Вопрос 70. Развитие буржуазного гражданского права: Германское гражданское уложение

Одним из крупнейших и ярких памятников буржуазного права является Германское гражданское уложение, введенное в действие в 1900 г.

До 1900 г. отдельные государства, входившее в состав империи и даже саамы незначительные области в пределах этих государств имели свое собственное законодательство, свои особые юридические обычаи.

Общеимперские законы, конечно, существовали, но они в самой малой степени касались гражданского права. Укажем, например, на постановления о ростовщичестве, опеке и нотариате, содержащиеся в полицейских уставах XVI в.

Для характеристики местного (партикулярного) права сошлемся на пример Баварии. Всего статутов, регулировавших гражданские правоотношения, здесь насчитывалось 44. Несмотря на такую численность, они содержали массу пробелов.

Несколько по-иному было в Пруссии, где действовало так называемое Прусское земское уложение 1794 г., потеснившее в ходе применения местные правовые установления. Однако составленное под влиянием гнетущего страха, который нагнала на правящие династии французская революция, Прусское уложение в очень малой степени соответствовало буржуазным отношениям. Это был кодекс подновленного в духе времени феодального права. Он сохранял крепостное право, цехи, особый статус родовых вотчин и неограниченную власть помещиков над крестьянами.

Составление общеимперского свода гражданского права оказалось возможным только после объединения Германии, но и в этот период далось нелегко: кодекс вступил в силу через 26 лет после назначения комиссии для его составления.

Германское гражданское уложение составлено по так называемой пандектной системе. Оно состоит не из трех частей, как Кодекс Наполеона, а из пяти: общая часть (о лицах физических и юридических, сделках и вещах вообще, давности и т. п.) и четыре специальных: обязательственное право; вещное право (собственность, владение); семейное право; наследственное право.

Германское гражданское уложение (далее – ГГУ) превосходит французский кодекс по своему общему объему (2385 параграфов). Оно написано тяжелым языком, доступным» только специалистам, понимание затрудняется обилием ссылок одних статей на другие и необычным терминологическим оснащением. Германский кодекс обнаруживает специфические приемы, характерные для буржуазного правотворчества периода империализма: неопределенность формулировок, злоупотребление отсылками к растяжимым и неюридическим критериям, которые могут быть понимаемы по-разному и получили ироническое название «каучуковых правил» (И. С. Перетерский). Таковы отсылки к «добрым нравам», «доброй совести» и пр.

Существенные черты ГГУ определяются еще некоторыми специфическими обстоятельствами: германская буржуазия должна была мириться с политическим преобладанием юнкерства и потому принять как должное сохранение феодального землевладения и многих, связанных с ним пережитков прошлой эпохи.

В то же время, как мы увидим ниже, ГГУ тесно связано со своей эпохой, выражая существенные черты буржуазного права империализма. Особая глава посвящена юридическим лицам, т. е. капиталистическим объединениям разного рода; соответствующие нормы кодекса обеспечивают интересы промышленности и торговли, налагая в подлежащих случаях узду на все еще почитаемое землевладение и т. д. В «духе времени», но никоим образом не посягая на интересы капиталистов, ГГУ распространяется насчет «социальных обязанностей», лежащих на нанимателе, «доброй совести» как непременном условии гражданского оборота, борьбы с «недобросовестной конкуренцией» и пр.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх