Глава XI.

Борьба продолжается

В дни октябрьских и ноябрьских боев огромное мужество и стойкость показали части 308-й стрелковой дивизии, оказавшиеся на главном направлении вражеского удара, в районе завода «Баррикады». Сформированные в Сибири, они состояли почти исключительно из омичей, новосибирцев, красноярцев, барнаульцев. Командир этой дивизии полковник Л. Н. Гуртьев был участником первой мировой войны, в гражданскую войну командовал взводом. В Сталинграде этот смелый, хладнокровный, скромный и требовательный командир пользовался любовью и уважением солдат и офицеров своей дивизии.

Прежде чем выступить на фронт, дивизия прошла под руководством своего командира большую школу. Она хорошо и тщательно подготовилась к боевому экзамену, к выполнению высокого и тяжелого долга.

Части 308-й стрелковой дивизии в октябре отразили около 100 вражеских атак. Были дни, когда они отражали по десять, а иногда и больше атак танков и пехоты противника. День и ночь висела над сибиряками страшная туча огня и дыма; против них остервенело наступали три вражеские дивизии. Но, потеряв на этом участке несколько тысяч солдат и офицеров, враг так и не сумел сломить упорство славной дивизии.

Позднее, в дни героического наступления советских войск, части этой дивизии сражались также мужественно и искусно. Сам товарищ Гуртьев, будучи уже генерал-майором, погиб смертью храбрых в боях за Орел летом 1943 года; посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. [248]

В районе завода «Баррикады» героически сражалась и другая не менее славная дивизия – 138-я стрелковая под командованием талантливого командира полковника Ивана Ильича Людникова (ныне генерал-полковник, Герой Советского Союза), которая проявила чудеса храбрости и небывалого упорства.

Героизм воинов этой дивизии особенно проявился в те же суровые дни октябрьско-ноябрьских боев. В течение многих дней с беспримерным упорством она отражала натиск врага, будучи совершенно отрезанной от остальных войск фронта. Лишь узкий выход к Волге связывал ее с противоположным берегом реки. Но и этот путь к середине ноября стал почти недоступным в связи с ледоходом и падением уровня воды в Волге. Иссякали запасы хлеба и сухарей, патронов, гранат и мин; не стало медикаментов. Доставлять все это самолетами было очень сложным и трудным делом. К 11 ноября врагу, вышедшему в район завода «Баррикады», удалось отрезать 138-ю стрелковую дивизию от других соединений 62-й армии. Части дивизии, вплотную прижавшись к Волге, занимали участок 400 на 700 метров. Лишь 20 ноября к ней с огромным трудом пробилась партия «бронекатеров» с хлебом, другими продуктами, медикаментами и боеприпасами.

За весь период боев против окруженной дивизии враг сумел продвинуться всего на 200 метров, правда, он подошел к самому обрыву над Волгой. Но, заняв его, немцы не сумели выйти к самой Волге, так как берег с обеих сторон обстреливался нашими войсками. Потерн врага здесь составили несколько тысяч человек.

В конце октября командир одной из наших частей товарищ Афонин получил приказ произвести высадку десанта в Латашанке. Десантники внезапно под покровом ночи переправились через Волгу и высадились в назначенном районе, захватив дерзким ударом населенный пункт. Правда, отряду не удалось удержать в своих руках Латашанку, и он понес большие потери. Но в жестоких трехдневных боях десантный отряд привлек на себя большие силы противника и в свою очередь нанес ему огромные потери. Гитлеровцы, обеспокоенные событиями в Латашанке, вынуждены были отвлечь часть своих сил непосредственно со сталинградских позиций. Известную помощь десантники оказали и группе Горохова. Необходимо было также дезориентировать противника о возможных [249] наших планах. Как раз в эти дни Сталинградский фронт производил перегруппировку и сосредоточение новых сил для предстоящего контрнаступления.

Ожесточенные бои продолжались и в ноябре, особенно 11-13 ноября, когда противник беспрерывно атаковывал наши позиции в районе завода «Баррикады». Груды вражеских трупов, оставленных на поле боя перед нашими позициями, все более увеличивались, свидетельствуя о необыкновенной стойкости и мужестве оборонявшихся здесь сталинградцев.

А положение 62-й армии осложнялось с каждым днем. В середине ноября по Волге пошло «сало» (мелкий битый лед). Река стала почти совсем непроходимой для всех плавучих средств. От вражеского огня – артиллерийского, минометного, ружейно-пулеметного – переправочные средства несли огромные потери, доходившие до 30-40%, а «бронекатера» теряли до 60% своего состава. Эти потери сокращали и без того ограниченное снабжение 62-й армии.

С 23 октября и до конца оборонительного периода сражения противник основные усилия сосредоточивал на борьбе за оставшуюся в наших руках заводскую часть города, и особенно за завод «Красный Октябрь». Яростные многодневные атаки наших позиций с разных направлений иногда давали возможность врагу прорваться в глубину нашей обороны, но, почти как правило, прорвавшиеся группы, отряды неизбежно истреблялись нашими частями. До последних сил стояли на своих рубежах наши воины. Подчас в некоторых полках оставалось менее 40 человек. Были отдельные участки фронта, которые уже не занимались нашими войсками: не хватало сил. Немецкие автоматчики стали все больше просачиваться на территорию завода. Начались не менее напряженные бои внутри заводской территории.

Сюда 29 октября была направлена прибывшая из резерва Ставки 45-я стрелковая дивизия под командованием полковника Василия Павловича Соколова. Это была старая кадровая дивизия, сражавшаяся еще в гражданскую войну, созданная Щорсом. В ее составе героически сражались богунцы, таращанцы, донцы, знамена которых были овеяны славой борьбы с немецкими оккупантами на Украине в 1918 году. Свято храня традиции щорсовцев, полки дивизии намного преумножили боевую славу [250] суровых лет гражданской войны. Дивизии было присвоено звание гвардейской. Силами дивизии при поддержке артиллерийской группы фронта 31 октября была нанесена противнику контратака. Нашим частям удалось несколько продвинуться вперед. Они овладели основными цехами и складом готовой продукции завода «Красный Октябрь», которые накануне были захвачены противником. Все последующие дни, вплоть до 19 ноября, на территории завода день и ночь не прекращались жестокие бои. Чтобы овладеть всей территорией завода, чтобы выйти к Волге, гитлеровцы предпринимали все новые и новые атаки. Они бросали в наступление все свои силы и технику, но добиться успеха не могли. Защитники Сталинграда прочно держались на правом берегу Волги.

Накануне празднования XXV годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 6 ноября 1942 года, солдаты, командиры и политработники Сталинградского фронта поклялись отстоять город, не допустить врага к Волге.

Клятва, текст которой был составлен политуправлением Сталинградского фронта, обсуждалась всеми участниками великой битвы. В ней они выразили свои самые сокровенные мысли и чувства, прежде всего несокрушимую веру в правоту нашего дела, волю к победе, беззаветную преданность советскому народу и Коммунистической партии.

Герои Сталинграда, непоколебимо уверенные в полной победе над врагом и исполненные священной ненависти к фашистским извергам, клялись перед лицом ветеранов Царицына, перед родной армией, перед всей страной стоять до последнего, отдавая все делу защиты города.

«Сражаясь сегодня под Сталинградом, – писали воины, – мы понимаем, что деремся не только за город Сталинград. Под Сталинградом мы защищаем нашу Родину, защищаем все то, что нам дорого, без чего мы не можем жить. Здесь, под Сталинградом, решается судьба нашей Родины. Здесь, под Сталинградом, решается вопрос, быть или не быть свободным советскому народу.

Вот почему мы напрягаем все силы, вот почему мы сражаемся до последнего, ибо каждый из нас понимает, что дальше отступать нельзя.

Посылая это письмо из окопов, мы клянемся… что до последней капли крови, до последнего дыхания, до последнего [251] удара сердца будем отстаивать Сталинград и не допустим врага к Волге.

Перед лицом наших отцов, поседевших героев Царицынской обороны, перед полками товарищей других фронтов, перед нашими боевыми знаменами, перед всей Советской страной мы клянемся, что не посрамим славы русского оружия, будем биться до последней возможности».

Прошло полтора месяца боев за северную часть Сталинграда. Ценою огромных потерь в людях и военной технике противник добился частных успехов на отдельных направлениях: ему удалось ворваться на тракторный завод, выйти в отдельных местах к Волге, он окружил отдельные группы наших войск. Но враг оказался бессильным выполнить свою основную стратегическую задачу – захватить Сталинград, сбросить войска Сталинградского фронта в Волгу. Ему не удалось высвободить свои силы ни для удара на Астрахань, ни тем более для поддержки группы армий «А», наступавшей на Кавказ.

Северная группировка войск 62-й армии под командованием полковника С. Ф. Горохова общей численностью 6500 человек оказалась к этому времени изолированной от соседей и вынуждена была вести борьбу почти в полном окружении. Она занимала фронт по линии Рынок, поселок Спартаковец, роща западнее поселка Спартаковец, северные окраины рабочего поселка тракторного завода и северная часть территории самого завода.

124-я стрелковая бригада под командованием полковника С. Ф. Горохова, вступившая на сталинградскую землю 29 августа, в тот же день выбила противника из поселков Спартаковец и Рынок и заняла оборону. С тех пор части группы и вели здесь тяжелые бои. К середине октября положение бригады стало особенно напряженным: боеприпасы и продукты питания доставлялись лишь катерами через Волгу или самолетами По-2. Летчики с большим трудом, обычно низко опустившись над войсками, находили части группы.

С 15 октября противник начал систематически наседать на северную группировку. Он выдвинул против нее две дивизии: танковую дивизию в направлении на Латашанку, Рынок и пехотную дивизию вдоль реки Мокрая Мечетка, часть сил этой же дивизии наступала с юга, т. е. от тракторного завода. Все ожесточенные попытки [252] противника разрезать на части боевые порядки северной группы никакого успеха не имели и были полностью отражены нашими войсками.

В отражении атак большую роль сыграла фронтовая артиллерийская группа, которая, как молотом, била по атакующим войскам противника, создавая на избранных нами участках зоны мощного губительного огня.

Чтобы больше укрепить оборону и уплотнить боевые порядки, полковник Горохов несколько сократил линию фронта (на что получил разрешение), после чего площадь оборонявшейся им территории уменьшилась до восьми квадратных километров.

Сильнейшие атаки противник повторил 17 и 19 октября. Воины северной группы героически отстояли свои позиции.

В конце октября противник усилил свои войска танками. 2 ноября две усиленные дивизии, каждая из которых поддерживалась 50 танками и авиацией, перешли в новое наступление. В течение дня враг предпринял пять атак, но все они оказались бесплодными. После этого противник, отказавшись от массовых атак, стоивших ему огромных потерь, перешел к действиям мелкими группами, но и это ни к чему не привело.

В результате более чем месячных боев войска северной группы нанесли противнику весьма ощутимые потери. Вплоть до начала нашего контрнаступления они полностью удержали свои позиции, хотя наступавший враг обладал огромным превосходством в силах. Чрезвычайно тяжелые условия обстановки, в которых северная группа вела бои, выражались в том, что она была лишена возможности не только пополняться и нормально снабжаться, но также маневрировать. В этих условиях воины группы проявили беспримерную стойкость и героизм.

Инициатива боевых действий в Сталинграде со второй половины октября постепенно перешла в наши руки. И хотя ожесточенные атаки противника продолжались изо дня в день, они были похожи на последние судорожные усилия смертельно раненного зверя.

6 и 7 ноября, в дни празднования XXV годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, враг попытался предпринять многочисленные атаки, но все они были отбиты. [253]

Таким образом, в течение последнего месяца оборонительные боевые действия велись в трех очагах: на севере, где сражалась с врагом группа полковника Горохова; в центре, где на очень маленьком клочке земли, в районе завода «Баррикады», стойко держались части 138-й стрелковой дивизии; дальше на юг, после небольшого разрыва, шел основной фронт 62-й армии. К середине ноября наши войска, прижатые к Волге на северном участке, вели борьбу в особенно трудных условиях; но было совершенно ясно, что враг остановлен и бессилен добиться каких-либо новых успехов. На юге от центра города (центр города занимал противник) до Красноармейского района на фронте 40 км героическая 64-я армия удерживала свои позиции на внешнем обводе, не допуская фашистов даже к окраинам города. Особенно напряженные бои 64-я армия вела на своем правом фланге. Этими активными действиями она оказывала постоянную и непосредственную помощь 62-й армии. [254]






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх