Часть XIV

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

(МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ)

64. Новая расстановка сил в мировой политике послевоенного времени

Вернемся к осени 1943 г. Первую фазу борьбы за передел мира на сферы влияния можно отнести к осени 1943 г. Едва отзвучала канонада Курской дуги, как лидеры трех великих держав собрались на знаменитую Тегеранскую конференцию. Важность этого события подчеркивает и тот факт, что кремлевский домосед, крайне редко покидавший пределы не только страны, но и Москвы, соизволил встретиться с «коллегами» на нейтральной территории, несмотря на опасность покушения. Формальной «повесткой дня» был почти будничный и предрешенный вопрос об открытии второго фронта, но фактически предопределялось будущее Европы, хотя об этом и не говорилось.

Главные дебаты развернулись между британским премьером У. Черчиллем и советским генеральным секретарем И.В. Сталиным, при мудром посредничестве президента США Ф.Д. Рузвельта. Известно, что хладнокровный британец, обиженный грубоватыми шутками «кремлевского горца», порывался даже покинуть конференцию. Камнем преткновения в спорах между союзниками был вопрос о времени, но главное — месте открытия второго фронта. Сталин считал оптимальным районом развертывания войск союзников — Нормандию, Черчилль — Балканы. В наши дни и документально, и в художественной форме восстановлено то колоссальное напряжение, которое сопутствовало тегеранскому диалогу.

Политические шахматы. Битва советского и британского лидеров — двух гениев политической интриги в наименьшей степени вызывалась текущими военно-политическими соображениями. Подобно опытным шахматистам, они рассчитывали ход событий на несколько шагов вперед. Черчилль прекрасно понимал, что вслед за победным шествием советских войск, в Европе неминуемо объявится и «призрак коммунизма». Именно поэтому британский премьер и настаивал на Балканском варианте, полагая, что союзные войска не допустят буйств «призрака» далее самой западной границы СССР.

Но если Черчилль был уверен, что пространства от Балтики до Тихого океана вполне достаточно для коммунистического эксперимента, то Сталин видел ситуацию иначе. С 1917 г. и вплоть до начала Второй мировой воины СССР был надежно изолирован кольцом подконтрольных Западу стран-сателлитов. Теперь же, в дыму, гари и взрывах еще не завершившейся войны, Сталин увидел реальную возможность прорвать политическую блокаду, взяв под контроль как минимум Восточную Европу. Возобладала точка зрения Сталина: плацдарм для прорыва в Европу был готов.

Конкретные очертания противоборства. На Ялтинской и Потсдамской конференциях победители завершили раздел побежденной Германии на зоны влияния, условились о войне против Японии и внешне придерживались приличий по отношению к друг другу. Летом 1945 г. из трех участников Тегеранской конференции действующим лицом оставался только Иосиф Сталин. Уинстон Черчилль, лидер западного мира в борьбе с германским фашизмом, проиграв выборы, приноравливался к мирной жизни обывателя (он был сменен на посту премьер-министра в ходе Потсдамской конференции, за несколько дней до ее окончания), умер основатель ООН, инициатор участия США во Второй мировой войне Франклин Делано Рузвельт. Но это была лишь смена декораций, механизм политического соперничества был уже запущен, противоборство двух миров обретало конкретные очертания.

Новый президент Соединенных Штатов, далекий от интеллектуальной утонченности своего предшественника, Г. Трумэн, с трудом скрывал свою инстинктивную ненависть и страх перед «Советами». Еще в начале Великой Отечественной этот государственной муж, будучи тогда сенатором, «умозаключил», что если в войне будут побеждать русские, то следует помочь им, а если немцы, тогда, конечно, Гитлеру. Намекнув Сталину об имеющемся у США оружии, он, как ему казалось, внимательно изучил реакцию собеседника и сделал вывод о его полном неведении относительно атомной бомбы. Трумэн даже не сумел скрыть своего торжества, заявив, что у него есть «большая дубинка для советских парней». В качестве превентивной меры «дубинка» была опробована на мирных японских городах. Эффект превзошел все ожидания, и мир ужаснулся судьбе Хиросимы и Нагасаки.

Оружие возмездия. Об оружии возмездия, о «Манхэттенском проекте» Сталин знал задолго до президентства Трумэна. Лучшие отечественные умы науки и разведки под бдительным патронажем Л.П. Берия неустанно трудились над советским вариантом атомной бомбы. В разоренной дотла голодающей стране, где в госпиталях героям войны, фронтовикам не хватало не только медикаментов и постельного белья, но и посуды (есть сведения, что во многих госпиталях раненные бойцы ели из консервных банок), огромные суммы уходили на поддержание ядерного проекта.

Победа коммунистических режимов. Впрочем, «отец народов» не упускал из виду и геополитику. В первые же послевоенные годы в странах Восточной Европы к власти под неусыпным надзором советских спецслужб пришли коммунистические режимы. Горькие прозрения У. Черчилля сбывались со стопроцентной точностью. Сам бывший британский премьер в знаменитой Фултонской речи заявил, что над Восточной Европой опускается «железный занавес». Советские средства «массовой дезинформации» но указанию свыше многократно исказили смысл произнесенной Черчиллем речи и сделали все для создания из союзников по Второй мировой образ врага. Впрочем, пе стоит забывать, что и на Западе практиковались сходные пропагандистские приемы. «Охота па ведьм» была, может быть, и менее жестокой, чем «воспитательная работа» НКВД, но не менее мерзкой и провоцировавшей массовый общественный психоз. Например, знаменитый Уолт Дисней буквально истязал своих сотрудников подозрениями в сочувствии к коммунистам.

Смена лидерства в Западном мире. Одним из эпохальных последствий новой расстановки сил в мировой политике этого времени стала смена лидерства в Западном мире. «Владычица морей» Британия уступила первенство в поддержании идеалов свободного мира Соединенным Штатам, отказавшимся от традиционной политики изоляционизма. Обладая ядерным оружием, США столь активно озаботились идеей защиты демократии, что уже через несколько лет после совместной с СССР победы над фашизмом, разработали с десяток сценариев нападения на бывшего союзника.

65. 1949 г. как рубеж в формировании противоборствующих систем

Борьба политических интересов на территории Германии. Первой пробой сил в великом противостоянии двух миров стал Берлинский кризис 1948 г. Согласно peшениям Ялтинской и Потсдамской конференций союзников был разработан международный правовой статус послевоенной Германии и Берлина. Столица германского рейха была поделена на четыре зоны оккупации: английский, американский, французский и советский сектора. Стороны оговорили, что все действия в отношении оккупированных территорий будут предприниматься совместно. Уже в первые месяцы по окончании войны стало очевидно, что тщательно разработанные и согласованные положения конференций союзников «по германскому вопросу» не более чем декорация. На территории Германии развернулась ожесточенная борьба политических интересов. Каждая из противоборствующих сторон стремилась использовать в свою пользу все обстоятельства: от вполне легальной деятельности партий и профсоюзов до откровенного шпионажа и провокаций.

Денежная реформа в Западной Германии. Шаткий баланс интересов был нарушен летом 1948 г. Вопреки Потсдамским договоренностям союзники провели в своей зоне оккупации (в Западной Германии) денежную реформу. Переговоры союзников о единой денежной реформе ни шатко ни валко велись, начиная с 1947 г. в союзном контрольном совете. Не добившись понимания, западная сторона, с одобрения и при активном участии США, предприняла сепаратную денежную реформу в своей зоне оккупации, объявив об этом советским «коллегам» за два часа до ее начала. Реформа была проведена на высоком уровне и, конечно, способствовала стабилизации экономики Западной Германии, но не ничем не обеспеченная денежная масса хлынула в советскую зону оккупации, включая Берлин.

«Самоблокада» Берлина. Принять адекватные экономические меры советская сторона не сумела. Западная марка быстро завоевывала валютный рынок, произведя полный экономический хаос в восточной части Германии. Не совладав с создавшейся ситуацией экономическими методами, советское руководство предприняло силовые действия, блокировав Западный Берлин. Для «широкой общественности» в ход был пущен неуклюжий пропагандистский штамп о «самоблокаде» Берлина. Дескать, население Западного Берлина, науськиваемое империалистами, голодает намеренно, чтобы опорочить таким манером великое дело социализма. СССР действительно предлагал берлинцам продовольственную помощь, но на условиях, заведомо неприемлемых.

Западный Берлин оказался в исключительно тяжелом положении. Нехватка электроэнергии привела к параличу промышленности, массовой безработице, не хватало продуктов питания. К чести берлинцев, они не поддались откровенному шантажу со стороны советского руководства и немецких прокоммунистических кругов.

Ответные меры. Блокада Берлина вызвала ответные меры. Западная пресса нестрела угрожающими заявлениями: «В наших руках решающие козыри. Наша сторона, а не Советский Союз обладает атомным оружием и могла бы…буквально стереть с лица земли мощь советского Союза», — кровожадно призывала одна из английских газет. Трумэн еще в начале берлинского кризиса демонстративно приказал перебросить в Западную Германию тяжелые атомные бомбардировщики. Западные страны, прежде всего США, организовали «воздушный мост» в Западный Берлин для поставки продовольствия. Эта помощь была мизерной, город оказался на грани физического вымирания.

Образование двух Германий. Достигнутое под давлением СССР 30 августа 1948 г. четырехстороннее соглашение о восточно-европейской марке как единственной немецкой валюте оказалось фикцией. Уже в марте 1949 г. западно-берлинские власти дезавуировали соглашение и ввели западно-германскую марку как «единственную денежную единицу». Долгие переговоры между бывшими союзниками оказались бесцельными. Лишь к осени 1949 г. многомесячное балансирование на грани войны разрешилось образованием двух Германией.

Создание СССР ядерного оружия. 1949 г. - рубежная дата в формировании противоборствующих военно-политических систем. Западный мир получал одну за другой существенные пробоины. Раскол Германии, национальное движение в Индии, образование коммунистического Китая, начало войны в Корее. Но самым грандиозным ударом было известие о создании в СССР ядерного оружия. Сказать о том, что Западный мир был потрясен этим фактом, — значит, не сказать почти ничего. Это было даже не потрясение, а контузия с тяжелыми последствиями. Первое удачное испытание советской атомной бомбы (кстати, рядовые участники испытаний не были предупреждены о последствиях облучения) кардинально меняло расстановку сил в мире. Это обстоятельство давало новые козыри советскому руководству и заставляло США с союзниками изыскивать новые средства для утверждения собственных истин в мире. Одним из способов мобилизации сил и ресурсов западных стран стала организация НАТО. В ответ Сталин успешно проводил свою линию в отношении лидеров «демократических» стран Восточной Европы (за исключением неожиданно «взбрыкнувшего» диктатора Югославии Иосифа Броз Тито, зачисленного советской пропагандой в пособники фашистов), Китая.

К началу 1950-х гг. «холодная война» стала общепризнанной реальностью послевоенного мира.

66. Парадоксальное десятилетие (1955–1965)

Первые шаги Хрущева. Постсталинский период отечественной истории в неменыпей степени, чем предшествующий, характеризовался деспотизмом натуры Первого лица государства. Несомненны заслуги Н.С. Хрущева в процессе освобождения страны от сталинского наследия, но верно и то, что сумасбродность и «башмачная дипломатия» Никиты Сергеевича отражались на внешней политике страны. Только сейчас (хотя и не в полном объеме), когда раскрыты секретные архивы сверхдержав, становится ясно, сколь близок был мир к ядерной катастрофе в период «оттепели».

Первые шаги «дорогого Никиты Сергеевича» внушали определенные надежды на оттепель не только в СССР, но и во взаимоотношениях с Европой и США. В 1955 г. были выведены войска из Австрии, удалось стабилизировать отношения с Югославией. Правда, Мао Цзэдун, обиженный непочтительным отношением к памяти великого Сталина, объявил советский политический курс ревизионистским, а себя — Великим кормчим и единственным продолжателем дела коммунизма. Впрочем, Хрущев никогда не отказывался от далекой заветной цели и даже превзошел китайских товарищей, объявив точный срок построения коммунистического общества: 1980 г.

Мир оживал. Десятилетие с середины 1950-х до середины 1960-х гг. — яркий и парадоксальный период в истории минувшего столетия. Мир оживал после Второй мировой войны и оттаивал после ожесточения «холодной войны». В СССР одно за другим происходили события которые казались невозможными. XX съезд КПСС, Международный фестиваль молодежи, приезд деятелей культуры, зарубежных артистов, писателей, общественных деятелей, наконец, знаковое событие эпохи — полет Юрия Гагарина в космос.

До середины 1960-х потрясающий по динамизму рост научно-технических достижений всерьез заставил западных аналитиков пересмотреть свое отношение к принципам плановой экономики. Это сейчас, когда рыночная экономика показала свою силу и способность пережить любые кризисы, доказывать ее превосходство над советской экономической моделью представляется ненужной тратой времени. Но так было не всегда…

Проблемы Запада. Огромные сдвиги происходили и в мировой политической системе. Потеря колониального статуса Британией, близость распада французской колониальной системы, расовые проблемы в США, мощное национально-освободительное движение в Азии, Африке, Латинской Америке вкупе с ростом популярности СССР в странах третьего мира стали серьезной проблемой для государств западного блока.

Противоборствующие стороны демонстрировали чудеса политической мимикрии, приспосабливаясь к изменяющемуся миру. За фасадом политики международной разрядки шло изматывающее соперничество сверхдержав в военно-политической, научно-технической, но главное — в идеологической сферах.

Методы сверхдержав. Чтобы расширить или хотя бы сохранить свое влияние в мире, сверхдержавы использовали самый разнообразный арсенал средств и методов: материальная помощь развивающимся странам (фактически, крупная взятка за обещание следовать предложенному «старшим братом» политическому курсу), содействие нужным политическим лидерам, партиям, движениям или, напротив, ликвидация опасных и неугодных лиц, политическая демагогия, шпионаж. В «борьбе за души» использовался старый как мир принцип: «цель оправдывает средства».

При этом США и СССР модернизировали старые и создавали новые системы вооружений, наращивали ядерный потенциал. Уже в начале 1960-х было очевидно, что ядерная война станет, скорее всего, последней в истории человечества. И не потому, что человечество после этого одумается, а потому, что просто исчезнет. Как ни парадоксально, но рост ядерной оснащенности держав становился сдерживающим фактором. В то же время колоссально возрастала ответственность политических лидеров великих стран за свои действия и поступки. Любое неконтролируемое действие могло привести мир к последней черте…

Самолет-шпион и скандал вокруг него. 1 мая 1960 г. над территорией Советского Союза был сбит высотный американский самолет-шпион У-2. Летчик катапультировался и был арестован. Высшее руководство СССР не могло не знать о практике постоянного шпионажа американских военных самолетов над территорией СССР. Но Для Хрущева это был прекрасный повод для масштабной пропагандистской кампании, тем более, что 1 июля того же года в районе Кольского полуострова был сбит еще один американский самолет, на этот раз РБ-47.

Хрущев, недовольный ходом миротворческой миссии ООН в Конго, подготовил свои предложения по этому вопросу и инцидент с У-2 показался ему очень удобным предлогом для нападок на США, высшее должностное лицо ООН и для заявлений о своей позиции.

Для начала советский премьер (как постоянно называли Хрущева за рубежом) сорвал планировавшуюся Парижскую конференцию глав государств-победителей по проблемам европейской безопасности и отменил визит американского президента Д. Эйзенхауэра в СССР. Первый секретарь вполне сознательно раздувал происшествие с американскими самолетами-шпионами до грандиозного международного скандала, явно переигрывая при этом в глазах европейской общественности.

«Атака» Хрущева на империализм. Сформировавшийся как политик в годы «зрелого сталинизма», Никита Сергеевич совершенно не умел верно соотносить цели с методами их достижения, не считал нужным сдерживать себя ни в словах, ни в поступках, наплевательски относился к общественному мнению, тем более к западному, в его понимании враждебному СССР. Хрущев не мог не понимать, что военный шпионаж — общепринятая практика, которая всегда была и будет составной частью внешнеполитической деятельности великих государств. Очевидно, что для него весенний инцидент с американским летчиком Пауэрсом (впоследствии обменянным на советского разведчика Рудольфа Абеля) был плацдармом для давно продуманной и подготовленной атаки на «империалистов», персонифицированных в образе США и генерального секретаря ООН Д. Хаммаршельда, а попутно на всех, кто попадется под горячую руку.

67. Берлинская стена

«Буря и натиск» Хрущева. Осень 1960 г. вошла в анналы мировой истории как время хрущевской «бури и натиска». Именно этой осенью советский лидер показал миру свое богатство аргументов, начиная с утверждений показать империалистам «кузькину мать» и заканчивая печально известной «башмачной дипломатией». Человеческие добродушие и глубина натуры странным образом уживались в Хрущеве рядом с откровенным хамством и политическим невежеством. Вольно или невольно, но своей нетерпимостью и несдержанностью Хрущев, возможно и против воли, провоцировал возникновение очень серьезных международных кризисов. Таких, как берлинский.

Искусственное разделение Германии на два государства с различными политическими системами стало трагедией немецкого народа, объединенного не только языком и культурой, но и родственными узами. Многие из граждан ГДР не могли встретиться с близкими родственниками, живущими в нескольких километрах от них, так же, как и большинству западных немцев был воспрещен въезд па территорию соседнего немецкого государства.

Углубление различий. С 1949 г. в ФРГ были проведены очень серьезные хозяйственные и политические реформы. При солидной финансово-экономической помощи США и разумном использовании людского потенциала Западная Германия совершила очень быстрый экономический рывок. Уровень жизни западно-германского населения был не в пример выше, чем в Восточной Германии, что порождало отток молодежи, стремившейся к качественному образованию и высокооплачиваемой работе, ученых, высококвалифицированных специалистов, промышленных рабочих в ФРГ. Западная пресса, неустанно пропагандируя преимущества свободного образа жизни, усиливала этот поток на запад Германии. Экстренно созданный в ГДР экспертный совет определил потери экономики республики вследствие оттока кадров в 1 миллиард марок.

«Германский вопрос». Ситуация усугублялась тем что политические лидеры Западной Германии — канцлер К. Аденауэр и федеральный министр обороны Ф.И. Штраус, убежденные антикоммунисты, обсудили такую возможность с американскими партнерами. По агентурным данным советской разведки, США не исключали и военное решение германского вопроса. Кроме того, через Западную Германию велась шпионская деятельность не только против ГДР, но и против СССР (на территории Восточной Германии находилась группа советских войск. Все это чрезвычайно нервировало советское руководство и побуждало искать способы решения проблемы.

Понятно, что «германский вопрос» не мог разрешиться благополучно и к всеобщему удовольствию в кратчайшие сроки. Соглашение могло быть достигнуто только в ходе длительных переговоров с ФРГ и США, и после выработки соответствующих правовых норм. Однако правосознание было не самой сильной стороной советского правительства, поэтому вариант решения проблемы был выбран радикальный и крайне опасный.

Стена за ночь. 12 августа 1961 г. Совет Министров ГДР постановил: «Для пресечения деятельности реваншистских и милитаристских сил Западной Германии и Западного Берлина на границах Германской Демократической Республики, включая границы с западными секторами Большого Берлина, вводится такой контроль, который обычно имеет место на границах каждого суверенного государства. На границах с Западным Берлином надлежит обеспечить надежную охрану и действенный контроль для того, чтобы закрыть пути для подрывной деятельности».

В ночь на 13 августа полицейские и военные подразделения ГДР приступили к сооружению знаменитой Берлинской стены. Саперами было перекрыто свыше 80 уличных переходов в Западный Берлин, в том числе 4,6-километровый участок, проходивший почти по центру города. Сплошная линия укреплений «частично пролегала посреди улиц, частично вдоль блоков домов, местами через густые заросли садовых участков, пересекала Шпрее и каналы». Вслед за тем пресекалось сообщение с Западным Берлином по маршруту следования метро.

Аденауэр в растерянности. В 4.30 утра престарелого канцлера ФРГ Конрада Аденауэра поднял телефонный звонок с сообщением о том, что «с Востока перекрыта Берлинская секторальная граница». Аденауэр был в растерянности. Случившееся оказалось полной неожиданностью для западно-германских политиков. Атакуемый прессой, канцлер пытался выиграть время и соединиться с представителями других западных стран, уверяя корреспондентов, что будут приняты соответствующие контрмеры. Некоторое время Аденауэр не мог найти ни одного из руководителей стран-союзников: президенты США и Франции Д. Кеннеди и Ш. де Голль отдыхали от насущных дел в резиденциях, а британский премьер Г. Мак-миллай охотился на куропаток в горах Шотландии.

«Граница социализма». Советский Союз, по чьей инициативе и была возведена Берлинская стена, воспользовался растерянностью западных политиков. Сначала последовало воинственное заявление стран-участниц Варшавского договора (военно-политического блока социалистических государств), что «антифашистский защитный вал в Берлине является границей социализма и будет неизменно защищаться». А чтобы устранить все сомнения в серьезности намерений стран Восточного блока, 31 августа по распоряжению Хрущева было произведено несколько «экспериментальных» ядерных взрывов.

Действия Кеннеди. Ровно месяц спустя 13 сентября Джон Кеннеди заявил о готовности США вступить в диалог с советским руководством по германскому вопросу. Договоренность о переговорах была достигнута, но американское правительство, не ограничившись этим, перебросило в Европу дополнительные вооруженные силы. Специальный уполномоченный американского президента в Западном Берлине Л. Клей (организатор «воздушного моста» в 1948 г.) приказал обучать войска Берлинского гарнизона правилам ведения уличных боев, а на вновь образованной границе по его распоряжению проводились военные маневры, что было воспринято в «советских верхах» как наглый вызов агрессоров. Л. Клей заявил, что собирается посетить Берлинский оперный театр. В военной комендатуре страстную любовь генерала к опере не оценили и потребовали покинуть «суверенную территорию».

Напряжение нарастало. 22 октября вооруженный отряд американских военнослужащих, прорвав кордон пограничников на КПП, совершил «экскурсию» по Восточному Берлину. А днем позже американцы потребовали от советских военных властей в Берлине беспрепятственно пропускать гражданские лица в столицу ГДР (кроме Клея с подобным требованиям явился в советское посольство заместитель главы американской администрации в Западном Берлине) и получили категорический отказ.

Танки против танков. 25 октября 1961 г. с западной стороны к берлинской стене подошли десять американских танков и несколько военных автомашин. Одновременно в столицу ГДР в сопровождении джипов въехала легковая машина. Советский комендант полковник И. Соловьев предупредил американцев о возможных ответных мерах советской стороны, но 27 октября к КПП подошли уже 14 американских танков, а в 17.30 в американском гарнизоне была объявлена военная тревога.

О развитии ситуации Хрущеву докладывали регулярно. 27 октября он распорядился двинуть советские танки к линии конфликта. В ответ американцы подошли вплотную к КПП. По распоряжению Хрущева советские танки также продвинулись к границе и встали в 2 тысячах метров от американцев. Всю ночь боевые машины со включенными двигателями стояли друг против друга. Один нервный импульс, одно судорожное движение руки, одна невнятная команда и последствия могли быть непредсказуемыми. «Так они простояли напротив друг друга всю ночь с 27 на 28 октября 1961 г., держа пальцы па спусковом крючке», — меланхолично сообщала одна из немецких газет.

«Диалог» с позиции силы. Советский лидер был абсолютно уверен, что первыми не выдержат напряжения и уступят американцы. И не ошибся. Утром 28 октября американские танки отошли от зоны конфликта, вслед за ними покинули позиции и советские танки. Вашингтон дал отбой. Американские танки возвратились в казармы, а Л. Клей был лишен полномочий и отозван из Германии. Д. Кеннеди уведомил К. Аденауэра, что впредь все вопросы, касающиеся статуса Берлина, будут решаться только путем переговоров. Москва торжествовала. Хрущев воспринял разрешение кризиса как личную победу. Инцидент с сооружением берлинской стены убедил его в возможности и, главное, перспективности «диалога» с западом с позиции силы. Это убежденность советского лидера и стала одной из предпосылок опаснейшего за всю послевоенную историю кризиса, грянувшего ровного через год после берлинского.

68. Карибский кризис

1959 г., революция на Кубе. Отсчет времени Карибского кризиса следует, пожалуй, начать с января 1959 г., когда на Кубе победила народно-освободительная революция. Реакция американского правительства на свержение диктатора Батисты оказалась крайне враждебной, хотя тогда, в 1959 г., ни Фидель Кастро, ни его сподвижники не имели пи малейшего представления о марксизме, мало интересовались великим и могучим Советским Союзом и делом социализма.

По существу, на Кубе произошел очередной переворот, из тех, которыми пестрит история Латинской Америки. При трезвой взвешенной политике США без труда установили бы контакты с новым правительством, обеспечив собственные интересы. Однако нервозность и амбиции правящих кругов США, нетерпение и неумение уважать малые народы провоцировали раздувание конфликта. Маленькое государство решили задавить, установив экономическую блокаду. Кубе пытались указать то место, которое с точки зрения американских геополитических интересов она должна была бы занимать.

Выступая на Генеральной Ассамблее ООН осенью 1960 г., Фидель прямо заявил, что американцы вынудили Кубу к поиску новых союзников и рынков сбыта. И «только после этого мы заинтересовались социализмом как таковым, стали его изучать. И пришли к выводу, что без социализма нам не переделать Кубу. Это вы, американцы, научили нас, как действовать», — обращался к представителям США лидер кубинской революции.

Поражение США. Куба стала крупнейшим стратегическим поражением США. Американцы не ожидали, что прямое давление на Кубу вызовет в мире эффект, прямо противоположный их ожиданиям. Не принималась во внимание та эйфория борьбы за свободу и независимость, которая правила миром в 1960-е гг. Куба стала идеализированным примером мужества и свободолюбия для миллионов и миллионов людей, и отнюдь не только в странах третьего мира. Во всяком случае, в СССР среди кумиров Западного полушария популярнее кубинских бородачей был, может быть, только Эрнест Хемингуэй.

Помощь СССР. Советское руководство принялось интенсивно разыгрывать кубинскую карту. «Первому в мире социалистическому государству» Западного полушария оказывали всестороннюю помощь: культурную, экономическую, идеологическую, военную. В обмен на твердое обещание идти курсом социализма Фидель беспрепятственно получал практически все желаемое.

В советских средствах массовой информации Куба прочно заняла первое место в аналитических материалах, прогнозировавших возможность распространения дела социализма на Западном континенте. Все это нервировало Америку, искавшую способы справиться с проблемой. Методы решения «кубинского вопроса» в постановке режиссеров из ЦРУ разнообразием не отличались.

Блокада Кубы. В апреле 1961 г. подготовленные в США кубинские контрас вторглись на Кубу, высадившись на Плая-Хирон, но в трехдневном сражении были разбиты. Американцы совершенно не понимали, что силовые акции только сплачивали все население острова вокруг своих лидеров, разжигали антиамериканские настроения не только на Кубе, и не только в Латинской Америке.

Однако до «часа икс» США твердолобо стремились разрешить кубинскую проблему силой. Для организации всесторонней блокады «острова свободы» предпринимались беспрецедентные меры. Сенатские слушания о деятельности ЦРУ свидетельствуют о бесчисленных попытках спецслужб физически устранить Фиделя Кастро, о колоссальных суммах, отпускаемых окопавшейся на территории США кубинской оппозиции, о планах прямого военного вторжения или бомбардировки Кубы и пр. и пр. В январе 1962 г. под нажимом США была установлена дипломатическая блокада Кубы государствами Латинской Америки, военное вторжение на остров казалось лишь делом времени…

«Ядерное предложение» Хрущева. Долгое время шли споры, откуда исходила инициатива установить на Кубе ядерные ракеты: из Гаваны или из Москвы? Сейчас можно вполне утвердительно ответить на этот вопрос: по свидетельству советника советского посольства на Кубе А. Алексеева, предложение о размещении на «острове свободы» ядерного оружия исходило от Н.С. Хрущева.

В начале 1960-х гг. СССР проигрывал в ядерной гонке вооружений. До паритета двух сверхдержав было еще очень далеко. По данным военного министра обороны США Роберта Макнамары, «против 5 тысяч американских ядерных боеголовок» СССР «имел тогда лишь 300 (соотношение приблизительно 17:1)». Американские ракеты были нацелены на СССР из Турции, Италии, вся советская страна по периметру была окружена американскими военными базами. Видимо, план устроить США сюрприз в виде ядерных установок в нескольких сотнях миль от побережья Северной Америки показался Хрущеву удачным военно-политическим ходом.

Фидель Кастро отвечает «да». В мае 1962 г. в Москве состоялось совещание высших чинов советского руководства, на котором присутствовал и Алексеев. По его воспоминаниям, после очередного дежурного вопроса о положении на Кубе, от Никиты Сергеевича последовал вопрос, повергший нашего советника на Кубе в оцепенение: «Как…прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты?». Растерянный Алексеев выразил сомнение в готовности Кубы к такому варианту развития событий. Но Хрущев заявил, что не сомневается во вторжении американских войск на Кубу и необходимости «найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага». Размещение на острове ядерного оружия глава СССР, вероятно, рискованным шагом не считал.

О том, что Хрущев рассматривал монтаж ядерных установок на Кубе делом решенным, говорит то, что он призывал всех окружающих к полной секретности. Рассуждая далее, первый секретарь выразил уверенность, что осторожные американцы не предпримут в ответ ничего серьезного, так же как СССР не смог ничего предпринять против размещения нацеленных на СССР ядерных ракет в Турции, Италии, ФРГ. В конце мая того же года советские предложения были сформулированы Фиделю. Его колебания были недолгими, и уже на следующий день он ответил: «да».

ЦРУ констатирует небывалый приток русских на Кубу. К 22 октября, когда президент США Д. Кеннеди выступил с сообщением, что американские разведслужбы обнаружили на Кубе ядерное оружие, на острове уже находились 42 ракеты и боеголовки к ним. Некоторые ракеты уже были установлены, а монтаж остальных был делом нескольких недель. Для завершения работ на Кубу уже следовали советские корабли с оборудованием.

Следует отметить, что данные о неожиданно большом потоке советских кораблей на Кубу американцы получили от германской разведки еще летом 1962 г. В ЦРУ стекались данные о странных ночных передвижениях советской техники, о небывалом притоке советских военных и гражданских специалистов, заполонивших остров. Однако до осени 1962 г. американцы почему-то не придавали большого значения всем этим фактам.

Данные самолета-разведчика. 14 октября 1962 г американский самолет-разведчик У-2 совершал очередной дежурный облет «острова Свободы». Обработанные специалистами данные аэрофотосъемки бесстрастно свидетельствовали: на острове устанавливаются ракеты средней дальности. И хотя сами ракеты обнаружены не были, сомнений не оставалось, в ста милях от побережья США устанавливалось ядерное оружие.

16 октября о ситуации был извещен президент США, отдавший распоряжение о создании под его началом спея циального комитета. Несмотря на лихорадочную спешку, до официального заявления Кеннеди работа его «чрезвычайного штаба» шла в полной секретности, ни Гавана, ни Москва не знали о том, что ракеты обнаружены. Рассекреченные документы доказывают, сколь большому давлению справа подвергался Джон Кеннеди. Некоторые американские «ястребы» настаивали на упреждающем ядерном ударе по Кубе и СССР.

Обращение Кеннеди к нации. 22 октября 1962 г. американский президент обратился к своему народу, что вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Американский президент ультимативно потребовал от СССР вывода ракет и объявил блокаду Кубы. Советское руководство немедленно отдало секретное распоряжение советским судам, направлявшимся к Кубе, изменить курс. Несмотря на это, некоторые советские суда все же прорвались сквозь кордон американских военных кораблей, некоторые капитаны категорически отказывались предоставить американцам право досмотра груза (годы спустя, многие из советских участников событий признавали, что на некоторых кораблях под видом мирной сельскохозяйственной техники на Кубу транспортировалось оборудование для стартовых площадок). Если учесть, что в этом районе барражировали советские ядерные подлодки, то становится ясной вся степень опасности возможного инцидента.

Обмен посланиями. Вслед за этим последовал обмен письмами между Хрущевым и Кеннеди. Первый доказывал логичность и законность действий СССР, призывая США смириться с реалиями и не ставить мир перед угрозой войны. Второй, отвергая все доводы советской стороны, категорически настаивал на своих требованиях.

23 октября Советское правительство при посредничестве ООН выдвинуло предложение об урегулировании кризиса на основе трехсторонних переговоров между США, СССР и Кубой. Вплоть до 27 октября, пока шла интенсивная трехсторонняя переписка между Кеннеди, Хрущевым и Кастро, мир с замиранием следил за ходом событий.

Впрочем, в СССР о глубине кризиса знали очень немногие, общество пребывало в счастливом неведении. Зато Запад переживал дни колоссального напряжения, разражавшегося истерикой то в прессе, то в военных кругах, требовавших немедленных военных действий. Самым спокойным из всех участников инцидента оставался Фидель Кастро. Отец кубинской революции, презиравший американцев и неплохо изучивший их психологию, считал, что США никогда не отважатся на войну.

Война была очень близка. А 27 октября над территорией Кубы, на высоте 22-х тысяч метров был сбит очередной У-2. Советский командующий ПВО, имевший приказ от Кастро сбивать все самолеты над территорией острова, имел на размышление две минуты и отдал приказ открыть огонь. Самолет был сбит первой же ракетой.

Нажим на Кеннеди с требованиями даже под угрозой ядерной войны принять немедленные ответные меры стал беспрецедентным. Предложения от американских «ястребов» с планами воины следовали одно за другим. Война была столь близка, что Кеннеди уже с трудом удерживался в рамках политической дипломатии. Брат президента Роберт Кеннеди велел передать советскому послу недвусмысленное заявление: «Если вы не уберете ракеты, то это сделаем мы». Хрущев, конечно, не мог предвидеть реакции президента США, он не мог знать, что Джону Кеннеди хватило разума и хладнокровия заявить: «Меня беспокоит не первая ступенька (кризиса. — ЮС), а то, что обе стороны совершат эскалацию на четвертую и пятую, а до шестой мы не доберемся просто потому, что некому будет это сделать». В тот же день президент распорядился срочно организовать встречу Р. Кеннеди с советским послом в США А.Ф. Добрыниным. Брат президента изложил советскому послу требование немедленно вывести ракеты в обмен на обещание США не нападать на Кубу.

Радиопослание к Кеннеди. Советское руководство также переживало бессонные ночи. Хрущев осознал, сколь близка война. В ночь на 28 октября без согласования с Ф. Кастро, американскому президенту открытым текстом по радио было передано послание Москвы. Крайняя поспешность вызывалась тем, что по данным советской разведки, немедленно доведенным до главы государства, американское военное командование приняло решение 29 или 30 октября бомбардировать советские военные объекты на Кубе, с последующим вторжением на остров сухопутных вооруженных сил. Ночь с 27 на 28 октября все члены Политбюро, предварительно отправив семьи подальше от Москвы, провели в Кремле. Последнее послание Джону Кеннеди готовилось в такой спешке, что передача текста но радио началась, когда концовка его еще не была отредактирована.

Решение вывести ракеты. В 7 часов утра 28 октября советский уполномоченный на Кубе А. Алексеев получил известие, что Советское правительство приняло решение вывести ракеты с Кубы. В заявлении советского правительства признавалось, что любое иное решение означало бы ввергнуть мир в войну. Далее, в заявлении говорилось о договоренности с американской администрацией о ненападении на Кубу. Фидель Кастро был разъярен таким оборотом дела, считая это поражением. Он потребовал от американцев прекращения блокады, диверсий против Кубы, прекращения шпионских полетов над островом и вывода американских войск с военной базы в Гуантанамо, расположенной на Кубе. Советское правительство формально поддержало эти требования, ни одно из которых впоследствии не было выполнено.

Точные предсказания Кастро. Надо отдать должное прозорливости Фиделя Кастро, который точно предсказал, что американцы не остановятся па требовании вывести ракеты и потребуют дальнейших уступок, не выполнив большинства своих обещаний. Действительно, некоторое время спустя американская администрация выдвинула ультимативное требование вывести с острова всю устаревшую военную технику, весь советский военный контингент и включить в состав Кубинского правительства эмигрантов — противников Кастро. Не выполнило американское правительство и устные обещания вывести свои ракеты с территории Турции, сократить военное присутствие в Европе. И все же прямых актов агрессии против Кубы американцы предпринимать не пытались.

Вплоть до 20 ноября в Нью-Йорке и Гаване А.И. Микоян вел переговоры о вывозе советских ракет с Кубы, Американцы вполне сознательно стремились унизить Кубу, заведомо отказываясь от переговоров непосредственно с кубинскими представителями. Роль посредника приняли на себя работники советского дипломатического ведомства. Это была своего рода месть кубинцам за пережитый страх.

Пережив Карибский кризис, сверхдержавы вынуждены были хотя бы на время стать мудрее и осторожнее. В век расщепления атома образ мыслей все же менялся и меняется, хотя, увы, иной раз и не так быстро, как бы хотелось.

69. Роль СССР влокальных войнах и конфликтах второй половины XX в.

Условия экономики военного времени. Общий кризис, охвативший Советский Союз к концу 1980-х гг., определялся в первую очередь слабостью его экономики, разрушенной непосильными военными расходами. В течение последних 25 лет существования СССР мы жили не просто в условиях военной экономики, а в условиях экономики военного времени. От народа было скрыто, что за этот период на военные нужды было израсходовано более одного триллиона пятисот миллиардов рублей.

Вся наша официальная пропаганда в «застойные годы» трубила на весь мир о том, что «СССР — оплот мира и социализма». А «поборники мира» тем временем выполняли и перевыполняли планы по выпуску вооружений и военной техники, строили в 2–3 смены танки и самолеты, ежемесячно запускали в космос 5–6 военных летательных аппаратов, ежегодно взрывали 15–20 атомных или водородных бомб и являлись крупнейшим продавцом оружия в мире. По данным американских экспертов, всего в разных странах мира имеется около 50 миллионов автоматов Калашникова и около 8 миллионов единиц американской винтовки М-16.

Противостояние США и СССР. Региональные войны и военные конфликты с применением обычных видов вооружений продолжаются с конца Второй мировой войны по настоящее время. В ряде случаев они явились результатом военного противостояния двух великих держав США и СССР в различных точках земного шара. Общее число погибших за время этих региональных войн к только началу 1990 г. достигло 17 миллионов человек.

Наши руководители денно и нощно клялись на словах в своем миролюбии, однако в действительности все было не так. Сталинский социализм своей воинственностью всегда внушал людям страх и представлял собой угрозу всему миру. Сталинизм и неосталинизм — это бряцание оружием и вмешательство во внутренние дела не только пограничных суверенных государств, но и далеких заморских стран.

Хроника военных акций СССР. Ниже приведен перечень основных военных акций, осуществленных как непосредственно СССР, так и с его участием против ближайших соседей за «наши интересы» в послевоенные десятилетия.

1948 г. — «осада» Западного Берлина». Блокирование советскими войсками наземных транспортных связей между ФРГ и Западным Берлином.

1950–1953 гг. — война в Корее.

1953 г. — подавление советскими войсками восстания в ГДР.

1956 г. — подавление советскими войсками антикоммунистической революции в Венгрии.

1961 г. — возведение за одну ночь 13 августа 29-кнло-метровой Берлинской стены. Берлинский кризис.

1962 г. — тайный ввоз советских межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками на Кубу. Карибский кризис.

1967 г. — участие советских военных специалистов в «семидневной войне» между Израилем и Египтом, Сирией, Иорданией.

1968 г. — вторжение войск СССР, ГДР, Польши, Венгрии, Болгарии в Чехословакию.

1979 г. — ввод советских войск в Афганистан. Начало десятилетней афганской войны.

Страны, где воевали советские бойцы. Помимо известных всему миру военных операций с официальным участием Советской Армии то ли в виде «освободительных походов», то ли в составе «ограниченного контингента войск», наши «воины-интернационалисты» в штатском платье или в форме «туземцев», или в перекрашенных танках и самолетах находились в рядах армии в Северной Корее, Лаосе, Алжире, Египте, Йемене, Вьетнаме, Сирии, Камбодже, Бангладеш, Анголе, Мозамбике, Эфиопии, Никарагуа, Гондурасе, Сальвадоре, Кубе, Боливии, Гренаде — всего более чем в двадцати странах Африки, Азии, Латинской Америки.

Газета «Красная звезда» 21 мая 1991 г. опубликовала с разрешения Министерства обороны СССР далеко не полный список стран, где принимали участие в боевых действиях советские военнослужащие — «воины-интернациоцалисты» с указанием времени боев. Он приводится ниже в таблице 1 с добавлением графы о долге этих стран Советскому Союзу за военную помощь.

Цена «бескорыстной помощи». «Бескорыстная помощь», по данным министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе, выступившего на XXVIII съезде КПСС, составила за 20 лет 700 миллиардов рублей. Это означает, что мы выбрасывали на ветер ежегодно 35 миллиардов рублей только на военные поставки бывшим социалистическим странам и странам «третьего мира» с целью обратить их в коммунистическую веру.

Подачки «нашим друзьям» самолетами, танками, вертолетами, ракетами, минами обошлись СССР слишком дорого: Египет, Сомали, Гана, Конго, Гренада, пройдя немного плечом к плечу с нашими военными специалистами «по пути социалистической ориентации», вернулись на путь нормального развития. В феврале 1990 г. в результате всеобщих свободных выборов и поражения сандинистов на выборах свернула с «нашего» пути Никарагуа. Ну а когда исчез СССР, потерпели поражение или трансформировались и почти все остальные режимы «социалистической ориентации».

Десятки тысяч советских военнослужащих в штатском платье ставили мины, устраивали засады и поднимали автоматы Калашникова и знамя национально-освободительной борьбы против «мирового империализма» в десятках стран «третьего мира». Далеко не все из этих добровольцев вернулись на Родину здоровыми и невредимыми. Многим из них была уготована судьба «неизвестного солдата» с безымянной могилой либо в африканских джунглях, либо в песках Сахары или на Голанских высотах.

Таблица 1 Участие военнослужащих СССР в боевых действиях после Второй мировой войны

Этот вывод подтверждается данными финансового управления Министерства обороны СССР за 1989 г. На пенсионное содержание 1 миллиона 280-ти тысяч ветеранов вооруженных сил и участников войн выделялось 2,4 миллиарда рублей. Из этих ветеранов 832 тысячи человек получают пенсии за выслугу лет. 111 тысяч человек получали пенсии но инвалидности — среди них и те, кто «понюхал пороху за границей», и, наконец, 239 тысяч человек получали пенсии по случаю потери кормильцев — тех «неизвестных солдат» с безымянными могилами.

«Добровольцы по принуждению». Оставшиеся в живых «добровольцы по принуждению» дали «компетентным органам» подписку о неразглашении «государственной тайны» — о своих «командировках» в Сомали, Мозамбик, па Гренаду и т. д. Только 30 июня 1989 г. завеса секретности, окружавшая наших «воинов-интернационалистов», слегка приоткрылась и было принято решение правительства о распространении па них льгот и преимуществ, предусмотренных для участников Великой Отечественной войны и для военнослужащих, проходивших службу в Республике Афганистан.

СССР как поставщик оружия. В последние 25 лет своего существования Советский Союз был крупнейшим поставщиком оружия в мире. Доля СССР в общем объеме поставок оружия во все страны мира достигла 40 % в начале 1980-х гг., а по некоторым видам боевой техники и вооружения достигла 50 % (автоматы Калашникова и танки). В начале 1980-х гг. экспортировалось 25 % всех вооружений и боевой техники, производившейся в СССР. Наши конкуренты — США, Франция, Великобритания, Китай — признанные поставщики оружия — остались далеко позади. Например, в 1985 г. доля США в мировых поставках оружия составляла 27 %, Франции — 12 %, Великобритании — 5 %, Китая — 3 %.

Цифры. Анализ поставок продукции всеми промышленными комплексами (металлургическим, топливно-энергетическим, машиностроительным и др.) для предприятий военно-промышленного комплекса, военной науки вооруженных сил, КГБ, МВД и иные специальные расчеты показали, что в 1989 г. «на оборону» было направлено 485 миллиардов рублей. Зная, что предприятия ВПК произвели товаров народного потребления (телевизоры, радиоприемники, магнитофоны и др.) на сумму 30 миллиардов рублей, считаем, что промышленность расходовала па оборону 455 миллиардов рублей.

Прибавим к этой сумме расходов средства, выделенные на военное строительство — не менее 10 миллиардов рублей и на военную науку — не менее 15 миллиардов рублей. Получаем, что общие военные расходы СССР (без транспорта и связи) составили только за один год не менее 480 (455 + 10 + 15) миллиардов рублей.

Если верить официальным данным, в 1989 г. валовой национальный продукт составил 924 миллиарда рублей а произведенный национальный доход — 656 миллиардов рублей. Тогда паши расходы «на оборону» достигли умопомрачительных цифр — 51,9 % от валового национального продукта, или 73,1 % от произведенного национального дохода, что и подтверждает полный крах советской экономики, надорвавшейся от военных расходов.

Эта безумная гонка вооружений в последнюю четверть века существования СССР и безрассудная (скорее, преступная по отношению к своему народу) помощь всем и вся, способствовали разорению нашей страны и доведению народа до полного обнищания.







 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх