Вопрос 91. Реформы в капиталистических странах? профсоюзы и коллективный договор

Начало массовому профсоюзному движению в большинстве буржуазных стран было положено в 1918 г. и в первые следующие за тем годы, несмотря на то, что профсоюзы существовали до первой мировой войны.

Устроителям Версальского мира пришлось включить в договор статьи, касающиеся международных соглашений о регулировании условий труда, было знаменательным событием. Не менее важным было и то, что для соответствующих консультаций были привлечены профсоюзные лидеры. В этом нашло своего рода признание профсоюзов, правомерности их участия в выработке законов, касающихся условий труда. Станет ли оно достаточно эффективным – вопрос другой и чаще всего ответ на него будет отрицательным. Однако не настолько, чтобы дойти до отрицания полезности самого факта консультаций правительства с профсоюзами.

При Лиге наций создается МОТ – Международная организация труда (1919 г.).

Изменения происходили и в некоторых других отношениях. Возникали новые, революционные профсоюзы и профцентры. К их числу следует отнести образовавшийся в 1918 г. профсоюз рабочих сталелитейной промышленности США, явившийся инициатором памятной забастовки 1919 г. Нельзя не отметить также образование единого руководящего центра английских профсоюзов (1919 г.) и Унитарной всеобщей конфедерации труда во Франции (1921 г.), выступившей в противовес реформистской ВКТ.

«В развитии международного рабочего движения, – говорит Л. И. Брежнев, – большую роль всегда играла сила примера, которую рождает социализм. Ведь это факт, что достижения Советской власти в области социального обеспечения, охраны прав трудящихся стали вдохновляющим стимулом для рабочих за рубежом в их классовой борьбе против эксплуатации и капиталистического гнета».

Первые послереволюционные годы принесли с собой еще и другие новшества: хотя и в немногих сравнительно случаях парламенты и правительства стали допускать установление минимальных ставок заработной платы, признали коллективные договоры, согласились с существованием рабочих советов на предприятиях. В этой связи нельзя не упомянуть известный «договор о деловом сотрудничестве», заключенный германскими профсоюзами с германскими предпринимателями в ноябре 1918 г. Как бы ни оценивать этот договор в целом (профсоюзы обязались воздерживаться от стачечной борьбы в обмен на уступки), отказ предпринимателей от снижения заработной платы, их обязательство выплачивать пособия по безработице, наконец, признание коллективных соглашений с профсоюзами свидетельствовали о неспособности правящих классов Германии действовать старыми методами. Тарифные договоры были для Германии не редкостью и до первой мировой войны, но только с 1918 г. они сделались более или менее общепринятыми.

Для многих стран капитализма законодательное признание коллективных договоров было непосредственным результатом революционной ситуации 1918–1920 гг. Такова, например, Франция (закон 25 марта 1919 г.). И даже в Соединенных Штатах, являвших пример сопротивления идее социальных реформ, первый коллективный договор (между докерами и судовладельцами) был подписан все в том же 1919 г.

Послереволюционные годы были некоторым рубежом и для юридической науки буржуазных стран мира. До 1918 г. юристы с трудом принимали идею коллективного договора, а если и принимали, то относили соответствующие отношения к частному праву.

О законодательном признании, а тем более регулировании коллективных договоров не могло быть и речи. И только с 1919 г. коллективные договоры стали выдавать за «величайшее достижение», за «инструмент согласия между классами» и т. п.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх