Расхождение религий

Выбирая Богов, мы выбираем судьбу.

(Вергилий)

Я полностью согласен с Гумилевым, что вне контекста невозможно понимать историю!

А контекст человеческого бытия, всей совокупности отношений — экономических, социально-политических, идеологических, практически-технических, ремесленных, научных, художественных, моральных, религиозных, философских, этнокультурных, бытовых и прочих — был совершенно другим, чем представляет его наш современный рассудок.

Совершенно недопустимо подходить к истории народов с позиций и мерок человека сегодняшнего дня. Многие совершенно не понимают, что сама дальнейшая история с течением времени и с распространением (расползанием) народов сначала по Европе, а потом и по всему миру, будет обособлять народы в самостоятельные этнические группы, в которых в средние века возникнет внутренняя комплиментарность, приведшая к появлению наций. Нужно понимать, что понятие «нация» — явление уже нового времени (впервые это слово прозвучало в начале XVII века), один из этапов развития человечества.

Это эволюционный процесс. Хочу это еще раз подчеркнуть, потому что убедился, что иногда люди (даже очень неглупые) выслушают, согласятся, а потом спросят простодушно: «Но Христа-то евреи распяли? Разве не так?»

Нет, не так. ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ НАЗАД НА ЗЕМЛЕ БЫЛ СОВЕРШЕННО ДРУГОЙ РИСУНОК НАРОДНОСТЕЙ, и в те времена никто представить себе не мог, что с развитием рынка (когда-то в очень далеком будущем) человеческие общности организуются в нации. Понятие «нация» как пришло в конце XVII века, так и уйдет (кстати, евреи до сих пор считают себя не нацией, а народом), и следующим этапом развития цивилизации будет возвращение в «единое человечество». Уже сегодня мы наблюдаем зарождение новой этнической единицы — европеец.

Особо хочу подчеркнуть, что используемое далее слово «еврей, иудей» ни в коем случае нельзя напрямую проецировать на нынешний еврейский народ. Речь идет об этно-религиозных группах позднейшей истории Ромейской империи. Из огромного числа религиозных воззрений одно стало к тому времени преобладающим, из него произойдут нынешние мировые религии: иудаизм, христианство, ислам. Апологетами каждой из этих религий были самые разные народы. Консервативная же ветвь, претерпев немыслимые изменения (однако сохранившая суть старых воззрений), оформится к XVIII веку в сугубо этническую религию — иудаизм. Многие этого не знают и смешивают современный иудаизм и его истоки.

И поэтому утверждения «евреи нашего Христа распяли» или «Христос был еврей» — это плоды деменции. Более того, даже к какой народности принадлежал Иисус, сказать трудно. Десятки народов объявляют себя претендентами. Например, ливанец скажет, что Христос был ливанцем. А те, кто жил и развивал свою религию вне влияния эллинской культуры, вообще не верят в существование названной исторической персоны. Если быть абсолютно историчным, то нужно сказать, что истоки вышеприведенных высказываний исходят из времен крестовых походов, смысл которых до сих пор еще обществом не понят. Вот обычное представление о крестоносцах: «Сколько было крестоносцев-миссионеров, принесших слово Божие, а заодно и знания о науке, технике, медицине, в отдаленнейшие уголки мира! Можно смело сказать, что современная цивилизация на планете Земля — ЭХО КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ».

Давайте разберемся, верно ли такое представление.

В начале книги я уже упоминал о тех огромных и подчас до сих пор нам недоступных знаниях, которыми обладало древнее человечество. И когда я слышу утверждения о том, что христиане (Платон мне друг…) научили нас, диких, читать, писать, несли культуру, несли науку, несли знания по медицине… то, мягко говоря, одолевает недоумение. Неужели утверждающим такое неизвестно о высочайшем уровне развития древних цивилизаций?.. Чтобы утверждать подобное… да это ж надо в школе не учиться и ни одной исторической книги за всю жизнь не прочитать: ни о древнегреческих математиках и философах, ни о египетских врачах, ни об арабских астрономах…

А теперь скажу пару слов о «миссионерах, несших слово Божие» (и ведь как сладко, ангельски невинно звучит!). Спрашиваю любого: «Куда направились первые крестовые походы и с какой целью?» Отвечают: «В Палестину, освобождать гроб Господень». Если рассматривать вопрос в ракурсе гипотезы, что исторической Палестиной является территория Европы, то первая часть ответа принимается как правильная. Если же иметь в виду территорию современной Палестины, то нет; а вторая часть ответа в любом случае совершенно не верна. Крестоносцы отправились в Вормс, Майнц, Кельн, Мец, Бамберг и далее по всей Европе, грабя и вырезая население иудейского вероисповедания, что зафиксировано в тысячах исторических документов. А для не верящих привожу статью из БЭЭ: «КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ — военные экспедиции европейских католических ополчений на восток в 1096–1291 гг., провозгласившие своей целью освобождение христианских святынь в Палестине из-под власти мусульман. Стремление отвоевать Святую землю у мусульман появилось в западном христианстве в начале XI в. в результате религиозного брожения, вызванного захватом Церкви гроба Господня фатимидским халифом ал-Хакимом (1012 г.). По мнению некоторых историков, этому брожению следует приписать и усилившиеся с XI в. гонения на евреев — "богоубийц".

Поводом к походам послужили захват сельджуками в последней трети XI в. многих византийских владений в Малой Азии, а также сообщения из отвоеванного ими в 1071 г. у Фатимидов Иерусалима о притеснении христианских паломников мусульманами и о "злодеяниях евреев" против христиан.

Призывы папы Урбана II и монаха Петра Амьенского на церковном соборе в Клермоне (27 ноября 1095 г.) к походу на мусульман не звали к насилию над евреями, но традиционный взгляд христиан на евреев как на виновников распятия Иисуса, а также социально-экономические причины, в самом начале 1-го крестового похода (1096–1099) сделали евреев объектом нападений крестоносцев. Их первые отряды, собравшиеся в Руане (Франция, 1096 г.), почти полностью истребили еврейскую общину, оставив в живых лишь немногих, согласившихся принять крещение. Напуганные этим, а также клятвой одного из главных руководителей похода, герцога Готфрида Бульонского, отомстить, евреям за кровь Иисуса, общины Франции предупредили об опасности евреев прирейнских общин Германии. Император Генрих IV, которого глава еврейской общины Майнца, Калонимос бен Мешуллам ха-Парнас, уведомил об угрозах Готфрида Бульонского, приказал всем герцогам и епископам защищать евреев от крестоносцев.

Готфрид Бульонский под давлением императора был вынужден отказаться от клятвы и, прибыв в Германию, даже обещал защиту общинам Кельна и Майнца, «подарившим» ему 500 серебряных марок. Петр Амьенский, войдя со своим отрядом в Трир (апрель 1096 г.), не вел антиеврейской агитации и ограничился взиманием с еврейской общины продовольствия для крестоносцев.

Однако когда волны крестоносцев, в основном крестьяне и городская чернь, хлынули в Рейнскую область из Франции, Лотарингии и Германии, гражданским и церковным властям не удалось удержать их от бесчинств. Аристократия, руководившая походом, большей частью не участвовала в насилии над евреями, но стремилась избегать столкновений между его участниками из-за евреев. Наименее дисциплинированное и более склонное к насилию простонародье подвергло в мае-июле 1096 г. общины Прирейнской области жесточайшему разгрому. Особенной жестокостью отличались отряды, во главе которых стояли граф Эмихо фон Лейнинген в Германии и рыцарь Фолькмар во Франции. В Меце было убито 23 еврея, остальные приняли крещение. В Шпейере крестоносцы при поддержке части местных христиан убивали каждого еврея, отказавшегося принять крещение; большая часть евреев укрылась в синагоге. Епископ, взявший евреев под защиту, выслал против погромщиков своих воинов, а горожанам, участвовавшим в беспорядках, велел отрубить руки. Спасая евреев от дальнейших бесчинств, епископ укрыл их в своем замке. Евреи Вормса частью укрылись в замке епископа, частью остались в своих домах, отдав ценности на хранение соседям-христианам. Войдя в город, крестоносцы распустили слух об убийстве евреями христианина и спровоцировали погром. Лишь немногие евреи предпочли жизнь измене своей вере, большинство погибло от рук крестоносцев или покончило жизнь самоубийством (в том числе укрывшиеся в замке епископа). Матери убивали своих детей, чтобы избежать их насильственного крещения. Некая Минна одной из первых в период крестовых походов приняла мученическую смерть (см. Киддуш ха-Шем), отказавшись во славу Господа принять крещение. Евреи Майнца во главе с Калонимосом бен Мешулламом пытались дать отпор полкам крестоносцев, но, преданные воинами епископа, были частью перебиты, частью покончили с собой. Сам епископ был вынужден бежать из Майнца…

В Кельне местные христиане спрятали евреев в своих домах, и крестоносцы довольствовались разгромом еврейского квартала и синагоги. Епископ тайно вывел евреев из города и спрятал их в принадлежавших ему окрестных деревнях, где через три недели евреи были обнаружены и частью перебиты, частью насильственно крещены. Многие с возгласом "Шма Исраэль!", как предписано идущему на смерть Галахой, бросались в Рейн и тонули. В Трире многие евреи топились в Мозеле, женщины бросались в реку с грудными детьми на руках. Оставшихся в живых евреев епископ Экберт укрыл к своем дворце, где, выдержав недельную осаду и тщетно попытавшись проповедью удержать крестоносцев от насилия, он предложил евреям креститься.

Некоторые приняли совет епископа, большинство же покончили жизнь самоубийством или пали жертвой крестоносцев.

Продвигаясь на восток, летом 1096 г. крестоносцы разгромили еврейские общины между Рейном и Дунаем. В Регенсбурге всех евреев загнали в реку и объявили, что они прошли обряд крещения. Вторгшись в Чехию, крестоносцы разгромили местные еврейские общины, помочь которым чешские власти, занятые войной с Польшей, не могли. Епископу Праги Козьме также не удалось предупредить погромы. Лишь в одном из городов Чехии (имя которого летописец не называет) евреи, получив военную помощь со стороны!? местных властей, отбили нападение крестоносцев и заставили их отступить.

Конец бесчинствам в придунайских землях положили венгры. Большая часть крестоносцев была уничтожена в боях венгерскими войсками, возглавляемыми королем Каломаном. Многие евреи Франции, Лотарингии и прирейнских земель бежали через Венгрию в Византию, поселившись главным образом в Салониках и Константинополе.

Альберт из Аахена, один из христианских летописцев крестовых походов, видел в гибели крестоносцев, избивавших евреев, заслуженную кару Божью. После 1-го крестового похода многие немецкие священники, потрясенные насилием крестоносцев, переходили в иудаизм из солидарности с евреями. Император Генрих IV, возмущенный опустошениями, произведенными крестоносцами, собрал в Майнце своих вассалов и вместе с ними принял торжественную присягу соблюдать "земский мир" (Landfrieden), одним из условий которого была защита жизни евреев (1103 г.). Еще ранее (1097 г.) он позволил всем насильственно крещенным евреям вернуться в иудаизм, хотя антипапа Климент III противился этому. Всего в 1096 г. в Германии и Чехии погибло около 5 тыс. евреев».

Конец энциклопедической цитаты.

Имею основания подозревать, что в вышеперечисленных городах гроба Господня ну никак быть не могло. Когда же крестоносцы в 1099 году наконец-то дошли до Иерусалима (Константинополя), они собрали находившихся там иудеев в одну синагогу и предали их огню. А чего же крестоносцы хотели? Не с цепи же они сорвались, как бешеные собаки, и стали беспричинно резать людей? Цель была одна-единственная: заставить иудеев и «язычников» принять веру в Иисуса Христа. Спасение иудеев было только в принятии крещения, от чего те отказывались, как вы видите, даже ценой своей жизни.

Именно тогда родилась фраза: «Евреи нашего Христа распяли». Так крестоносцы несли в массы, свою веру… «Gott mit? uns! — Бог с нами!» — утверждали, они.

Но крестовые походы были лишь первым ударом по старой традиционной религии, которую некоторые историки называют римской, что достаточно правильно. Только необходимо знать, что представляла собой дохристианская политеистическая религия поздней древнеримской империи. Соперничество двух религий определило дальнейший ход мировой истории на многие века вперед — с момента возникновения христианства и до наших дней.

Я иногда думаю: «А могло ли не быть в истории религиозной и этнической неприязни?»

Наверное, нет. Рано или поздно, но наступило бы время, когда обычаи других народов (когда их численность после мировой катастрофы стала достаточной, чтобы уже не бояться исчезновения человека на земле как вида) неизбежно стали бы противопоставлять себя, свой образ мышления, быт, обычаи, религиозные особенности и тому подобное.

Мою мысль подкреплю словами Л.Н. Гумилева о наступлении таких различий:

«Древний афинянин, побывав в Ольвии, с негодованием рассказывал, что скифы не имеют домов, а во время своих праздников напиваются до бесчувствия. Скифы же, наблюдая вакханалии греков, чувствовали такое омерзение, что, однажды увидев своего царя, гостившего в Ольвии, в венке и с тирсом в руках в составе процессии ликующих эллинов, убили его.

Иудеи ненавидели римлян за то, что те ели свинину, а римляне считали противоестественным обычай обрезания. Рыцари, захватившие Палестину, возмущались арабским обычаем многоженства, а арабы считали бесстыдством незакрытые лица французских дам, и так далее».

Александр Кац в книге «Евреи. Христианство. Россия» пишет:

«Так случилось, что к концу II века религиозный и фактически внутренний национальный раскол среди иудеев превратился в конфликт двух религий, на тысячелетия разведший своих последователей по разные стороны баррикад».

Наш знаменитый ученый-историк Е.Б. Черняк косвенно подтверждает такое развитие событий:

«Что породило этот конфликт?… Рим мог пренебрегать христианством, пока он был силен, а оно являлось одной из множества сект, которые власть считала хотя и вредными, но не опасными разносчиками суеверий.

…Церковные авторы на протяжении веков подчеркивали непримиримый, по их мнению, конфликт между новой религией и Римской империей».

«Мирно эти две силы не могли ужиться между собой, — писал известный историк XIII века Ф.В. Фаррар, — должна была начаться борьба не на жизнь, а на смерть. Здесь не было возможности ни для какого-то бы ни было компромисса…» И война началась после того, как христианская «церковь пошла на службу к той самой власти, против которой боролась». С течением веков христианская церковь оказалась нужной на государственном уровне, а точнее, даже стала неотъемлемой частью унитарной государственной машины в эпоху феодализма. В рядах христианской церкви появились правящие особы и родовая знать. Теперь оставалось только отделаться от «конкурентов».

Франко Кардини, проанализировав в своей книге «Истоки средневекового рыцарства» истоки христианской воинственности, делает вывод: «Для христианина «воинствовать», жить по-христиански, чувствовать и ощущать по-христиански — это значит вести борьбу».

Ему вторит наш ученый В.И. Уколова:

«Выработка собственной теоретически, вернее, теологически обоснованной позиции по… вопросу (мира и войны. — Авт.) диктовалась социальными условиями и необходимостью не только доктринального, но и политического самоутверждения церкви. Меч и крест должны были соединиться в рамках одного учения».

Старая же религия, строившаяся на философии жизнеутверждения, была не воинственна, так как одна из основных функций религии изначальной была определена достаточно четко: помочь человечеству выжить после катастрофы. А это означает, что надо возвести жизнь, мир и условия жизни каждого конкретного человека в ранг божественной задачи.

Даже само понятие «мир» не определялось в той религии через отрицание: мир — отсутствие войны.

«В Ветхом завете мир совершенно иной: это не имманентный, «горизонтальный» мир, существующий между людьми, а мир (concordia) между людьми и Богом. Недаром понятия berit и shalom, то есть «союза» и «мира», столь тесно связаны друг с другом в древнееврейской традиции, объединены в общее целое как с точки зрения юридических, так и ритуальных норм. Ветхозаветный мир — союз между Богом и человеком, между самими людьми во имя божественного закона. Этот высший закон и является залогом мира. Более того, он сам и есть этот мир»

((Франко Кардини).)

Пройдут века, и преданные приверженцы своей стародавней религии вынуждены будут уже в подполье бороться за идеалы своей религии, они так себя и называли — преданные: nsm — масоны! Возможно, однако, что слово масон — композит от словосочетания «Моисеев сын». Вопрос этимологии слова «масон» очень важен. Если не знать истоков, то нельзя понять, почему масоны своими целями провозглашали всеобщее братство, любовь, человеческие ценности и гражданские права.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх