ГЛАВА 18


Армия и власть

Когда западные журналисты, политики и бизнесмены поднимают вопрос об армии и о ее роли в России, российские политики чаще всего отмахиваются от этого вопроса. Мы, мол, не Латинская Америка, у нас не может быть государственных переворотов, и армия не играет какой-либо важной политической роли.

Между тем вопрос этот не праздный. В России накоплены огромные запасы оружия (в том числе ядерного), а плохо финансируемая и деморализованная армия вполне может стать источником опасности как для нашей страны, так и для остального мира. Кроме того, с армией у нас прямо или косвенно связаны миллионы людей.

Действительно, после восстания декабристов в 1825 году армия никогда не играла у нас самостоятельной политической роли. Ее лишь использовали в своих целях монархи, партии, генеральные секретари. Слишком влиятельных генералов (например, Г. Жукова после Второй мировой войны) всегда жестко ставили на место, то есть увольняли. Так было и при царях, и при коммунистах. Армию боялись и потому строго контролировали.

С другой стороны, только слепой не видит, что военные в настоящее время играют заметную политическую роль в России. Генералы А. Лебедь, Б. Громов, А. Руцкой сегодня являются губернаторами крупных российских регионов и им отнюдь не чужды президентские амбиции. ! Похожим образом обстоит дело и с генералом А. Николаевым, который не так давно возглавлял пограничные войска, а потом пытался провести свою партию в парламент.

Пока военным не удалось захватить доминирующие позиции в политике, возможно, потому, что с ними активно соперничают люди из правоохранительных органов – бывший глава ФСБ В. Путин исполняет обязанности Президента, другой бывший глава ФСБ Н. Ковалев и бывший глава президентской охраны А. Коржаков только что избраны депутатами парламента. Кроме того, не стоит забывать, что Е. Примаков еще несколько лет назад возглавлял внешнюю разведку России.

Основная причина определенной политической слабости российских вооруженных сил – их разобщенность по многочисленным силовым ведомствам, разбросанность на огромной территории, слишком большая численность. Наша армия напоминает этакого неповоротливого монстра – такую армию трудно сорганизовать на какие-либо политические действия. События 1991 года (путч) и 1993 года (разгон парламента) это наглядно показали.

Б. Громов был кандидатом на президентских выборах в 1991 году, а А. Лебедь – в 1996 году. А. Руцкой был в 1991-1993 гг. вице-президентом, а в сентябре 1993 года, во время конфликта парламента с Б. Ельциным, объявил себя президентом и начал издавать указы.


Отсутствие в России единой, тесно сплоченной касты военных профессионалов связано, например, и с тем фактом, что генералов у нас многие тысячи, так что большинство из них друг с другом даже не знакомы. Число родов и подвидов войск у нас также крайне велико, а собственно армии всегда в какой-то мере противостоят войска Министерства внутренних дел и других силовых министерств.

Хочу отметить и такое типичное для России явление, как ползучая приватизация армии (наряду со здравоохранением, образованием и т. д.). В условиях недостаточного финансирования и ослабления дисциплины многие командиры стали смотреть на своих солдат как на рабочую силу, которую можно использовать по своему усмотрению, а на военное имущество и территорию воинских частей – как на свои активы, которые могут и должны приносить им деньги.

Я лично присутствовал на одной встрече в Подмосковье, где самодовольный и процветающий бизнесмен (сам полковник в отставке и орденоносец), отдавал команды генералам из расположенных поблизости воинских частей. Не приходилось сомневаться, у кого в руках находится реальная власть. Кто платит, тот и заказывает музыку… Дело происходило на даче у полковника, нам подносили шашлыки и водку. Хозяин смачно рассказывал, какому генералу и где конкретно он помогает строить дачи отнюдь не по генеральским средствам…

Нужно обратить внимание и на такой печальный факт, как фактическое вырождение комсостава армии, уже не привлекающей в свои ряды лучших из лучших. Многие наши генералы по поведению и интеллекту в лучшем случае похожи на сержантов. Характерный пример – бывший любимец Ельцина и, по его словам, лучший министр обороны Павел Грачев, который оставил о себе память новыми "латиноамериканскими" фуражками офицеров, скандалами и хамством.

Проблема повального пьянства в армии общеизвестна, а в последние годы все чаще возникают скандалы по поводу коррупции генералов. Налицо также отсутствие ярких лидеров в командном составе вооруженных сил -наиболее самостоятельные личности из числа высшего офицерства как правило ухолят из армии, нередко – в политику.

Не надо забывать и о жесткой системе политического контроля над вооруженными силами, которую коммунисты создавали десятилетиями. За генералами постоянно приглядывали партийные организации – в любой области России командующего гарнизоном автоматически включали в местное партийное бюро. Все делалось так, чтобы никакой бесконтрольной власти у военных не было, что, в принципе, абсолютно правильно.

В последнее десятилетие финансирование армии и престижность офицерской службы существенно снизились. Следствием этого стало массовое бегство молодых офицеров из рядов вооруженных сил в поисках лучшей доли. Так поступил и брат моей жены, молодой офицер, который прошел Афганистан и, казалось, мог бы рассчитывать на успешную военную карьеру. Подобных примеров – десятки тысяч.

Огромное число офицеров, в том числе и попавших под объективно необходимое сокращение армии, пополнили ряды сотрудников охранных фирм, бизнесменов, бухгалтеров и даже бандитов. Кадровый состав армии при этом не улучшился – добровольно уходят самые решительные и независимые, а привлечь к себе способную молодежь у военных нет возможности.

Падение боеспособности российской армии стало притчей во языцех численный состав ее насчитывает более одного миллиона человек без учета внутренних войск (при населении страны в сто сорок шесть миллионов человек), а воевать некому. Первая чеченская война это наглядно продемонстрировала – на передовой оказались необстрелянные призывники. Причина все та же – деморализованные кадры (низкая зарплата, нехватка жилья) и отсутствие средств на модернизацию вооружения.

Угроза политического мятежа со стороны армии, на мой взгляд, явно преувеличена. Однако в ближайшие годы важным политическим фактором по-прежнему будет оставаться наличие в стране огромного числа военнослужащих (действующих и бывших) и членов их семей, которые составляют, по меньшей мере, 10% российских избирателей. Благо наши военные имеют самые разные политические взгляды и не являются опорой какой-то одной партии. Все попытки создания политических партий и движений по военному принципу не имели успеха. Нашумевшее "движение в поддержку армии" с треском провалилось на выборах в Госдуму в декабре 1999 года.

Так что армия наша в ближайшее десятилетие все же будет иметь определенное политическое значение – большее, чем в любой западной стране, но существенно меньшее, нежели в странах, где вошли в обычай военные перевороты. Сама по себе это уже хорошая новость.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх