Восточный легион Гитлера

Воинские подразделения и части, формируемые немцами из числа мусульманских народностей СССР, находились на особом счету. Заигрывание с ними было обусловлено заинтересованностью немецкого руководства в национальном расколе Советского Союза и разложении Красной Армии, чем значительно облегчался доступ к богатым природным месторождениям нефти и других полезных ископаемых. В случае успеха немцы также получали союзников на Востоке, необходимых им для войны с Великобританией, завоевания Индии и Тибета. Кроме того, параллельно шло формирование подразделений из арабов, индийцев, тибетцев, создание марионеточных «правительств» в изгнании и «освободительных комитетов».

Большая роль отводилась эмигрантам из уроженцев советских республик Кавказа, Закавказья, Средней Азии и Поволжья.

Еще в годы Первой мировой войны в м. Вюнсдорф в 20 км от Берлина был создан крупный лагерь для военнопленных мусульман. Этот лагерь являлся центром подготовки мусульманских коллаборационистов из числа народов России и ряда колоний Англии и Франции.

В 1918 году Алимджаном Идриси было создано первое официально зарегистрированное объединение мусульман в Германии «Общество поддержки российских мусульман-студентов».

В ноябре 1927 года в Берлине был создан Исламский Институт под почетным председательством старого друга Германии «князя друзов эмира Шекиб Аслана». 31 октября 1932 года был официально зарегистрирован Берлинский отдел Исламского Всемирного Конгресса.

С приходом к власти нацистов все мусульманские организации попали под контроль Внешнеполитического отдела 1 апреля 1939 года при Верховном командовании немецких вооруженных сил было создано подразделение «Вермахт-Пропаганда». Перед нападением на СССР при Министерстве пропаганды был организован «Генеральный реферат. Восточное пространство.» во главе с доктором Эберхардом Таубертом. В 1943 году реферат был преобразован в отдел «Восток».

Используя принцип «Разделяй и властвуй», Вермахт, Министерство по делам восточных территорий, Главное управление СС (СС Гауптамт) были заинтересованы в формировании военно-полицейских подразделений и частей специального назначения из представителей народов Средней Азии и Кавказа. По их сценарию азербайджанцы несли бы службу на территории России, в Азербайджане стояли бы армянские батальоны, калмыки охраняли бы коммуникации в Узбекистане. Вместе с тем Гитлер и Восточное Министерство в большей мере полагались на народы мусульманского вероисповедания, нежели на христиан Грузии и Армении.

Эта политика проводилась еще и для подталкивания Турции к участию в войне на стороне Рейха.

«Туркестанское» начинание немцев не могло не вызвать беспокойства японских спецслужб, также определивших Азию объектом своего пристального интереса. Впоследствии Азия была негласно поделена на зоны интересов Германии и Японии.

Для координации националистической и разложенческой работы при Главном Управлении Имперской Безопасности (РСХА) в Дрездене было создано объединение специалистов (институт) «Арбайтсгемайнсшафт. Туркестан.» (АТ) под руководством специалиста по восточной проблематике гауптштурмфюрера СС доктора медицины Райнера Ольцши. Ольцше исполнился 31 год, когда ему предложили возглавить институт.

К этому времени за его плечами уже имелись авторство монографии «Туркестан. политико-исторические и экономические проблемы Центральной Азии» (1936 год) и успешная карьера медика и разведчика. Получив медицинское образование, Ольцша работал в Институте тропической медицины имени Коха, объездил Иран, Турцию, Афганистан, Индию, Европу, изучил несколько европейских и восточных языков.

В 1941.1942 гг. он фактически возглавлял особый батальон СС, занимавшийся сбором трофейного материала на территории СССР. Тогда же, по заказу Восточного министерства собрал материалы и написал книгу «Курорты Советского Союза», изданную в 1942 году. К 1944 году Ольцша возглавил отдел «Туран-Кавказ» в СС Гауптамте.

АТ «Туркестан» состоял из 9 отделов:

Институт Райнера постепенно заменил собой «Туркестанский Национальный Комитет» во главе с Вали Каюм-ханом, не оправдавшим доверия немецких властей и к тому же погрязшим в интригах и внутренних склоках.

Институт также готовил кадры агентов-пропагандистов для работы в национальных формированиях. Под патронажем Института находились следующие комитеты: Туркестанский, Северокавказский, Крымский центр, Татарский (ИдельУрал), Азербайджанский, Грузинский и Армянский комитеты. Была предпринята попытка включить в сферу его влияния калмыков, однако сам калмыцкий штаб разделился на две группы противников и сторонников слияния, в результате чего объединение не состоялось.

Для духовной опеки мусульман при Институте была создана Школа мулл («Муллашулле»). учебное подразделение, готовившее священнослужителей для тюркских частей.

Кроме АТ «Туркестан», летом 1944 года в СС Гауптамте был создан специальный отдел «Руководящий отдел. Восточные добровольцы». В состав отдела входили следующие рефераты:

1. «Тюркские народы». руководитель оберштурмфюрер Северин Шия. Реферат, в свою очередь, состоял из трех подразделений: «Туркестан» (С. Шия), «Идель-Урал» (Х. Унглаубе), «Крым» (Гогартен) 2. «Кавказ». руководитель Штойервальд. Реферат состоял из 4-х подразделений: «Азербайджан» (Штойервальд), «Северный Кавказ» (Орт), «Грузия» (Хорстманн), «Армения» (Хорстманн) 3. «Добровольческие соединения», в котором существовало подразделение 6 «Восточно-Туркестанское боевое соединение СС» (обершарфюрер СС Вольф) и подразделение 6 «Кавказское боевое соединение» (Вольф) 4. «Наука, пресса, пропаганда» (Р. Ольцша) состоял из подразделений «Ислам» (Ольцша Р.), «Буддизм» и «Пресса и пропаганда» (Шеффер).

Помимо эсэсовцев, в отделе работал отвергнутый Вермахтом и Абвером майор А. Майер-Мадер.

Армия также не осталась в стороне. Для розыгрыша национальной карты ею был создан Инспекторат тюркских и кавказских формирований во главе с генералом-инспектором, генералом от кавалерии, бывшим немецким атташе в Москве Э. Кестрингом, человеком, родившимся и выросшим в дореволюционной России.

Абвер, в свою очередь, имел свои виды на использование многонациональной эмиграции. Еще весной 1938 года адмирал В. Канарис поручил главному специалисту своего ведомства по «восточному вопросу» Теодору Оберлендеру провести исследование причин военных неудач белых армий.

Оберлендер провел исследование и доложил свои выводы руководству. По его мнению, причинами, погубившими Белое движение, стали:

1. Недостаточное внимание белых правительств к национальным устремлениям народов России и Канарис представил это исследование немецкому руководству, но никаких выводов сделано не было.

Между тем весь Восток был оплетен сетью агентуры Абвера, которая была нацелена на разведывательно-диверсионную деятельность против СССР и Великобритании. В июле 1941 года майор Шенк провел совещание с лидерами узбекской эмиграции в Афганистане и начал вербовку доброволь463 цев из числа бывших белогвардейцев для проведения диверсионных акций в Узбекистане и Туркмении.

С 1942 года представитель Абвера Витцель вел переговоры с престарелым главой узбекской эмиграции в Афганистане бывшим эмиром Бухары Сеид Алим-ханом. Старый, неизлечимо больной эмир так и не решился на организованное выступление. Другой немецкий резидент Махмуд-бек получил от своих немецких покровителей задание по организации на территории СССР антисоветских повстанческих формирований. С Абвером также тесно сотрудничала организация «Энджумен Бухари», располагавшаяся в Дели. В марте 1942 года английская разведка сообщала в Лондон, что при благоприятном для немцев положении на Восточном фронте туркменская эмиграция может выставить против СССР и английских войск около 10 тысяч вооруженных воинов.

На Ближнем Востоке основным проводником германомусульманского союза выступал Великий муфтий Иерусалимский Амин эль-Хуссейни.

Будущий муфтий родился в 1895 году в Иерусалиме в семье Великого Муфтия Иерусалимского. В 1937 году Амин аль-Хуссейни бежал от преследования английских властей в Бейрут, осенью 1939 года. в Багдад. В Багдаде муфтий убеждал иракских политиков восстановить добрые отношения с Германией и создать блок арабских государств, ориентирующийся на Италию и Германию. 6 ноября 1941 года аль-Хуссейни прибыл в Берлин. Еще до приезда этого «друга Рейха» по указанию имперского министра иностранных дел И. фон Риббентропа была составлена подробная справка о муфтии. 28 ноября состоялась встреча Риббентропа с муфтием, после которой аль-Хуссейни заявил о нерушимой дружбе между Рейхом и мусульманскими странами, поскольку «…Арабы являются естественными друзьями Германии, так как имеют трех общих врагов. англичан, евреев и большевиков».

Вторая встреча Великого Муфтия Иерусалимского состоялась с Адольфом Гитлером. В результате, несмотря на некоторое разочарование в «великом эфенди Адольфе», ограничившимся туманными обещаниями, муфтий остался в Рейхе и активно включился в политику, став фактически духовником всех мусульманских военных формирований. Он проповедовал родство ислама и национал-социализма, обосновывая это тем, что:

1. Германия никогда не воевала против мусульманских стран.

2. Германия борется против мирового еврейства. главного врага ислама.

3. Германия борется против Англии и ее союзников, которые угнетают миллионы мусульман.

4. Германия борется против большевизма, который тиранит 40 миллионов мусульман.

В конце 1941 года Великий муфтий получил «добро» от МИДа и лично от Гитлера на создание вместе с ОКВ Арабского добровольческого легиона. Легион предполагалось использовать в боевых действиях на Ближнем Востоке после завершения кампании на Кавказе. Ряд арабских подразделений использовался в составе специального корпуса генерала Фельми во время битвы за Кавказ.

Помимо идейного руководства арабскими легионерами Великий муфтий уделял внимание положению военнопленных и легионеров мусульман российского происхождения.

Туркестанский Национальный комитет и его функционеры Как уже упоминалось выше, при РСХА функционировал специальный институт по восточным делам «Арбайтсгемайншафт «Туркестан» (АТ). Если институт готовил квалифицированные кадры и проводил работу по национальному расслоению, то параллельно «Предприятие «Цеппелин» и Абвер с помощью сети своих спецшкол вели подготовку и заброску в советскую Среднюю Азию агентуры. АТ готовил также и преподавателей для спецшкол Абвера.

Предшественником АТ был «Туркестанский Национальный Комитет» (ТНК), возглавляемый Вали Каюм-Ханом (Каюмовым). При комитете был собран актив из числа эмигрантов. представителей народов Средней Азии, которые использовались для допроса военнопленных и сбора различной информации. Комитет имел свою периодическую пе465 чать. газету «Яш Туркестан» и ежемесячные журналы «Милли Едабиат» и «Милли Туркестан».

Позднее на допросах в советских органах госбезопасности Ольцша заявлял, что «…Образование комитетов вовсе не означало, что Германия была намерена признать в будущем независимость народов, которых они должны были представлять. Она была заинтересована в том, чтобы, создавая видимость поддержки антисоветских националистов, привлекать к себе людей и держать их у себя на поводу».

Иные устремления были у естественных опекунов туркестанских коллаборационистов. турецких националистов. Так, в 1941 году Нури Киллигиль (Нури-паша, брат Энвера-паши) обратился к немецкому руководству с конкретными предложениями относительно своих единоверцев-военнопленных:

1. Отделить всех военнопленных тюрок и мусульман от остальных, создать особые лагеря, подобные существовавшему в годы Первой мировой войны в Вюнсдорфе, и проверить возможность использования добровольцев в качестве боевых отрядов.

2. Управление тюркскими и мусульманскими народами на оккупированной территории передать органам местного самоуправления.

В качестве организатора работы с военнопленными на территории Германии Нури-Паша предложил немцам себя. Однако его предложения не нашли отклика у немецкого руководства и деятельный паша уехал из Рейха разочарованным.

В октябре 1941 года при поддержке немецкого посла в Турции фон Папена в Крым прибыли турецкие генералы Али Фуад Эрден (начальник академии Генерального штаба Турции) и Хосню Эмир Эркилет (генерал в отставке). В поездке их сопровождал представитель Министерства Иностранных дел Рейха при командовании 11-й армии Вернер Отто фон Хентиг. По его мнению «…Генералы меньше интересовались военными успехами Германии, чем политическими намерениями ее руководства относительно тюркских народов России».

По инициативе бывшего посла Германии в СССР фон Шуленбурга весной 1942 года в Берлине состоялся «круглый стол» между представителями «туранской» эмиграции из СССР и чиновниками МИДа Германии. Слет представителей эмиграции всех национальностей Кавказа, Закавказья и Средней Азии и всех оттенков политического спектра проходил в отеле «Адлон». Заседание закончилось принятием ряда деклараций о намерениях. Результатом этого сбора стал конфликт между МИДом и Восточным Министерством Рейха по поводу того, в чьем именно ведении должны находиться «туркестанцы».

В Восточном Министерстве за работу с представителями тюркских народов отвечало отделение «Кавказ» профессора Герхарда фон Менде, которое, в свою очередь, было частью отдела «Политика» под руководством уроженца России Георга Лейббрандта.

Менде происходил из балтийских немцев, родился в 1904 году в Риге. Его отец был расстрелян большевиками во время революции. В 1927 году Менде поступил в Берлинский университет и в феврале 1933 года с успехом защитил диссертацию «Очерки по истории колонизации в СССР». В 1935 году он защитил докторскую диссертацию «Национальная борьба российских тюрок. Исследование национальной политики в СССР», а через год опубликовал ее как монографию. В 1933.1934 гг., не будучи членом НСДАП, фон Менде тем не менее участвовал в работе «Антикоминтерна». С 1936 года он руководил кафедрой в Берлинском университете. По свидетельству современников, фон Менде свободно владел русским, французским, английским, турецким, датским, шведским, норвежским и тюркским языками.

Летом 1943 года на службу в Восточное Министерство пришел генерал СС Г. Бергер. Отдел «Политика» был укрупнен и на базе отделения «Кавказ» был создан отдел «Чужие народы» под водительством того же Менде, который стал фактическим руководителем направления восточной политики ведомства Розенберга.

Весной 1942 года начались подготовительные мероприятия по созданию «Туркестанского Национального Комитета» (ТНК, Nationalturkestanisches Einheitskomitee). Фактически комитет был создан в начале осени 1942 года. Острые разногласия в среде немецкого руководства вызвало существование национальных представительств кавказских народов.

Во второй половине 1942 года армянский, грузинский и азер467 байджанский комитеты существовали лишь «виртуально» или уже были распущены.

Руководство ТНК состояло из людей, имевших принципиальные разногласия с Советской властью и принимавших ранее деятельное участие в работе партий и национальных группировок, стоявших в национальной оппозиции не только Москве Ленина и Сталина, но и Петербургу Керенского.

Узбек Вали Каюм-хан в 1922 году, будучи 17-летним подростком, выехал с другими 70 молодыми людьми из Средней Азии на учебу в Германию. Инициатором отправки был министр образования Бухарской республики Абдулрауф Фитрат. Договоренность с немецким правительством об обучении была достигнута также стараниями пантюркиста Алимжана Идриси.

Вали Каюм поступил на сельскохозяйственный факультет Берлинского университета, затем учился на факультете политических наук. По окончании учебы он отказался от возвращения и принял германское подданство. В конце 1920-х годов Вали Каюм сотрудничал с М. Чокаевым и они совместно выпускали газету «Яш Туркестан». Его духовный наставник Идриси, работавший в германском МИДе, устроил Вали Каюма в отдел пропаганды МИДа. Находясь в тени Чокаева, Вали Каюм поставил своей целью выбиться вперед и подчинить себе всех туркестанцев, что впоследствии и попытался осуществить.

Мустафа Чокаев (Мустафа Чокай-оглу) происходил из интеллигентной казахской семьи. Его дед ведал делопроизводством у кокандского хана, отец был судьей. Чокаев получил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета вместе с А.Ф. Керенским. Также вместе с будущим главой Временного правительства он вступил в партию социалистов-революционеров. После окончания университета Чокаев возвращается на родину, где создает кружок из представителей национальной интеллигенции и разрабатывает программу, близкую по своей сути эсеровской. После падения династии Романовых Чокаев был назначен Керенским «Уполномоченным временного правительства по Туркестанскому краю». Этот пост он использовал для агитации за создание автономной мусульманской республики. После падения Временного правительства Чокаев принял участие в национальном съезде представителей народов Туркестана в Коканде. После съезда Чокаев объявил о создании организации «Кокандская автономия» и возглавил ее. Англичане сразу признали организацию, а позже ввели оккупационные войска.

Просуществовав три месяца, «Кокандская автономия» прекратила свою деятельность с приходом к власти большевиков. Для Чокаева настают мрачные времена. Он бежит в Турцию, после чего в центр эмиграции Париж. Здесь Чокаев выпускает газету «Яш Туркестан» и издает свою книгу «Советы в Средней Азии». С началом немецкой оккупации он оказывается в концлагере. за связь с англичанами. Его деятельная натура не может мириться с издевательствами и ничегонеделанием. В результате раздумий появляется на свет его письмо к Розенбергу. В нем Чокаев обосновывает свою новую политическую идею. создание с помощью Великой Германии исламского государства «Туркестан», организацию особой армии из бывших советских военнопленных-мусульман для высадки десанта в Каракумах и свержения Советской власти.

Чокаев умер при не вполне ясных обстоятельствах зимой 1942 года, когда вместе с Вали Каюмом объезжал лагеря военнопленных и заразился там тифом.

Еще одна крупная фигура. Заки Валидов (Заки Валиди Тоган). Этот глава башкирской эмиграции во время Гражданской войны пытался организовать в башкирском Зауралье республику «Малую Башкирию», однако после разгрома войск атамана Дутова плану не суждено было сбыться. Валидов просидел 2 месяца в Оренбургской тюрьме, освободил же его налет белых казаков на город. Впоследствии Валидов возглавил несколько башкирских полков, но это бело-башкирское воинство развалилось. В марте 1919 года была провозглашена Башкирская АССР, после чего Валидов ушел в подполье. В январе и в июне 1920 года он принимал участие в организации антисоветских мятежей. Эти выступления были жестоко подавлены, а их организатор укрылся в Хивинском ханстве и Бухарском эмирате. Валидов снимал комнатку в доме небогатого ремесленника на окраине Бухары и мечтал об объединении всех мусульман России. Тогда же он начинает сотрудничать с бухарским эмиром Саид Алим-ханом. В ноябре 1921 года в Бухару тайно прибыл бывший турецкий военный ми469 нистр Энвер-Паша, который вместе с Валидовым возглавил басмаческое движение. После ряда военных неудач и ликвидации басмачества Валидов бежал в Афганистан, Персию и Турцию и в конце скитаний осел в Париже. Впоследствии Заки переехал в Берлин, где сотрудничал с Гаязом Исхаки, читал лекции в Стамбульском университете и издавал газету «Туркестан», в которой отстаивал свою идею о объединения всех мусульман вокруг Турции.

Все эти лидеры мелких эмигрантских группировок объединились вокруг Чокаева. В первые месяцы Великой Отечественной войны активисты эмиграции посещали лагеря военнопленных на территории Польши, отбирая будущих национальных легионеров. Вопрос о том, как называть военные формирования из мусульман решился просто: Чокаев предложил наименование «Туркестанская армия», немцы же остановили свой выбор на более скромном «Туркестанском легионе». Одновременно с этим Чокаев решил с помощью Розенберга создать курсы национал-социализма для командного состава «Туркестанской армии». Такие курсы были созданы в лагере в Вустрау. Они состояли из трех ступеней: первая («ауфангслагер») для только что прибывших из лагерей военнопленных включала в себя предварительную идеологическую обработку, вторая ступень («форлагер»). для подготовленных и зарекомендовавших себя курсантов и третья («штаммлагер»). для выпускников. Первый набор из 30 человек изучал государственное устройство Рейха, его законы, программу и устав НСДАП, немецкий язык, слушал цикл лекций по истории Туркестана (читал Каюм-хан) и ислама.

Религиозно-идеологическую подпитку осуществлял журнал «Милли Туркестан», издававшийся Каюм-ханом. Впоследствии этот печатный орган сыграл негативную роль, ибо речь в нем шла в основном про легионеров-узбеков, в то время как легион был многонациональным. Вали Каюм вообще всячески превозносил перед своими немецкими хозяевами узбеков как лучших солдат Азии, чем ставил в положение изгоев глав других национальных группировок.

Постоянное соперничество лидеров национальных групп, работа советской разведки и подполья привели к многочисленным расколам в среде националистической эмиграции.

Так, Каюм-хан рассорился с А. Идриси, который откололся от комитета и вместе с А. Шафеевым сделал ставку на союз «Идель-Урал», объединив в нем татар, башкир и чувашей.

Каюм – хан, не доверявший представителям волжских мусульманских народов («волжские татары, башкиры и чуваши обрусели и стали русской прислугой») разработал свой план, согласно которому в будущем «Туркестане» надлежало произвести переселение мусульман, запятнавших себя сотрудничеством с русскими, то есть волжских татар, чувашей, башкир, удмуртов. вглубь Туркестана, заменив их на туркменов, казахов и узбеков как «более надежных».

Между ведомством Ольцши и ТНК возникло соперничество за обладание и ведение агентуры. От руководителя АТ, опасавшегося, как бы комитет не установил связь с англичанами, к Каюм-хану был внедрен некто Джумабаев.

С осени 1944 года национальные лидеры тюркско-мусульманских группировок стали демонстрировать немецким шефам недовольство высказываниями генерала Власова. 13 октября 1944 года Каюм-хан обратился с письмом к Гиммлеру, в котором высказал мнение о том, что Власов имеет право говорить лишь от собственного имени и имени русского народа. Впоследствии на имя Розенберга была составлена гневная петиция, которую подписали Каюм-хан, Шафи Алмас, М. Кедия, Али-хан Кантемир, Н. Мельник, Р. Островский.

Все это ничуть не помешало Каюм-хану 23 ноября 1944 года приветствовать Пражский Манифест и позднее заявить о солидарности ТНК с Комитетом по Освобождению Народов России.

В конце войны ТНК выехал из Берлина. Часть его под руководством фон Ольссена разместилась в м. Беверунген близ г. Детмольд, где национальным активистам выдали турецкие паспорта.

После войны в Мюнхене было открыто представительство «Комитета для перемещения эмигрантов тюркских национальностей». Комитет признавал всех тюрков российского происхождения турецкими подданными, обеспечивал продовольствием и вывозил в Турцию. В 1946.1948 гг. Турция предоставила убежище 4.5 тысячам оказавшимся на Западе тюркаммусульманам. Из них примерно 500 были туркестанцами.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх