обратился к Гитлеру с просьбой о создании украинских войсковых формирований в составе немецкой армии. Просьба полковника осталась без ответа. 7 июля 1941 года профессор В. Кубийович, председатель Украинского Центрального Комитета, обратился к генералгубернатору Галичины Г. Франку с письмом, в котором просил немецкое руководство создать украинское воинское формирование. По Галичине начали быстро распространяться слухи о положительном решении вопроса. Первый набор рекрутов был произведен успешно, но впоследствии все они были распределены малыми группами по немецким частям.

До 1942 года немцы так и не решились начать создание крупных украинских воинских частей. Так продолжалось вплоть до катастрофы Вермахта под Сталинградом. После поражения ввиду нехватки личного состава командование 1-й танковой армии издало приказ от 19 февраля 1942 года о наборе украинских рекрутов в состав немецких подразделений.

Впоследствии украинские группы по 50.60 человек участвовали в боевых операциях в составе немецких частей и были объединены под командованием группы Ферстера.

После поражения под Сталинградом бригаденфюрер СС, губернатор Галичины доктор Вехтер прибыл в Берлин к рейхсфюреру СС Гиммлеру с ходатайством о формировании украинской дивизии. Гиммлер согласился, определив статус украинского добровольца СС равный немецкому военнослужащему, отличие было только в одном. было разрешено иметь своих священников, чего в других формированиях войск СС не допускалось.

Параллельно с вопросом о создании украинской воинской части шло решение вопроса о принятии закона о частной земельной собственности в Галичине. От решения данной проблемы полностью зависело желание местного населения идти на Восточный фронт. После публикации закона планировалось развернуть кампанию агитации для вовлечения молодежи в формирование.

В Берлине Вехтер провел совещание с генералом СС Вальтером Крюгером, шефом полиции безопасности генерал-губернаторства Фридрихом-Вильгельмом Крюгером и группенфюрером СС Готтлобом Бергером. На нем было принято решение о создании в рамках войск СС украинской дивизии, именуемой в дальнейшем «СС добровольческая дивизия «Галичина».

По предварительным подсчетам, в дивизии должно было служить 600 офицеров, 2 тысячи унтер-офицеров, 50 врачей и 20 ветеринаров. Было решено привлечь в дивизию 300 бывших офицеров-украинцев, служивших ранее в армии Австро-Вегрии, 100 офицеров-украинцев из польской армии и 100 из армии Украинской Народной Республики, из этих же источников предполагалось произвести набор унтер-офицеров. Для формирования дивизии немцы предоставили 600 своих офицеров. Униформа должна была быть стандартной, на правом рукаве должна была быть размещена щитообразная нашивка с изображением галицкого льва и трех корон.

Рисунок с трезубцем был отвергнут, так как лев. герб Галичины имел значение символа регионального, а не всеукраинского уровня. Была также достигнута договоренность о поставке дивизии повозок и лошадей местным населением.

Предусматривалось создание военного оркестра.

К новобранцам предъявлялись следующие требования: рост. не менее 1 м. 65 см, возраст. не менее 18, но не более 35 лет.

Члены ОУН С. Бандеры призыву в дивизию не подлежали. 28 апреля в Львове был провозглашен акт о создании украинской дивизии войск СС, в котором подчеркивалось, что дивизия создается не для полицейских целей, а для действий на фронте. Губернатор Вехтер негласно запретил ведение всяческих разговоров о том, что дивизия является союзной немцам воинской частью, наоборот, факт существования дивизии рассматривался как свидетельство желания украинцев бороться за «Новую Европу». Было запрещено использование знамен с изображением владимирского тризуба, вместо него рекомендовался все тот же галицкий лев.

Для формирования дивизии была создана украинская Войсковая Управа, в которую вошли бывшие офицеры австровенгерской и украинской армий и представители Украинского Центрального Комитета. единственной гражданскоадминистративной структуры, которую признавали немцы.

Во главе Войсковой управы встал бывший полковник армии УНР Альфред Бизанц. Почетным главой Управы был избран генерал Австро-Венгерской и Украинской Галицийской армий Виктор Курманович. Ответственным за учет и подготовку украинских офицерских кадров для дивизии стал политик и публицист Дмитро Палиев, впоследствии погибший под Бродами. Войсковой Управой также выпускалась малоформатная 4.8 полосная газета «До перемоги», редактировал которую М. Островерха.

Военная Управа развернула по Галичине сеть своих вербовочных пунктов. Пропаганда, способствовавшая притоку добровольцев, утверждала, что дивизия является продолжательницей «славных традиций Украинских Сичевых Стрельцов (УСС)». Селянам говорилось, что сокращение «СС» в названии дивизии расшифровывается как «сечевые стрельцы». С приближением фронта на Управу было возложено проведение эвакуации семей военнослужащих.

До 2 июля 1943 года на вербовочные пункты прибыло 53 тысячи рекрутов, из них годными были признаны 27 тысяч, из них призвано 19 тысяч, к месту сбора дивизии прибыло 13 тысяч.

Одновременно с набором молодежи в дивизию немецкие вербовщики во главе с гауптбаннфюрером Никелем производили по Украине набор 15.17 летних подростков обоего пола для службы в войсках ПВО. О добровольности никакой речи здесь не было, подростков насильно мобилизовывали. Весной 1943 года в Галичину прибыл обербаннфюрер Гаупт для поведения повторного набора. Украинский Центральный Комитет и Военная Управа резко возмутились такой форме работы, однако немецкие власти смотрели на это сквозь пальцы. «Методы набора были просты. детей просто гнали в армию», сообщил на заседании Управы ее член Зенон Зеленый. Подростки должны были прослужить в ПВО 2 года, после чего подлежали переводу в украинскую дивизию. Всего из Галиции было мобилизовано семь тысяч хлопцев и тысяча девчат, опеку над которыми поручили отделу молодежи Управы. На территории Германии была создана дополнительная группа украинских помощников ПВО «Рейх», аналогичное подразделение было организовано в Брансдорфе (Силезия).

Немецко – украинский комитет по работе с молодежью располагался в Братиславе.

Управой были проведены успешные переговоры с оберштурмфюрером Шмукерлагом о включении в состав дивизии 10 тысяч подростков из «Рабочей службы» (Baudienst), дислоцированной в районе Дрогобыча.

Митрополит А. Шептицкий благословил на пост религиозного «командира» дивизии отца Василия Лабу, служившего во время 1-й Мировой в Австрийской армии, а в 1919 году священником в Украинской Галицийской армии.

Формирование дивизии не осталось незамеченным со стороны ОУН-УПА С. Бандеры. Шухевич предложил руководству ОУН внедрить членов организации в ряды дивизии.

Предложение было принято и впоследствии в составе каждой роты дивизии находилось по одному «бандеровцу». Таким образом, ОУН(Б) была в курсе всего происходящего в дивизии, сформированной стараниями ее политических оппонентов-мельниковцев и немцев. В июле 1943 года Шухевич встретился с офицером связи «Галичины» Любомиром Макарушкой и на встрече была достигнута договоренность о том, что ОУН(Б) не будет бойкотировать создание «Галичины», но и помощь оказывать тоже не станет. Впоследствии отряды УПА ОУН(Б) с удовольствием принимали в свой состав солдат «Галичины».

Под Тарнополем значительная часть личного состава 3-го полка ушла в лес, чтобы затем стать основой для формирования военной группы УПА «Лисоня». Во время боя под Бродами 3 тысячи дивизионников также ушли в лес. Подполковник Онуфрик впоследствии возглавил школу подготовки старшинского состава УПА «Олени», майор М. Лукачевич возглавил группу «Волки», сотник В. Гошка. Дрогобычский курень УПА. Боевой опыт и выучка этих солдат высоко ценились в УПА и из них формировались элитные подразделения Службы Безопасности.

Первые эшелоны с добровольцами выехали на обучение в Брно (Чехия) и в Гайделагер близ Дембицы (Польша). Всего на обучение отбыло 14 689 человек. В Гайделагере из украинцев был создан SS-Freiwilligen Ausbildung Batalion Z.b.V. включавший в себя 12 сотен (рот). 22 января 1944 года в дивизию был включен личный состав 204-го украинского батальона «Шумы».

После окончания обучения и принятия присяги курсанты были распределены по учебным подразделениям СС по всей территории Рейха. Офицерские кадры готовились в Чехии в г. Позен-Трескау.

В соответствии с приказом Г. Гиммлера от 5 июля 1943 года было сформировано 5 полков №№ 4.8 (Galizische SSFreiwillige Regiment. в некоторых источниках эти полки значатся как полицейские), обучение личного состава которых производила немецкая полиция. Эти боевые единицы набирались и обучались военной полицией, которая стремилась за счет призыва украинской молодежи, мобилизованной на работы в Германию, возместить свои потери в личном составе. Соперничество полиции с СС дошло до того, что в полки набирались юноши ростом 160.164 см. заведомо непригодные для службы в войсках СС. Таким образом, полиция рассчитывала оставить эти части у себя, надеясь на отказ СС от приема низкорослых солдат. 4-й полк был размещен в р-не Цаберн-Заальрабен-Триер (командир. майор Бинц), впоследствии нес охрану тыла немецкой армии на Украине в районе Золочев-Броды-Радехов-Збараж. В феврале 1944 г. подразделение полка принимало участие в карательной экспедиции против хорошо укрепленного польского села Гута-Пеняцка, являвшегося крупной партизанской базой для советских и польских партизан. В бою погибло 2 солдата, село было уничтожено вместе с жителями. 5-й полк дислоцировался в районе Данциг-Лангфурт (командир. полковник Лехтгаллер), позднее действовал в антипартизанских акциях в районах Люблина, Грубешева и Холма. Под Холмом одно из подразделений полка ушло в УПА. В конце июля 1944 года полк оборонял побережье р. Буг. 6-й полк в районе Зюдавен-Граево (полковник Кюн, 1800 человек), был сформирован из молодежи Перемышля, Ярослава, Львова. Передал на формирование дивизии 1200 чел.

7– й. во Франции, Салье-де-Берн. Ортез (полковник Г. Губер, 1671 человек). Это формирование недолго размещалось во Франции и в декабре 1943 года передало 745 чел. из своего личного состава в Гайделагер. 8-й полк планировалось развернуть на базе «1-й Школы вооружения» в Дрездене. Геллеране, но сформирован полк не был, в него вошли остатки 6-го и 7-го полков в р-не По и Тарб (Западная Франция), впоследствии из них был создан запасной батальон. В 1945 году этот батальон перешел с оружием на сторону французских партизан и стал украинским отрядом под командованием майора Леграна. 22 апреля 1944 года из штаб-квартиры СС в полки поступил приказ о передаче 4-го и 5-го полков в формирующуюся дивизию «Галичина». Полицейское командование приказ проигнорировало. Повторный приказ поступил в более категоричной форме, и его с неохотой исполнили, когда дивизия уже отбыла на фронт под Броды.

Приказом о формировании дивизии от 30 июля 1943 года ответственным за акцию был назначен бригаденфюрер и генерал-майор СС Вальтер Шиманн. В начале февраля 1944 года в Гайделагер поступил приказ о формировании боевой группы из 1 батальона, дивизиона легкой артиллерии, саперного подразделения для участия в антипартизанской операции. Мотивировалось это наличием приказа Г. Гиммлера.

Руководство формирующейся дивизии отказалось выделить группу, но поступил повторный приказ. Впоследствии выяснилось, что рейхсфюрер ничего не знал о подобном распоряжении.

Была сформирована боевая группа под командованием полковника Байерсдорфа, начальник штаба капитан Кляйнов.

Пехотные батальоны возглавлял капитан Бриштот (1-й батальон) и подполковник Рембалевич (2-й батальон), дивизион полевой артиллерии. майор М. Палиенко, разведподразделение. подполковник Р. Долинский. Группа из 2 тысяч человек выехала тремя эшелонами в Галичину и Холмщину. Боевая работа свелась к совершению бесконечных маршей по пересеченной местности в поисках партизан.

Безрезультатно потратив время, группа через 4 месяца вернулась в Гайделагер.

В конце 1943 года в формирующуюся дивизию прибыл ее командир СС-оберфюрер Фриц Фрайтаг. суровый и честолюбивый военный бюрократ. Начальником штаба дивизии был назначен майор Вермахта Вольф Дитрих Гайке. В период формирования всеми тремя полками дивизии командовали украинские офицеры: 1-м полком. майор Евгений Побигущий, бывший офицер польской армии, командир ДУНа «Роланд» и украинского батальона «Шумы». Впоследствии полк получил № 29 и нового командира. подполковника Деерна. 2-й полк (затем переименован в 30-й полк) возглавил майор Борис Барвинский, впоследствии. подполковник Форстройтер. 3-м командовал капитан Степан Котиль, затем, когда полк получил № 31, его возглавил полковник Панир.

Командиром артиллерийского полка был назначен полковник Байерсдорф. Капитан Карл Бриштот стал командовать стрелковым батальоном. Остальные командные должности заняли майор Рембергер (фузилерный батальон), майор Кюстер (зенитный дивизион), майор Кляйнов (резервный батальон).

Украинским офицерам достались всего три командирских поста: командир 3-го батальона 29-го полка. Михайло Бригидер, командир 1-го б-на 29-го полка. майор Евген Побигущий, командир дивизиона тяжелой артиллерии. Микола Палиенко.

Немецкое руководство четыре раза меняло официальное название дивизии. Наименование «СС добровольческая дивизия. Галичина.» в июле 1944 года было заменено на «14-ю СС Добровольческо-гренадерскую дивизию (галицийская № 1)», 27 июля дивизия уже именовалась как «14-я ВаффенГренадерская дивизия СС (галицийская № 1)».

В мае 1944 года дивизия закончила обучение. Тогда же место формирования в Нойгаммере посетил с инспекционной проверкой Гиммлер. К тому времени дивизия состояла из трех пехотных полков (29-го, 30-го и 31-го), артиллерийского полка, дивизиона связи, саперного и фузилерного батальонов, дивизионов зенитной и противотанковой артиллерии, батальона охраны, конного эскадрона, отдела полевой жандармерии (после Бродов. сотня), музыкальной роты, 2-х технических рот, запасного батальона и учебного полка.

Штаб дивизии состоял из отделений: 1а. тактический; 1 в. отвечал за вооружение, транспорт и амуницию; 1с. разведка; 2а. картотека офицерского состава; 2 в. картотека унтер-офицерского и рядового состава;

3. полевой трибунал; 4а. отвечал за обмундирование и продовольствие; 4 в. санитарное обеспечение; 4с. зубоврачебное обеспечение;

5. автоколонна и мехчасть;

Дивизия имела на вооружении немецкое оружие, но после боевых действий в Словакии получила также качественное оружие чешского производства.

Пехотный полк дивизии состоял из двух батальонов и 13-й и 14-й рот, после сражения под Бродами эти роты были преобразованы в егерские для ведения разведки. Батальон (курень) состоял из трех стрелковых рот, вооруженных легким оружием и 1 роты тяжелого оружия. Рота (сотня) состояла из трех взводов и одного отделения гранатометчиков. Взвод в свою очередь включал в себя три отделения (1 старшина и 9 стрельцов в каждом) и имел на своем вооружении пулемет МГ-38 или МГ-42, стрелки были вооружены немецкими винтовками Маузер или одноименными карабинами, старшина имел пистолет-пулемет МП-38 и пистолет.

Рота тяжелого оружия состояла из трех взводов тяжелых пулеметов, взвода 80-мм минометов и насчитывала 230 человек и 57 лошадей.

Помимо 75-мм орудий дивизия имела на вооружении батареи 20-мм, 37-мм и 88-мм (ФЛАК) орудий.

В июне 1944 года дивизия была включена в состав 13-го Армейского корпуса генерал А. Хауффе, входившего в 4-ю танковую армию группы армий «Западная Украина». Реально оценивая свои силы, дивизия «Галичина» могла бы успешно защищать фронт шириной 8.12 километров, а получила 36-километровый участок второй линии фронта. К тому же на фронте ощущалась нехватка танков, и отсутствовало надежное авиационное прикрытие.

Немецкое командование надеялось на то, что советские части обойдут район г. Броды, однако надежды эти не оправдались и 13 июля 1944 года после массированной артподготовки советские войска развернули наступление на правое крыло 13-го корпуса в стык 4-й и 1-й немецких танковых армий. С начала боя оказалось выбито руководство 13-го Корпуса. автомобиль со штабными офицерами наехал на мину. В частях начался хаос, советские танки двинулись по двум направлениям: Тарнополь. Львов и на запад от Бродов, в результате чего 13-й корпус оказался в клещах.

Вместо использования «Галичины» единым кулаком немецкое командование предпочло бросать ее в бой отдельными полками. Полки встали перед прорывающимися советскими танковыми частями в долине Сасова и Ясенова. Развернулись ожесточенные бои за села Пеняки, Гуту Пеняцку, Гуту Верхобузскую, Суходолы. Развалины старинного замка в Подгорцах по нескольку раз переходили из рук в руки. 16 июля пал Золочев, и советские войска вышли к Бугу и замкнули Бродское кольцо. В ночь с 17 на 18 июля немецкие и украинские части предприняли попытку вырваться из кольца и соединиться с 8-й танковой дивизией, но попытка окончилась неудачей. 19 июля советскими частями был взят г. Колтев и кольцо окружения сжалось. Образовался котел размером 9 на 8 километров, в котором оказалось 65 тысяч человек.

В это трагическое для дивизии время Фриц Фрайтаг отказался командовать украинцами, и командование принял генерал Линдеманн. Прорыв дивизии планировался на предрассветные часы, однако операция началась днем, когда уже взошло солнце.

Прорывавшиеся были встречены огнем из всех видов оружия и танками. Генерал Хауффе и его начальник штаба погибли, 13-й корпус перестал существовать. Из Бродского котла вырвалось 800 человек галичан. В котле погибло 30 тысяч солдат и офицеров, 17 тысяч попало в плен. С такими результатами началась Львовско-Сандомирская военная операция Красной Армии.

Вышли из котла командир «Галичины» и начальник штаба, погибли два украинских офицера М. Палиенко и Д. Палиев. Остатки дивизии прошли по маршруту Стрия. Дрогобыч. Самбор. Спас. Ужоцкий перевал и стали собираться в районе городов Ужгорода и Мукачева. К пробившимся прибыл Вехтер, которому Фрайтаг сразу же пожаловался на то, что украинцы испортили ему карьеру в СС.

Из Закарпатья остатки дивизии были переброшены в Нойгаммер на переформирование. Окончательный подсчет потерь показал, что из 11 тысяч человек украинцев из Бродского котла вышло 3 тысячи, включая запасной батальон и техническую роту (сотню). Не принимавший участия в сражении учебно-запасной полк сохранил свои кадры. 8 тысяч человек. К отрядам Украинской Повстанческой армии присоединились около 3 тысяч дивизионников. Среди них были подполковник Б. Онуфрик. впоследствии начальник военной школы УПА «Олени», майор М. Лукачевич (возглавил сотню группы «Волки»), сотник В. Гошка. впоследствии командир Дрогобычского куреня УПА и др. 5 сентября 1944 года вышел приказ о новом формировании дивизии, в соответствии с которым она должна была быть подготовлена до 31 декабря.

В Нойгаммер прибыла тысяча немецких офицеров и унтеров. учебный персонал. Дивизия отправила своих кандидатов на обучение в офицерские и унтер-офицерские школы.

Из учебных частей прибыло 200 командиров рот и два батальона егерей, состоящих из румынских фольксдойчей. Несмотря на прибытие такого пополнения, ощущалась нехватка опытных инструкторов. Под Бродами был также утрачен весь конский состав. основная тягловая сила дивизии. 30 августа 1944 года в Словакии началось восстание против правительства Йозефа Тисо. Часть словацкой армии во главе с министром обороны Ф. Чатлошом поддержала мятежников. 28 сентября главное командование СС издало приказ, согласно которого «Галичина» передислоцировалась в Словакию в распоряжение обергруппенфюрера СС Г. Бергера. Дивизии поручалось нести охрану района М. Жилин и продолжать обучение. Дивизия прибыла в Словакию 15 сентября 1944 года. Штаб разместился в г. Жилин, полки дивизии в окрестных селениях.

Вскоре поступил приказ, предписывающий создание боевой группы в составе 1-го батальона из состава 29-го полка, батальона легкой артиллерии, двух истребительно-противотанковых подразделений и частей связи и обеспечения. Командиром этой боевой группы был назначен подполковник Карл Вильднер, уроженец Словакии. Формирование группы началось 19 сентября, а 28-го эшелоны выехали в Словакию.

В отведенном для действий районе группа обеспечила охрану железнодорожной линии Ружемберок. Жилина и промышленных предприятий. После прибытия группы в течение десяти дней район был полностью очищен от партизан.

В конце октября 1944 года группа принимала участие в противопартизанской операции в районе Банской Быстрицы против красных партизан и частей восставшей словацкой армии. Банска Быстрица пала 28 октября, словацкие части капитулировали, партизаны отступили в горы. 3-й батальон 30 полка под командованием лейтенанта Виттенмайера перерезал им дорогу из Ружемберока на запад. Операция закончилась успешно, дивизия пополнила запас оружия за счет трофеев.

В начале декабря 1944 года отбыла на фронт боевая группа в составе 29-го полка и вспомогательных частей под командованием полковника фон Дерна.

В период пребывания в Словакии «Галичина» получила пополнение. В качестве такового прибыли украинцы, ранее отправленные после Бродского сражения на обучение в 5-ю дивизию войск СС «Викинг». В «Викинге» украинцы были распределены по полкам «Германия», «Вестланд» и другим боевым единицам. Военной Управой для них был выделен духовник. отец Юлиан Габрусевич. Основные потери (200 человек) украинцы понесли в районе Модлин. Легионово, где им противостояли части НКВД.

В ходе прочих боев в живых осталось 500 человек, которые после соответствующего приказа СС-Гауптамта возвратились в дивизию. На торжественных проводах командир «Викинга» штандартенфюрер Ульрих прочитал приказ о переводе и отметил превосходные воинские качества украинских солдат.

Уехавшие в июле 1944 года на обучение в Венгрию курсанты лагеря Нойгаммер (1000 человек) под командованием поручика Фроляка были разбросаны по частям СС. Украинцы принимали участие в обороне Будапешта и после тяжелых потерь были возвращены в свою дивизию. Влились в дивизию и несколько десятков девушек, уроженок Прибалтики, мобилизованных немцами в службу ПВО. В УПА из дивизии дезертировало 200 человек. 25 января 1945 года в дивизию поступил приказ о передислокации в район Штирийского Штайнмарка на австрийско-словенской границе. Часть была разделена на 3 походные группы и через месяц прибыла на новое место. По дороге в Австрию дезертировали в УПА еще 100 человек. Сама «Галичина» к тому времени насчитывала 22 тысячи человек.

На новом месте галичане действовали против красных партизан и королевских четников (с последними, впрочем, быстро заключили перемирие) и за 10 дней полностью очистили район, загнав противника глубоко в горы.

В феврале 1945 года в дивизию прибыл «Украинский легион самообороны».

В апреле 1945 года о существовании украинской дивизии стало известно Гитлеру, что привело его в неописуемую ярость. Через некоторое время в дивизию поступил приказ командования группы армий «Запад» о разоружении. 26 мая в часть прибыл ее опекун доктор Вехтер и узнал о трагическом положении. Добившись приема у командующего группой армий, генерал-полковника А. Лера, он убедил его отменить приказ, и попросил главкома направить «Галичину» на фронт, однако дивизия осталась на месте.

Прорыв частей Красной Армии в районе Гляйхенберга.

Фельдбаха породил панику и отступление венгерских частей. 14-я дивизия отступила в составе 2-й армии. 1 апреля дивизию бросили затыкать бреши в трещавшем по швам фронте.

В этом тяжелейшем для дивизии положении Фрайтаг опять выказал недовольство своими подчиненными и попросил у вышестоящего командования отставки, в чем ему было отказано. Дивизия несла значительные потери, в один из дней боев было только официально зарегистрировано 729 убитых.

В середине апреля дивизия приняла пополнение в виде 2500 безоружных человек «флакхильферов» из ПВО. 1200 человек из них были отправлены в запасной полевой бата371 льон, остальных вооружили и отправили на передовую. С марта 1945 года при дивизии был создан под патронажем организации ТОДТа рабочий батальон, занимавшийся строительством укреплений в районе Граца и Фельдбаха.

В Берлине, где располагался один из центров украинской эмиграции, развернулась деятельность по формированию единого организационного центра. С февраля 1943 года был создан Украинский Национальный Центральный Комитет. организация, уполномоченная на решение административных, культурных и экономических задач и объединение украинцев на чужбине. Немецкое руководство, предвидя крушение «Тысячелетнего Рейха», как за соломинку ухватилось за создание самых разных национальных организаций, обладающих своими гражданами на территории Германии. все они рассматривались как определенный резерв немецкой армии и СС. 27 сентября 1944 года были выпущены из Заксенхаузена украинские лидеры С. Бандера, Я. Стецько, А. Мельник. На переговорах с представителями немецких властей было решено образовать противовес власовскому КОНРу с украинской стороны. Несмотря на кажущийся успех переговоров, немцы не смогли договориться с Бандерой и полковником Мельником. Компромисс был достигнут с Андреем Левицким. предводителем части украинской эмиграции. Последний рекомендовал на пост главы Украинского Национального Комитета генерала Павла Шандрука. Шандрук, до того времени не принимавший активного участия в создании каких-либо украинских организаций и воинских частей, был известен своей дипломатичностью и патриотизмом. После назначения на пост Шандрук провел ряд переговоров с Бандерой, Мельником и немецким командованием. У немцев Шандрук потребовал удалить из «Галичины» всех немецких командиров, проведя их замену украинскими кадрами, основным же условием своего сотрудничества с немецкими властями Шандрук ставил объединение всех украинских частей в единую армию. Своим заместителем генерал назначил Владимира Кубийовича, генерала М. ОмельяновичаПавленко. главой Войсковой Рады УНК. 30 марта 1945 года А Розенберг обратился с письмом в новое украинское представительство, в котором признал за Комитетом широкий ряд полномочий, основным из которых было создание собственной, союзной Германии армии. После такого признания руководство УНК направило все свои силы на объединение разрозненных воинских частей и подразделений в Украинскую Национальную Армию (УНА), ядром которой становилась 14-я дивизия «Галичина». По замыслу руководства, основной задачей нового формирования была успешная капитуляция войскам Великобритании или США, для продолжения борьбы за свободу Украины.

В это время в пригороде Берлина Нимеке полковник (вскоре генерал-майор) Петр Дьяченко и майор Владимир Хладич начинают формировать 2-ю украинскую дивизию (противотанковая бригада «Вiльна Украiна»). Были набраны 1900 человек из числа советских военнопленных и остовцев, ранее служивших в противопожарной службе. При формировании этой украинской части также столкнулись с недостатком оружия и инструкторов. Дивизию создать не удалось, поскольку к пригородам Берлина уже приближалась Красная Армия. Беспокойство командира 2-й дивизии вызывала группа членов УПА (32 человека) присоединившихся позднее к дивизии в районе Глаца.

«Вильна Украина» была брошена на фронт, а затем влита в состав корпуса «Герман Геринг». В составе корпуса дивизия вела бои близ Бауцена за шоссе Бауцен-Дрезден, где разбила части 7-й польской дивизии Войска Польского, взяв в плен 300 человек и комдива Лилевского. К этому времени бригада была полностью моторизована и экипирована. 5 мая 1945 года она вышла из подчинения корпуса и пошла на соединение с 1-й дивизией УНА, но была окружена вместе с немецкими частями в Судетах. Попытка прорыва на территорию занятую союзниками была неудачной, удалось прорваться лишь 30 % личного состава, остальные были пленены либо погибли в боях с частями Красной Армии.

В марте – апреле 1945 года была также сформирована украинская «Парашютная бригада особого назначения» под командованием полковника Т. Боровца (2 батальона. 400 человек) и перевезена на обучение в Чехию.

О своем подчинении командованию УНА сообщил командир «Бригады Вольного Казачества» полковник П. Те373 рещенко (350 человек). Это подразделение также было передислоцировано в Чехию.

О готовности войти в УНА сообщили командир размещенной в Дании 281-й запасной бригады (5 тыс. чел) полковник Ф. Гудима, командование 2-х охранных полков (по тысяче человек в Голландии и Бельгии), УВВ (80 тыс. человек). Заявили о своем подчинении также несколько украинских групп ПВО в районе Берлина (2,5 тыс. человек).

Объединение всех этих вышеупомянутых частей и УВВ позволило бы развернуть 2-ю Украинскую дивизию УНА под командованием П. Дьяченко, но военно-политическая ситуация складывалась не в пользу украинских националистов. 19 апреля 1945 года генерал Шандрук и референт СС-Гауптамта доктор Фриц Арльт прибыли в штаб 14-й дивизии в местечко Селница. Части дивизии были размещены поблизости: 29-й полк. под Марибором, 30-й полк. Словеньградец, 31-й. долина Дравы, артполк. Словенска Быстрица. Украинская дивизия в это время оперировала в районе, контролируемом партизанами Тито. С 8 апреля дивизия принимала участие в антипартизанской операции «Доннерветтер». Операция закончилась для дивизии неудачей. партизаны без потерь отступили в горы, в дивизии погиб 1 человек и несколько были ранены. 20 апреля командир дивизии выехал в штаб-квартиру рейхсфюрера СС в Зальцбург, где ему было вручено распоряжение о разоружении «Галичины» и передаче всего оружия формируемой дивизии парашютистов. Для дивизии, полностью окруженной партизанами, это было гибелью, ведь в 40 километрах стояли передовые советские части. Фрайтагу удалось убедить своего руководителя в необходимости сохранения дивизии. Такую обстановку увидели по приезду в дивизию Шандрук и Арльт. На встрече с Фрайтагом Шандрук уведомил его, что командование над украинскими частями будет осуществлять он сам в рамках создающейся Украинской Национальной армии. Сообщение ввергло Фрайтага в шок.

Шандрук и Арльт посетили все подразделения дивизии, приняли присягу военннослужащих на верность Украине и народу.

30 апреля Красная Армия прорвала немецкий фронт в районе Фельдбах. Гляйхенберг. 29-й и 30-й полки дивизии были брошены на латание прорыва, 31-й полк подходил из Словакии. 29-й полк с первых же минут принял участие в ожесточенном сражении близ с. Гляйхенберг, а 31-й в районе Рокстрадена попал под ураганный огонь артиллерии и был вынужден отступить. Положение стало напоминать Броды. 6 мая командующий 6-й армией генерал Герман Бальк провел совещание с командирами вверенных ему частей и распределил роли в предстоящем прорыве к передовым американским и английским частям. В соответствии с боевым распорядком, первыми выходили части 4-го танкового корпуса СС, через сутки отходила «Галичина». Даже здесь немцы подставили украинцев. немоторизованная «Галичина» неизбежно попадала под удар превосходящих советских частей. Попытки Вехтера повлиять на судьбу дивизии результата также не принесли. Дивизия была разделена на 2 походные группы: 1-я. имела собственный маршрут от Сант-Стефан. до Граца 2-я. от Фельдбаха до Гляйсдорфа и к Грацу.

За 2 дня до капитуляции лейтенант Макарушка и доктор Арльт выехали к передовым частям английской армии с письмом генерала Шандрука. Марш групп проходил в постоянных арьергардных боях с партизанами. Генерал Фрайтаг во время марша отстал от своей части и застрелился. По неподтвержденным данным командование дивизией принял оберштурмбанфюрер Порфирий Зеленко.

Впоследствии группы объединились в Граце и следовали до Твимбурга. Юденбурга. Небольшая часть дивизионников пошла на юг до Шпиталя на р. Драве, в результате чего оказалась в английском плену. Большая часть дивизии была разоружена американцами. На этом закончилось существование 14-й дивизии СС «Галичина».

Полки дивизии (11.12 тыс. чел) были размещены в лагерях под городками Клагенфурт, Фельдкирх, Шпиталь. Через некоторое время из Австрии всех украинцев вывезли в Италию в лагерь военнопленных между городами Римини и Беллярия. Лагерем командовал генерал Михаил Крат, который по375 добно командиру «Русского Корпуса» наладил жизнь военнопленных. В июле лагерь посетила советская репатриационная комиссия. Результатом ее работы стало возвращение в СССР 1052 человек. Все уроженцы Галичины и иных районов Западной Украины до сентября 1939 года являлись гражданами Польши, и возвращаться в Страну Советов не собирались.

Советское правительство требовало выдачи дивизии, но у галичан нашлись заступники. Представители Украинской Автокефальной церкви обратились за заступничеством к Ватикану. Ватикан ходатайствовал перед правительством США о сохранении бывших служащих дивизии от выдачи в СССР.

После советской комиссии в лагерь прибыла польская для вербовки людей во 2-й Польский корпус генерала Владислава Андерса. На ее призыв откликнулись 176 человек.

До весны 1947 года бывшие дивизионники не ведали, как сложится их судьба, у всех на слуху были подробности выдачи казаков в СССР. Правительство Великобритании приняло решение о вывозе всех украинцев из своих лагерей на территорию Соединенного Королевства. Все они были вывезены в Великобританию, где многие остались жить. Часть украинцев из Англии выехала в США и Канаду. В Канаду было очень сложно получить визу, к тому же со стороны Канадского Еврейского Конгресса на украинцев посыпались обвинения в истреблении евреев в годы войны. Департамент эмиграции Канады потребовал от английского правительства предоставления развернутой исторической справки о пути украинского формирования в годы последней войны. Такой документ был подготовлен, и разрешение на въезд было дано.

Впоследствии в эмиграции бывшими офицерами и солдатами было организовано товарищество бывших воинов 1-й дивизии УНА и ряд других ветеранских организаций.

Множество подразделений украинских добровольцев были объединены в 1941 году по всему Восточному фронту под названием «Украiнсько Вiзвольне Вiйско» (УВВ) или «Украинская Освободительная Армия». Эта пропагандистская акция преследовала определенные цели, основной из которых был раскол восточных добровольцев по национальному признаку. Основную поддержку УВВ оказывал генерал Кестринг, при котором УВВ разбухла и к концу 1942 года насчитывала в своих рядах 50 тысяч человек. Под влиянием национальной пропаганды 200 курсантов офицерской школы в Зауберсдорфе покинули ее, выказав желание служить не в «восточных», а именно в украинских частях.

Фактически УВВ была частью вермахта и имела в своем составе немецких офицеров, но при этом начальником штаба УВВ был полковник Петр Кружановский. выходец с Восточной Украины, а его «попечителем» генерал Михаил Капустянский.

Отличительным знаком военнослужащих УВВ была нарукавная щитообразная нашивка жовто-блакитного цвета с вышитым белыми нитками трезубцем и литерами «УВВ». Аналогичный символ наносился на боковую поверхность касок.

К концу войны УВВ насчитывала в своих рядах уже 80 тысяч «вийскослужбовцев». Один из батальонов УВВ был влит в состав 2-й дивизии УНА и несколько в 14-ю дивизию «Галичина» (1-я УНА). В 1945 году большая часть УВВ была переведена из Южной Франции в Чехию и принимала участие в боях с партизанами и наступающей Советской армией.

Сдавшиеся в плен союзникам украинцы были репатриированы в СССР, некоторые прорвались во Францию и поступили на службу во Французский Иностранный легион.

Некоторое количество украинцев служило в дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» с первых же дней войны в качестве переводчиков при штабе дивизии и в штабах полков.

Служба их проходила и на передовой. Так, «долметчер» Кость Биляк был награжден Железным крестом за участие в боевых действиях.

В танковых частях также служили украинцы из числа попавших в плен советских танкистов и студентов из Германии. По информации из украинских источников, они занимали должности от техников до высших постов. В период действий 14-й дивизии СС «Галичина» в Австрии, перед ее личным составом выступал с лекциями танкист, унтерштурмфюрер Олесницкий. Наиболее известен оберштурмфюрер Роман Климкевич (из эмигрантов), который, будучи студентом, поступил в 20 лет добровольцем в ряды СС. Климкевич принимал участие в боях за Киев и Чернигов, воевал в Белоруссии. В 1943.1944 годах принимал участие в боях против партизан Тито. Летом 1944 года был переведен в Южную Францию, где получил ранение, попал в плен к союзникам и содержался в лагере для военнопленных до 1946 года.

Помимо дивизии «Галичина» на фронте действовала Сумская дивизия. По свидетельству И.А. Дугаса и Ф.Я. Черона, она насчитывала в своих рядах 10 тысяч бывших военнопленных, воевала на немецкой стороне под Харьковом и была полностью разбита под Сталинградом в 1942 году. Командирами дивизии были немецкие офицеры, а солдаты, по-видимому, были не только украинцами.

В «Докладной записке» П. Пономаренко на имя И.В Сталина от 18 августа 1942 года говорится:

«…Имеются данные о следующих формированиях:

1. Украинский корпус, приданный 2-й немецкой армии…

3. Добровольческий украинский полк численностью 2700 человек в г. Орджоникидзеграде.

4. Украинско-литовский полк, численностью 1.200 человек в г. Минске…

9. Украинский полк в г. Радом».

Помимо сухопутных украинских подразделений немецкой армии некоторое количество украинцев служили в Хорватском Морском Легионе (Hrvatska Pomorska Legia). Сам легион был создан по приказу «поглавника» Анте Павелича в июле 1941 года и использовался на Черном море. Установив добрососедские отношения с местным населением, командир легиона лейтенант Стефан Руменович решил провести набор местных добровольцев среди украинцев. Приток желающих был таков, что легион (первоначальная численность которого была всего около 250 чел) стал насчитывать в своих рядах до тысячи военнослужащих. Моряки легиона принимали участие в тралении прибрежных вод и изредка вступали в мелкие стычки с советским флотом. Благодаря решительным действиям легионеров был спасен с подбитого судна командующий 11-й армией фон Манштейн, а командир легиона Эдгар Анджели отмечал, что украинцы много сделали для обороны Азовского моря. В конце 1942 года легион был отозван в Хорватию на переформирование, а в октябре 1943 года. в Триест, где его чины были перераспределены по кораблям немецкого флота.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх