Послесловие

Приказом Ставки Верховного Главнокомандования с 1 января 1943 года Сталинградский фронт был переименован в Южный и определен в составе 2-й гвардейской, 51-й и 28-й армий (28-я армия была очень малочисленной и действовала на астраханском направлении, удаленном на 400 километров от основных сил фронта).

Командование фронта сохранилось в прежнем составе (А. И. Еременко – командующий войсками фронта, Н. С. Хрущев – член Военного совета, И. С, Варенников – начальник штаба фронта).

Основные армии Сталинградского фронта – 62, 64 и 57-я – были переданы в состав Донского фронта. Северная и южная границы Сталинградского фронта становились границами Южного фронта. Сразу же по получении директивы Ставки я незамедлительно поставил об этом в известность войска фронта. В Генеральный штаб было отправлено итоговое боевое донесение о действиях войск Сталинградского фронта. Содержание его изложено в той части настоящих воспоминаний, которая посвящена Сталинградской битве.

Перед войсками Южного фронта стояла очень важная задача – разгромить противника в нижнем течении Дона, овладеть Батайском, Ростовом, Новочеркасском с целью отрезать немецко-фашистские войска, находившиеся на Северном Кавказе (1-ю танковую и 17-ю германские армии). Это была большая задача.

Командование германской группы армий «Дон», хорошо знавшее обстановку, прилагало все усилия к тому, чтобы воспрепятствовать нам в осуществлении этих целей.

4-я танковая армия Гота, созданная после окружения сталинградской группировки гитлеровцев заново и изрядно [474] опять потрепанная в ходе неудачных попыток, деблокировать окруженные войска, не смогла бы устоять против сильного натиска советских войск. Ее 57-й танковый корпус понес большие потери, особенно пострадали 23-я и 17-я танковые дивизии; 16-я моторизованная дивизия также была сильно потрепана; лишь дивизия СС «Викинг», переданная Готу из группы армий «А», сохранила свои силы. Румынские 2, 4, 18-я пехотные дивизии и 8-я кавалерийская дивизия были настолько подавлены и физически и морально, что не могли оказать сколько-нибудь серьезного противодействия советским войскам. Поскольку эти силы, по мнению командования противника, не могли устоять под натиском наших войск, им на помощь была подтянута в полном составе 1-я танковая армия, сохранившая почти все свои силы. Это было своевременное и правильное решение противника.

После этого наши наступавшие войска лишились количественного превосходства; не исправило полностью положения и подчинение нам 5-й ударной армии (из Юго-Западного фронта), имевшей задачу наступать севернее нижнего течения Дона на Шахты, поскольку эта армия была так же малочисленна, как и большинство наших армий, и не имела танков; ударной она называлась лишь по традиции.

В связи с этим утверждение Манштейна о том, что якобы наши силы имели большое превосходство над силами гитлеровцев, является явно необоснованным. Оно основано на сопоставлении количества соединений, но известно, что наши соединения по штатному составу в несколько раз уступали немецким дивизиям и были в то время крайне ослаблены; особенно это касается танковых и механизированных корпусов.

Войска фронта, преодолевая отчаянное сопротивление противника, продолжали продвигаться в западном и юго-западном направлениях.

Наше решение по разгрому противника в нижнем течении Дона, в районе Шахты, Новочеркасск, Константиновская, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом было представлено в Ставку Верховного Главнокомандования с просьбой о выделении дополнительно нескольких автомобильных батальонов для подвоза грузов к войскам. В связи с тем что наши механизированные и танковые корпуса понесли большие потери, мы просили [475] Ставку пополнить их материальной частью и людьми; испрашивалось пополнение и для 5-й ударной армии.

Наступление войск Южного фронта согласовывалось с действиями Закавказского фронта, войска которого получили задачу: силами черноморской группы прорвать фронт обороны противника южнее Краснодара и выйти в район Тихорецка. Предполагалось в результате действий двух фронтов закрыть немецко-фашистским войскам пути отхода через Ростов и Таманский полуостров в Крым и уничтожить кавказскую группировку противника.

Войска Южного фронта, ведя безостановочное наступление, получили весьма серьезные новые задачи, однако у них остались старые коммуникации, растянутые на сотни километров от баз снабжения.

Немецко-фашистское командование после разгрома его котельниковской группировки и начавшегося наступления Южного фронта на ростовском направлении почувствовало угрозу тылу всего южного фланга своих армий, особенно тылу 1-й танковой армии. Поэтому оно решило отвести эту армию из районов Моздока, Прохладного и Нальчика.

Прикрываясь сильными арьергардами, войска 1-й танковой армии противника в конце декабря начали отходить к Ростову; на рубеже реки Маныч она вместе с 4-й танковой армией противника прикрыла ростовское направление.

В ходе выполнения операции по разгрому кавказской группировки войск выяснилось, что Закавказский фронт не учел обстановки, создавшейся в результате стремительного наступления Южного фронта. Не учел он, очевидно, и решения противника о снятии 1-й танковой и 17-й армий с предгорий Кавказа и отводе их на рубеж Краснодар, Сальск, река Маныч с целью оказать сдерживающее сопротивление наступающим войскам Южного фронта. Черноморская группа Закавказского фронта, начавшая наступление с большим опозданием, продвигалась медленно. Командование фронта не смогло своевременно усилить ее.

Это позволило командованию противника, во-первых, совершить упомянутый маневр и, во-вторых, оказать упорное сопротивление войскам Южного фронта на рубеже [476] реки Маныч, а войскам Закавказского фронта – на рубеже Краснодар, Тихорецк.

В первой половине января на необозримых просторах донских степей от Дона до Сальска развернулись жестокие бои. Обе стороны пытались добиться стратегического успеха. Мы хотели ударом в направлении Ростов овладеть городом. Фашистское командование, бросая в бой все новые и новые соединения, стремилось стабилизировать оборону и удержать для себя главную коммуникацию Тихорецк, Ростов.

Стояли сильные холода, перемежавшиеся с оттепелями и даже дождями. Войска фронта продолжали решительное наступление, неотступно преследуя противника.

Особая роль в этих боях принадлежала нашим танковым и механизированным корпусам, которые были брошены для развития успеха на направлении главного удара.

Вслед за Котельниково, Элистой и Тормосином они освободили еще несколько десятков населенных пунктов, взяли много пленных. Отступая, гитлеровцы бросили большое количество техники и различного вооружения. 2 января были взяты районный центр Дубовское и железнодорожная станция Ремонтная. Наши части подошли к рубежу реки Куберле, на котором противник пытался задержать наше дальнейшее продвижение (схема 22).

2 января вечером Ставка потребовала, чтобы войска 2-й гвардейской армии в случае упорного сопротивления противника в станице Цимлянской блокировали Цимлянскую и как можно скорее захватили станицу Константиновскую. Это указание в штабе фронта получил начальник штаба генерал-майор Варенников. Мы с Никитой Сергеевичем в это время находились как раз во 2-й гвардейской армии. В связи с этим 3 января 2-я гвардейская армия была нацелена на захват станицы Константиновский. В ходе наступления за этот день войска фронта значительно продвинулись вперед.

54-я механизированная бригада, смяв противника у Цимлянской, овладела ею. Преследуя противника, войска вышли на подступы к станицам Романовская, Кутейниково. 3-й гвардейский механизированный корпус и 87-я стрелковая дивизия завязали бои за город Зимовники. [477]

Противник стал оказывать серьезное сопротивление. В районе северо-восточнее станицы Романовской и в районе Зимовников он перешел к активной обороне. Удерживая Зимовники частями СС «Викинг», командование противника усиливало здесь свои части, пытаясь сохранить фланговое положение в отношении 2-й гвардейской армии, наступавшей на Константиновскую.

Большие трудности наступавшие войска испытывали в подвозе боеприпасов, горючего и продовольствия (из-за большого отставания тылов). Появилась настоятельная необходимость усиления фронта тяжелыми самолетами для организации снабжения по воздуху подвижных частей горючим.

4 января войска фронта, преодолевая нарастающее сопротивление противника, вели наступательные бои на прежних направлениях. В районы Орловской и Куберле (железнодорожные станции юго-западнее Зимовники) фашисты подбрасывали эшелоны с танками и пехотой. Немецко-фашистские части выдвигались из Орловской на Куберле и на Каменско-Балковский, а из Куберле – на Зимовники и на Кутейниково.

5 января 5-я ударная армия вела бои за овладение населенными пунктами Севастьянов, Черкасский, Ниж. Парамонов. 2-я гвардейская армия развивала наступление на запад; 3-й гвардейский танковый корпус к 14 часам занял Ново-Золотовскую, Семикаракорскую и завязал бои за Константиновскую; группа генерала Крейзера в составе 2-го гвардейского механизированного корпуса, 300, 387 и 33-й гвардейской стрелковых дивизий (с 315-й стрелковой дивизией из состава 5-й ударной армии) к 14 часам овладела Тавриченским, Сметановским, Великановом, Паршиковом, Суланковом, Лозным. 98-я стрелковая дивизия овладела районом Каргальского.

51-я армия 302-й и 87-й стрелковыми дивизиями вела бой за Зимовники; 13-й механизированный корпус, находившийся во втором эшелоне в районе Власовская, Ильичев, Терновский, Мазанов, к исходу дня перешел в район Кравцов, Троицкий, Власовская; 3-й гвардейский механизированный корпус располагался в районе Черкесский, Пролетарское, Губарево; 126-я стрелковая дивизия, находившаяся в движении из района Камышев, Секретов в западном направлении, к исходу 5 января сосредоточилась [478] в районе Остробянский, Веселый, Пролетарская, Чапаев; 91-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Ставрополь, что юго-западнее Пролетарское; 36-я танковая бригада – в районе Сталино, Новоселовка.

28-я армия 6-й гвардейской танковой бригадой и 51-м танковым полком со 152-й механизированной бригадой к 16 часам 5 января вышла на рубеж Степного, а 152-я стрелковая бригада главными силами подошла к району Терновой; 34-я гвардейская стрелковая дивизия выдвинулась к совхозу № 8 южнее Терновой; 248-я стрелковая дивизия заняла Приютное, Балык; 159-я стрелковая бригада, овладев Чекин-Сала, закрепилась в районе Коблоты; остальные соединения армии (98, 99, 76, 52, 156-я стрелковые бригады), следуя в район сосредоточения из Элисты на Богородское, находились на марше.

За пять дней боев войска Южного фронта захватили 27 самолетов, около 50 танков, свыше 200 орудий и минометов, а также много другого вооружения, много складов с имуществом и продовольствием, боеприпасами и вооружением. За это же время было взято в плен около 4 тысяч солдат и офицеров. У железнодорожной станции Ремонтной противник оставил свыше 8 тысяч голов рогатого скота и около 3 тысяч лошадей. За ту же пятидневку наши войска уничтожили около 80 самолетов, 100 танков. Только убитыми противник потерял свыше 10 тысяч солдат и офицеров. Понимая свое отчаянное положение, боясь второго «Сталинграда», гитлеровцы непрерывно контратаковывали наши передовые части; то и дело завязывались встречные бои. Особенным ожесточением отличались контратаки на рубеже реки Куберле (район Зимовников), где действовала моторизованная дивизия СС «Викинг» (около 100 танков). Однако, понеся значительные потери, враг не добился здесь какого-либо успеха.

После того как 3-й гвардейский танковый корпус, развивая наступление вдоль южного берега Дона на Новочеркасск, 5 января овладел районом Семикаракорской, захватил плацдарм на северном берегу Дона у Ново-Золотовской и завязал бои за Константиновскую, армии фронта получили уточненные задачи.

5-я ударная армия должна была главными силами к исходу 6 января выйти на реку Кагальник, а к исходу [479] 7 января – на реку Северный Донец; 2-й гвардейской армии частями, наступающими по северному берегу Дона, к исходу 7 января предстояло выйти на Северный Донец; 3-й гвардейский танковый корпус овладевал станицей Багаевской и отдельными отрядами выходил здесь на западный берег Дона, прочно обеспечивая захваченные переправы; 98-я стрелковая дивизия наносила удар в направлении Мартыновка, Бол. Орловка для расширения и закрепления полосы прорыва 3-го гвардейского танкового корпуса с последующим выходом в район Багаевской.

3-й гвардейский танковый корпус укреплялся двумя стрелковыми дивизиями с тем, чтобы к утру 7 января овладеть переправой у хутора Веселого. 2-й гвардейский механизированный корпус также нацеливался из района Мокросоленый, Сухосоленый, ферма № 1 для действий в направлении на Семикаракорская, Кутейниково и Зимовники.

51-й армии во взаимодействии с подвижной группой 28-й армии предстояло к исходу 6 января овладеть Пролетарской, а в дальнейшем нанести удар на Буденновскую с целью окружения и уничтожения зимовниковской группы противника.

Инженерные войска должны были своевременно обеспечить переправы через реки Северный Донец, Дон и Маныч, а 8-я воздушная армия надежно прикрыть с воздуха 3-й гвардейский танковый корпус в районе Семикаракорской и подвижные группы 51-й и 28-й армий, действовавшие в направлении на Пролетарскую, а бомбардировочными действиями на железнодорожном участке Белая Глина – Сальск не допустить подвоза войск противника к станции Пролетарской.

В эти дни наши части вели ожесточенные бои с противником, который, яростно сопротивляясь, часто переходил в контратаки.

В районе Кутейниково, Пролетарская, Бол. Орловская противник сосредоточил танковые и механизированные соединения, намереваясь ударить по левому флангу 2-й гвардейской армии. К счастью, мы это заметили и предприняли соответствующие меры. Тем не менее противник оказывал все более упорное сопротивление продвижению войск 2-й гвардейской, 51-й и 28-й армий. [480]

Все это время мы с И. С. Хрущевым проводили в войсках на направлениях, где велись наиболее напряженные бои.

Посетив 10 января командный пункт 51-й армии, расположенный на северо-восточной окраине Зимовников, и ознакомившись у товарища Труфанова с обстановкой на фронте армии, я направился в 4-й гвардейский механизированный корпус к товарищу Танасчишину.

По пути в корпус проехал по улицам Зимовников. Город только что был взят в жарких боях. На его окраинах – груды разбитой техники (сгоревшие танки, орудия) штабеля снарядов и бомб, много трупов, которые еще не успели убрать.

С командного пункта 4-го гвардейского механизированного корпуса мы вместе с товарищем Танасчишиным проехали в бригады. Побеседовав с танкистами и удостоверившись в их хорошем боевом настроении, я, к моему удовлетворению, нашел, что снабжение и питание в бригадах корпуса организовано хорошо. Пожелав танкистам успехов в боях за освобождение советской земли, мы затем навестили 302-ю стрелковую дивизию (командир дивизии полковник Макарчук). Штаб дивизии располагался в районе станции Грушевка. Вдоль железной дороги Котельниково – Сальск шли напряженные бои. Враг сопротивлялся. Боевые действия наземных войск поддерживались авиацией.

На обратном пути с командного пункта дивизии произошел случай, надолго оставшийся в моей памяти. Два полка наших штурмовиков («илов»), сопровождаемые группой истребителей, шли на боевое задание в район Сальска. Через 3-4 минуты группа самолетов скрылась из виду, а спустя еще 2-3 минуты затих и гул моторов. Вскоре мы заметили, что один из наших ястребков, участвовавших в сопровождении штурмовиков, начал отставать от группы; по-видимому, имелись какие-то неполадки. Командир эскадрильи, заметив это, приказал летчику вернуться на свою базу. И вот, когда самолет был уже на полпути к своему аэродрому, его перехватили истребители противника (Ме-109) и атаковали. Он вынужден был принять неравный бой. Первая атака Ме-109 не принесла победы фашистам. Меткой очередью один из самолетов врага был подбит и со снижением пошел [481] на свою базу. Летчик нашего ястребка, свалив машину в пике, резко пошел вниз, имитируя падение, но на высоте 100-120 метров вывел самолет из пике, спланировал и приземлился, не выпуская шасси (на «пузо», как говорят летчики).

Фашистские истребители, заметившие, что «падавший» самолет благополучно приземлился, поняли, что обмануты советским летчиком. Они немедленно обстреляли его из пушек и пулеметов, пикируя на цель. После двух заходов каждого Me-109, а их осталось два, наш самолет загорелся. Фашистские самолеты, сделав круг над своей жертвой, ушли в западном направлении. Мы оказались невольными свидетелями этого эпизода. Что же с летчиком? Возможно, он ранен?

Когда немецкие самолеты ушли, мы подъехали к горевшему самолету. Летчика, однако, не оказалось. Вокруг без конца расстилалась степь. Снег слегка припудрил землю, более плотно он лежал во впадинах и трещинах, сглаживая их поверхность. Лишь шары перекати-поле несколько нарушали степное однообразие. Наконец мы обнаружили след, ведший от самолета. Сев в машину, поехали по следу. Проехав примерно 200-300 метров, мы заметили и летчика, лежавшего за кустом перекати-поле. Вдруг над нами засвистели пули, Одна из них пробила наше ветровое стекло. Летчик обстреливал нас из пистолета. Выскочив из машины, мы криком дали ему знать, что «свои». Стрельба прекратилась. Поднявшись из своего «укрытия», он не мог выговорить ни слова: так растерялся, с него градом катил пот, хотя было довольно холодно. Успокоившись, летчик рассказал, что потерял ориентировку, он предполагал, что сел на территории, занятой гитлеровцами; наши машины (они были трофейные) он принял за вражеские. Эпизод лишний раз показал нам самоотверженность и патриотизм наших воинов. Молодой летчик, вся жизнь которого была еще впереди, не раздумывая шел на явную смерть; ему и в голову не приходило сдаться в плен, чтобы сохранить свою жизнь.

Выяснилось, что летчик был из состава истребительного корпуса генерал-майора авиации И. Т. Еременко (моего однофамильца). Части корпуса действовали с передовых аэродромов, прикрывая наступление наших [482] войск и сопровождая штурмовики. Посадив летчика в машину, мы доставили его в штаб корпуса, который находился недалеко. Летчик был представлен к награде. Нельзя не подчеркнуть здесь, что авиакорпус генерала Еременко, расположенный на передовых аэродромах, тесно взаимодействовал с наземными войсками и показал замечательную боевую выучку и организованность.

Покидая штаб авиационного корпуса, мы получили печальную весть: вскоре после нашего отъезда из 302-й стрелковой дивизии погиб командир дивизии полковник Макарчук; следуя на машине в один из полков, он подвергся в открытом поле нападению истребителей противника и был смертельно ранен (пулеметной очередью с пикирования). Погиб талантливый, мужественный командир дивизии. Для нас это была тяжелая утрата.

Тогда же побывали мы в 28-й армии (командующий генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко). Здесь, кроме решения обычных вопросов, я постарался наладить связь и взаимодействие с соседом фронта слева – 44-й армией Северо-Кавказского фронта. 28-я армия наступала в условиях бездорожья, в безводных полупустынных калмыцких степях с редко встречающимися небольшими населенными пунктами. Снабжение войск боеприпасами, горючим, продовольствием и даже водой было сложной проблемой. Несмотря на тяжелые условия для наступления (войска порой испытывали недостаток в горючем, продовольствии и боеприпасах), моральный дух бойцов и офицеров войск фронта оставался высоким. Воины были полны решимости очистить советскую землю от фашистской нечисти. Воины видели результаты хозяйничанья немецко-фашистских захватчиков и их зверств над советскими гражданами и пленными красноармейцами. На хуторе Малахов Ростовской области после изгнания оттуда фашистских мерзавцев было обнаружено семь трупов советских воинов, зверски замученных фашистами. Пленному красноармейцу Александру Ильичу Зубко гитлеровцы выкололи глаза, выбили зубы и изрезали лицо. Остальным пленным немецкие палачи размозжили головы и изуродовали лица до такой степени, что их невозможно было опознать.

На всем пути нашего наступления противник оказывал упорное сопротивление, постоянно переходя в контратаки, [483] стремясь задержать наше продвижение с целью прикрыть левый фланг своей кавказской группировки. Но все эти попытки остановить наше наступление и удержаться на рубеже реки Маныч оказались для него безуспешными. Охватывающие удары 28-й армии с юга, 2-й гвардейской армии с севера и сильные режущие удары частей 51-й армии через реку Маныч заставили противника отходить в западном направлении из опасения вновь попасть в окружение.

9 и 10 января бои с новой силой разгорелись на правом фланге Южного фронта в районе 5-й ударной армии (командующий армией генерал-лейтенант В. Д. Цветаев), где создалось очень серьезное положение. Силами 6-й, 11-й танковых, 336-й пехотной дивизий противник овладел населенными пунктами Демкин, Араканцев, Алифанов, пытаясь 10 января развить успех в юго-восточном направлении, чтобы выйти при этом на рубеж реки Кагальник. На усть-быстрянском направлении противник силой до пехотного полка и 50 танков при поддержке авиации атаковал Нов. Россошанский и также потеснил наши части. Свыше 100 вражеских танков при поддержке пехоты с трех направлений контратаковали наши части в районе Вифлянцев.

Командующему 2-й гвардейской армией было приказано немедленно выбросить два танковых полка 6-го стрелкового корпуса и резервный полк 387-й стрелковой дивизии в район Каргальско-Белянский, а передовые части этой группы на рубеж совхоз № 37, Кондаков и войти в связь с левым флангом 5-й ударной армии.

Чтобы нанести поражение танковым соединениям противника, мы вынуждены были здесь перейти к обороне. Северная группировка противника в составе пяти дивизий (более 120 танков) вела активные наступательные бои против частей ослабленной 5-й ударной армии и правого фланга 2-й гвардейской армии. Эта группировка стремилась последовательными ударами разгромить их, чтобы в дальнейшем получить возможность направить свои главные силы полностью против 2-й гвардейской армии.

В связи с этим по нашей просьбе Ставка передала из состава 5-й танковой армии Юго-Западного фронта 40-ю гвардейскую стрелковую дивизию и 8-ю гвардейскую [484] танковую бригаду в подчинение командующего 5-й ударной армией. Одновременно часть сил 5-й танковой армии должна была нанести контрудар с севера на юг во фланг противнику, атакующему части 5-й ударной армии.

12 января войска фронта на правом фланге вели бои на прежних рубежах, а остальными силами вели наступление. Авиация противника непрерывно бомбила боевые порядки наступающих 51-й и 28-й армий.

В связи с тем. что в районе Ряска, Лозовой, Буденновская сосредоточивалась вражеская танковая группа в составе 120-150 танков, армии фронта получили следующие задачи: 8-я воздушная армия – всей штурмовой и бомбардировочной авиацией нанести 13 января удар по этой группе танков; 2-я гвардейская, 51-я и 28-я армии – решительными атаками в тесном взаимодействии с авиацией 8-й воздушной армии разгромить танковую группу противника.

Весь день 14 января центром и левым крылом фронт наступал в направлениях на станицы Буденновская, Пролетарская. В результате напряженных пятидневных боев с 17-й, 23-й танковыми дивизиями и моторизованной дивизией СС «Викинг» наши части продвинулись вперед до 15 километров и овладели станицами Батлаевская. Московский, Ряска, Украинский, Атамановский. Орловская (и одноименной железнодорожной станцией), Двойная.

При бое за станицу Орловскую большие потери понес 4-й мотополк дивизии СС «Викинг»; только у железнодорожной станции противник оставил около 700 трупов солдат и офицеров. Стремительная ночная атака нашими войсками противника, занимавшего станицу Орловскую, была для него неожиданной, враг в панике поспешно бежал из Орловской.

День 14 января мы с товарищем Н. С. Хрущевым провели во 2-й гвардейской армии. Детально ознакомившись с последними данными обстановки, с обеспеченностью соединений боеприпасами, горючим и продовольствием, мы вместе с генералом Р. Я. Малиновским проехали к танкистам 3-го гвардейского танкового корпуса, которым командовал генерал Ротмистров (3-й гвардейский танковый корпус – бывший 7-й танковый корпус, показавший [485] в наступательных боях образцы доблести и мужества{78}).

В боях за железнодорожную станцию Дубовское танкисты захватили эшелон с боеприпасами, 15 танков и много другого вооружения. Мы поздравили танкистов с присвоением гвардейского звания и с победой. Особо отличившиеся в боях танкисты были награждены. Корпус получил новую задачу: решительно наступать, разрезая боевые порядки противника, окружая и уничтожая его; захватить Ростов и Батайск. Танкисты обещали не пожалеть сил для достижения победы над врагом.

После этого мы заехали в 24-ю гвардейскую стрелковую дивизию 1-го гвардейского стрелкового корпуса, только что перешедшую во второй эшелон корпуса. Эта дивизия, мужественно сражавшаяся с врагом, наступавшая почти все время в первом эшелоне, понесла серьезные потери. Но моральный дух воинов-гвардейцев был по-прежнему высок. 12 января дивизия еще вела бои с противником, несколько раз контратаковавшим ее танками и пехотой. Рота младшего лейтенанта Василенко подверглась удару вражеского батальона при поддержке 14 танков. Гвардейцы, как обычно, встретили танки противника огнем из противотанковых ружей; пять немецких танков загорелись, остальные повернули обратно. Контратака была отбита. Гитлеровцы потеряли до двухсот солдат и офицеров. За отличные боевые действия Военный совет фронта наградил храбрых воинов; командиру дивизии было приказано представить младшего лейтенанта Василенко к очередному званию.

17 января войска фронта вышли на всем протяжении на восточный берег реки Северный Донец, где встретили организованное сопротивление противника. 2-я гвардейская и 51-я армии вышли на правый берег реки Маныч и канала Маныч, начав бои за Пролетарскую. Передовые части 248-й стрелковой дивизии и 159-й стрелковой бригады овладели городом Дивное. [486]

Немцы особенно упорно обороняли сильный узел сопротивления – железнодорожную станцию и город Пролетарская. Здесь они сосредоточили полк СС «Германия», остатки различных разбитых немецких частей, много артиллерии, танков и до двух батарей шестиствольных минометов. Почти трое суток, днем и ночью, шли бои за Пролетарскую. Враг жестоко сопротивлялся. В результате решительной атаки наших частей 20 января враг был разгромлен и отброшен за Маныч. Наши войска заняли Пролетарскую. Противник оставил на улицах города сотни убитых и раненых, была захвачена артиллерийская батарея и много пленных. К этому дню войска фронта полностью очистили восточный берег реки Маныч, а в некоторых местах форсировали ее.

На севере ударами 5-й ударной армии противник к середине января был отброшен за реку Северный Донец.

Форсировав реку Маныч на нескольких участках, части 51-й армии во взаимодействии с частями 28-й армии в результате решительной атаки овладели городом и крупным железнодорожным узлом Сальск, районными центрами Константиновская, Веселый, крупным населенным пунктом Новый Егорлык.

На Новочеркасском направлении, на рубеже реки Северный Донец, противник, подтянув резервы, стал оказывать упорное сопротивление войскам 5-й ударной армии.

20 января авангард механизированной группы 2-й гвардейской армии (3-й гвардейский механизированный корпус) подошел к Батайску и перерезал железную дорогу южнее Батайска, завязав бои на южной окраине города. Единственный выход для кавказской группировки врага на Ростов (по железной дороге) оказался под угрозой.

21 января наши части заняли населенные пункты Дубровский, Бугровский, Кочетовская, Красный Ловец, Красное Знамя, Красный Кут, Спорный.

Усилив ростовско-батайское направление не менее чем 70 танками, гитлеровцы непрерывными контратаками на рубеже Арпачин, Красный стремились воспрепятствовать выходу наших войск к Ольгинской и Батайску, затем они намеревались окружить наши механизированные части южнее Батайска и, изолировав его, сохранить проход к Ростову для своей кавказской группировки. [487] На подступах к Батайску завязывались тяжелые бои, два дня авангард механизированной группы вел их изолированно. Главные силы группы ввязались в бои на рубеже Манычская, Самодуровка, Красный Лес и не могли помочь своему авангарду. Генерал Ротмистров отвел свои части из района населенных пунктов имени Ленина и имени ОГПУ в район Манычской, объяснив это тем, что 3-й гвардейский танковый корпус, в котором в строю осталось всего 11 танков, не в состоянии один вести активные боевые действия. 18-я и 1-я гвардейские танковые бригады этого корпуса, сосредоточившись в районе конного завода № 35, приводили себя в порядок; 3-я гвардейская танковая бригада вместе со 2-й мотострелковой бригадой вела бои в направлении Зеленой Рощи. 2-й и 5-й гвардейские механизированные корпуса, к сожалению, тоже были значительно ослаблены и на 23 января имели вместе не более 50 танков, почему, естественно, не могли быть эффективно использованы на этом участке против контратакующих танков и пехоты противника.

В 6 часов 30 минут 23 января 2-й гвардейской армии было приказано срочно занять группой Ротмистрова оставленные ею накануне населенные пункты имени Ленина и имени ОГПУ, перерезать южнее Батайска железную дорогу и подготовиться для занятия Батайска. 13-й гвардейский стрелковый корпус, прикрывшись с юга, должен был нанести решительный удар на Зеленую Рощу. Начальник автобронетанковых войск получил приказание к исходу 24 января сосредоточить 55-й танковый полк в Бол. Орловке и к этому же времени подтянуть аэросанные батальоны, имея в виду использовать их для действий в последующем в направлении на Батайск.

Попутно коснусь действий аэросанных батальонов. Идея создания этих батальонов была связана с представлением о большой подвижности и маневренности этих саней при наличии легкого вооружения (пулемет и автоматы). Предполагалось, что применение аэросаней для боевых действий в зимних условиях даст большой эффект, особенно в моральном отношении. На поверку оказалось, что аэросани не смогли удовлетворить требованиям, предъявляемым к боевым машинам. Они были уязвимы для вражеского огня и ненадежны даже как [488] средство передвижения, так как были весьма капризными и чувствительными к переменам погоды. Аэросанные батальоны, будучи плохо управляемыми подразделениями, не имели ни надежной подвижности, ни маневренности, а значит, и боеспособности. Таким образом, создание аэросанных батальонов, к сожалению, оказалось пустой затеей, вызвавшей лишнюю затрату средств.

24 января войска фронта главными силами 2-й гвардейской армии продолжали наступление с целью выхода в район Батайска. 51-я и 28-я армии развивали наступление в общем направлении на Мечетинскую. Противник, перейдя на ростовском направлении в контрнаступление, на отдельных участках потеснил наши войска. Дело в том, что во второй половине января войска фронта стали испытывать все большие затруднения с подвозом боеприпасов и особенно горючего. Из-за большой протяженности грунтовых путей подвоза, достигавших в отдельных случаях 500-600 километров, запасы на фронтовых базах снабжения все более сокращались, пока не иссякли. Бывали дни, когда некоторые подвижные соединения совсем не имели горючего, а другие имели по ползаправки.

Несмотря на это, войска фронта, особенно его левое крыло, продолжали поистине героическое наступление на Ростов.

Наступление левого фланга 28-й армии Южного фронта шло в тесном взаимодействии с правым флангом Северо-Кавказского фронта, танковые и кавалерийские подвижные группы которого наступали на уровне подвижных групп 28-й армии.

Передовые части 28-й армии 20 января в районе Лопанка соединились с 30-й кавалерийской дивизией 5-го кавалерийского корпуса Северо-Кавказского фронта. После этого мы все время чувствовали локтевую связь с соседом, поддерживая своими механизированными группами подвижные группы Северо-Кавказского фронта.

В связи с указанием Ставки о необходимости как можно более скорого овладения Батайском мы напрягали все силы. Зачастую приходилось бросать войска в бой с ходу. Так, 24 января командующему 51-й армией было приказано механизированную группу (3-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса) направить не на Азов, а на захват Батайска и Койсуга. [489]

Сильное сопротивление, оказанное противником на батайско-ростовском направлении, не позволило нам восстановить положение, которое первоначально занимал 3-й гвардейский танковый корпус. Требовалась некоторая подготовка и перегруппировка войск.

26 января мы направили в Ставку следующую телеграмму:

«Авангард из состава 3-го гвардейского танкового корпуса под командованием полковника Егорова в составе танков Т-34-8 штук, Т-70-3 штуки, бронетранспортеров – 9 штук, бронемашин – 5 штук, пехоты на танках до 200 человек в ночь на 20 января выступил по маршруту: Мал. Западенка, Красный, Слава Труду, Батайск, Койсуг как авангард группы Ротмистрова и, не ввязываясь в бой на пути своего движения, к рассвету 20 января вышел в район совхоза им. Ленина и пункта им. ОГПУ; продолжая дальнейшее наступление на Батайск, он уничтожил у противника юго-восточнее Батайск 10 самолетов, 2 орудия, 1 миномет; при подходе к Батайск был остановлен сильной обороной противника, потеряв при этом в бою 5 танков Т-34 и 2 танка Т-70.

В результате этих потерь полковник Егоров прекратил наступление и занял круговую оборону в районе совхоза им. Ленина и им. ОГПУ.

В то время главные силы мехгруппы (2-й и 5-й гвардейские механизированные корпуса) были связаны боями с противником на рубеже Манычская, Самодуровка, Красный Лес и не смогли продвинуться вперед; авангард продолжал в течение 20 и 21 января вести бои с нарастающими силами противника один, изолированно, одновременно подвергаясь сильной бомбежке с воздуха, расходуя последние запасы горючего и боеприпасов.

Командир корпуса генерал Ротмистров, опасаясь, что авангард будет уничтожен, решил самостоятельно, не ставя никого в известность, в ночь на 22 января отвести его в исходный район, что и было выполнено полковником Егоровым…»

Приведу также боевое донесение генерала Ротмистрова от 26 января на имя командующего 2-й гвардейской армией генерал-лейтенанта Малиновского.

Надо сказать, что генерал П. А. Ротмистров, будучи хорошо подготовленным командиром, обычно глубоко разбирался в обстановке и правильно принимал решения. [490] Соединения, которыми он командовал, наносили врагу сильные удары. В своем донесении он докладывал:

«…1. После тяжелых боев на рубеже Ниж. Подпольный, Арпачин, Манычская, Красный части механизированной группы на 15 час. 26 января занимают следующее положение:

а) 3-я гвардейская танковая бригада и 2-я гвардейская мотострелковая бригада 3-го гвардейского танкового корпуса достигли северного берега р. Маныч против Манычская; обе бригады имеют танков KB – 4, Т-34-1, Т-70-1, противотанковых орудий – 2; 18-я гвардейская танковая бригада имеет танков Т-34-4, Т-70-4, активных штыков – 50, противотанковых орудий – 2; находится в Елкин – мой резерв. 19-я гвардейская танковая бригада (без танков) находится в Елкин.

б) 2-й гвардейский механизированный корпус достиг Манычская, Красный; имеет на ходу танков Т-34-4, Т-70-4.

в) 5-й гвардейский механизированный корпус из района Федотов ведет наступление на Тузлуков; корпус имеет танков Т-34-2, Т-70-5, орудий ПТО – 7, активных штыков – 2200.

2. Части механизированной группы 24, 25 и 26 января вели упорные бои с превосходящими силами противника, подошедшими с юга в составе 120-150 танков, 3-4 полков мотопехоты при очень активной поддержке авиации и артиллерии. В этих боях части понесли большие потери как в личном составе, так и в материальной части и артиллерии. 5-й гвардейский механизированный корпус потерял убитыми и ранеными всех командиров бригад…»

В заключение товарищ Ротмистров докладывал:

«…Противник, опасаясь захвата силами механизированной группы Батайска, на участок Манычская, Красный подвел крупные части из основных сил кавказской армии с задачей отбросить войска механизированной группы, подошедшие уже к Ольгинская за рекой Маныч.

Части механизированной группы, в результате сложившейся обстановки и тяжелых потерь, сейчас самостоятельных активных действий вести не могут».

Все дальнейшие усилия овладеть Ростовом и Батайском в январе не привели к желаемому результату.

27 января командующий войсками Северо-Кавказского фронта генерал И. И. Масленников специальным [491] письмом просил об увязке взаимодействия наших стрелковых частей с кавалерийской и танковой группами Северо-Кавказского фронта, так как пехота этого фронта двигалась от них на удалении 80-100 километров. Поддержание связи было возложено на командующего 28-й армией товарища Герасименко, которому было приказано увязать свои действия с действиями подвижных групп 4-го механизированного корпуса и 5-го кавалерийского корпуса 44-й армии Северо-Кавказского фронта, поддержать их действия стрелковыми частями, чтобы эти подвижные группы не оказались в беде, и вместе с ними добиться успеха левым флангом 28-й армии. С 3 февраля 44-я армия Северо-Кавказского фронта вместе с 4-м механизированным и 5-м кавалерийским корпусами была передана в состав Южного фронта.

Отступавшие под ударами наших войск немецко-фашистские захватчики, применяя обман, шантаж, главным же образом силу, угоняли население Северного Кавказа в Германию. Фашисты стремились запугать советских людей, внушали им, что советские войска будут жестоко расправляться с теми, кто побывал на территории, оккупированной врагом, что в Германии им будут созданы все условия для жизни и работы. Вместе с населением фашисты угоняли скот, вывозили хлеб и т. д.

Требовалось разоблачить лживые заявления оккупантов, вселить в измученных оккупацией людей уверенность, что они скоро будут освобождены, мало этого, нужно было поднять их на активные действия против немецко-фашистских захватчиков.

С этой целью Военный совет фронта обратился к населению, временно находившемуся под пятой оккупантов, с воззваниями, отпечатанными на двух листовках большим тиражом. Воззвания были распространены самолетами по всей территории Северного Кавказа, оккупированной немцами.

Поскольку эти документы сыграли известную роль в ходе дальнейшей борьбы против оккупантов, привожу их полностью:

«К старостам, к русским полицейским, служащим городских управлений и комендатур, КО ВСЕМ ТЕМ, КТО ОБМАНУТ НЕМЕЦКИМИ ЗАХВАТЧИКАМИ, КТО ИЗ-ЗА СТРАХА СЛУЖИЛ ВРАГУ. [492]

Обманом и угрозами немецко-фашистские захватчики завлекли вас в свои сети. Обманом и страхом они заставили вас служить себе, идти против своего народа, против Родины. Подлый враг толкнул вас… на гибельный путь.

Хотя немцы еще и бесчинствуют на нашей земле, но их дело проиграно. Красная Армия разгромила немецкие войска под Сталинградом, на Дону, на Северном Кавказе и отбросила их на 450-500 километров к западу. На всех фронтах Красная Армия наступает… На юге советские войска стремительно продвигаются к Харькову, Донбассу и Ростову. 18 января Красная Армия прорвала блокаду Ленинграда. Повсюду немцы удирают, и недалеко время, когда немецко-фашистские захватчики будут окончательно вышвырнуты с нашей советской земли.

Что же теперь делать вам? Не рассчитывайте и не надейтесь на немцев. Они не помогут вам. Они бросят вас, выкинут, как негодный хлам.

Мы говорим вам открыто и прямо: ваше преступление перед Родиной велико и, если вы будете продолжать помогать немцам, вам не уйти от сурового наказания. Однако вы можете получить от Советской власти прощение, если начнете честно служить советскому народу.

Что же для этого вам нужно делать? Вредите немцам во всем и всячески. Укрывайте от них скот и продовольствие. Обманывайте немцев. Давайте им ложные сведения. Прячьте людей, которых разыскивают немцы. Помогайте партизанам. Сообщайте им и Красной Армии о всех намерениях врага. Рвите вражескую связь: телеграфные и телефонные провода. В одиночку и группами разрушайте железнодорожные пути. Уничтожайте вагоны, приводите в негодность паровозы. Истребляйте военное имущество немцев. Поджигайте немецкие склады. Если увидите, что вам грозит опасность от немцев, скройтесь вместе с семьями в других селениях. Добывайте у врага оружие, организуйте партизанские группы и разрушайте тылы врага. Истребляйте немецких разбойников.

Если будете действовать так, Родина, Советская власть простят вас, и ни один волос не упадет с вашей головы». [493]

Другое воззвание было обращено к советскому населению временно оккупированных немцами областей.

«КТО УЙДЕТ К НЕМЦАМ – ТОТ ПОГИБНЕТ!

Дорогие товарищи! Наши отцы и матери, братья и сестры!

Для фашистских гадов наступил час расплаты. Красная Армия бьет и гонит немцев на Дону, на Северном Кавказе и на Центральном фронте. Бандитская армия Гитлера трещит по всем швам.

Спасаясь от могучих ударов Красной Армии, немецко-фашистские мерзавцы пытаются обмануть вас. Они говорят, чтобы вы уходили вместе с ними. Они заявляют, что Советская власть будет наказывать тех, кто остался в селах и городах, занятых немцами. Не верьте подлому вранью немцев!

У Советской власти, у Красной Армии одна цель: очистить нашу землю от гитлеровской нечисти, поскорее освободить вас от ненавистной фашистской неволи и вернуть вам спокойную, радостную жизнь, какой вы жили до войны.

А чего хотят злодеи-немцы?

Они заманивают вас в ловушку. Немцы угоняют вас с родной земли в Германию, а там заставят вас по 18 часов в сутки гнуть спину на немецких помещиков и фабрикантов. Молодых и здоровых мужчин немцы пошлют в Африку или в другие страны. Всякого, кто уйдет с немцами, ждет неминуемая гибель. Одни умрут с голода, другие от фашистских пыток, третьи от пуль. Ведь тысячи советских людей, насильно угнанных немцами в Германию, уже погибли в фашистской неволе от голода и мучений. Поэтому не поддавайтесь на фашистскую провокацию. Сделайте все, чтобы немцы не угнали вас насильно.

Помните, товарищи: дело немцев безнадежно проиграно. Красная Армия успешно очищает советскую землю от фашистских захватчиков. На юге наши войска подходят к Харькову, Донбассу, Ростову. 18 января части Красной Армии прорвали блокаду Ленинграда. Наши союзники – англичане и американцы бьют гитлеровцев в Северной Африке и готовят открытие второго фронта в Европе.

Товарищи! Ни в коем случае не уходите с немцами. Если уйдете, пропадете. Оставайтесь все на своих местах. [494] Вам нечего и некого опасаться. Советская власть – это ваша родная власть! Никто, нигде и никогда не подумает наказать вас за то, что вы оставались в тех районах, в которые пришли немцы. Мы знаем, что вы не смогли уйти с Красной Армией. Мы знаем, какие страдания и муки вынесли вы под немецким сапогом. Теперь час вашего освобождения близок. Ждите прихода вашей родной Красной Армии и всеми средствами помогайте ей в борьбе против гитлеровцев. Не давайте немцам увозить хлеб и угонять скот. Разрушайте мосты и дороги, по которым будут удирать немцы. Поджигайте немецкие склады с боеприпасами и продовольствием. Помогайте партизанам громить фашистских разбойников!

Красная Армия наступает. Она несет вам освобождение от тяжелой фашистской неволи. Она несет вам радостную и счастливую жизнь на родимой земле».

Немецко-фашистские захватчики свирепствовали. Гитлеровские изверги грабили и разоряли мирное население станиц и хуторов. Так на хуторе Крылов Ростовской области немецкие разбойники выгнали из домов колхозников и отняли у них все личные вещи. Гитлеровцы забрали в колхозе всех лошадей, быков, коров, а мелкий скот и всю домашнюю птицу порезали. Фашистские молодчики расстреляли колхозницу-орденоноску Пелагею Марковскую вместе с сыном и мужем, двух подростков. Фашисты учиняли зверские расправы с попавшими в плен ранеными бойцами и командирами. Чем хуже себя чувствовали на оккупированной территории фашисты, тем больше они свирепствовали.

В последних числах января наше наступление на Ростов проходило очень медленно. Немцы, подтянув большое количество танков и мотопехоты, оказывали упорное сопротивление. Части 2-й гвардейской армии отбивали в день по нескольку контратак немецкой пехоты и танков.

Несмотря на тяжелое состояние частей, испытывавших недостаток в артиллерии, танках, боеприпасах, горючем и пополнениях, войска фронта продолжали упорные бои, с тем чтобы выполнить приказ Ставки Верховного Главнокомандования.

Мы бросили в бой все наличные силы и средства. Войска сражались мужественно, умело. Но противник также прилагал все усилия, чтобы удержать в своих руках Батайск и Ростов. Против войск фронта действовало 11 дивизий [495] противника и около 285 танков. Их боевые действия прикрывались сотнями самолетов.

К 3 февраля 5-я ударная армия вела бои на рубеже реки Северный Донец от хутора Усть-Быстрый до станицы Кочетовская с частями 294-й пехотной, 22-танковой, 306, 336-й пехотных, 7-й авиаполевой дивизий, имевших до 120 танков, удерживая плацдарм на западном берегу реки Северный Донец.

2-я гвардейская армия продолжала бои на восточном берегу Дона от станицы Семикаракорской до станицы Манычской, у хутора Красного в 10 километрах западнее колхоза «Красное Знамя», захватив на западном берегу Дона плацдарм. Перед ее фронтом действовали части 11-й и 12-й танковых и 16-й моторизованной дивизий противника.

51-я армия сражалась с танковыми частями противника на рубеже Рудухина Балка, Раково-Таврический.

28-я армия на рубеже Ракитный, Зерноград, Мечетинская вела бои с частями 23-й танковой дивизии, моторизованной дивизии СС «Викинг» и 71-м резервным мотополком.

В ходе наступательных боев в январе войска фронта нанесли значительный урон противнику. Было захвачено 125 танков, 28 самолетов, 148 орудий, несколько продовольственных и вещевых складов, взято в плен много солдат и офицеров. За этот период потери врага составили: солдат и офицеров – 24856 человек, самолетов – 181, танков – 387, орудий – 219, бронемашин – 163. Эти большие потери понесли 306-я и 336-я пехотные, 11, 17, 23-я танковые, 16-я и СС «Викинг» моторизованные дивизии. В ходе наступательных боев войска фронта очистили от противника территорию около 100 тысяч квадратных километров и освободили сотни населенных пунктов, в том числе около 30 крупных.

Еще к концу декабря 1942 года, когда заканчивался разгром группировки Манштейна, мое здоровье резко ухудшилось.

Читатель, наверное, помнит, что прибыл я в Сталинград с незажившими еще ранами, пообещав лечившему меня профессору Когану строго соблюдать предписанный мне режим. Едва ли стоит говорить, что никакой режим в условиях Сталинграда соблюдать было невозможно. Раны на ноге не только не зажили за это время, но [496] еще больше разболелись. К началу февраля, продержавшись на ногах более шести месяцев, я окончательно вышел из строя. Требовалось немедленное стационарное лечение. Было очень досадно оставлять командование перед взятием Ростова, когда завязались бои на его ближних подступах.

Ставка Верховного Главнокомандования, и прежде всего И. В. Сталин, не знали о состоянии моего здоровья, так как я всячески стремился скрыть это не только от Ставки, но и от близких мне по службе генералов и офицеров. Люди, правда, видели, что я прихрамывал и ходил опираясь на палку, но всем своим поведением, и прежде всего подвижностью, я всегда давал понять, что мое ранение ни в коей мере не затрудняет исполнение мною служебных обязанностей. Теперь же я вынужден был доложить Ставке все, что называется, начистоту, так как чувствовал, что мое состояние может в какой-то степени сказаться на успешности управления войсками. И. В. Сталин сказал мне тогда, что считает смену командующих в весьма напряженный момент операции делом нежелательным. И я, наверное, вынужден был бы остаться, если бы как-то в конце января на командном пункте фронта в Большой Мартыновке Никита Сергеевич не оказался случайно свидетелем одной из процедур, которым меня в последнее время подвергали врачи. До этого Никита Сергеевич тоже не все знал о моем состоянии.

В последующие дни он летал в Москву. Будучи на приеме у И. В Сталина, он доложил ему о моем состоянии. В результате этого было получено распоряжение Ставки о моей отправке на лечение в Цхалтубо. Помню, по возвращении из Москвы Никита Сергеевич говорил мне: «Поедешь, подлечишься, нечего оставаться до завершения Ростовской операции, впереди еще много дел, нашей армии не один Ростов у немцев брать нужно, останется еще множество городов и у нас в России, и в Польше, и в Чехословакии, и в самой Германии. Здоровье вернешь – принесешь больше пользы».

Простились мы очень тепло: расцеловались и крепко обнялись. Никита Сергеевич проводил меня. Машина тронулась. Незаметно для окружающих я смахнул слезу. Трудно было расставаться с войсками, с фронтовыми товарищами, с которыми довелось пережить столько тяжелых [497] невзгод, а затем радость победы, первой полной победы над врагом за эту войну. Особенно тяжело было расставаться с Никитой Сергеевичем. Работая с ним рука об руку в течение шести месяцев, мы стали настоящими боевыми друзьями. Дружба эта закалилась в дни тяжелых боевых буден Сталинградской битвы, события, которое едва ли можно пережить дважды в жизни.

Нельзя забыть никогда этого поистине исторического полугодия.

Никита Сергеевич постоянно справлялся о моем здоровье, когда я находился на излечении. Одна из его телеграмм сохранилась у меня, приведу ее здесь.

«Генштаб РККА

Генерал-полковнику Антонову

12.4.43 г.

Посылаю через Вас письмо генерал-полковнику т. Еременко А. И. Адрес тов. Еременко я не знаю, а поэтому убедительно прошу Вас переслать это письмо тов. Еременко.

Н. Хрущев».

Вот это короткое, но теплое письмо:

«Дорогой Андрей Иванович! Хотелось бы узнать, каково состояние Вашего здоровья, как протекает лечение? Каково Ваше самочувствие? Писать мне можно на «долину».

Желаю Вам быстрого выздоровления и как старому солдату скорого возвращения в строй.

До свидания.

Н. Хрущев».

5 февраля наши части вновь вплотную подошли к Батайску. В ночь на 7 февраля наши разведчики, проникнув в расположение обороны противника, установили слабо защищенные участки, на которых гитлеровцы, спасаясь от мороза (стояли сильные холода), оставили лишь боевое охранение; основные же силы были оттянуты в населенный пункт. В полночь наши части внезапным ударом преодолели вражеские оборонительные рубежи, и к утру город Батайск был освобожден. Наши войска захватили до тысячи вагонов различного имущества и несколько тысяч пленных.

Завязались бои непосредственно за Ростов. Они носили крайне тяжелый и напряженный характер. Противник [498] занимал господствующий правый берег Дона; наши же части наступали по открытой низменной местности, простреливавшейся во всех направлениях. Наступление на город было решено начать также ночью. 8 февраля саперы закончили укрепление переправ через Дон. В полной темноте наши войска форсировали реку и сосредоточились для атаки на льду под прикрытием береговых обрывов. В 3 часа ночи начался штурм вражеских укреплений. Подступы к Ростову опоясывались окопами и противотанковыми рвами; большинство домов в городе было превращено в доты и огневые точки с круговым обстрелом; основные городские магистрали были заминированы, заграждены проволокой, рогатками, ежами и другими противотанковыми и противопехотными препятствиями. Подступы к укреплениям прикрывались сильным огнем артиллерии, минометов и стрелкового оружия.

Как только враг установил, что Дон форсирован нами, его артиллерия, минометы и бомбардировочная авиация взломали лед на реке. Это не остановило богатырей Сталинграда. В дерзновенном порыве наши воины прорвали первую полосу обороны противника и, расширив плацдарм на правом берегу, овладели прибрежными улицами южной части города и вокзалом. Первыми ворвались в город части подполковника Ковалева, подполковника Сиванкова, подполковника Дряхлова, майора Дубровина. Впереди атакующих подразделений, следуя боевому опыту и традициям сталинградцев, шли штурмовые группы. Дом за домом, улицу за улицей отвоевывали советские воины у врага.

Генерал-фельдмаршал Манштейн, подтянув в город новые силы, сосредоточив в нем большое количество танков и пехоты, а на ближайших аэродромах – бомбардировочную авиацию, предпринял отчаянную попытку выбить наши войска из города. В результате ожесточенных контратак противнику удалось кое-где потеснить некоторые наши подразделения. В течение дня враг атаковывал нас 6-7 раз. Некоторые кварталы переходили из рук в руки по нескольку раз. Наши воины, укрепившись на узкой полосе берега, дрались как львы. Истекая кровью в контратаках, теряя технику, враг ослабевал.

В боях на улицах Ростова славой покрыли себя солдаты батальона старшего лейтенанта Мадояна, захватившие [499] станцию Ростов-Главная и удерживавшие ее до подхода основных сил. Смелыми действиями отличились штурмовые группы офицеров Щербины и Вирченко. Станцию Ростов-Берег дерзким ударом захватила рота старшего лейтенанта Казакова. Немало славных подвигов совершили здесь советские летчики, в числе которых отважно сражались товарищи Погорелов, Перепелица. Как всегда, впереди были коммунисты.

В то время как в Ростове шли кровопролитные уличные бои, части генерала Цветаева опрокинули врага на правом берегу Северного Донца и решительным штурмом овладели городом Шахты. На следующий день стремительным ударом части генерала Чанчибадзе захватили «столицу» донского казачества – город Новочеркасск. Это явилось серьезной угрозой для вражеских войск, все еще отчаянно сопротивлявшихся в Ростове. Теперь над ними был занесен удар и с северо-востока. Одновременно были перерезаны железная и шоссейная дороги Ростов – Таганрог. Подтягивать резервы гитлеровскому командованию становилось все тяжелее, а натиск наших войск все возрастал.

Большую помощь армии оказали народные ополченцы, партизаны, многие ростовчане, героически дравшиеся с врагом. Высокий патриотизм проявляли женщины. Жительницы железнодорожного района Петренко, Рогожкина, Субачева и другие, выйдя из подвалов и укрытий, помогали воинам, спасали раненых.

В ночь на 14 февраля наши воины выбили гитлеровцев с последних рубежей. Остатки разбитых войск Манштейна с позором покинули город. Над Ростовом вновь взвилось родное Красное знамя, знамя победы и освобождения. Со слезами радости встречали ростовчане своих избавителей. На многолюдном митинге горожан, происходившем в Кировском сквере, выступил тепло встреченный присутствующими Никита Сергеевич Хрущев. Жители города поклялись отдать все свои силы возрождению родного Дона и города Ростова.

В самом конце войны мне довелось еще раз командовать войсками бывшего Сталинградского, бывшего Южного фронта. Он стал называться уже 4-м Украинским. Менялись названия, но оставались неизменными доблесть, мужество и героизм воинов этого прославленного [500] фронта. Воины, стоявшие насмерть у стен волжской твердыни, штурмовавшие Ростов, теперь преодолевали почти неприступные Карпатские горы.

Уже всюду торжествовал мир. В связи с безоговорочной капитуляцией фашистской Германии воины всех фронтов прекратили боевые действия. Герои же обороны Сталинграда, штурма Ростова, перехода через Карпаты в труднейших условиях «приводили в чувство» фашистского фанатика Шернера, отказавшегося сложить оружие; его полчища находились на территории дружественной нам Чехословакии.

Пользуясь случаем, я выражаю воинам этого прославленного фронта, с которыми по воле партии мне выпала честь делить тяжелые боевые будни и радость побед, чувство теплой, душевной признательности.

Я всегда считал, что самым большим счастьем, самой большой удачей, выпавшей мне в жизни, было то, что Коммунистическая партия и советский народ доверили мне командование войсками на одном из важнейших участков советско-германского фронта в критический момент и что с помощью партии, с помощью всего народа, благодаря высокой сознательности и непревзойденным боевым качествам наших советских воинов, нам удалось здесь положить начало разгрома гитлеровской военной машины. Я горжусь также тем, что эту почетную и трудную задачу мне довелось выполнять рука об руку с Никитой Сергеевичем Хрущевым. [501]






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх