ГЛАВА 21


Москва – российский Чикаго

Особое место в политической и экономической жизни нашей страны занимает столица – Москва. И не только потому, что здесь живут и работают 10% всех граждан

России. Дело в невероятно высокой концентрации в одном месте финансовых ресурсов и политической власти.

Действительно, такой концентрации денег, власти, культурных учреждений, мошенников, бандитов, проституток и политиков как в Москве, нет больше ни в одной другой столице мира. В России за пределами Москвы практически нет серьезных банков, гораздо меньше состоятельных людей, хороших музеев или театров, существенно ниже зарплата, почти нет приличных гостиниц.

Взять хотя бы только один факт – 90% депутатов парламента после проигрыша выборов не возвращаются к себе домой, а остаются жить в Москве. В результате прослойка бюрократов, нынешних и бывших политиков среди жителей столицы непрерывно увеличивается, идет колоссальная утечка мозгов из провинции в Москву.

Сюда же тянутся хорошие специалисты, культурная элита, преступники, богатые люди, нищие и т. д. Достаточно сказать, что чеченцев в Москве сейчас больше, чем в самой Чечне. Число мусульман в российской столице перевалило уже за миллион человек.

Последние шесть-семь лет образ Москвы неотделим от образа своего мэра Юрия Лужкова, который стал крупной фигурой в российской политике. Инженер-химик, средней руки бюрократ, пришедший во власть за спиной демократа первой волны Г. Попова (первого мэра Москвы), он быстро превратился в самостоятельного политика всероссийского масштаба. Даже его политические противники относятся к нему с уважением.

В чем причины такого взлета? Во-первых, Ю. Лужков имеет все задатки харизматического лидера. Он играет в футбол и купается в ледяной проруби, заводит детей в шестидесятилетнем возрасте и дружит с полукриминальными элементами, тратит деньги на поиск лекарства от рака и строит церкви. Кроме того, он постоянно носит кепку. Такой человек не может не привлекать к себе внимания.

Во-вторых, необычайная энергия и решительность Лужкова позволили ему быстро взять московское хозяйство в свои руки и развернуть кипучую деятельность, прежде всего, в сфере строительства. Размах строительства в Москве не заметить невозможно, его видят не только москвичи.

Именно твердый характер и самобытная личность Лужкова в свое время привлекли к нему Бориса Ельцина, и они надолго стали ближайшими союзниками.

Энергичная поддержка Ельцина позволила Лужкову получить даже своеобразную автономию от федеральных органов власти. По сути, Ельцин разрешил Лужкову создать оазис сепаратизма в самом центре России.

Все помнят слова Бориса Николаевича о том, что в Москве А. Чубайс к приватизации не будет иметь отношения. Чубайс молча проглотил этот явно незаконный приказ. Благодарный Лужков в ответ длительное время безоговорочно поддерживал Ельцина и не лез в большую политику.

При этом Ю. Лужков еще в начале девяностых пошел на конфронтацию с экономическими реформами и реформаторами, так как имел свое, подчас весьма странное, мнение о сути экономических реформ. В 1993 году я сам по поручению Б. Ельцина знакомился с экономическими предложениями московской команды, рекомендованными последней для всей страны, и поразился присутствию там экономически непродуманных предложении, включая контроль над ценами и другие административные меры.

Возвращаясь к вопросу приватизации, стоит вспомнить борьбу Лужкова с Чубайсом, хотя никому не ясна суть их конфликта. Считается, что в Москве приватизация, по большей части, шла за реальные деньги и потому была более справедливой. Доказательств этого никто пока не представил. Мне не нравится приватизация по Чубайсу, но также мне не понятна приватизация по Лужкову. Чем она лучше? Больших доходов бюджету она не дала, и собственность в значительной части точно таким же образом разошлась среди своих. В чем же принципиальная разница?

Все наслышаны о сомнительных экономических экспериментах в Москве с целью поддержки отечественного производителя, когда за счет городского бюджета выкупались крупные предприятия-банкроты типа ЗИЛа и "Москвича" (автомобильные заводы). Лужков брался за дело с бешеной активностью, закачивал в эти и другие предприятия сотни миллионов долларов, лично каждую неделю ездил на заводы. Однако предприятия по-прежнему продолжают влачить жалкое существование – деньги налогоплательщиков выброшены на ветер.

Между тем, если бы в московском правительстве были грамотные экономисты, то они объяснили бы мэру очевидную истину – глупо в центре города держать сотни гектаров дорогой земли под предприятиями, которые почти ничего не производят, не платят налоги, а только пожирают субсидии. 30% территории Москвы заняты промышленными зонами, складами и пустырями, которые не приносят городу доходов, а многоэтажное жилье строится все дальше от центра.

Другой наглядный пример своеобразного хозяйствования Лужкова – его активная строительная деятельность. Действительно, в Москве строится домов очень много и строятся они быстро, но вопрос заключается в том, как, кем, где и почем. Например, сразу бросается в глаза, что значительная часть строительства имеет чисто частное происхождение и к московским властям никакого отношения не имеет.

При больших объемах жилищного строительства себестоимость жилья в Москве столь велика, что на стандартные квартиры почти исчез спрос, благодаря чему московские строители несут убытки. Цены на жилье явно не соответствуют доходам подавляющего большинства москвичей.

Город продолжает плодить кварталы многоэтажных советских "курятников", причем все дальше от границ исторической Москвы, из-за чего возникают огромные транспортные проблемы. Строить дешевое малоэтажное жилье на пустующих городских территориях московскому правительству не хочется, так как дохода это ему не принесет. Да и не умеют уже, кажется, строить по-другому.

Юрий Лужков полюбил странный русско-турецкий архитектурный стиль, который явно портит исторический облик города. Почему это плохо? Потому что в этом сквозит отсутствие вкуса и бережного отношения к национальному культурному наследию. В значительной мере такое положение объясняется демпинговыми ценами турецких строительных фирм и низким культурным уровнем московских чиновников.

За последние годы в Москве уничтожено большое число зданий прошлого века, а на их месте появляются нередко уродливые и безвкусные новоделы. Все решают деньги – защита памятников культуры никого не волнует. Это совсем не сочетается с декларируемым патриотизмом Лужкова.

Свои личные пристрастия Юрий Михайлович навязывает, практически, всему городу, хотя он пока что не монарх и не должен принимать решения по образу диктатора. Петр I, по крайней мере, копировал лучшие достижения Запада и построил великолепный Санкт-Петербург на болотах, где до того квакали лягушки и кулики насиживали яйца. При Лужкове же уничтожается историческая Москва, которую до него строили столетиями.

Придворный скульптор 3. Церетели "украсил" столицу своими сомнительными шедеврами за государственный счет. Чего стоит одна статуя Петру I, которая изуродовала центр города. Благое дело восстановления храма Христа Спасителя обернулось политической акцией – ради ускорения строительства построили совершенно новый храм, а не воссоздали прежний. Памятники Александру III у храма Христа Спасителя и Александру II в Кремле восстанавливать никто не торопится.

Прямо у стен Кремля вырыли гигантскую яму и сделали очень дорогой подземный торговый центр, валютную пещеру без нормальной автомобильной стоянки, забыв, что богатые покупатели в магазин на метро у нас не ездят. Люди ходят в подземный комплекс на Манежной площади как на экскурсию, этот проект, возможно, так никогда и не окупится. Слава Богу, Кремль не рухнул из-за подкопа его стен (были такие опасения). Зачем на это тратились деньги города? Чувство меры явно не присуще московским властям.

Не вызывает сомнений – у Ю. Лужкова весьма левые политические взгляды. Памятники К. Марксу, Ф. Энгельсу, В. Ленину продолжают стоять в центре Москвы на самом видном месте, причем немецкий капиталист Энгельс, никакого отношения к России не имевший, почему-то смотрит на новый храм Христа Спасителя. В городе остались Большая Коммунистическая улица и Ленинский проспект, процветают многочисленные ультралевые и ультраправые организации. Все это настораживает.

Тип экономической системы, который возобладал в Москве, как в отдельном субъекте Российской Федерации, можно называть по-разному номенклатурный капитализм, капитализм для друзей и родственников, социализм на капиталистической основе. Но главная его отличительная черта – четкое разделение территории города на зоны влияния, как это принято делать у мафии. Огромное число формально государственных предприятий и учреждений в Москве работают на частные интересы. Если ты "чужой", то у тебя обязательно возникнут большие проблемы с различными бюрократическими организациями – от пожарной охраны до регистрационной палаты, ты вряд ли получишь лучшие подряды в строительстве, замучаешься выбивать необходимые разрешения для получения земельного участка. Если же эти препоны удалось преодолеть, тебя наверняка попросят что-то спонсировать, потребуют покупать кассовые аппараты только у определенной фирмы, а технический осмотр автомобилей проводить только там-то и там-то. Это касается также сфер образования, медицины, ремонта бытовой техники и даже похоронных услуг.

Многочисленные федеральные служащие в Москве часто больше зависят от московских властей, чем от собственного начальства. Федеральному правительству приходится периодически снимать руководство московской милиции, прокуратуры, налоговой полиции и даже ФСБ за чрезмерную преданность Ю. Лужкову.

Хотя у нас в последнее время любят говорить о высоком уровне преступности в Санкт-Петербурге, ситуация в Москве в этом отношении куда более серьезная – здесь больше денег, а следовательно, и преступных группировок со связями во властных структурах. Каждый месяц в Москве происходят заказные убийства, процветает рэкет, улицы заполонили проститутки, а органы правопорядка делают вид, что ничего страшного не происходит. В Петербурге все куда яснее, там будет проще навести порядок, если появится сильный и профессиональный губернатор. В Москве болезнь ушла гораздо глубже, и избавиться от нее будет труднее.

По российскому телевидению не так давно были продемонстрированы уникальные кадры – у штаб-квартиры московской милиции заложили муляж бомбы, и никто на это даже внимания не обратил. В городе действуют многочисленные преступные группировки, милиции о них все известно, но правоохранительные органы не предпринимают никаких действий. Убийство в центре Москвы американского бизнесмена – владельца отеля, в котором останавливался Клинтон, – осталось не расследованным. И все это происходит в городе, мэр которого считается очень волевым политиком и администратором.

То же самое можно сказать и о коррупции, которой в Москве как будто бы нет. Московские власти очень не любят выслушивать критику по этому поводу, хотя общеизвестно, что более коррумпированного чиновничества, чем в Москве, сыскать трудно. Учитывая политический вес Лужкова, даже федеральные правоохранительные органы обходят Москву стороной, так что дальше поимки мелких взяточников дело здесь не идет.

Неприятие демократии и авторитаризм – другая характерная черта московской власти. В Москве мэр – царь и бог, он стоит выше закона. Лужков сам назначает и снимает префектов районов, активно использует бюрократический аппарат для организации проведения любых выборов в свою пользу. Кандидату, стоящему в жесткой оппозиции к московскому мэру, избираться здесь в государственную или городскую думу практически нет возможности.

Иногда лужковскую Москву называют фирмой "Лужков инкорпорейтед", так как вся она сильно напоминает огромное коммерческое предприятие. Особую роль в этом деле играет акционерное общество "Система", по существу представляющая собой гигантский коммерческий холдинг. Возглавляет фирму некто В. Евтушенков, формально являющийся в московском правительстве председателем Комитета по науке.

Другая сторона московской коммерческой пирамиды -многочисленные предприятия, контролируемые женой Ю. Лужкова и иными его родственниками. Не думаю, что сам мэр осведомлен о подлинных масштабах коммерческой деятельности, развернутой в Москве под прикрытием его имени. Ю. Лужков при всяком удобном случае критикует окружение и "семью" Ельцина, но вокруг него процветает то же опасное срастание власти и бизнеса.

Закат политической карьеры Лужкова начался в тот момент, когда советники порекомендовали ему баллотироваться в президенты. Он тут же рассорился с Ельциным, чем поставил себя и свою "систему" под удар. На подготовку к выборам он затратил гигантские ресурсы, но не завоевал достаточной популярности в стране. Зато побудил федеральные органы начать расследование своей деятельности, что повлекло за собой многочисленные скандалы.

Связав накануне парламентских выборов свое политическое будущее с Е. Примаковым, Лужков не приобрел дееспособной политической организации и не повысил свои шансы. Двум львам в одном логове тесно. Попытка блока "Отечество – Вся Россия" опереться на региональные элиты провалилась региональные лидеры предали Лужкова и Примакова, как только позиции В. Путина заметно усилились.

Объявив войну Кремлю, Лужков неожиданно получил весьма сильный отпор. Это быстро отрезвило Лужкова. В президенты он идти расхотел. Пределом мечтаний для него сделалась победа на досрочных выборах мэра, а заметное ухудшение результата по сравнению с предыдущими выборами стало предупреждением в дальнейшем не искушать судьбу.

Думаю, Юрий Лужков уже никогда не будет претендовать на пост президента, но и в сторону от политики не уйдет. В его лице В. Путин всегда будет иметь сильного оппонента и критика. У Примакова ситуация хуже -ему уготованы вторые роли в Госдуме, что при его возрасте означает конец политической карьеры.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх