Заключение по оборонительному периоду. Некоторые выводы из опыта первого периода Сталинградской битвы

Советское военное искусство считает наступательный бой основным видом боевых действий Советской Армии, справедливо полагая, что разгром и полное уничтожение противника могут быть достигнуты только путем решительного наступления. Однако в условиях, когда боевые действия развертывались на тысячекилометровых фронтах, не всегда было возможно, а иногда и нецелесообразно вести наступление на всех направлениях одновременно.

История войн, тем более опыт Великой Отечественной войны, исключительно наглядно убеждает в том, что в ходе военных действий нередко складывается обстановка, когда оборона приобретает весьма важное значение и становится совершенно необходимой. Обычно это бывает а тех случаях, когда на том или ином направлении в силу сложившейся обстановки не представляется возможным создать превосходство в силах и средствах над противником или когда необходимо обороной обеспечить ведение наступления на других, более важных направлениях.

Мы, как известно, рассматриваем оборону общевойсковых объединений как вид операции, в которой войска, используя местность и ее инженерное оборудование, силу огня всех видов, а также преимущества подготовленного маневра своих сил и средств, удерживают занимаемые позиции и, отражая удары превосходящего по численности противника, наносят ему огнем, контратаками и контрударами максимальные потери, т. е. задерживают, изматывают и обескровливают противника. Тем [296] самым создаются необходимые условия для последующего перехода в решительное наступление.

Формы обороны в Советской Армии периода Великой Отечественной войны резко отличались от тех форм, которые имели место в войнах недавнего прошлого, в частности в первой мировой войне. Тогда оборона в большинстве случаев была характерна позиционными формами, стабильностью положения войск, малой активностью, особенно на участке франко-германского фронта. Эти признаки, как правило, доминировали. Главная задача тогда сводилась к удержанию рубежа, позиции, фронта и к нанесению противнику потерь; при этом важнейшей чертой был огневой бой, отражение атакующего противника огнем. Все дело сводилось к так называемой позиционной войне, которая приводила воюющие стороны к истощению, а затем и к компромиссу.

Характер же обороны периода Великой Отечественной войны совершенно иной. Ее главная задача – обеспечить подготовку и создание условий для контрнаступления. Остальные, тоже весьма важные задачи, которые неизбежно решаются обороной, такие, как истощение сил и средств противника (нанесение потерь его живой силе и технике), выигрыш времени, необходимого для сосредоточения собственных сил и средств, и т. д., были подчинены главной задаче – подготовке контрнаступления. Следовательно, оборона как одна из форм ведения операции не является самоцелью. Она выполнит свою задачу лишь в том случае, если создаст благоприятные условия для перехода в контрнаступление.

Для того чтобы создать благоприятные условия для перехода в наступление, оборона должна быть устойчивой и активной.

Выражением упорства обороны является стойкость ведущих ее войск, устойчивость всех ее звеньев.

Необходимо оговориться, что в нашей военной литературе термин «активная оборона» применялся очень часто неправильно и активной обороной называли даже самый обычный отход под давлением превосходящих сил противника. Так, в некоторых трудах первый период Великой Отечественной войны получил название «периода активной обороны». Когда этот неправильный взгляд был справедливо раскритикован, то многие военные литераторы совсем выбросили из своего лексикона этот термин, [297] хотя активная оборона как таковая имела довольно широкое распространение на протяжении минувшей войны. Особенно наглядным и ярким примером такой, действительно активной обороны, нам кажется, была оборона Сталинграда.

Здесь стойкость обороны объяснялась в первую очередь исключительной активностью обороняющихся, которая достигалась постоянным поражением живой силы и техники противника всеми видами огня, навязыванием противнику своей воли и созданием для него невыгодных условий ведения боя, широким маневром войск, маневром огня, противотанковыми средствами и инженерными заграждениями, а также смелым и решительным проведением контратак и контрударов.

Важнейшим элементом, обусловившим высокую активность действий наших войск в обороне, является прежде всего особая природа советского воина с его замечательными морально-боевыми качествами, наступательным порывам, упорством и стойкостью. Советский воин, воспитанный Коммунистической партией, всем укладом жизни советского общества, которому присуща высокая активность, не может быть пассивным и в обороне. Поэтому упорный и активный характер действий наших войск в обороне – не случайное явление: оно проистекает из всей природы советского строя, нашей идеологии и военной науки.

Активность в обороне должна проявляться во всех действиях обороняющегося. Формы ее проявления разнообразны. Это и целеустремленное, хорошо организованное, умелое использование всей мощи огня современного оружия и технических средств борьбы для нанесения потерь противнику, изматывания его моральных и физических сил. Это и своевременно проведенная мощная артиллерийская и авиационная контрподготовка.

Активность в обороне должна найти свое выражение также в самом построении обороны. Здесь большую роль играет правильный выбор полос обороны, создание передовых, промежуточных и отсечных полос и позиций, обеспечивающих выгодные для обороняющихся и невыгодные для наступающих условия ведения сражения, маскировочные мероприятия, не только скрывающие от противника истинное расположение наших войск, но и вводящие противника в заблуждение относительно наших намерений. [298] Существенной формой проявления активности в ходе оборонительного сражения является широкий маневр живой силой, техникой и заграждениями с целью наращивания силы сопротивления противнику на направлении его удара. Наконец, высшим проявлением активности в обороне является проведение контратак и контрударов.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что хорошо подготовленные и своевременно предпринятые в ходе оборонительного сражения контратаки и контрудары имеют большое значение. Они не только приводят к крупным потерям у противника и восстановлению положения обороняющихся войск, но и сковывают инициативу, нарушают планы противника, заставляют его спешно перебрасывать войска с других участков или преждевременно вводить в бой резервы, изматывают и деморализуют наступающие войска, снижают темпы их наступления и позволяют обороняющимся войскам выиграть время и сохранить свои силы. Все формы проявления активности в обороне, особенно контратаки и контрудары, способствуют повышению наступательного порыва наших войск и этим подготавливают их к переходу в контрнаступление или наступление.

Особенно важное значение в оборонительной операции приобретает разведка. Ведь инициатива действий находится в руках противника, поэтому только хорошо организованная, непрерывная, активная разведка может дать обороняющемуся необходимые сведения, которые облегчат ему борьбу с наступающим противником. Особое внимание необходимо уделить использованию всех новых технических средств разведки, таких, как радиолокаторы и т. п.

Осуществление контратак и контрударов немыслимо без проведения маневра, являющегося одним из наиболее характерных признаков современного боя. Цель маневра, как известно, состоит в том, чтобы в нужный момент создать наиболее выгодную группировку своих сил и средств и поставить их в наилучшее положение по отношению к противнику для отражения его удара или для нанесения ему удара и успешного выполнения задачи боя, операции или сражения.

В оборонительном бою маневр приобретает особенно большое значение. Как правило, обороняющаяся сторона располагает относительно меньшими силами для ведения [299] боя по сравнению с наступающей стороной, особенно в первые моменты сражения, когда силы и средства обороняющегося еще не сосредоточены в районе вражеского удара, когда они еще не приведены в действие. Это неравенство в силах может быть уравновешено оперативностью действий обороняющегося, умелым применением маневра силами и средствами обороны. Чтобы отразить наступление противника, обескровить его, вырвать у него инициативу, вынудить его к отказу от дальнейшего наступления и таким образом добиться создания благоприятных условий для перехода в решительное контрнаступление, необходимо противопоставлять наступающему противнику непрерывно нарастающее сопротивление, сосредоточивать на угрожаемых направлениях превосходящие силы и средства, истреблять противника массированным огнем всех видов и наносить ему контратаки и контрудары. Осуществление этого невозможно без широкого применения маневра войсками вдоль фронта и из глубины. Ни в коем случае нельзя ограничиваться простым удержанием занимаемой позиции.

Боевой опыт Великой Отечественной войны позволил установить четкие грани между контратакой, контрударом и контрнаступлением и классифицировать их по свойственным им признакам, определяющим их характер, назначение и организацию.


* * *

Контратака есть функция тактической обороны, тактического эшелона войск, решающая тактические задачи. Ее организуют и проводят командиры корпусов и дивизий первых эшелонов, хотя в ряде случаев организация контратак координируется командующим войсками армии. В ходе Великой Отечественной войны контратаки осуществлялись резервами и вторыми эшелонами подразделений, частей и соединений, обороняющих тактическую глубину обороны, силами от взвода до дивизии, а в соответствии с этим их глубина исчислялась от нескольких десятков и сот метров до нескольких километров.

Контратаки могут преследовать самые разнообразные задачи. Они могут упреждать активные намерения противника, изматывать его атакующие части и наносить им потери, дробить их или уничтожать, сковывать резервы [300] противника, улучшать или восстанавливать утраченное тактическое положение и т. д. Конечная цель любой контратаки – не допустить нарушения или прорыва противником полосы тактической обороны и создать наилучшие условия для выполнения задач обороняющейся стороной.

Значение контратак трудно переоценить. Умело и своевременно проведенные, они играют большую роль в отражении вражеских атак. Нанося противнику огромные потери, ослабляя его наступательную мощь, отсекая от его ударной группировки часть сил и средств, нарушая его боевые порядки, срывая выполнение задач, поставленных противником перед наступающими войсками, контратаки тем самым укрепляют оборону, делают ее более упорной и стойкой, придают ей более действенный, активный характер.

Однако значение контратак не исчерпывается только выполнением этих задач. Опыт Великой Отечественной войны показывает, что контратаки являются одной из лучших форм боевой закалки войск, их моральной подготовки к наступлению, развивающей необходимые для наступления боевые качества.

Из сказанного явствует, что функции контратак чрезвычайно разнообразны. Они определяются сложной природой современного боя и характеризуются многообразием задач, выполняемых войсками в ходе активной обороны.

Успех контратак во многом зависит от умелой организации и искусного проведения их в сложившейся обстановке. Важно прежде всего правильно выбрать направление для контратаки, которая бывает наиболее эффективна, когда организуется по флангам вклинившейся группировки противника или охватывает его с тыла. В обоих случаях контратаки сочетаются с упорной обороной по фронту. Такое направление приводит к наиболее быстрым и решительным результатам, способствует созданию выгодного для обороняющегося соотношения сил и средств на участке контратаки, изолируя вклинившегося противника от его резервов, и создает наилучшие условия для его окружения и уничтожения.

Что представляет собой контрудар, каково его содержание и назначение?

Сущность представлений о контрударе сводится обычно к тому, что он предпринимается с целью разгрома [301] прорвавшейся или вклинившейся в оборону группировки противника или для восстановления положения, существовавшего до начала наступления противника. Контрудар организуется в армейском и фронтовом масштабах на отдельных направлениях, где противник проявляет наибольшую активность, тогда как на остальных участках фронта войска продолжают обороняться.

Все эти положения бесспорно правильны, но они не вполне исчерпывают содержание понятия контрудара, которое значительно шире и ярче. Богатейший опыт войны наглядно убеждает в этом, предоставляет обширный материал для анализа, суждений и выводов. На основе этого опыта можно видеть, что в действительности представляет собой контрудар, каково его содержание, каковы его задачи, как он организуется, когда и кем осуществляется, каково его значение и как он влияет на выполнение задач, поставленных перед обороняющейся стороной.

Контрудары – функция оперативной обороны и объединений, организующих такую оборону. Обычно она ведется армиями и фронтами. Контрудары проводятся распоряжением командующих войсками армий и фронтов, а в некоторых случаях даже по решению и указаниям Верховного Главнокомандования. Для нанесения контрудара привлекаются вторые эшелоны армий и фронтов, а также соединения, перебрасываемые с соседних направлений и из резерва Верховного Главнокомандования. Естественно, что и глубина их воздействия на боевые порядки противника значительно больше, чем глубина контратак.

Назначение контрударов определяется выполняемыми ими функциями; но как бы ни были эти функции многообразны, все контрудары, проведенные в период войны, можно подразделить по их целям и задачам на две большие группы.

В ходе Сталинградской обороны, как уже убедился читатель, наши войска провели много контрударов, с помощью которых командование стремилось разрешить самые различные задачи. Одни из них преследовали цель восстановить оперативное или тактическое положение, другие организовывались в период подготовки противником наступления, чтобы сорвать или нарушить его планы, третьи сковывали значительные силы наступающего, не позволяя ему использовать их на направлении своего [302] главного удара, четвертые дезориентировали его и отвлекали его силы на второстепенное направление, создавали угрозу его флангам и тылу.

В оборонительных операциях Советской Армии имели место контрудары, предпринимавшиеся для выполнения и других задач, помимо отмеченных выше.

Основное назначение всех таких контрударов, как бы они ни отличались по своей форме и организации, по оперативно-тактическим задачам, заключалось в том, что они имели целью упрочение оперативной обороны. В этом назначении их общая характерная черта.

Однако в ходе войны имели место многочисленные контрудары, преследовавшие совершенно иные цели. Так, в битве под Москвой (декабрь 1941 года) войска Западного фронта силами выдвинутых общевойсковых армий севернее и южнее Москвы нанесли сильные контрудары на правом и левом крыле фронта против ударных группировок немцев, которые намеревались охватить Москву с севера и юга. Эти контрудары позднее переросли в решительное контрнаступление наших войск, начавшееся 6 декабря 1941 года и продолжавшееся почти два месяца.

Такой же характер носили контрудары и в битве под Курском (июль 1943 года). Мощные контрудары, предпринятые 12 июля 1943 года силами армий Воронежского фронта, сорвали наступление противника: немецко-фашистские войска, понеся значительные потери в живой силе, танках и авиации, были вынуждены на южном фасе Курского выступа перейти к обороне. В тот же день войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление. Одновременно получил задачу на переход в контрнаступление и Центральный фронт. Действиями войск этих трех фронтов против орловской группировки врага началось контрнаступление Советских Вооруженных Сил летом 1943 года, превратившееся затем в мощное наступление на широком фронте.

Эти примеры показывают, что одни контрудары, осуществлявшиеся в процессе оборонительной операции, способствовали укреплению обороны. В ряде случаев они имели целью улучшить оперативное положение войск в обороне, восстановить утраченное положение и снова овладеть важным рубежом или районом, разгромить группировку или часть сил противника, содействовать [303] войскам на соседних участках, сковать большие силы противника и т. д. Во всех этих случаях контрудары не, выходили из рамок оборонительной операции, ограничиваясь решением задач оперативной или стратегической обороны.

Другие же контрудары по своему назначению и содержанию как бы завершали оперативную оборону и представляли не что иное, как первый этап контрнаступления. Такие контрудары организуются, когда оперативная оборона уже завершает выполнение своей задачи, когда противник обессилен, обескровлен и соотношение сил изменяется в пользу обороняющейся стороны, но от обороны еще требуется последний толчок для того, чтобы окончательно изменить обстановку в свою пользу и затем перейти в решительное контрнаступление. Цели и задачи таких контрударов исходят уже из общего замысла готовящегося контрнаступления.

Контрудар представляет собой наиболее решительную форму боевого воздействия на противника со стороны обороны с конечной целью не допустить нарушения и прорыва полосы оперативной обороны, укрепить положение оперативной обороны, готовящей контрнаступление, или же положить начало подготовленному контрнаступлению, создать выгодную оперативную обстановку для перехода в общее контрнаступление, завершая тем самым оперативную оборону. Контрудар является душой современной оперативной обороны. Без него она мертва и пассивна, бессильна выполнить сложные задачи, которые ставит перед нею напряженная боевая обстановка.

Перерастание контрударов, отнесенных нами ко второй группе, в контрнаступление совершенно закономерно. Чтобы нанести мощный контрудар по главной группировке противника, как это было в битвах под Москвой, под Курском, нужно было провести гигантскую работу по подготовке, перевозке и выдвижению к фронту огромного количества войск, боевой техники и средств материального обеспечения. Все это бесспорно сопровождалось крайним напряжением моральных и материальных сил и средств армии, ее руководства и страны в целом, на что обычно затрачивались огромные средства и дорогое время. Когда такие контрудары завершались успехом, они не могли не перерасти в контрнаступление, так как, во-первых, с успехом на данном направлении нет смысла искать его на [304] другом и, во-вторых, выгодно использовать эти силы и средства именно здесь, где надломлены главные силы противника. Именно здесь необходимо добиваться решительного успеха в разгроме противника и в достижении целей, которые ставились перед контрударом как первым этапом контрнаступления. Если бы такой контрудар не перерастал в контрнаступление, а ограничивался бы только восстановлением утраченного оперативного положения (существовавшего до начала наступления противника), нарушилось бы основное требование нашего оперативного искусства о необходимости немедленно со всей силой и неослабной энергией развивать достигнутый успех, расширять его, чтобы добиваться решительной победы.

Перерастание таких контрударов в контрнаступление не является случайным потому, что здесь налицо как бы диалектический переход одного качества в другое в применении к явлениям, относящимся к войне.

Контрудары, которыми очень богаты сражения Великой Отечественной войны, отличаются многообразным назначением, сложными задачами и формами; они наносились в различные моменты операции и с самыми разнообразными целями. В зависимости от конкретных условий обстановки контрудары проводились со следующими целями:

– упредить противника, изготовившегося к наступлению, разгромить подготовленные им для удара силы и средства;

– задержать продвижение противника и не допустить его прорыва в оперативную глубину обороны;

– улучшить или восстановить оперативное положение обороны;

– отвлечь силы и средства противника с направления его главного удара;

– не допустить окружения своих войск, продолжающих удерживать важные оперативные пункты или узлы обороны;

– прорвать кольцо оперативного или тактического окружения;

– приостановить наступление противника, разгромить главные силы его ударной группировки и подготовить переход к контрнаступлению. [305]

Остановимся кратко на каждом из перечисленных видов контрударов, рассмотрим их практическое применение на примерах Великой Отечественной войны.

Контрудар перед передним краем обороны с целью упреждения противника, изготовившегося к наступлению, и разгрома подготовленных им для удара сил и средств имеет чрезвычайно большое значение.

Контрудары подобного рода не раз встречались в практике минувшей войны. Примером может служить контрудар, осуществленный войсками 62-й армии под Сталинградом 27 сентября 1942 года. Ввиду того что упорная оборона наших войск в центральной части Сталинграда лишила противника всякой надежды прорваться к Волге на этом участке, немецкое командование с 23 сентября начало сосредоточение трех пехотных и одной танковой дивизий южнее Городище и Мамаева кургана, чтобы глубоким ударом охватить район заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады» и выйти к берегу Волги.

Чтобы сорвать наметившееся наступление противника, было решено 27 сентября нанести контрудар по его подготовленной для удара группировке. Для контрудара были использованы две танковые бригады и две стрелковые дивизии. В 6 часов наши войска перешли в атаку. На отдельных участках сразу же обозначился успех, развить который, однако, не удалось. Противник в свою очередь начал сильные контратаки и поддержал их ударами бомбардировочной авиации. Но от нашего контрудара противник понес значительные потери, что ослабило его последующий удар. Три пехотные дивизии, потрепанные нашим контрударом, хотя и были поддержаны 150 танками, поставленной задачи (овладеть поселками Баррикады, Красный Октябрь и выйти к Волге) выполнить не смогли.

Таких примеров из опыта Великой Отечественной войны много.

Улучшить или восстановить в ходе сражения утраченное оперативное положение обороны – также одна из важнейших и наиболее распространенных функций контрудара. Контрудар, как известно, чаще всего и предпринимался с целью разгрома прорвавшейся или вклинившейся в оборону группировки противника и для восстановления положения обороны, существовавшего до начала наступления. [306] Опыт войны дал многочисленные примеры контрударов, проводившихся с такой целью.

К ним можно отнести, например, ряд контрударов, проведенных в первый период Великой Отечественной войны, когда советские войска вели тяжелые оборонительные сражения и отступали.

Во второй половине августа 1941 года на Брянском фронте, которым пришлось мне командовать, сложилась крайне тяжелая обстановка. Фронт, только что созданный приказом Ставки Верховного Главнокомандования, находился еще в стадии формирования, которое протекало в условиях чрезвычайно быстро развивавшихся событий. Брянский фронт выполнял ответственную задачу – прикрывал московский стратегический район с юго-запада.

Немецко-фашистское командование намеревалось ударом танковой армии Гудериана с ходу разорвать наш фронт обороны и ввести в прорыв крупные мотомеханизированные силы. Однако выполнить эту задачу ему помешало то обстоятельство, что Брянский фронт нанес западнее Трубчевска мощный контрудар, поддержанный нашей авиацией. Ее мощные удары, наносившие огромный урон наступающим войскам противника, тормозили их продвижение.

С утра 26 августа, после сосредоточения нескольких соединений танковой армии Гудериана, противник начал новое наступление на участке 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Разгорелись крайне ожесточенные, напряженные бои; в результате их к 28 августа противнику удалось прорвать наш фронт и занять Семцы и Погар; он угрожал Трубчевску. Положение создалось очень тяжелое. Было решено немедленно нанести сильный контрудар по войскам армии Гудериана в направлении Погар, Стародуб с тем, чтобы остановить дальнейшее продвижение противника и восстановить положение. Нанесение контрудара было намечено на 31 августа.

В этот день в районе 20 километров западнее Трубчевска завязалось ожесточенное танковое сражение, в котором с обеих сторон приняло участие несколько сот танков. Противник был не только остановлен, но и отброшен в исходное положение. Наши войска не только восстановили оперативное положение обороны, но и на некоторых направлениях продвинулись вперед на 10-12 километров. Этим сражением советские войска выиграли [307] время, необходимое для строительства оборонительных рубежей вокруг Москвы и для подтягивания резервов. Контрудар советских войск разрушил планы противника на этом участке: гитлеровцы не сумели овладеть Трубчевском.

Такого же рода контрудары были осуществлены в августе 1942 года войсками Сталинградского и Юго-Восточного фронтов на подступах к Сталинграду. Хотя эти контрудары, проводившиеся в сложной оперативной обстановке, создавшейся тогда на сталинградском направлении, не привели к полному выполнению задачи по восстановлению положения, существовавшего до прорыва немцами нашей обороны севернее Сталинграда, тем не менее в результате их осуществления противнику был нанесен серьезный урон в живой силе и технике, его силы севернее Сталинграда были скованы, что лишило гитлеровцев возможности использовать их для удара непосредственно по Сталинграду и облегчило положение наших войск, оборонявших подступы к городу.

Опыт Великой Отечественной войны богат примерами организации контрударов, которые преследовали цель сковать силы противника на вспомогательных направлениях или отвлечь силы и средства противника с главного направления. Такие контрудары чаще всего приходилось организовывать в довольно сложной и напряженной обстановке, когда сильные группировки противника обрушивали мощные удары на избранных главных направлениях. В этих условиях обороняющейся стороне порой трудно бывает ослабить натиск противника огнем или контрударом на участке главного направления его действий. В этих случаях часто оказывалось выгоднее наносить контрудар или правее или левее этого участка, в стороне от района развернувшихся напряженных боев, чтобы таким путем дезориентировать противника относительно своих намерений, создать угрозу его флангам и тылу на других участках и тем самым отвлечь часть его сил и средств с главного направления; это облегчит положение обороняющихся войск.

Примером таких действий может служить контрудар 51-й армии на Садовое (сентябрь 1942 года). Прорвав фронт противника, наши войска глубоко вклинились в его боевые порядки и, выйдя за линию фронта, совершили глубокий рейд на Садовое; в ходе боев наши части разгромили [308] несколько полков вражеских войск и захватили трофеи. Успех контрудара на Садовое имел очень важные последствия для войск, оборонявших Сталинград. Противник вынужден был снять с главного направления 14-ю танковую дивизию и оттянуть ее на южный участок, чтобы ликвидировать угрозу своему флангу и тылам, которая возникла для него в результате этого контрудара. Переброска противником на юг танковых дивизий облегчила положение защитников города непосредственно под Сталинградом.

Другим примером может служить дерзкий десант наших войск, произведенный севернее Сталинграда в период боев за сталинградские заводы.

Одной из важнейших функций контрудара является разрыв кольца вражеского окружения. Ярким примером выполнения таковой функции могут служить контрудары, осуществленные войсками Брянского фронта в кольце оперативного окружения в 1941 году.

В первой половине октября 1941 года немецко-фашистским войскам удалось прорваться на флангах Брянского фронта и выйти подвижными частями в район Орла. Противник оказался глубоко в тылу войск Брянского фронта, которые все еще прочно удерживали основные рубежи обороны. В подобных условиях было принято решение нанести противнику, глубоко вклинившемуся в нашу оборону, контрудар с целью уничтожить его силы на флангах, образовавших кольцо оперативного окружения, а затем выйти на новые рубежи, на которых и продолжать борьбу. Трудность контрудара заключалась в необходимости вести борьбу с перевернутым фронтом.

В тяжелых условиях оперативной обстановки, когда противник наносил сильные удары с фронта, флангов и тыла, войска Брянского фронта сумели сохранить организованность и настойчивость в выполнении задачи; армии фронта, осуществлявшие контрудары с перевернутым фронтом, разорвали кольцо оперативного окружения, связали противника и вынудили его втянуться в затяжную борьбу на огромном пространстве; сломив сопротивление противника, войска фронта нанесли ему тяжелые потери и вышли на новые рубежи; противник был лишен возможности сосредоточить свои силы и бросить их на Москву, как это планировалось немецко-фашистским командованием. [309]

В ходе Великой Отечественной войны особо важное значение приобрели контрудары, перераставшие в контрнаступление.

Контрудары с такой функцией преследуют не ограниченную цель – только восстановить утраченное положение, а более широкую. Они решают задачи, которые затем сливаются с крупными оперативными целями начинающегося контрнаступления, а именно: разгром вражеских сил, действующих на главном направлении удара противника, и создание предпосылок для переноса боевых действий на территорию, занимавшуюся до этого противником.

Исследуя операции Великой Отечественной войны, можно установить, что различная оперативная обстановка, в которой осуществлялись контрудары, диктовала не только их задачи, но и формы нанесения этих контрударов. В зависимости от задач, сил и средств, привлекаемых для их выполнения, наличия времени на подготовку и оперативного положения войск избиралась одна из следующих форм:

– контрудар по одному из флангов вклинившейся группировки противника;

– контрудар по обоим флангам вклинившейся группировки по сходящимся направлениям;

– фронтальный контрудар по острию клина наступающей группировки.

Контрудар по одному из флангов вклинившейся группировки противника приводил к быстрым и действенным результатам: изолировал вклинившегося противника от его резервов и тылов, заставлял его бросать большие силы на отражение контрудара, чем сокращал темп наступления противника; иногда же угроза окружения заставляла ударную группировку противника оставлять захваченные выгодные рубежи и отходить назад.

Контрудар по обоим флангам вклинившейся группировки противника являлся еще более эффективной формой; при умелой организации и проведении он обыкновенно приводил к окружению и полному уничтожению прорвавшейся группировки. Но для организации такого контрудара требуется больше времени и сил. Он под силу фронту или двум фронтам (как межфронтовой). [310]

Фронтальный контрудар по острию вклинившейся Группировки противника является менее эффективной формой, которая обычно не дает решительного результата и приводит к простому выталкиванию противника. В ходе Великой Отечественной войны такой контрудар применялся. Примером могут служить: контрудар под Сталинградом в районе Абганерово 7-10 августа 1942 года; контрудар войск Брянского фронта в августе – сентябре 1941 года западнее Трубчевска. Эта форма контрудара применялась в тех случаях, когда на производство маневра не хватало времени, а обстановка требовала немедленного контрудара, так как в противном случае создавалась реальная угроза прорыва противника в оперативную глубину обороны и захвата важного пункта. Войска, наносившие такой контрудар, хотя и не имели особо большого продвижения, но зато предотвращали опасность развития удара противника в глубину нашей обороны.

Очень часто применялись комбинированные формы контрудара, т. е. он наносился одновременно или по одному или по обоим флангам вклинившейся группировки противника и по острию ее «клина». Такая форма нанесения контрудара была наиболее решительной, так как она не только ставила под угрозу фланги и тыл группировки противника, но и в то же время не позволяла ему оттягивать свои силы с главного направления для прикрытия флангов. Такой контрудар также требует много сил и, безусловно, может быть лишь фронтовым или межфронтовым. Примером может служить контрудар войск Сталинградского фронта в районе Котельниково по группировке Гота – Манштейна в декабре 1942 года.

Таким образом, оборонительное сражение под Сталинградом в 1942 году дало прекрасные образцы организации активной и устойчивой обороны, примеры контрударов в широком масштабе. Все это в сочетании с накапливаемыми оперативными и стратегическими резервами подготовило в конечном счете условия для перехода в мощное контрнаступление с решительными целями разгрома врага на одном из важнейших участков советско-германского фронта.

Использование обширного опыта Сталинградского оборонительного сражения с учетом всего того нового, что появилось в военном деле после второй мировой [311] войны, и прежде всего с учетом появившихся новых средств борьбы, будет иметь большое значение для глубокого изучения вопросов организации обороны в условиях современной войны.


* * *

В заключение остановимся на вопросах подготовки и организации контрудара.

Организация контрудара – сложный процесс, требующий серьезной подготовки и проведения многих оперативных мероприятий, обеспечивающих успех дела.

Организация и проведение контрударов, как показывает многообразный опыт Великой Отечественной войны, обычно проходят в напряженной и сложной оперативной обстановке, часто в крайне ограниченное время и в условиях активного воздействия воздушных сил противника. Вот почему решение на контрудар и его подготовка должны быть проведены в короткие сроки и на основе всесторонней оценки обстановки.

Реальная оценка обстановки имеет важнейшее значение для принятия решения на контрудар. Требуется совершенно ясно и правильно понять весь ход боевых действий, которые в маневренной обстановке чрезвычайно быстро меняются. Нужно уметь предвидеть ход событий. Правильное и обоснованное решение возможно только при условии правильного уяснения задачи, поставленной старшим начальником, и верной оценки оперативной обстановки.

В боевой практике условия обстановки не бывают одинаковыми. Каждому случаю свойственны свои особенности, характерные черты, которые требуют различных решений. Вполне естественно поэтому, что нельзя заранее выработать готовые рецепты решений на все беспредельные по разнообразию условия боевой обстановки, в которой приходится организовывать и проводить контрудар. Поэтому ни в какой мере недопустим шаблон в организации контрудара.

При организации контрудара важно учитывать все сложные условия и элементы обстановки, без конкретного анализа которых нельзя принять и правильно осуществить любое оперативное или тактическое решение. [312]

Решение на контрудар составляет основу всей его организации, и каждый из элементов решения имеет весьма важное и существенное значение. Решение включает замысел контрудара, распределение сил и средств, построение боевого порядка и определение боевых задач подчиненным войскам. Решение на контрудар характеризуется также и некоторыми другими элементами, о которых мы скажем ниже.

Замысел контрудара, т. е. основная идея решения, заключается в выборе направления для приложения главных усилий и в определении последовательности действий для наилучшего выполнения задач, поставленных перед контрударом, в выборе (или вернее – назначении) сроков начала контрудара. Общеизвестно, что в любых условиях для наступательных действий необходимо обеспечение решительного превосходства в силах и средствах над противником на главном направлении. Тем более это важно при организации контрудара. Быть всюду одинаково сильнее противника в современных условиях невозможно, да это и не требуется. Успех достигается путем последовательного разгрома противника по частям. При этом важно нанести начальный удар по той части сил и средств противника, уничтожение или поражение которой будет иметь главное и решающее значение для исхода боя или операции. Поэтому, как правило (которое, однако, не бывает без исключений и от которого в ряде случаев можно и нужно отступать), контрудар наносится по ударной группировке противника, осуществляющей прорыв обороны или нацеленной для проведения такого прорыва.

Основу всякого решения составляет выбор направления главного удара. При организации контрудара выбор направления имеет особо важное значение. Наиболее выгодным следует считать удар во фланг или во фланги наступающей группировки. Это обычно приводит к расстройству боевых порядков противника, к их дезорганизации, легче позволяет раздробить его группировку по частям и нанести ей значительные потери. Вместе с тем это отвлечет основные усилия противника с главного направления, заставит его вести борьбу не на том направлении, которое он избрал для развития своего удара, а на тех направлениях, которые ему навязаны обороняющейся стороной. [313]

Однако опыт войны особенно наглядно убеждает, что удар во фланг не может быть превращен в шаблон, от которого нельзя отступать. Наоборот, удар во фланг – это лишь одно из выгодных направлений, часто дающих максимум результатов. В то же время опыт войны дал ряд примеров, когда контрудары наносились не против главной ударной группировки противника, а на второстепенных направлениях, часто там, где противник не искал успеха и где он обеспечивал боевые действия своей главной группировки. Однако эти контрудары, отличавшиеся от контрударов на главных направлениях, тем не менее, приводили часто к тем же результатам, но с меньшими затратами сил и средств и в ряде случаев с большим эффектом. Часто бывает недостаточно сил и средств, чтобы организовать контрудар на главном направлении, или этому мешает отсутствие надлежащей обстановки и условий, тогда как контрудар на второстепенном направлении отвлекает силы и средства противника с главного направления, ставит под угрозу его фланги и тыл, неизбежно приводит к ослаблению ударной группировки противника. При условии упорной обороны и достаточной стойкости войск на главном направлении такие контрудары дают большой эффект.

Выбор направления для проведения контрудара определяется, помимо этого, и многими другими факторами, например характером местности. Трудно проводить контрудар, если местность не позволяет скрытно сосредоточить войска и вывести их на исходные рубежи, если местность не позволяет применить механизированные войска и т. д. Вопросы снабжения, материально-технического обеспечения контрудара также могут влиять на выбор направления контрудара, хотя бы в том отношении, что нельзя организовать контрудар на направлении, на котором невозможно обеспечить подвоз боеприпасов и продовольствия для войск и т. д. Но при всем этом наибольшую выгоду дает контрудар там, где противник его не ожидает.

Короче говоря, условия обстановки, все ее сложные элементы имеют весьма существенное значение и влияют на выбор направления контрудара. Но при этом нужно помнить, что благоприятную обстановку необходимо создавать, а не подчиняться всецело складывающимся условиям. [314]

Важно отметить еще одну особенность в выборе направления контрудара. В современных сложных условиях боевой деятельности войск, когда оборонительные и наступательные операции приобретают значительный размах и проводятся на огромной территории, часто имеет значение выбор не одного направления, а ряда направлений для организации контрудара или серии контрударов. Пример организации серии контрударов мы имели под Сталинградом в конце августа и начале сентября 1942 года. Каждый из этих ударов имел свою функцию, свое назначение, предпринимался с различным составом сил и средств. Все это вместе взятое определяло и выбор направления контрударов при их проведении.

Для организации контрудара имеет огромное значение подготовка сил и средств. Для контрудара должны быть привлечены все силы и средства, которые могут быть использованы для этой цели. Это главным образом силы вторых эшелонов и резервов, части и соединения с участков фронта, которые не атакованы противником.

Группировки войск, предназначенные для проведения контрудара, должны быть обеспечены в артиллерийском и танковом отношении, а также надежно прикрыты с воздуха и поддержаны силами авиации. Артиллерийская плотность при организации контрудара и плотность танков могут быть различными. Это определяется обстановкой, особенно размахом операции, теми задачами, которые поставлены перед контрударом. Одно дело, когда необходимо ликвидировать наступление прорвавшегося корпуса противника, другое – когда контрудар нацелен по армии противника, и третье – когда контрудар организуется на второстепенном участке фронта с целью дезориентировать противника и отвлечь его силы. В каждом из таких случаев учитываются обстановка, особенно силы противника, состав своих войск, задачи контрудара, оперативные цели, которые он преследует. Это главным образом и будет определять оперативную и тактическую плотность войск. В условиях проведения контрудара против сильной вражеской группировки, прорвавшей оборону основной оборонительной полосы и развивающей успех, необходима будет большая артиллерийская и танковая плотность, или эта плотность должна заменяться другими средствами поражения. Причем и здесь силы противника, характер местности и многие другие факторы неизбежно [315] будут вносить серьезные и существенные поправки и уточнения. Например, если необходимо будет провести контрудар в условиях горной местности или в труднопроходимой лесисто-болотистой местности, то в этих случаях, конечно, трудно будет организовать массированное применение артиллерии и танков.

Силы и средства для проведения контрудара должны готовиться заранее, в процессе организации самой обороны, их состав и месторасположение должны уточняться в ходе оборонительного сражения и окончательно определяться при непосредственной организации контрудара и его подготовки.

Для обеспечения успеха контрудара, применения сил и средств, подготовленных для его проведения, очень важное значение имеет завоевание господства в воздухе, в крайнем случае хотя бы местного. Без подавления авиации противника, которая является сильным средством противодействия контратакующим частям, немыслимо обеспечение успеха контрудара, тем более в условиях открытой местности, значительно облегчающей действия авиации. Так, например, контрудары войск, проводившиеся северо-западнее Сталинграда, когда немцы прорвались к Волге, не дали должных результатов также и потому, что у противника было громадное превосходство в воздухе. В то же время контрудар советских войск, проводившийся несколько позднее, против котельниковской группировки врага дал эффективные результаты. Одной из причин успеха этого контрудара следует считать наше превосходство в воздухе. Поэтому завоевание хотя бы местного господства в воздухе при подготовке и проведении контрудара является обязательным условием. Необходимые для этого военно-воздушные силы будут различными в разных условиях оперативной обстановки и должны определяться прежде всего составом сил и средств авиации противника, характером ее деятельности.

Обеспечение контрудара предполагает обязательное прикрытие и обеспечение флангов группировки, наносящей контрудар. Прикрытие флангов, выделение для этого специальных сил и средств имеет большое значение для успеха, так как в этом случае попытки противника воздействовать на фланги группировки, наносящей контрудар, не будут отвлекать ее силы и средства от основной цели, с основного направления. Кроме того, контрудар [316] должен опираться на упорную и стойкую оборону на флангах прорыва противника.

Инженерное обеспечение и инженерное закрепление успеха, достигнутого при контрударе, является обязательным во всех случаях и для всех частей и соединений. Всякий контрудар на заранее намеченных рубежах или на рубежах, которых достигли войска, наносящие контрудар, должен сопровождаться закреплением успехов, организацией системы огня, в особенности противотанкового, инженерным закреплением местности, захваченной у противника. К этому нужно заранее готовиться, выделяя в процессе организации контрудара специальные силы и средства, саперные и инженерные части, которые получают определенную задачу, обеспечиваются инженерным имуществом и инженерными средствами борьбы, противопехотными и противотанковыми минами и другими средствами заграждения. Не менее важное значение для успеха контрудара имеет и умелая маскировка, которая должна обеспечить скрытность подготовки контрудара и тем самым его оперативную внезапность. Без этого успех контрудара может быть в значительной мере снижен, а иногда и вовсе сорван вследствие того, что противнику удастся своими действиями упредить контрудар.

Исходный рубеж перед началом контрудара целесообразнее занимать в ночное время под прикрытием частей, ведущих бой. Сосредоточение сил для контрудара проводится в жесткие сроки и скрытно, с тем чтобы достигнуть внезапности удара. Район сосредоточения и рубежи развертывания выбираются с таким расчетом, чтобы противник не мог помешать выполнению войсками их боевых задач.

При проведении контрудара, а часто и в ходе его подготовки возможно воздействие воздушнодесантных сил противника. Это также должно быть предусмотрено при подготовке контрудара, что требует организации соответствующей системы связи и оповещения, выделения сил и средств, которые можно было бы использовать в случае атак противника с воздуха.

Организация взаимодействия войск, участвующих в нанесении контрудара, является основным условием его успеха. В основе организации взаимодействия лежит решение [317] командира, которое определяет группировку взаимодействующих сил и средств и задачи их совместного применения в проводимом контрударе. Штаб армии или штаб фронта тщательно отрабатывают вопросы взаимодействия с начальниками родов войск и служб. Это – один из важнейших и основных вопросов подготовки контрудара.

При организации контрудара взаимодействие организуется между родами войск, общевойсковыми соединениями боевого порядка, боевыми эшелонами и резервами, а также между группировкой, наносящей контрудар, и силами и средствами, обеспечивающими ее действия, в том числе и ведущими оборонительные бои на рубежах обороны. Особого внимания требует к себе взаимодействие родов войск, позволяющее умело использовать все боевые свойства и возможности каждого из них и наиболее эффективно применять их для достижения цели контрудара. Взаимодействие организуется с учетом последовательности выполнения поставленных задач по месту и времени действий войск, составляющих ударную группировку.

Наибольший эффект контрудар дает в такой обстановке, когда главная группировка противника обескровлена, когда она израсходовала ближайшие резервы, а оперативные резервы или не успеют подойти, или же будут дезорганизованы ударами авиации и артиллерии обороняющегося.

Ограниченность времени и сложность боевой обстановки, в которой приходится организовывать контрудар, требуют умелого и своевременного определения кризисного момента в наступлении противника. По возможности необходимо подготовить выгодный рубеж, опираясь на который можно было бы развернуть войска, предназначенные для контрудара. Для той же цели необходимо заранее знать, какие силы можно использовать для нанесения контрудара, порядок их сосредоточения и развертывания на избранных рубежах. Также необходимо заранее определить, где нанести контрудар, чтобы упредить противника и сделать контрудар для него неожиданным. Поэтому условия, способствующие успешному проведению контрудара, необходимо учесть заблаговременно, обычно еще при организации самой обороны и при расположении резервов в глубине. [318]

В ходе оборонительной операции также необходимо стремиться к тому, чтобы создать выгодные условия для осуществления контрудара. Для этого важно прежде всего еще во время боя за основную полосу обороны измотать противника и нанести ему большие потери в живой силе и технике. Упорство и стойкость обороняющихся войск должны вынудить противника израсходовать свои главные силы и ввести в бой оперативные резервы, причем оборона должна стремиться задержать подход этих резервов к полю сражения ударами своей авиации. Удержание рубежа обороны является важным условием, обеспечивающим успешное сосредоточение и развертывание своих войск, предназначенных для контрудара. Упорным сопротивлением обороняющиеся войска должны заставить противника отказаться от дальнейшего наступления. В обеспечении успешного выполнения всех этих задач большая роль принадлежит таким средствам борьбы, как артиллерия и авиация.

Если для успеха контрудара имеет огромное значение выбор направления и места, откуда наносится контрудар, то не менее важное значение имеет и выбор времени, момента его осуществления. Своевременно и хорошо организованный контрудар является тем средством, с помощью которого командующий оперативным объединением в кризисный момент сражения может повернуть ход событий в свою пользу. На примерах разгрома немецких ударных групп севернее и южнее Москвы в декабре 1941 года, организации контрударов в районе Курска видно, как удачно были определены нашим командованием кризисные моменты в наступлении противника. Во всех этих случаях был выбран момент, когда противник, будучи обескровленным и обессиленным, уже израсходовал свои ближайшие резервы, когда он не мог подвести новых резервов, вынужден был, по сути дела, прекратить наступление и перейти к обороне. Контрудары в такой момент дали наиболее эффективные результаты.

Мощь артиллерийских и авиационных сил в условиях минувшей войны была настолько значительна, что в отдельных случаях одни их огневые удары, проведенные с хорошей подготовкой, давали сильный эффект и значительно ослабляли созданную противником ударную группировку, изготовившуюся для наступления. Для такого [319] воздействия на противника привлекались силы и средства из глубины оперативного построения, из резервов, в то время как войска первого эшелона продолжали занимать свои оборонительные рубежи.

В других случаях, что в боевой практике встречалось обычно чаще, может оказаться выгодным организовать контрудар уже в тот момент, когда противнику только что удалось вклиниться в расположение обороны. Такой контрудар выгодно наносить тогда, когда противник в борьбе за передний край и в процессе борьбы за прорыв обороны, вернее в ходе вклинения в нее, понес большие потери, когда он вынужден был поэтому израсходовать ближайшие резервы, а резервы из глубины отстали. В этих условиях обороняющаяся сторона, имея достаточно сил и средств для организации немедленного контрудара, может добиться серьезного успеха. Такой контрудар может в кратчайший срок с наименьшими потерями привести к восстановлению положения обороны. Но во многих случаях контрудар приходится наносить тогда, когда противник значительно вклинился в оперативное построение обороны, а также в тех случаях, когда противник своим дальнейшим продвижением создает угрозу неминуемого захвата важных в оперативном отношении опорных пунктов или объектов.

Выбор момента нанесения контрудара во многих случаях имеет не только важное, но и решающее значение. Контрудар, предпринятый с опозданием, когда оборона уже прорвана противником, не может обещать успеха. В этом случае фланги войск, наносящих контрудар, будут открыты и удар, как правило, не окажет решающего влияния на исход борьбы. В таком случае противник получит возможность бить обороняющиеся силы по частям: сначала войска, продолжающие вести оборонительные действия, а затем войска, подготовленные для контрудара.

Если же контрудар предпринимается тогда, когда противник еще недостаточно обескровлен и измотан, когда он еще не израсходовал свои резервы в процессе боя за оборонительную полосу, то он также может оказаться безуспешным, так как предпринят преждевременно. В этих случаях выгодно на направлениях ударов противника увеличивать силу сопротивления, укреплять стойкость и упорство войск, чтобы измотать, обескровить и обессилить [320] противника и тем самым создать условия для успешной подготовки и организации контрудара.

Опыт войны показывает, что правильное определение момента для нанесения контрудара имеет решающее значение для его успеха и в то же время свидетельствует о том, сколь многообразны и сложны условия, определяющие выбор момента для начала контрудара.

Успех контрудара в значительной мере обеспечивается правильным планированием боевых действий. Обычно контрудар планируется еще при организации обороны. При планировании и построении обороны и контрудара необходимо учитывать следующие моменты:

– выбор участка для контрудара и исходного положения;

– выбор направления главного удара;

– создание необходимой группировки войск;

– распределение сил для осуществления окружения и уничтожения противника, если имеются в виду концентрические удары, и для образования внешнего фронта на первый период, когда противник будет пытаться освободить окруженные войска; этот вопрос имеет особо важное значение в том случае, когда контрудар планируется как маневр на окружение, что, однако, не всегда сопутствует контрудару и не всегда обязательно для него, но стремиться к этому важно и нужно;

– определение времени и момента нанесения контрудара.

Искусство планирования контрудара состоит в умении предвидеть его вероятное развитие в связи с осуществлением замысла операции и предусмотреть максимум мероприятий, которые должны обеспечить достижение намеченной цели и выполнение боевой задачи. В основе такого предвидения должен лежать точный расчет сил и средств, места и времени, определяемый данными разведки, знанием организации, вооружения и тактики противника, всей оперативной обстановки. Это предвидение должно быть свободно от предвзятых представлений и шаблонов, поэтому намечаемые планом варианты должны допускать известную гибкость в проведении намечаемого маневра, как и всех других планируемых способов действия.

Боевые действия соединений при подготовляемом контрударе планируются по цели, месту, времени и этапам боя. Умелое планирование позволит наиболее эффективно [321] организовать контрудар и получить наилучшие результаты. Во всех случаях для успеха контрудара необходимо достижение внезапности удара, быстрота и решительность действий войск.

Создающиеся в современной операции острота и сложность оперативной обстановки требуют, чтобы организация и планирование контрудара осуществлялись в крайне сжатые сроки, чтобы «не съедалось» время, необходимое войскам для организации и проведения контрудара. Опыт минувшей войны требует от штабов всех степеней расходовать на планирование не более одной четверти времени, которым располагают войска на подготовку контрудара.

Рекогносцировки, которые во всех случаях имеют чрезвычайно большое значение для успеха предстоящего боя, при подготовке контрудара должны проводиться несколько своеобразно. Командующий войсками фронта или армии, организуя контрудар, должен в интересах экономии времени сам выезжать в войска и посылать своих заместителей, а не вызывать к себе командиров и организовывать взаимодействие на месте предстоящих действий.

Опыт войны позволяет сделать следующие основные выводы по организации и проведению контрудара.

Решение и подготовка контрудара должны быть построены на основе всесторонней оценки обстановки; ни в какой мере не допустим шаблон, который устанавливал бы раз и навсегда заведенный порядок организации и проведения контрудара безотносительно к любой обстановке.

Для успеха контрудара особое значение имеют правильная группировка сил и средств, построение боевого порядка, артиллерийское, танковое и авиационное обеспечение, обеспечение флангов группировки, наносящей контрудар, маскировка ее сосредоточения, что способствует достижению оперативной внезапности контрудара.

Основу решения составляет выбор направления контрудара, времени и момента его осуществления и организация взаимодействия всех элементов боевого порядка группировки, подготовленной для контрудара.

Внезапность, быстрота и решительность действий войск при проведении контрудара приобретают важнейшее и решающее значение для его успеха.

Эти наши выводы о контрударах, сделанные исключительно на опыте Великой Отечественной войны, конечно, [322] не являются рекомендациями на случай войны в будущем. Однако учет опыта прошлых войн всегда оказывал в какой-то мере влияние на развитие военной теории.

Появление сильнейшего, атомно-водородного оружия резко меняет характер операции, а значит, меняются формы маневра – методы проведения операций, меняется тактика, оперативное и военное искусство. Короче говоря, будущая война (если она возникнет) не будет похожа на Великую Отечественную войну. [323]






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх