ГЛАВА 14


Откуда взялись российские олигархи?

На этих страницах уже неоднократно встречался термин "олигархи", однако значение его в условиях нашей действительности никак не разъяснялось. Между тем, это весьма заметное явление в современной российской политике.

Под олигархами сегодня обычно имеют в виду нескольких крупнейших бизнесменов, обладающих в России огромным политическим и экономическим влиянием. Так они окрестили себя сами, когда в начале 1996 года договорились между собой о поддержке Ельцина и, по существу, наняли А. Чубайса для исполнения функций менеджера президентской избирательной кампании.

Но начнем с самого начала. Уже с 1994 года заметную власть в стране стали приобретать ведущие банкиры и предприниматели, число которых тогда было сравнительно невелико: В. Гусинский (группа "Мост"), А. Смоленский (банк "Столичный"), М. Ходорковский ("Менатеп-банк"), В. Потанин ("ОНЭКСИМбанк"), Б. Березовский (тогда – "Логоваз"), М. Фридман ("Альфа-банк") и В. Виноградов ("Инкомбанк"). Заработанные на высокой инфляции деньги эти банкиры частично использовали в целях коррупции – для контроля над чиновниками и средствами массовой информации.

В прошлом в группу олигархов входили также О. Бойко ("Национальный кредит"), А. Ефанов ("Мик-родин") и некоторые другие крупные бизнесмены, но их империи зашатались и рухнули – далеко не все смогли научиться реальному бизнесу и выдержать испытание деньгами.

Руководители крупнейших промышленных корпораций вроде "Газпрома" или "ЛУКОЙЛа" также, по существу, были лидерами отечественного бизнеса, но на прямое участие в политике они не претендовали и всегда держались от нее несколько в стороне. Они производили реальную продукцию, имели свои промышленные и финансовые империи, однако действовали больше по сложившемуся с советских времен образцу и стремились лишь сохранить свои феодальные владения.

До 1996 года названные люди еще не играли столь заметной политической роли, как сегодня, и вели себя не в пример скромнее. Это потом некоторые из них попали во власть на самые высокие должности и в правительственных офисах почувствовали себя полновластными хозяевами страны, а тогда – году, скажем, в 1993-м – все было куда умереннее и приличнее. В то время никто из них себя олигархами не называл и проблемы олигархов, как таковой, не существовало. Существовала просто проблема коррупции, но и она была еще более или менее контролируемой.

Настоящая история российской олигархии началась с 1996 года. Тогда, помимо уже упоминавшихся выше банкиров (Потанин, Гусинский, Фридман, Ходорковский и т. д.), к этой группе примыкали – по силе и политическому влиянию – Р. Вяхирев и некоторые нефтяные "генералы".

Откуда они взялись? В этом смысле показательна история Владимира Потанина. В советское время он уже работал в системе Минвнешторга и вращался в достаточно профессиональной среде. В начале девяностых он вместе со своим главным партнером М. Прохоровым привлек к работе большое число молодых и талантливых выпускников Московского финансового института, благодаря чему был создан довольно эффективный банковский конгломерат.

Тем не менее до 1994-1995 гг. про Потанина и Прохорова мало кто даже слышал. Однако, почувствовав вкус успеха, они стали проводить все более агрессивную политику, заключая альянсы с чиновниками типа А. Коха, и все более делая ставку на бизнес с привлечением возможностей государства. В конце концов это привело В. Потанина на должность вице-премьера. Его империя разрасталась в геометрической прогрессии – правда, и количество скандалов вокруг его имени множилось с той же скоростью, отчего деловая репутация В. Потанина сильно проигрывала.

То же можно сказать и о репутации ближайшего делового партнера В. Потанина – Бориса Иордана, американца русского происхождения. Он очень энергичен и талантлив, но на каком-то этапе легкие деньги, всеобщая коррупция и атмосфера вседозволенности побудили его заключать сомнительные альянсы и принимать участие в подозрительных проектах. В итоге его реноме в глазах многих серьезных иностранных инвесторов заметно упало.

Определяющее условие для статуса олигарха – наличие крупной экономической структуры, имеющей возможность оказывать влияние на государство благодаря своим финансовым возможностям. Первоначально такую структуру представляли собой коммерческие банки, но потом большинство банкиров стали промышленниками, приобретя пакеты акций нефтяных, металлургических или иных компаний.

Второй фактор – наличие подконтрольных влиятельных средств массовой информации, особенно телевидения (Березовский и Гусинский).

Третий фактор – хорошие контакты с Кремлем, с людьми, близкими к Президенту или к членам его семьи. Контакты эти могут основываться на взаимной приязни людей, но чаще они строятся на обоюдном материальном интересе.

Как становятся олигархами? Если внимательно присмотреться, то все, кто сегодня считается олигархами, много лет занимались банковским бизнесом, торговлей, приватизацией, средствами массовой информации и так постепенно приобретали все больший и больший экономический и финансовый вес, оставаясь при этом просто банкирами и предпринимателями. И только после установления альянса с Кремлем, они воистину стали олигархами. Переломным моментом здесь можно считать президентские выборы 1996 года.

Именно тогда олигархи вошли в тесные взаимоотношения с властью и в дальнейшем, используя подкуп и компрометацию, побуждали крупных чиновников принимать решения в свою пользу.

Вот несколько примеров взаимоотношений олигархов и государства:

Залоговые аукционы, о которых мы уже упоминали,инициированные А. Чубайсом с подачи ряда олигархов.Методика простая: в обмен на кредиты бюджету банкирам передаются контрольные пакеты акций крупных компаний (в основном, нефтедобывающих). Известно, чтокредит никогда не будет отдан. Известно, что доступ каукциону открыт только для своих. Прокуратура молчит.МВФ молчит. Воровство всем очевидно, но никто ничегоне предпринимает. В итоге олигархи разбогатели, а те, ктоимел несчастье быть их партнером (Дж. Сорос в "Связьинвесте", "Бритиш Петролеум" в "Сиданко"), понесли большие потери. Главная цель олигархов – оседлать финансовый поток, предпочтительно связанный с экспортом.А. Чубайс, запоздало понявший опасность усиления олигархов и попытавшийся от них дистанцироваться, подвергся с их стороны массированной травле.

В период президентских выборов 1996 года оченьмногие крупные коммерческие структуры активно участвовали в финансировании избирательной кампанииЕльцина ( было выделено около трехсот миллионов долларов США) на основе различных взаимовыгодных схем,подразумевающих, как правило, льготы со стороны государства – зачеты, налоговые освобождения и т. д. Покрайней мере, столько же денег пошло в карман олигархам, что дало им необходимую финансовую мощь для скупки средств массовой информации. Все это делалось опять же за счет государства.

В награду за помощь в президентской кампаниираздавались должности (В. Потанин, например, стал первым вице-премьером), ОРТ и "Аэрофлот" пошли Б. Березовскому, "Агропромбанк" с его гигантской сетьюфилиалов – А. Смоленскому и т. д. Практически, все, чтобыло ценного в стране, поделили, так что очередныепретенденты на власть алчно смотрят на разрезанныйпирог и жаждут передела.

Очень популярными стали операции с бюджетными деньгами. Все олигархи стремятся получить для своих банков статус уполномоченных – например, по северному завозу (финансирование завоза продукции на Крайний Север), по финансовой помощи сельскому хозяйству, по обслуживанию таможенных органов, по размещению депозитов Министерства финансов, по передачевалютных облигаций, принадлежащих государству, вуправление и т. д. Если через ваши банковские структуры пропускают крупные финансовые ресурсы, то у васвсегда есть возможность неплохо на этом заработать.

Иными словами, любимцам власти фактически были переданы на откуп области крайне выгодного бизнеса, за что эти любимцы и сами любят власть, точнее – конкретных ее представителей.

Финансово-промышленные империи разрастались на глазах – некоторые "наши" граждане даже вошли в списки самых богатых людей мира, публикуемые в журнале "Форбс". Некоторые олигархи уже "сходили" в исполнительную власть (В. Потанин), другие фактически непрерывно в ней пребывали (Б. Березовский).

Почти все бывшие банкиры, как я уже говорил, стали владельцами гигантских холдингов типа "Интерроса" или "Роспрома", крупных компаний типа "ЮКОСа" и "Сибнефти", "Сиданко" и "Норильского никеля". Наиболее прозорливые из олигархов поняли, что без средств массовой информации далеко не уедешь: В. Гусинский создал холдинг средств массовой информации "Мост-Медиа", Б. Березовский активно занимался ОРТ.

Близость к исполнительной власти создавала у многих крупных бизнесменов ощущение всемогущества. Олигархи стали наглее, у них появилось презрение к государственным чиновникам, которых они считали ниже себя по государственному значению. В связи с этим стали возникать мифы о том, что олигархи могут все. Например, миф о Б. Березовском достиг таких масштабов, что едва ли не любое событие в стране начинали связывать с его именем, будь то действия чеченских террористов, выборы губернаторов или отставка Ельцина.

Некоторые олигархи, например, В. Потанин, совершенно сознательно стали воссоздавать у себя в кабинетах обстановку советской бюрократии, любой ценой выбивая себе правительственные телефоны, устанавливая государственный флаг и вешая на стены портрет Б. Ельцина. В приемных у олигархов можно встретить министров и губернаторов, начальника налоговой полиции и депутатов. Они чувствуют запах власти и безошибочно идут на него.

Ходят истории о том, как олигархи, практически, ставили ультиматумы перед некоторыми министрами. Прикрываясь своими особыми отношениями с обитателями Кремля, они ведут себя как подлинные хозяева жизни. Пожалуй, если бы они при этом непрерывно не дрались между собой и не тратили время на удовлетворение собственного тщеславия, то их реальное влияние было бы еще больше.

Впрочем, личное тщеславие и купеческие замашки были характерны лишь для самых слабых из олигархов – кто не смог перерасти уровень психологии уличных фарцовщиков и мелких бизнесменов. Для таких олигархов нормой были попойки на милллион долларов, свиты моделей-проституток, подкуп, взятки, провокации, угрозы применения насилия и т. д. Любые методы казались им дозволенными. Разумеется, такого рода деятели первыми потерпели фиаско и исчезли из рядов олигархов.

В качестве примера подобного "первобытного" ведения дел можно привести любопытную операцию по охмурению российских нефтяных "генералов" на одном из международных форумов в Давосе. Из Парижа для этого специально привезли большую группу моделей-проституток, выбрали дорогой ресторан с каменным полом, чтобы удобнее было бить фужеры после каждого тоста, и начали "работу" с нефтяниками. После того как те "размякли", приступили к обсуждению вопросов крупного бизнеса.

Одному заместителю министра финансов, который пересидел на своем посту как минимум пятерых министров, говорят, поставляли проституток прямо домой в любое время дня и ночи, а потом даже внедрили одну из них в качестве жены. Было время, когда олигархи говорили, что этот уважаемый человек имеет больше денег в наличной форме, чем любой из них. Правоохранительные органы таких чиновников, даже бывших, стараются не замечать. Тем не менее многие из этих людей теперь подались в депутаты Госдумы ради обеспечения собственной безопасности.

Был еще случай, когда знаменитую кинозвезду Шарон Тейт в Ницце выселили из апартаментов под каким-то нелепым предлогом, так как наш олигарх, желая занять ее номер, подкупил администрацию отеля. Когда она спросила менеджера, почему в номере кто-то живет, если там что-то не в порядке, менеджер улыбнулся: "Что вы хотите – русские…"

Однако в России есть много других крупных финансово-промышленных групп, хозяева которых не теряют время на личную рекламу, стараются не "светиться" лишний раз, не лезут в федеральные министры, но свое влияние тем не менее непрерывно усиливают. Мало кто знает, например, что-то конкретное про холдинговую компанию "Система", принадлежащую московским властям. А она, между прочим, охватывает, по меньшей мере, несколько десятков предприятий. Господин Евтушенков – фактический руководитель холдинга – давно превратился в олигарха, но формально остается сравнительно скромным московским чиновником.

Вместе с тем какой-то, еще вчера никому не известный, красноярский бизнесмен А. Быков может в одночасье усложнить жизнь "самому" генералу А. Лебедю. А ведь руководитель Красноярского алюминиевого завода, между прочим, обеспечивал избрание того же А. Лебедя губернатором, и последний не мог не знать о криминальных связях своего "партнера". И таких быковых в стране наберется не менее одного-двух десятков, так что перегруппировка сил на Олимпе отечественного бизнеса неизбежна. Тем более, что пример того же Лебедя показывает – власть при желании может справиться с любым магнатом.

Олигархи чувствовали приближение финансового кризиса 1998 года заранее, так как собственные интересы заставляют бизнесменов в России лучше анализировать ситуацию, чем это делает правительство. Они понимали, что их империи шатаются. Многие крупные коммерческие банки уже в начале лета испытывали серьезные финансовые трудности, поэтому летом 1998 года именно олигархи настаивали на том, чтобы в правительство был введен хотя бы один компетентный человек, отвечающий за отношения с МВФ и общую экономическую политику. Многим казалось, что очередная порция вливаний западных денег может спасти ситуацию, как это не раз уже случалось в 1994-1997 гг., когда с помощью МВФ поддерживалось ложное ощущение благополучия.

Именно тогда произошло известное "голосование" представителей олигархических группировок по поводу кандидата на роль главного переговорщика с МВФ. Дело было в "доме приемов" у Б. Березовского, который в кризисные моменты всегда признавался остальными олигархами "патриархом". По рассказам очевидцев, всем участникам (около дюжины бизнесменов) было предложено назвать свои кандидатуры, написав соответствующее имя на бумажке.

А. Чубайс получил абсолютное большинство голосов (кроме него предлагали меня и А. Шохина), и олигархи использовали все свои возможности, чтобы убедить власть (Кремль) в необходимости пригласить на эту роль именно Анатолия Борисовича Чубайса. Мне кажется, это решение очень польстило самолюбию Чубайса, благодаря чему он и попался в западню.

Так А. Чубайс, будучи руководителем коммерческой организации, стал полномочным представителем Президента по вопросам взаимоотношений с МВФ (прежде такой должности не было). Наверное, он и вправду был лучшим кандидатом для такой роли, но форма давления олигархов на исполнительную власть перешла все допустимые границы.

Я уверен также, что олигархи оказывали существенное давление на российское правительство и перед 17 августа 1998 года – с целью побудить его принять срочные меры и снять груз проблем с плеч крупного бизнеса, обремененного гигантскими финансовыми обязательствами. Олигархи непрерывно обрабатывали членов правительства и кремлевской "семьи". При этом речь идет не только о ГКО (необходимость решительных действий в этой области была всем очевидна), но и о двух других пунктах решений 17 августа 1998 года.

Во всяком случае, трудно иначе объяснить наличие в тогдашнем заявлении правительства и Центрального банка такой странной меры, как мораторий на исполнение коммерческими банками обязательств перед Западом. Интересы конкретных финансово-промышленных групп были поставлены выше интересов государства. Крупные финансовые структуры получили столь нужную им передышку, что позволило многим из них выжить. При этом, тем банкам, которые готовы были выполнять свои обязательства, это запрещалось (под угрозой серьезных санкций).

То же произошло и с девальвацией рубля. Рублевые обязательства в условиях девальвации рубля быстро таяли (в реальном выражении), и это, определенно, выглядело привлекательным для многих олигархов. В то же время, для экспортеров это был самый простой и эффективный способ выйти из кризиса, так как доходы в рублях выросли намного больше, чем выросли рублевые цены.

Сразу после 17 августа 1998 года я несколько раз имел возможность наблюдать собрания олигархов, принимал их у себя в кабинете, присутствовал на их встречах с высшим руководством страны. В такие моменты меня не оставляла мысль, что я, возможно, вижу перед собой одних из наиболее талантливых, энергичных и влиятельных людей России (их средний возраст между тридцатью и сорока). И вместе с тем меня поражало, что большинство из них преследует исключительно личный сиюминутный интерес. Они не заглядывают в будущее и не доверяют друг другу. Благодаря этой узости взгляда некоторые олигархи давно перешли границу, отделяющую настоящий бизнес от беспринципных спекуляций, и не раз использовали несовершенство законодательства и слабость власти в целях личного обогащения.

Эта же узость взгляда не позволила многим из них адекватно отреагировать на кризис. В результате некоторые финансово-промышленные империи рухнули (например, "Инкомбанк"), были подмочены многие деловые репутации.

Заметно ослабли позиции В. Потанина, М. Ходорковского, В. Гусинского и др. Многие из них, благодаря росту цен на нефть, девальвации и отказу от уплаты долгов, безусловно, выживут, однако будут вынуждены постепенно переходить к более цивилизованным и профессиональным формам предпринимательства.

Зато финансово-промышленная группа "Альфа" смогла пережить кризис относительно благополучно и продолжает набирать обороты (особенно после того, как сделалась акционером "Тюменской нефтяной компании"). Полноценным олигархом стал Р. Абрамович ("Сибнефть"), который раньше прятался за спиной Б. Березовского. В начале 2000 года появилась информация о том, что Р. Абрамович берет под свой контроль несколько алюминиевых заводов, а Б. Березовский пытается вернуть себе контроль над "Аэрофлотом".

Со временем, я думаю, появятся и новые крупные предприниматели, которые уже не будут пытаться взять власть в свои руки и доверятся демократии. Но до этого еще очень далеко.

Должен признаться, что лично на меня летом 1998 года никто из олигархов не пытался оказывать серьезного давления. Отношения у нас были весьма ровными, если не сказать дружескими. Возможно, я лучше других чиновников понимал интересы крупных бизнесменов, в то время как некоторые из них понимали ситуацию в стране лучше многих министров. С крупным бизнесом можно и нужно сотрудничать, но государственные интересы при этом должны неизменно преобладать. В противном случае страна несет урон, что мы и наблюдаем в России в последние годы.

Негативная роль олигархов не вызывает сомнений. Она состоит не только в разграблении государственной собственности и финансовых ресурсов, но и в дискредитации идей экономических реформ. Олигархам реформы, по сути дела, не нужны, им выгодно их сдерживать.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх