Часть XV

БОИ ЗА САНТА-КЛАРУ

70. Организация партизанской борьбы на Кубе

Роль партизанских сражений. На фоне баталий двух мировых войн все прочие сражения прошедшего столетия могут показаться столкновениями локального характера, в которых были задействованы незначительные воинские контингента. Овеянная легендами герилья — партизанская война — значительно скромнее по масштабу, однако и ее битвам выпадала честь служить поворотными пунктами, заставлявшими историю изменять ход.

Думается, что почетное место среди наиболее значительных сражений, данных партизанскими армиями, должно быть отведено боям на Кубе, в которых участвовали повстанцы во главе с Фиделем Кастро, боровшиеся с диктатурой Ф. Батисты. Штурм казармы «Монкада», отражение наступления батистовцев в горах Сьерра-Маэстра. Сьерра-Маэстра — крупнейшая горная цепь па о. Куба, протянувшаяся вдоль юго-восточного побережья. Там с декабря 1956 г. закрепились партизаны во главе с Фиделем Кастро, создав первую свободную территорию Кубы — базу революционной Повстанческой армии, захват Сантьяго или битва за Сайта-Клару… Какой из перечисленных ключевых эпизодов оказался значимым в истории? Возможно, речь нужно вести о тех событиях, которые выделила народная память? Тогда вспомним о превратившемся в легенду сражении за Сайта-Клару.

Ф. Кастро вместе с боевыми соратниками разрабатывает план предстоящей операции против войск Р.Ф. Батисты, Сьерра-Маэстра. 1957

Колонна Че Гевары. Согласно стратегическому плану, разработанному Ф. Кастро в середине августа 1958 г., Повстанческая армия должна была атаковать по трем направлениям. Ее удары были нацелены на Сантьяго, Пинар-дель-Рио и Санта-Клару. Наступление в центр острова должна была предпринять 8-я колонна имени Сиро Редондо. Командиром колонны Фидель Кастро назначил майора Эрнесто Гевару, которого чаще называли просто «Че». Перед его отрядом была поставлена задача освободить провинцию Лас-Вильяс, откуда открывался путь па Гавану.

В состав колонны было включено около 150 добровольцев. Средний возраст повстанца — 24 года. Из них треть — ветераны, взявшиеся за оружие еще в 1957 г.

Перед выступлением Че провел митинг и кратко обрисовал перспективу, которую никак нельзя было считать радужной: «У нас будут солдаты на завтрак, самолеты на обед и танки на ужин».

Партизанам из Сьерра-Маэстры противостояли превосходившие их по численности силы противника. Диктатор Ф. Батиста имел в распоряжении прекрасно оснащенную 20-тысячную армию. Повстанцы располагали только стрелковым оружием и минометами.

Начало действий. Несмотря на «утомительные переходы по необжитым и безрадостным местам, когда буйствовал тропический циклон, 8-я колонна пробилась в центральную часть Кубы к горам Эскамбрай. Ситуацию осложняло то обстоятельство, что ряд вооруженных антиправительственных группировок считали провинцию Лас-Вильяс зоной своего влияния. К середине декабря 1958 г. Че удалось урегулировать взаимоотношения с другими революционными силами, после чего боевые действия против диктатуры заметно активизировались. 16 декабря партизаны окружили г. Фоменто, 21-го атаковали город Кабайгуан. Далее настал черед городов Пласетаса и Санкти-Спиритус и менее значительных населенных пунктов, которые были освобождены повстанцами.

Отряд повстанцев в горах Сьерра-Маэстра

Быстрота и смелость партизан. Бойцам приходилось вести бои практически непрерывно. Как только завершалось сражение в одном месте, партизаны грузились на автомашины и вскоре вновь вступали в сражение в другом населенном пункте. Казалось, две партизанские колонны, которыми руководили Че и Камило Сьенфуэгос, состязались между собой в смелости и быстроте реализации поставленных перед ними задач. Выиграли бойцы 8-й колонны. Им выпала честь штурмовать Санта-Клару. Соратникам Кастро предстояло убедить батистовцев бросить резервы против партизан, действовавших в центре острова, пока на востоке Повстанческая армия готовилась к захвату Сантьяго — второго по величине и значимости города на Кубе.

Санта-Клара. В 8 часов вечера 27 декабря был отдан приказ о наступлении на столицу провинции Лас-Вильяс, где были сконцентрированы значительные силы противника. «Санта-Клара представляет собой крупный город с населением 150 тысяч жителей, расположенный в центральной равнинной части страны. Он является важным железнодорожным узлом и центром пересечения основных коммуникаций Кубы. Вокруг него находятся небольшие голые холмы, на которых противник организовал оборону», — так в «Эпизодах революционной войны» Эрнесто Че Гевара охарактеризовал стратегическое значение данного населенного пункта.

Численность войск и вооружение сторон. Представители подполья сообщили Геваре о противостоящей ему группировке. Гарнизон Санта-Клары насчитывал 1300 человек, размещенных в казармах «Леопсио Видаль» — самой мощной крепости в центре острова. Помимо них в аэропорту располагался еще один гарнизон. 250–300 человек было сосредоточено в казармах «Лос Кабальос» 31-го эскадрона сельской жандармерии. Они могли воспользоваться поддержкой танков и бронетранспортеров. В полицейском управлении города находилось около 400 полицейских, тайных агентов и солдат с двумя танками «Комета» и двумя бронетранспортерами. Еще примерно 200 солдат было рассредоточено на различных объектах столицы провинции. 380 солдат с минометами, орудиями и базуками укрывалось в бронепоезде. Войскам была обеспечена постоянная авиационная поддержка. По сообщению агентства ЮПИ, диктатор намеревался направить в Санта-Клару двухтысячное подкрепление.

Повстанцы располагали семью взводами общей численностью в 214 бойцов. Среди них были и новички, незадолго до этого момента получившие оружие. Партизанам не удавалось отдохнуть в течение девяти дней, а некоторым группам (из «команды самоубийц» и взвода Альфонса Сайаса) пришлось сражаться без сна трое суток. Преимущество в огневой мощи также было на стороне войск диктатора. «К моменту наступления на Сан-та-Клару за счет захваченных в предыдущих боях трофеев у нас значительно увеличилось число винтовок. В распоряжении повстанцев находилось и тяжелое вооружение, но к нему не было боеприпасов», — позже отметил в дневнике майор Гевара. Патроны приходилось экономить. Те, кто плохо стрелял, мог лишиться права на винтовку, его оружие передавали другому повстанцу, который прежде не мог занять место в строю, поскольку не имел оружия.

Партизанам приходилось рассчитывать только на фактор внезапности и на народную поддержку.

71. Партизанские отряды занимают города

Приближение к Санта-Кларе. По приказу Че группы повстанцев начали скрытно приближаться к Санта-Кларе по проселочным дорогам. 12 часов спустя после оглашения приказа о наступлении они сконцентрировали свои силы в университетском городке в пригороде, откуда начали продвижение двумя цепочками вдоль Центрального шоссе по направлению к столице провинции. Вскоре на магистрали показался джип, а через некоторое время — танк. Партизаны были обнаружены. В 8 часов 35 минут в небе над Санта-Кларой появились десять самолетов Б-26 и Ф-47, которые принялись бомбить город и обстреливать его окрестности. Их мощь была обращена в первую очередь на группы повстанцев, продвигавшихся в направлении казарм и холма Капиро. Именно около этих узловых центров обороны батистовцев вскоре возникли главные очаги сражения.

Холм Капиро. На холме закрепились солдаты диктатора. У подножия Капиро передвигались два танка, а неподалеку на железной дороге стоял бронепоезд. В нем находился полковник Россель Лейва, командовавший инженерными войсками диктатора. Бронепоезд вез 400 человек и только что прибывшую из Англии военную технику: орудия, огнеметы, большое количество боеприпасов и т. п. Партизанам удалось прервать связь между бронепоездом и центром города. Через некоторое время, расстреляв боекомплект, танки ушли к центру Санта-Клары.

Батистовцы просят подкрепления. Батистовцам стало ясно, что повстанцы не намерены отступать, несмотря па численное превосходство противника. Находившийся в казармах «Леонсио Видаль» полковник Касильяс обратился по телефону в Гавану к командованию с просьбой о подкреплении. В ответ были усилены бомбардировки Санта-Клары, которые продолжались с 10.42 до 16.54. Несмотря па обрушившийся на них огневой вал, партизаны выстояли и продолжили продвижение к важнейшим объектам города. Войска диктатора действовали нерешительно, ограничиваясь время от времени совершаемыми вылазками и перестрелкой.

Прорывавшуюся в Санта-Клару автоколонну с подкреплением революционные отряды остановили на подступах к городу, где также шли упорные бои.

Наступление в сумерках. Повстанцы смогли приблизиться к казармам 31-го эскадрона жандармерии на расстояние в 600 ярдов. Перевес в живой силе и огневой мощи был иа стороне батистовцев, которые, кроме всего прочего, использовали бронетехнику. Только в сумерках революционные отряды перешли в наступление и заставили гарнизон Лос-Кабальос укрыться за мощными стенами казармы.

С наступлением темноты изменилась обстановка в городе. Его жители стали проявлять большую активность: перегораживали улицы баррикадами, чтобы лишить танки возможности свободно маневрировать.

Че Гевара распределил отряды Повстанческой армии так, чтобы изолировать главные силы противника и атаковать слабейшие звенья, принуждая батистовцев к сдаче. По определению историка П.И. Тайбо II, «повстанцы внедрились в городской пейзаж, буквально пропитали его, просочились сквозь защитные кордоны полковника Касильяса и стреляли в упор». Хотя войска диктатора на следующий день мобилизовали и развернули свои силы, используя танки и поддержку авиации, их контратака провалилась.

Успехи бойцов Че Гевары. На холме Капиро повстанцы смогли сблизиться с противником и забросать его гранатами. Выдержав ответный минометный обстрел, партизаны продолжили атаку. После рукопашной схватки им удалось выбить солдат диктатора с позиций.

Батистовцы поспешили укрыться в бронепоезде. Не дожидаясь, когда революционные силы смогут воспользоваться завоеванными преимуществами, состав по приказу Лейвы поспешил вернуться на станцию. За несколько часов до этого по приказу Че был разрушен участок железнодорожного полотна, чего машинисты не могли предвидеть. Бронепоезд сошел с рельсов. Передний локомотив и несколько вагонов перевернулись.

Захват бронепоезда. В рядах батистовцев началась паника, которая еще более усилилась после того, как повстанцы забросали вагоны бутылками с «коктейлем Молотова» — горючей смесью. «Команда бронепоезда была прекрасно защищена но она, подобно колонизаторам, уничтожавшим индейцев на западе Америки, могла сражаться, только находясь на почтительном расстоянии, занимая удобную позиции имея перед собой практически безоружного противника. Осажденный, с близкого расстояния забрасываемый бутылками с горящим бензином, бронепоезд благодаря своим бронированным стенам стал настоящим пеклом для солдат», — записал Че Гева-ра. Чтобы принудить противника к сдаче, повстанческая радиостанция передавала сообщения о том, что люди покидают горящие вагоны и складывают оружие.


Бронепоезд, уничтоженный повстанцами на подступах к г. Санта-Клара. 31 декабря 1958 г.

Через несколько часов вся команда бронепоезда — почти 400 человек — сдалась атаковавшему станцию взводу из 18 бойцов. «В наших руках оказалось 22 вагона, зенитные орудия, пулеметы и баснословное количество боеприпасов», — вспоминал Че. Оружие и боеприпасы были немедленно распределены между повстанцами. Удалось вооружить тех людей, которые были вынуждены идти в бой безоружными, чтобы добыть себе винтовку. Приток свежих сил в ряды атакующих позволил повстанцам выстоять, несмотря на 30 налетов вражеской авиации, на огонь танков и броневиков, на бесконечные перестрелки.

Стены пропускают партизан. Скользя вдоль стен зданий, перебираясь с крыши на крышу, революционные отряды сжимали кольцо вокруг осажденных батистовцев.

Им пришлось осваивать новый прием сближения с противником: при помощи местных жителей партизаны пробивали ходы сквозь стены домов, чтобы оказаться как можно ближе к казармам «Леонсио Видаль», полицейскому управлению, управлению 31-го жандармского корпуса, ряду административных зданий, которые удерживали верные диктатору силы.

«Команда самоубийц». После разоружения бронепоезда наиболее ожесточенным участком сражения оказалось полицейское управление. Здесь действовала «команда самоубийц» — ставшая легендарной штурмовая команда повстанцев. Она была создана по инициативе двух молодых бойцов, предложивших подготовить специальное подразделение для захвата укрепленных объектов. Отбор в команду был очень суровым. В нее принимали самых смелых и опытных из числа добровольцев. Им вручалось автоматическое оружие — главная роскошь партизана. Командиром подразделения был назначен Роберто Родригес но прозвищу «Эль Вакерито». Под его руководством команда прошла школу уличных боев в различных населенных пунктах провинции Лас-Вильяс. Боевой дух членов команды был очень высок.

«Он один стоил ста». Командир подразделения партизан сумел проскользнуть по крышам практически к самому зданию управления. Соратникам, пытавшимся его предостеречь, он бросил фразу, ставшую привычной: «Пулю, которая попадет в тебя, не услышишь». Родригес и двое бойцов едва успели найти укрытие, когда увидели группу жандармов, двигавшихся к управлению, и атаковали их. Находившиеся поблизости танки открыли по повстанцам огонь. Леонардо Тамайо крикнул командиру: «Ложись, или тебя убьют». Но опоздал с предупреждением. Капитан «команды самоубийц» получил тяжелое ранение, как оказалось — смертельное. Знаменитая «команда самоубийц», в которой служило немало подростков, рвалась в бой, чтобы отомстить за смерть своего командира Роберто Родригеса, павшего, как было сказано выше, от пули противника. «Он был невелик ростом и молод годами, но зато командовал отрядом смертников, тысяча и один раз играл со смертью во время борьбы за свободу». Очевидцы утверждают, что над убитым «Эль Вакерито» майор Гевара воскликнул: «Он один стоил ста!».

Отношение к врагам. Партизаны были удручены гибелью своего пылкого, бесстрашного капитана. Тем не менее, когда в их руки попал вражеский лейтенант, они сохранили ему жизнь, как поступали и с другими пленниками. В Повстанческой армии было принято гуманно обращаться с теми, кто добровольно сложил оружие. Побежденному врагу оказывали медицинскую помощь и выводили за пределы сражения. Ни один из военнопленных не был превращен в заложника. Никогда партизаны не позволяли себе прятаться за спинами мирных жителей.

31 декабря в канун Нового года бои продолжались, казалось, с новой силой. Авиация по-прежнему пытапась наносить удары с воздуха, но повстанцам удалось установить зенитные орудия, самолеты предпочли ретироваться.

Партизаны повели решающую атаку на полицейское управление. Командовавший им полковник К. Рохас имел веские основания уклоняться от переговоров о капитуляции. В Санта-Кларе за ним прочно утвердилась слава палача, пытавшего и казнившего мирных жителей. 70 повстанцев, сражавшихся с полицейскими, могли использовать только стрелковое оружие, стрельба из минометов на узких улочках города привела бы к массовым жертвам.

Полицейские сдаются. Около четырех часов дня полицейские согласились вступить в мирные переговоры. Руководивший ими полковник Рохас попросил повстанцев вынести из управления раненых, но категорически отказался от капитуляции. Когда в помещение были допущены несколько бойцов Че, полицейские не только выслушали их предложение о сдаче, но тут же поспешили сложить оружие. 396 человек сдались отряду из 130 партизан.

В других районах города атаки повстанцев тоже оказались удачными. У батистовцев было отбито здание суда, помещения администрации провинции, тюрьма. Верные диктатору войска сохранили контроль над штабом 31-го жандармского корпуса, «Гранд-отелем» и казармами «Леонсио Видаль».

Бегство Батисты. Активные действия 8-й колонны Повстанческой армии и других соединений революционных сил настолько напугали Батисту, что он в ночь на 1 января 1959 г. бежал из страны.

Как только весть о бегстве диктатора проникла в Сайта-Клару, поведение оборонявшихся солдат и жандармов начало изменяться. Жандармы прекратили стрельбу и сдались. Их командир согласился по телефону побеседовать с бывшими соратниками, оборонявшимися в казармах, чтобы склонить их к сдаче. Снайперы, засевшие на 10-ом этаже «Гранд-отеля», продолжали отстреливаться. Тогда на площадь перед зданием был доставлен танк, из орудий которого был дан залп по окнам гостиницы. После обстрела начался штурм. Гостиница была захвачена.

Завершение сражения. В такой обстановке согласились на переговоры войска, удерживавшие казармы «Леонсио Видаль». Парламентерам пришлось провести два раунда встреч. Че очень резко беседовал с новым командиром полка, который не желал соглашаться на капитуляцию. Майор Повстанческой армии заявил, что в 12.30 возобновит атаку с использованием всех возможных сил. Не дожидаясь, когда переговоры окончатся и срок ультиматума истечет, солдаты начали покидать казармы, бросать оружие и выходить к передовой линии. В 12.20 казармы капитулировали без единого выстрела. Сражение за Санта-Клару завершилось.

Рейд на Гавану. На следующий день бойцы 8-й колонны Повстанческой армии имени Сиро Редондо отправлялись в рейд на Гавану. На улицах Санта-Клары было расклеено обращение майора Эрнесто Че Гевары к населению провинции Лас-Вильяс: «Покидая город и провинцию для исполнения новых обязанностей, возлагаемых на меня Верховным командованием Повстанческой армии, я выражаю глубокую благодарность населению города, которое внесло большой вклад в дело революции, и всей провинции, на земле которой произошли многие из важнейших заключительных боев против тирании».

В 5.30 утра повстанцы заняли грузовики, автомобили и другие транспортные средства и в полдень были уже в Гаване. Многолетняя борьба кубинского народа с диктатурой победоносно завершилась.

Че Гевара о победе в Санта-Кларе. Анализируя после победы революции итоги сражения за Санта-Клару, майор кубинской Повстанческой армии, аргентинец Эрнесто Че Гевара написал: «Мы оказались в таком положении, когда значение происходящего выходит за рамки одной страны. Мы стали надеждой всей Латинской Америки».

Опыт партизанской войны на Кубе пригодился во многих странах региона и за его пределами. Победы кубинских повстанцев вдохновили на борьбу за свободу революционеров практически во всех уголках земного шара.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх