От Лиссабона дп Шанхая

Отдельной строкой хочу сказать о географе Страбоне, труды которого высоко оценивает наука всего мира. Если приводить все хвалебные высказывания в его адрес, сделанные самыми выдающимися учеными всех времен, то и книги не хватит. Так вот, великий греческий географ времен Августа и первых годов правления Тиберия определял длину обитаемой земли в направлении с запада на восток, от крайней оконечности Иберии (Испания) до восточной окраины Индии в 70000 стадий (7500 км), а ширину — в 30000, считая от параллели южной оконечности обитаемой земли Айян (Судан), до параллели Иерны (Ирландия).

На картах до Эратосфена и Страбона самой крайней землей на востоке была Индия, а на месте современного восточного Китая простиралась водная гладь мирового океана.

И вот здесь начинается самое любопытное. Мы знаем, что берега Португалии не изменили форму, ибо материк лежит на гранитной подушке и нарастить сушу над водами океана вне этой подушки невозможно. Учитывая и другие историко-географические знания об этом районе Европы, примем западную границу Иберийского полуострова за верное.

Приложите линейку одной стороной к западной оконечности Португалии, а другой — к той точке, где кончаются 7500 километров и сделайте небольшую пометку с севера на юг (линия современных городов Урумчи — Мумбай) — место окончания земли в то время.

Но земля в том месте не кончается, далее тянется территория Китая, Лаоса, Камбоджи, Вьетнама… Сейчас там по прямой около 11000 километров! Откуда появились «лишние» 3500 километров на коротком отрезке времени в две тысячи лет? Да горы образовались, Гималаи! Измерьте Гималаи в этом районе с запада на восток — аккурат искомые 3500 километров! Индо-австралийская тектоническая плита раздвинула материк, сдвинув его к северу, одновременно развернув западную его часть выше основного массива, а восточную подняв над уровнем океана. (В самом восточном районе Азии, в Китае, некоторые мифы утверждают, что во время этой катастрофы, постигшей землю, воды моря не только не залили сушу, как это было а Америке, Африке и в Европе, а наоборот, далеко отступили от побережья на юго-восток.) Итак, наложим линейку на карту: взгляните, ваша линейка лежит на карте наискосок, а не по линии параллели. Мысленно верните Европу на прежнее место, и Ирландия станет на уже знакомую нам тридцатую параллель, а Судан опустится до тридцатого градуса южной широты.

Таким образом, мы видим здравую для понимания картину: человечество жило в теплой полосе, ограниченной тридцатым градусом на севере и на юге. И снова свидетельство того, что наши предки не ошибались, устанавливая границы обжитой земли.

Знаменитый американский ученый из Института океанографии Скриппса Дж. Д. Макдугалл в своей книге «Краткая история планеты Земля» указывает на то, что горные образования подвержены эрозии: «В горных районах эрозия сносит от 1 до 1,5 метра разрушенного материала горных пород каждые тысячу лет. При такой скорости даже Эверест оказался бы смытым до уровня моря за 5–8 миллионов лет». А мы, уважаемый читатель, видим молодые, абсолютно нетронутые эрозией горы Гималаи. Если бы Гималаям было бы хотя бы пять тысяч лет, то на сегодняшний день их вершины были бы уже пологими (зная скорость эрозионных процессов, легко вычислить степень их стирания в метрах — простая арифметика). Более того, высота самой высокой горы Гималаев Эвереста выросла за последнее десятилетие XX века на двадцать метров!

Неужели давление Индии все еще продолжается? И такие же молодые — другие горы этого пояса: Пиренеи, Альпы, Кавказ, Памир… Снова и снова планета свидетельствует о том, что геологический катаклизм произошел на земле быстро и недавно.

Все тот же Дж. Д. Макдугалл, ученый, придерживающийся официально принятой точки зрения, пишет:

«Индия представляет собой часть той же литосферной плиты, которая несет на себе континент Австралию, но при расколе Гондваны она отделилась от Антарктиды гораздо раньше, чем Австралия. В течение десятков миллионов лет Индия буквально мчалась (выражаясь геологически) на северо-запад, в сторону Азии, со скоростью более десяти сантиметров в год… Около 55 миллионов лет назад — точное время события является предметом споров — началось великое столкновение… Первый контакт с Индией произошел, видимо, в той области, которая сейчас образует его северо-западный угол, после чего этот континент стал медленно поворачиваться против часовой стрелки, закрыв оставшееся пространство океана Тэтис… Хотя хронология столкновения плит и может быть в какой-то мере установлена с помощью датирования образцов горных пород из Гималаев методами, основывающимися на радиоактивном распаде, все же не всегда можно определить, были ли эти породы образованы во время столкновения, или геологические часы были заново заведены метаморфизмом… Скорость перемещения Индии на север резко снизилась, когда началось ее столкновение с Азией, но сжатие между этими континентами продолжается и по сей день… Этот процесс шел внезапными рывками и сопровождался сильными землетрясениями».

Замечательные высказывания. Давайте проанализируем их внимательно. Макдугалл, как и большинство ученых, признает факт, свидетельствующий о том, что Индия врезалась в Азию на полном ходу. Он признает также, что точное время столкновения определить трудно, и радиоуглеродный метод — плохой помощник. Но ученый находится в раздвоенном состоянии: с одной стороны все данные свидетельствуют о том, что Гималаи — супермолодые горы (никакими миллионами лет там и не пахнет), даже давление Индии все еще продолжается по сей день. Но с другой стороны, на ученого давит общепринятый шаблон — миллионы, и все тут! И Макдугалл хватается за соломинку: может, «геологические часы были заново заведены метаморфизмом»… А как было бы все просто и понятно, если отбросить стереотипы и признать, что столкновение тектонических плит произошло быстро и недавно.

Когда я понял, что земная твердь в описываемом районе в те времена была территориально значительно меньше, то, читая труды классических историков, стал замечать: они пишут об этих территориях, неосознанно «сжимая» пространство. Вот как, например, пишет Л.Н. Гумилев в своей книге «Этногенез и биосфера Земли»:

«Между восточной границей мусульманского мира и северо-западной окраиной Срединной империи, которую мы называем Китаем, лежит страна, которая не имеет определенного названия. Это тем более странно, что географические границы этой страны весьма четко обозначены, физико-климатические условия ее оригинальны и неповторимы, население же многочисленно и издавна причастно к культуре. Эта страна была прекрасно известна и китайским, и греческим, и арабским географам; ее посещали русские и западноевропейские путешественники; в ней неоднократно велись археологические раскопки… и все называли ее как-нибудь описательно, а самоназвания она не завела. Поэтому просто укажем, где страна находится.

От Памира на восток тянутся два горных хребта: Куньлунь, южнее которого расположен Тибет, и Тянь-Шань. Между этих хребтов лежит песчаная пустыня — Такла-Макан, прорезанная многоводной рекой Тарим. Эта река не имеет ни истока, ни устья. Началом ее считается «Арал» — то есть «остров» между рукавами трех рек: Яркенд-Дарьи, Аксу-Дарьи и Хотан-Дарьи. Конец ее иногда теряется в песках, иногда доходит до озера Карабуранкель, а иногда наполняет Лоб-Нор-озеро, постоянно меняющее место. В этой странной стране реки и озера кочуют, а люди ютятся у горных подножий. С гор стекают пресные ручьи, но тут же исчезают под грудами осыпей и выходят на поверхность на изрядном расстоянии от хребтов. Там располагаются оазисы, а потом реки снова теряются, на этот раз в песках. В этой экстрааридной стране расположена самая глубокая впадина, дно которой лежит на 154 м ниже уровня океана. В этой впадине находится древний культурный центр — Турфанский оазис. Как занимались науками и искусствами при летней жаре, доходящей до плюс 48 °C, и зимних морозах до минус 37 °C, невероятной сухости осеннего воздуха и сильных весенних ветрах?! Но ведь занимались, и с немалыми успехами.

Древнее население этой страны не имело самоназвания. Ныне принято называть этих людей тохарами, но это не этноним, а тибетское прозвище tha gar, что значит «белая голова» (блондины). Жители разных оазисов говорили на различных языках индоевропейской группы, в числе которых был даже западноарийский, не похожий на известные в Европе. На юго-западе страны, у подножия Куньлуня, кочевали тибетские племена, находившиеся в тесном контакте с обитателями Хотана и Яркента, но не смешивавшиеся с ними.

В первые века нашей эры в эту страну проникли с запада саки, поселившиеся южнее Кашгара до Хотана, и китайские эмигранты, бежавшие от ужасов гражданских войн у себя дома. Китайцы устроили себе колонию в Турфанском оазисе — Гаочан. Она продержалась до IX века и исчезла без следа. Как видно, подобрать название для страны по этнониму невозможно, а ведь это было культурное население, наладившее хозяйство, которое следует считать лучшим в Древнем мире.

Природа оазисов Центральной Азии издавна была приведена в гармонию с потребностями человека. Турфанцы освоили иранскую систему подземного водоснабжения — кяризы, благодаря чему орошенная площадь кормила большое население. Урожай собирали два раза в год. Турфанский виноград по праву может считаться лучшим в мире: дыни, арбузы, абрикосы — с весны до поздней осени; посевы длинноволокнистого хлопчатника защищены от ветров пирамидальными тополями и шелковичными деревьями. А кругом каменная пустыня из обломков растрескавшихся скал, щебня и валунов, через которые не пробьется ни дерево, ни куст. Это надежная защита оазиса от больших армий.

Перебросить пешее войско через пустыню очень трудно, потому что надо везти с собой не только пищу, но и воду, что чрезмерно увеличивает обоз. А набеги легкой конницы кочевников не страшны крепостным стенам. Второй крупный центр этой страны — Карашар лежит в горах около пресного озера Баграш-куль. Этот город "имеет земли тучные… изобилует рыбой… Хорошо укреплен самой природой, и легко защищаться в нем". Из Баграш-куля вытекает Кончедарья, питающая Лоб-нор. Вдоль ее берега можно, не страдая от жажды, добраться до многоводного Тарима, окаймленного зарослями тополей, тамариска, облепихи и высокого тростника, скрывающих стада благородных оленей и диких кабанов.

Древней идеологией оседлых жителей этой страны был буддизм в форме хинаяны ("малой переправы" или "малой колесницы", то есть наиболее ортодоксальное учение Будды без примесей), которую назвать религией нельзя. Бога хина-янисты отрицают, ставя на его место нравственный закон кармы (причинной последовательности). Будда — человек, достигший совершенства и являющийся примером для любого другого человека, желающего освободиться от страданий и перерождения путем достижения нирваны — состояния абсолютного покоя. Достичь нирваны может лишь целеустремленный человек — архат (святой), не зависящий ни от божественного милосердия, ни от посторонней помощи. "Будь светильником самому себе", — говорят хинаянисты.

Само собой разумеется, что "становление на путь совершенствования" — дело немногих.

А что же делать прочим? Они просто занимались повседневными делами, уважали архатов, слушали в свободное время поучения и надеялись, что в будущих перерождениях сами смогут стать святыми подвижниками. Но ведь мы уже видели на других примерах, как мало влияет догматика на этнический стереотип поведения. Архаты, купцы, воины и земледельцы Турфана, Карашара и Кучи составляли единую систему, для которой буддизм был только окраской.

Однако окраска предмета играет свою роль, подчас существенную. Хинаяническая община дожила до XV века, а махаяна — учение расплывчатое, разнохарактерное и сложное — в Яркенде и Хотаке, очевидно, не случайно уступила место исламу уже в XI веке.

Пришедшие в Турфан кочевые уйгуры исповедовали манихейство, но, видимо, так же формально, как турфанцы — буддизм. Как самостоятельное исповедание манихейство исчезло еще до XII века, но манихейские идеи вошли в некоторые буддийские философские направления и в несторианство, которое в XI веке совершило по всей Центральной Азии победный марш. В эти века жители Турфана, Карашара и Кучи стали называть себя уйгурами.

Несториане в Уйгурии ужились с буддистами, несмотря на присущую им нетерпимость.

Очевидно, христианство было желанным для людей религиозного склада, далеких от атеистических абстракций хинаяны. Христианами становились также купцы, ибо буддийское учение запрещает "ставшим на путь" прикосновение к золоту, серебру и женщине. Поэтому люди религиозные, но принимавшие активное участие в экономической жизни, были вынуждены искать такое вероучение, которое бы не препятствовало жить и работать. Следовательно, можно сделать вывод, что для обеих идеологических систем нашлись подходящие экологические ниши.

Богатство этой страны базировалось главным образом на выгодном географическом расположении: через нее шли два караванных пути: один севернее, а другой — южнее Тянь-Шаня. По этим путям китайский шелк тек в Прованс, а предметы роскоши Франции и Византии — в Китай. В оазисах караванщики отдыхали от тяжелых переходов через пустыни и откармливали своих верблюдов и лошадей. В связи с этим у местных женщин весьма развилась "первая древнейшая профессия", а мужья разрешали женам эти заработки, часть из которых шла в их карманы. И уйгурки так к этому делу привыкли, что даже когда благодаря союзу с монголами Уйгурия сказочно разбогатела, то жители ее просили монгольского хана Угэдэя не запрещать их женам развлекать путешественников.

Этот обычай, правильнее сказать, — элемент этнического стереотипа поведения, оказался более стойким, нежели язык, религия, политическое устройство и самоназвание.

Стереотип поведения складывается как адаптивный признак, то есть как способ адаптации этноса к географической среде. Имена же здесь менялись чаще, чем носившие их этносы, причем смена этнонимов объяснялась политической конъюнктурой.

Богатое и многочисленное население этих плодородных оазисов могло без труда прокормить воинственных кочевников, тем более что сначала уйгуры, а потом монголы приняли на себя защиту своих подданных от внешних врагов. За триста лет уйгуры растворились среди аборигенов, но заставили их сменить тохарский язык на тюркский.

Впрочем, это не стоило им усилий, потому что в XI веке НА НАРЕЧИЯХ ТЮРКСКОГО ЯЗЫКА РАЗГОВАРИВАЛИ ВСЕ НАРОДЫ — ОТ ЛАЗОРЕВЫХ ВОЛН МРАМОРНОГО МОРЯ И ЛЕСИСТЫХ СКЛОНОВ КАРПАТ ДО ДЖУНГЛЕЙ БЕНГАЛИИ И ВЕЛИКОЙ КИТАЙСКОЙ СТЕНЫ. Столь широкое распространение тюркоязычия делало этот язык удобным для оазисов торговых операций, а жители обеих половин Срединной Азии одинаково любили торговать. Поэтому смена родного, но малоупотребительного языка на общепонятный прошла без затруднений не только в северо-восточной части бассейна Тарима, но и в юго-западной, где роль уйгуров приняли на себя тюркские племена: ягма и карлуки. Однако разница между ними и уйгурами была огромна. Уйгуры не затронули ни быта, ни религии, ни культуры своих подданных, а карлуки, принявшие в 960 году ислам, превратили оазисы Кашгар, Яркенд и Хотан в подобие Самарканда и Бухары.

Таким образом, географически монолитная область оказалась разделенной на два этнокультурных региона, отнюдь не дружелюбных по отношению друг к другу. Но силы были равны, а расстояния между оазисами — огромны и труднопроходимы. Поэтому положение стабилизировалось надолго. Эта ситуация объясняет, почему страна осталась без единого наименования. В древности китайцы называли ее Сиюй, то есть "Западный край", и концом ее считали "Луковые горы" — Памир и Алай. Эллины нарекли эту страну «Серика», а драгоценный товар, получаемый из нее, — «серикум» (шелк). Этимологию этого слова я не берусь объяснить.

В Новое время употреблялись также условные названия: Кашгария, Восточный Туркестан, или Синьцзян, то есть буквально "новая граница", установленная маньчжурами в XVIII веке. Все эти названия для нашей эпохи не годятся. То, что для древних китайцев было «Западом», в ХП-ХШ веках стало серединой. Называть «Туркестаном» страну, населенную индоевропейцами, научившимися понимать тюркскую речь, — нелепо. Кашгар еще не стал столицей, а "новая граница" не мерещилась даже на горизонте. Лучше уж оставим географическое условное наименование — бассейн Тарима. Река — надежный ориентир, во всяком случае, нейтральный и долговечный. Кроме того, термин «Синьцзян» включает в себя Джунгарию (тоже условное и позднее название), расположенную севернее Тянь-Шаня и имевшую совсем другие исторические судьбы.

Восточную границу Уйгурии определить трудно. За истекшие века она менялась значительно, и многие из перемен не датированы. Можно думать, что уйгурам принадлежал оазис Хами и, может быть, пещерный город Дуньхуан — сокровищница буддийского искусства. Но более восточные земли — оазисы предгорий Тань-Шаня у уйгуров отобрали тангуты. Это народ, которого, как и уйгуров, ныне нет, хотя есть люди, называющие себя так. Но и это мираж. Называющие себя уйгурами — ферганские тюрки, выселившиеся на восток в XV–XVIII веках. А те, кого приняли за тангутов, — кочевые тибетцы, реликтовый этнос, некогда злейшие враги тангутов.

Историческая критика показала, что в Азии смысл названий и звучание их не всегда совпадают. Чтобы избежать досадных и, увы, частых ошибок, необходимо разработать такую систему отсчета, которая была бы действительна и для Европы, и для Азии, и для Америки, Океании, Африки и Австралии. Но в этой системе смысл предпочитается фонетике, то есть в основе ее лежит не языкознание, а история».

Пусть читатель сам проанализирует текст: «Эта страна была прекрасно известна и китайским, и греческим, и арабским географам; ее посещали русские и западноевропейские путешественники… Турфанцы освоили иранскую систему подземного водоснабжения… Богатство этой страны базировалось главным образом на выгодном географическом расположении: через нее шли два караванных пути: один севернее, а другой — южнее Тянь-Шаня. По этим путям китайский шелк тек в Прованс, а предметы роскоши Франции и Византии — в Китай… Имеет земли тучные… изобилует рыбой… Границы определить трудно… На наречиях тюркского языка разговаривали все народы — от лазоревых волн Мраморного моря и лесистых склонов Карпат до джунглей Бенгалии и Великой Китайской стены…»

Буквально все описание говорит о том, что, руководствуясь современными географическими представлениями, местоположение, культурный статус и основы процветания этой страны определить нельзя (современные географические условия тех районов — горы, каменистые и песчаные пустыни, протянувшиеся на тысячи километров, — мягко говоря, не дают возможности развивать сельское хозяйство и рыбный промысел), но все сразу становится понятным, если расположить страну в условиях докатаклизменных. Ясно видно, что страна находилась в уже упоминавшейся нами богатейшей и плодороднейшей «зеленой полосе» с чудесным климатом, развивалась по культурным и экономическим законам всей единой небольшой ойкумены. Чувствуете, с какой легкостью автор перемещает по этой местности народы и языки? Мы также не наблюдаем культурного (например, религиозного и пр.) отставания народов той страны?

А почитайте других авторов…

В Интернете на сайте газеты «Известия» (rotabanner. izvestia.ru) сообщается, что «иудеи стояли в древнем Китае у истоков печатания бумажных денежных купюр, которые, по некоторым данным, впервые появились в Поднебесной в XII веке. Такой интересной гипотезы придерживаются многие китайские ученые, которые обнаружили, по их мнению, твердые факты, подтверждающие это. В частности специалисты указывают на то, что на полях древних клише, сделанных из меди, для печатания банкнот — «цзяоц-зы», выгравировано изображение иудейского символа — шестиконечной звезды».

Историческая загадка? Никакой загадки, если смотреть на вещи сквозь призму моей гипотезы: Китай находился к Европе ближе, ибо Гималайских гор в то время еще не существовало. А шестиконечная звезда еще не была иудейским символом.

Мы знаем, что религиозные основы (до момента расхождения религий) были едины. И поэтому не стоит удивляться тому, что археологи по всему миру находят древние церкви синагогального типа, но без символов и атрибутов современного классического иудаизма, что ставит ученых в тупик. По мнению израильского исследователя А. Голана, шестиконечная звезда Давида (магендовид) стала специфическим еврейским символом сравнительно недавно; он был заимствован иудейскими идеологами и стал использоваться как самостоятельный еврейский символ не ранее XIV века, хотя существовал с незапамятных времен у многих народов и верований. А старый символ иудаизма (два льва, держащие в лапах СОЛНЦЕ!) окончательно уступил место магендовиду только в XIX веке! Многие мечети со времен Тамерлана и до совсем недавнего времени украшались шестиконечными звездами, включая нашу петербургскую мечеть, которой еще даже ста лет нет. Позже шестиконечные звезды на питерской мечети сбили и поменяли их на цветы из шести лепестков. Любопытно отметить, что слово «мечеть» на немецком языке до сих пор звучит как «моше», что на иврите означает «Моисей» (Моше Даян, например). В последние два века устоялась традиция считать символом христианства пятиконечную звезду, иудаизма — шестиконечную, ислама — восьмиконечную. Пятиконечную звезду можно видеть на государственных символах многих христианских держав. Помню, как в детстве я удивлялся, что на американском флаге — «наши советские» звезды.

Пятиконечные христианские звезды были и на погонах русских офицеров царской России.

Пришедшие к власти большевики заменили звезды другими знаками воинского отличия: треугольниками, квадратиками, ромбами. Сталин в 1942 году возвратил ношение старых знаков отличия: погон и звезд. Сомневаюсь, что в нынешней Российской армии кто-то помнит историю звезд на погонах.

Сейчас никто из приверженцев официальной исторической картины не сможет объяснить, почему в архикатолической Австрии старейший и главнейший собор столицы (собор св. Стефания) аж до конца XVII века венчался не крестом, а полумесяцем. Никто не объяснит, почему на картине Эммануэла де Витта «Рынок в порту» (1670) на шпиле христианской церкви не крест, а полумесяц. Нет в официальной истории приемлемого объяснения и тому, почему полумесяцем украшены многие кресты и купола православных церквей. Нужно наконец-то понять, что активный отход от религиозных единых основ начнется только в XII веке, а закончится в XVIII. В Плавском городском музее есть старообрядческий православный крест XIV века. Крест имеет трехцветную эмаль. Слева от аббревиатуры INRI (латынь!) находится Солнце (подпись «солнце»), справа — Луна (подпись «луна»). Внизу изображен средневековый город, где присутствуют мусульманские минареты. Звезды изображены шестиконечными.

И пусть уважаемые представители религиозных конфессий сколько угодно уверяют общество в том, что возраст их религий исчисляется тысячами лет, — факты, однако, говорят о другом. А именно: совсем недавно человечество было едино по всем признакам — территориальному, религиозному, этнокультурному и т. д.

Когда это понимаешь, то по-иному относишься к сообщениям такого рода: «Существует концепция, популярная в основном в Новом Свете и практически не известная в Европе.

Ее разработал выдающийся аргентинский ученый Флорентино Амегино (1854–1911).

Опираясь на данные палеонтологии и археологии, он вьщвинул гипотезу (до сих пор никем не опровергнутую) о южноамериканской прародине человека». А что же тут опровергать? Такая версия имеет право на существование, но только с маленьким уточнением: суша в то время представляла собой единый (и, возможно, не очень большой) материк. А в другой газете я прочел об «открытии» южно-американских ученых, кои утверждают: евреи произошли от негров. Выводы сделаны на основе того обнаружения в крови одного африканского племени одинаковых с еврейскими молекул ДНК. Ну, что тут скажешь?.. Только то, что ученые Южной Америки не принимают в расчет проживания человечества на одном материке еще совсем недавно.

Известный ученый и журналист Максим Яблоков, указывая на перелет библейского пророка Иезекииля к индейцам Южной Америки, делает вывод: тот перелетал Атлантический океан на неизвестном аппарате. Не перелетал он океан — все рядом было.

Полагаю, что для читателей, которые прониклись всей очевидностью такой исторической картины, не составит труда объяснить «величайшие» исторические загадки, такие как, например, почему в Карелии находят материальные памятники культуры ацтеков.

Одно из самых надежных доказательств недавней близости материков — дно Атлантического океана. Вот суждение нашего ученого Льва Юдасина: «Вдоль Атлантического океана с севера на юг тянется грандиозный подводный хребет — Атлантический гребень. Поверхность гребня состоит из изверженного базальта.

Осадочных отложений почти нет, что говорит о совершенйой молодости океана». САМА ЗЕМНАЯ ПОВЕРХНОСТЬ УКАЗЫВАЕТ НАМ НА ТО, ЧТО ВСЕЛЕНСКИЙ КАТАКЛИЗМ ПРОИЗОШЕЛ СОВСЕМ НЕДАВНО, ДАЖЕ ОКЕАНСКОЕ ДНО НА МЕСТЕ РАЗРЫВА МАТЕРИКОВ ЕЩЕ НЕ УСПЕЛО ОБРАСТИ ОТЛОЖЕНИЯМИ.

Юдасину вторит наш знаменитый геофизик-океанолог Л.В. Дмитриев: «Нет сомнений, океанская кора вблизи гребня — молодая. В рифтовой долине — застывшие базальтовые лавы». Но странно, состав их в Центральной Атлантике несколько иной, чем в Северной.

Доктор физико-математических наук О.Г. Сорохтин высказал предположение, что существует прямая зависимость между толщиной литосферы и ее возрастом и глубиной океана в том или ином месте. Так вот, уважаемый читатель, дно Северной Атлантики по сравнению с экваториальным районом значительно поднято, а часть подводного хребта — Исландия — даже выходит на поверхность океана. Следовательно, выплавка базальтов под Северной Атлантикой происходит на большей глубине, чем под Центральной, это свидетельствует: до мирового катаклизма континенты Северной Америки и Европы имели водный морской раздел, а Южная Америка прилегала к Африке достаточно плотно.

Тут нельзя не вспомнить о трилобитах, раздавленных человеческой ногой. Дж. Д. Макдугалл пишет, что «в случае трилобитов имеются признаки того, что свою роль сыграли изменения климата. По-видимому, вымирание было самым катастрофическим для видов, обитавших в самых теплых водах. Это заставило многих ученых сделать вывод, что вымирание было обусловлено внезапным похолоданием». В этой связи сразу возникает ряд вопросов. Какая причина побудила измениться климат внезапно? Если трилобиты вымирали в течение ста миллионов лет, то где слои, соответствующие ста миллионам лет? Если после исчезновения трилобитов прошло 500000000 лет, то почему их останки находят на «молодой» поверхности океана?

Эпоха великих географических открытий началась в XV веке и продолжалась два столетия. Кажется странным что человек, обладая колоссальными знаниями, подчас до сих пор недоступными даже нам, живущим в двадцать первом веке, не сподобился ранее построить корабли, пригодные для океанского плавания. Ни у греков, ни у египтян не найдено никаких свидетельств об их знакомстве с принципами навигации, используемыми для плавания в открытом море. Ответ напрашивается сам собой: не было необходимости плавать через океан, ибо все земли были относительно неподалеку. Все древние корабли хороши были для плавания вдоль берега и, что очень важно, для плавания по теплым морям! А вдоль берега можно и на папирусной лодке плавать.

Таким образом, возвращаясь к эпохе великих географических открытий, можно твердо сказать: после мировой катастрофы человечеству понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя, а придя в себя, оно (человечество) начало искать исчезнувшие земли. Про эти земли люди не забывали никогда. Заметьте, ни один мореплаватель не плыл абы куда или ради любопытства узнать, есть ли где-нибудь еще земли. Нет, все точно знали, что плывут искать конкретную страну, например, Индию или Китай. А Колумб — вспомните — плыл, имея карты с изображением обеих Америк, и еврея-переводчика с собой вез. Стало быть знал, что там пригодится именно древнееврейский.

Кстати, попутно можно озадачить читателя. Эпоха великих научных открытий вспыхнула в XVI веке тоже внезапно. Что же получается, человечество сотни тысяч или даже миллионы лет не занималось изучением своей планеты, а тут вдруг хлынули открытия за открытиями, не прекращающиеся до сих пор? По моему скромному мнению, докатастрофная планета была людьми изучена хорошо. После катастрофы, когда изменился не только географический облик Земли, но и вся физика планеты, человек, придя в себя, начал с указанного века активно изучать новый для себя мир вещей и явлений.


Отступление погодное

Мировая катастрофа повлекла за собой сбой климата и жуткие морозы. Исторические хроники четко документируют суровость климата в Европе еще каких-нибудь двести-триста лет назад: голландские живописцы изображали катание на коньках по льду каналов, а в XVII столетии на льду замерзавшей Темзы лондонцы устраивали «морозные ярмарки». Темза перестала замерзать только с 1814 года! Пушкин приблизительно в это же время писал о Петербурге: «Люблю зимы твоей жестокой недвижный воздух и мороз…» Даже наши отцы скажут, что в начале XX века зимы были куда как холоднее.

В 1939 году Эрнест Хемингуэй написал рассказ «Снега Килиманджаро». Все, уважаемые, больше нету снега на Килиманджаро! За прошедшие годы площадь снегов сократилась на 80 процентов, толщина ледника уменьшилась на 20 метров. Согласно прогнозам, снег на шестикилометровой горе полностью исчезнет уже к 2020 году. Кстати, и жители Непала свидетельствуют, что снежные шапки на скалистых вершинах западного Тибета тоже стали значительно меньше. Тают льды Антарктиды, оголяя землю материка. Тает и знаменитый аргентинский ледник «Перито Морэно», разваливается на куски со страшной скоростью. Еще немного времени, и закончится на земле ледниковый период, «подаренный» планете теми тремя годами ужасной ночи Левиафана… Калифорнийская пустыня Мохаве, которую называют полюсом сухости, в этом году превратилась в цветочный ковер. На дождливые весны откликнулись буйным цветом более 750 видов растений. Летом в расположенную здесь Долину смерти туристов не заманишь, температура часто поднимается выше 50 градусов, и почти все живое вымирает. А сейчас люди охотно едут фотографироваться на фоне цветущей пустыни. В 1909 году в Исландии (Исландия — дословно «страна льда») росло одно единственное дерево — в кабинете мэра Рейкьявика, а сегодня льды там нужно поискать — зеленый остров.

Хорошо ли это или плохо — грядущее потепление? Вероятно, это зависит от того, как далеко зайдет это потепление… В голове назойливо вертится фраза болгарской провидицы Ванги: «Еще до Апокалипсиса и мы, и наши потомки успеем помучиться… от голода и жажды».

История погоды (если можно говорить о таковой) тоже показывает, что климат за последнее тысячелетие меняется стремительным образом. Совершенно четко прослеживается, как посткатастрофные морозы сменяются теплом. 800–900 лет назад замерзало Черное море, греческие моря, Босфор, Дарданеллы… И все это задокументировано. Ни один историк не оспорит то, что земной климат от века к веку становится теплее. Поэтому глупо говорить о том, что причиной происходящего в наше время «глобального» потепления является хозяйственная деятельность человека. Одно могу сказать точно: климат стал нестабильным. Почему? Какие механизмы задействованы? У меня есть на этот счет свои догадки. Возможно, космическое тело нарушило конвекционные процессы внутри планеты, привело в возмущение внутренние течения в мантии. И вот теперь недра Земли постепенно восстанавливают эти процессы.

Мне вообще кажется, что механизм возникновения ураганов, торнадо, смерчей и прочих климатических неприятностей лежит в недрах планеты. Ураганы, движения воздушных масс и т. п. — все это лишь надпланетная реакция на внутрипланетные процессы. В земной мантии есть свои холодные и теплые течения. Более того, уровень тепла не постоянен, он мерцает. И только Бог ведает, в каком месте на планете под земной поверхностью мантия станет холоднее, а где теплее. Вспомните зиму 2003 года: исконно теплый климат Баварии — и вдруг морозы минус 40 °C! В Греции (!) выпал шестиметровый слой снега. Вспомните лето 2005 года: больше двух месяцев вдоль всего побережья Северного Ледовитого океана средняя температура воздуха держалась на +25 °C. Таяла вечная мерзлота, превращаясь в болота. Целые дома утопали в них. Гибли олени, белые медведи уходили далеко в глубь континента… А теперь вспомните зиму 2005/06 года. До Крещения — плюсовая температура, и вдруг от Балтики и до Курил, от Таймыра и до Монголии жуткий мороз на несколько недель сковал континент.

Температура — минус 40–50 °C (до минус 65 °C в Якутии). Вот сообщение Гидрометцентра: «из Монголии к нам пришел холодный воздух». А почему он именно над Монголией образовался? Ведь Монголия лежит намного южнее России. А ответ следующий: потому что земля там перестала подогреваться снизу. А вообще я не верю, что «монгольский холодильник» мог обеспечить холодом гигантское пространство от Скандинавии до Курил. Тем более что там два Хингана перекрывают доступ холодного воздуха на север.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх