ГЛАВА 16


Чехарда премьеров: Черномырдин, Кириенко, Примаков, Степашин, Путин кто следующий?

Смена премьер-министров в России в 1998-1999 гг. напоминала смену капризным монархом своих фаворитов или фавориток. Цепочка Черномырдин-Кириенко-Примаков-Степашин-Путин составлена из столь разных людей, а перестановки происходили так быстро (за полтора года – пять премьеров), что мало кто понимал суть происходящих событий.

Главная причина чехарды премьеров – поиск Борисом Ельциным преемника, который мог бы обеспечить безопасность членов "семьи", включая его самого, и защиту их экономических интересов. Наивные соображения типа наличия у выбранных кандидатур профессионализма, экономических взглядов и административного опыта в расчет не шли. Спору нет, найти преемника и обеспечить его избрание в президенты – крайне сложная задача, особенно если учитывать непредсказуемый характер Б. Ельцина.

Виктор Черномырдин – старый бюрократический лис, контролировать его напрямую членам кремлевской "семьи" было довольно нелегко. Такой человек как Черномырдин (с опытом советского министра и члена ЦК КПСС) по определению должен был с недоверием смотреть на выскочек последних лет и стараться водить их за нос. Так и случилось. Черномырдин никогда им не отказывал, но и почти ничего для них не делал. Вывод "семьи": слишком высокого мнения о себе, слишком рано почувствовал себя преемником, не помогает зарабатывать деньги – не годится.

Черномырдин пробыл на своем посту более пяти лет, снимать его с должности было страшно. Это потом премьер-министров начали менять как перчатки. Тогда же был использован прием методичного подбрасывания Президенту раздражающих его фактов относительно действий главы правительства. Особое внимание уделялось ситуациям, когда премьеру приходилось общаться с лидерами других стран, так как Ельцин считал внешнюю политику своей личной прерогативой.

Результат не замедлил сказаться – визит Черномырдина в начале 1998 года в США закончился для него плохо. Ельцину доложили, что премьер-министр на встречах с А. Гором ведет себя как будущий президент. Как раз тогда все готовились торжественно отметить шестидесятилетие Черномырдина. В этот момент Ельцин его и снял, тем самым указав на его истинное место в политической

иерархии. На пост премьера пришел никому не известный нижегородский банкир Сергей Кириенко, незадолго перед тем ставший министром топлива и энергетики.

С. Кириенко стал первой пробой "семьи" в поиске будущего преемника. Молодой, сообразительный, без корней в Москве – предполагалось, что он будет полностью лоялен по отношению к своим благодетелям. Однако негероический, интеллигентный образ нового премьера не увлек нацию, а деньги в раскрутку образа вкладывать не стали. Кроме того, Кремль посчитал, что Кириенко находится под сильным влиянием Чубайса и Немцова и недостаточно ясно демонстрирует преданность Кремлю. Короче, слишком умный и самостоятельный. В итоге из Кириенко сделали козла отпущения, списав на него все прошлые грехи исполнительной власти. Показательно, что С. Кириенко неплохо держал удары и быстро усваивал науку политики.

Приход в премьер-министры Евгения Примакова был жестом отчаяния со стороны "семьи", так как по возрасту и характеру Примаков никак не мог находиться в списке потенциальных преемников Ельцина. После августа 1998 года ситуация казалась столь катастрофической, а "семья" была так перепугана и растеряна, что министра иностранных дел Е. Примакова чуть ли не на коленях умоляли прийти на пост премьера (он, впрочем, об этом и сам мечтал).

Однако через несколько месяцев в Кремле оправились от шока и опомнились. Примаков же слишком неосторожно раскрылся – начал демонстрировать свои претензии на власть и искать союзников вне стен Кремля. Подобную нелояльность "семья" не прощает – незаменимых нет.

В мае 1999 года Евгения Примакова отправили в отставку. А провал импичмента в Госдуме вновь убедил Кремль и "семью" в собственном могуществе. После этого их не смущали даже отказ Совета Федерации окончательно снять проштрафившегося генерального прокурора Ю. Скуратова, сохранение в Центробанке В. Геращенко, противостояние с Ю. Лужковым и прочие несущественные проблемы.

Это привело к некоторому головокружению, в результате чего была допущена ошибка. Сергей Степашин в качестве премьер-министра – это компромисс, навязанный Кремлю умеренными политиками (Чубайс и другие), дабы не пришел к власти более опасный Н. Аксененко – тогдашний фаворит Кремля. Через три месяца эта ошибка была исправлена. Степашин оказался слабым и нерешительным премьером, "семья" не могла доверить такому свою судьбу.

После него ставку сделали на руководителя ФСБ Владимира Путина как на человека более организованного и решительного. Поскольку это событие совпало с вторжением чеченских террористов в Дагестан, чеченская тема стала ключевой в раскрутке Путина в качестве будущего президента страны.

Главой Администрации Президента к этому времени стал А. Волошин хороший аналитик и твердый, последовательный человек. При всей этой чехарде никто, разумеется, не думал об интересах государства, об экономической политике и прочих "мелочах". Поскольку права на ошибку у "семьи" больше не было, Кремль стал действовать на удивление эффективно.

С каждой новой отставкой премьер-министра у "семьи" укреплялось чувство безнаказанности и вседозволенности – нам можно все. Можно по телевидению обвинить Примакова в подготовке террористического акта против Президента Грузии. Можно во всеуслышание рассказывать про дом Лужкова в Испании, не приводя при этом никаких доказательств. Можно назначать на ответственные посты некомпетентных, но преданных людей.

Отсюда и вторжение ОМОНа в дирекцию "Транснефти", целью которого было снятие с должности ставленника Кириенко Н. Савельева, хотя вполне можно было сменить руководство "Транснефти" мирным путем через проведение акционерного собрания.

В этот период Ельцин все более слабеет, но сообщения о его очередных болезнях уже мало кого волнуют – все обсуждают рейтинги преемников. Так что неожиданное заявление Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года о досрочной отставке хоть и явилось эффектным действием, но не вызвало в стране растерянности и шока.

В январе 2000 года фактическим исполняющим обязанности премьер-министра стал М. Касьянов, неполный год проработавший министром финансов, но зато тесно связанный с "семьей". Неизвестно, будет ли он назначен на этот пост официально, но такое решение выглядело бы достаточно логичным.

Впрочем, не приходится сомневаться, что пост премьер-министра в России так и останется второстепенным. Президенту импонирует наличие премьера в качестве просто высшего чиновника, которого всегда можно уволить. Итоги парламентских выборов не играют здесь никакой роли.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх