Aufs neue erklingen die Drommeten! — Снова призывают горны!

Я хату-покинул, пошел воевать,

Чтоб землю в Гренаде евреям отдать…

(Михаил Светлов)

Подведем итог, процитировав Александра Каца: «От мощного древа иудаизма отпочковывалась новая религия — христианство. Через шесть веков от этого же древа отпочкуется ислам. Взаимоотношения иудейства и христианства станут центральной темой истории, своего рода исторической осью, вокруг которой будет твориться философия, культура, религиозная мысль. По мере своего развития и огосударствления церковь объявит иудаизм самым сильным и страшным врагом христианства. Из сочинений отцов церкви, устных проповедей, многочисленных энциклик и булл церковных иерархов будет следовать, что евреи не только распяли Христа, но и покушаются на самое основание веры — на Христа Богочеловека. Это закрепится в массовом сознании многонационального христианства, станет идеологическим штампом и породит вселенский антисемитизм в его бытовой, государственной и религиозной разновидностях».

Ничего глупее, подлее и бессмысленнее, чем религиозные гонения (и, в частности, на иудеев) история человечества не знает. Была заложена бомба на века вперед, ведь ни один народ не согласится, чтобы его угнетали, лишали прав, шельмовали, оскорбляли. Любой народ будет бороться за свою жизнь и достоинство.

К XVII веку иудаизм, претерпев немыслимые трансформации, оформился в мировую религию, цельную и законченную — иудаизм классический. И хотя до сих пор существуют некоторые разночтения внутри этой конфессии, антагонистическими они не являются, это все дети одной матери.

Сложен и трагичен был путь иудеев. Их страдания начались, как мы знаем, не сразу и не вдруг. Но такого размаха организованной травли, как травля приверженцев иудаизма, история больше не знает. Европа раскалилась от множества костров, они горели пятьсот лет — до 1826 года! Нормальному развитию человеческой мысли был нанесен непоправимый урон. Не будь этой травли, человечество уже где-нибудь в XVI–XVII веке летало бы на самолетах и сидело за компьютером. (Ох, господи, опять вспомнил старую сказку о том, что якобы прогрессивное христианство нас, язычников, чуть ли не читать и писать научило.) Я уже писал в начале книги, что древнее человечество обладало потрясающими знаниями не только о Земле, но и о космосе. Астрономические расчеты древних просто поражают воображение. Подчас они точнее современных! Но у христиан были свои представления о мироздании. Со времен Колумба существовал трибунал, который состоял из светил университета в Саламанке и преследовал всякого, кто осмеливался утверждать, что Земля круглая! Галилей был обвинен в 1633 году в ереси за то, что утверждал, что Земля представляет собой шар и вращается вокруг Солнца. А сколько внутренней иронии в словах мудрого Лавуазье о метеоритах: «Камни с неба падать не могут!» Сказал, как отрезал. Не могут — ну, значит, не могут.

Античная культура была христианами просто уничтожена. «Греческие и римские красавцы и красавицы, воплощенные в потрясающие воображение скульптуры, — почти все они были уничтожены христианами, до нас дошли лишь считанные экземпляры. […]

То же самое произошло и в интеллектуальной сфере. Античная наука, в подавляющем большинстве своих представлений абсолютно истинная, уступила место множеству такого количества лженаук, что их беглому обзору сейчас посвящают целые энциклопедии» (Michael A. De Budyon),

Иудей — страстный исследователь, трепещущий перед проявлением высших способностей человеческого интеллекта, неутомимый труженик, безумно любящий жизнь, умеющий как никто другой радоваться жизни и получать наслаждение от нее, на долгие века вынужден был окунуться в терпение — «безразмерное вместилище страданий».

В Средние века на юге Франции существовал такой обычай: накануне христианской Пасхи главу еврейской общины приводили на городскую площадь, и христианский епископ публично давал ему пощечину. Факты такого рода выходят за рамки теологических различий или разумного объяснения. Пощечина, данная христианской церковью еврейскому народу, до сих пор горит на его щеке. Иудей ни на минуту не забывал, что ему не дадут жить, если он не будет сопротивляться и бороться за права и достоинство человека. Иудеи всего мира искали и боролись за тот государственный уклад, за ту землю, где никому не будет дела до их вероисповедания, где их перестанут унижать и обирать на государственном уровне, где никто не войдет однажды в дверь и скажет: Именем короля!.. Где будет только одна мера ценности — личные человеческие качества.

Французская революция вселила надежду. «Под ударами наполеоновских гренадеров рухнули стены гетто во многих европейских странах. Евреи стали селиться среди христианских народов. Открылся доступ к профессиям врача, адвоката, инженера, ученого, военного. Были отменены запреты на владение землей» (И. Кременецкий).

Казалось бы, все хорошо, но!..

Небольшое отступление: Бетховен хотел третью симфонию посвятить революционному генералу Бонапарту. Он уже поставил посвящение на титульном листе, когда пришла весть о коронации. «Этот — тоже заурядный человек», — гневно произнес композитор. И написал противное тому, к чему готовился, назвав симфонию «Героической». Великий художник оказался провидцем: вскоре Наполеон стал больше и больше действовать как тиран, возвращая все на круги своя.

Русские евреи здорово «разочаровали» Бонапарта в войне 1812 года. Ни одно славянское государство не помогло России в годину Отечественной войны. Мало того, братья-славяне, чьи земли тогда входили в состав Австрийской империи, воевали против нас.

Положение еврейской нации было в России унизительным. Евреи, лично свободные люди, не имели паспортов, им было запрещено проживать в столицах, появляться в свете, свидетельствовать в суде, покидать черту оседлости, поступать в учебные заведения и т. п. Даже руку им пожимать было запрещено. Тем удивительнее, что евреи сыграли важную роль в защите России в Отечественной войне 1812 года.

Французское военное командование пыталось организовать в приграничном районе сеть осведомителей, но российские евреи не шли на контакт с французами. Пришлось «окучивать» поляков. «Надо сказать, русская (еврейская) агентура действовала куда более эффективно, нежели французская (польская), — утверждает Петр Черкасов, доктор исторических наук, руководитель Центра французских исторических исследований Института всеобщей истории РАН, лауреат премии Е.В. Тарле. — Благодаря евреям русское военное командование не было застигнуто врасплох, когда 12 июня по старому стилю 1812 года армия Наполеона вторглась в Россию. Агентура также блестяще сработала, когда отступавшие от Москвы французы в ноябре 1812 года вторично оказались на территории Западного края».

Евреи не только укрывали в своих домах русских офицеров, солдат, курьеров с депешами, проводили их к начальникам русских отрядов, давали русским командирам сведения о расположении неприятельской армии, но и сражались в действующей армии… Российских евреев расстреливали или вешали, когда они попадались в руки французам. Отважный герой-партизан Денис Давыдов даже представил одного своего сослуживца-еврея к Георгиевскому кресту. Александр I знал об этих подвигах. В Калише он дал аудиенцию членам кагала и долго беседовал с ними. В виду ненадежности администраторов-поляков царь передал всю полицейскую власть в Гродно еврейскому кагалу. Виленский губернатор свидетельствовал, что «еврейский народ оказывал во время нахождения неприятеля особую приверженность российскому правительству».

У отступающих по старой смоленской дороге французов карманы были полны награбленным в Москве золотом. Но счастья им это не принесло. Ни один еврей не продал французу ни крошки хлеба! Шинки были закрыты, продукты спрятаны. Это подтвержденный факт. Отступающая армия вынуждена была пожирать все на своем пути: падших лошадей, ворон, кошек… Полмиллиона солдат насчитывала наполеоновская армия, входя в Россию. Окончание же военных действий увидели всего лишь 30 тысяч солдат Наполеона и 120 тысяч — наших.

«Удивительно, что они (евреи) в 1812 году отменно верны нам были, помогали, где только могли, даже с опасностью для жизни», — писал в дневнике будущий император Николай I.

Начальник- III отделения (жандармы) генерал-адъютант Бенкендорф вспоминал: «Мы не могли нахвалиться усердием и привязанностью, которые выказывали нам евреи».

Генерал от инфантерии граф Милорадович тоже был в восторге от «общинного» народа: «Эти люди — самые преданные слуги государя, без них мы не победили бы Наполеона, и я не был бы украшен орденами за войну 1812 года».

Все петербургские газеты 1813 года пестрели словами благодарности российским евреям.

Но дальше слов дело не пошло.

Итак, революции не приносили ожидаемого результата — слишком молодо еще человечество и слишком сильно мрачное наследие Средневековья. Иудеев перестали жечь на кострах, и им показалось, что в религиозном безумии поставлена точка. Генрих Гейне пишет свой знаменитый «Гимн» (Hymnos):

«Я — меч, я — пламя. Я вам светил во мраке. И когда битва началась, сражался в первом я ряду. Вокруг меня лежат тела друзей, но мы победили! Мы победили… но вокруг лежат тела моих друзей…

В триумфальные ликующие хоралы пробиваются звуки скорбного пения заживо сожженных.

Но у нас нет времени ни для радости, ни для траура! Вновь призывают горны, грядет решающая битва. Я — меч, я — пламя!»

И, как оказалось, радоваться долгожданному спокойствию действительно было преждевременно… Святая инквизиция прекратила свою деятельность значительно позже.

Последний инквизиционный документ, обнародованный во всеобщее сведение, датирован 6 февраля 1857 года.

Я человек нового поколения и к любому проявлению, враждебности по национальному признаку отношусь негативно, что совершенно нормально. Но как же я был удивлен, когда окунулся в исторические материалы довоенного периода! Оказалось, что только после Нюрнбергского трибунала мир стал говорить, что национализм — это преступление. А ранее тот же антисемитизм не считался чем-то преступным. И понять это можно. В такой демократической стране, как США, негры получили равные с белыми права совсем недавно, лет сорок тому назад. А что же говорить о начале двадцатого века, когда инерция многовекового религиозного противостояния еще свежа была в памяти народов Европы… И мир прозевал Гитлера!

История шла своим чередом. В конце XIX века как стог сена вспыхнула идея воссоздания еврейского исторического государства. Сначала предполагали устроить государство на Мадагаскаре, потом в Испании, на действительно исконных землях, откуда несколько веков назад началось изгнание иудеев. В среде евреев всего мира, жаждавших восстановления исторической справедливости, в те годы царило воодушевление. «Откуда у хлопца испанская грусть? Гренада, Гренада, Гренада моя…»

Михаил Светлов позже объяснял: «…Евреи, с незапамятных времен жаждавшие своего собственного государства, вместо этого попали в Испании, в Гренаде в новую неволю. И вот одни, боровшиеся, чтоб землю в Гренаде евреям отдать, предполагали, освободив испанских евреев, устроить именно там, в Гренаде, государство Израиль, но, увы…»

Испанская война 1936–1939 годов, как известно, закончилась печально.

Потом (об обстоятельствах умолчу) стали создавать Израиль на… Дальнем Востоке.

Привезли первых переселенцев. И даже столицу построили — Биробиджан. Но, но, но…

Но ничего из этой затеи не получилось. Тогда евреи стали строить планы создания Израиля на территории Крыма. Началось очередное великое переселение евреев, на этот раз в крымские края, но опять что-то не заладилось. Потом присматривались другие территории и в конце концов остановились на восточном побережье Средиземного моря.

Как известно, от мечты до ее воплощения — пропасть. Евреи не устремились в страстном порыве в безжизненные земли, населенные арабскими народами. Для воплощения плана обретения евреями Израильского государства была создана организация, призывающая к переселению всех иудеев в Израиль — к горе Синай, на землю «обетованную». А сама идея получила название сионизм.

Из БЭС: «СИОНИЗМ (от названия холма Сион в Иерусалиме), идеология, направленная на возрождение еврейского самосознания через поощрение иммиграции евреев в Палестину и создание там еврейского государства».

В Сионистскую организацию входили многие ученые, гуманисты, деятели культуры, такие как Эйнштейн, Нор-дау, Гинцберг… Но, несмотря на активную агитацию, евреи не спешили оставлять родные очаги, и заселение Израиля шло катастрофически медленно.

В те годы видный деятель сионизма В. Жаботинский в 1905 году писал: «Как довод для сионистской агитации антисемитизм, особенно "возведенный в принцип", конечно, весьма удобен и полезен».

А премьер-министр Израиля Бен-Гурион однажды так высказался в еврейской газете «Кэмпфэр» в Нью-Йорк?:

«Если бы у меня была не только воля, но и власть, я бы подобрал группу сильных молодых людей… Задача этих молодых людей состояла бы в том, чтобы замаскироваться под неевреев и, действуя методами грубого антисемитизма, преследовать… евреев антисемитскими лозунгами. Я могу поручиться, что результаты с точки зрения значительного притока иммигрантов в Израиль из этих стран были бы в десять раз больше, чем результаты, которых добились тысячи эмиссаров чтением бесплодных проповедей».

Слова достаточно неосторожные, если учесть, что в Европе стали входить в силу антисемитские организации. Честно говоря, я не нашел подтверждений тому, что сионисты сильно протестовали, — скорее всего, их, привыкших к многовековым гонениям, очередная вспышка антисемитизма не сильно удивила… А почувствовать масштабы назревающей беды в то время было просто невозможно — кто может сказать, что будет завтра?..

Воскресить вражду к иудеям было совсем не трудно, благо она никогда не затухала, да и еще тянуло запахом от последнего инквизиционного костра. Поток отъезжающих возрос, и антисемитские организации усилили давление на иудеев. Антисемитизм нашел в Европе такую благоприятную почву и поддержку, что лидеры националистов быстро придвинулись вплотную к высшей власти. Вслед за Муссолини в Италии к власти в Ваймарской республике в 1933 году приходит Адольф Гитлер. Его окружают сподвижники — Геббельс, Гиммлер, Гейдрих…

Кто знает историю германских народов, тот понимает, что порой трудно сказать, кто там есть кто по национально-историческим корням. Современная Германия — результат слияния 365 самостоятельных княжеств и королевств. Представляете такую вот национальную мешанину? А иудей для Европы — это не национальный, а религиозный признак. Грубо говоря, ходишь в синагогу — иудей, не ходишь — немец. Как говорил один германский кайзер: «В моей империи евреев нет. Есть немецкие граждане иудейского вероисповедания».

Гестаповские палачи, пользуясь такой вот исторически сложившейся ситуацией в национальном вопросе, пытаются заполучить (по их мнению) евреев, окопавшихся даже в Люфтваффе. Но райхсмаршал Геринг отрезал: «Я сам решу, кто у меня еврей, а кто нет».

Шпеер и другие крупные капиталисты помогают Гитлеру, еще не зная, чем все это КОНЧИТСЯ.:

Я убедился: почти все мои соотечественники полагают, что как только Гитлер пришел к власти, евреев стали рвать на куски. Это не так. В Германии массового уничтожения евреев в те годы еще не было. Более того, как свидетельствуют очевидцы, «Гитлер (в приближенных ему кругах) почти совсем не высказывался о евреях». Вся логика антисемитских шагов германских властей больше похожа на выдавливание евреев из страны: евреи сильно ограничиваются в правах, им не дают спокойно жить, торговать, проклинают, гонят на принудительные работы, унижают, но еще не уничтожают.

Евреи бросились из Германии в Швецию, Францию, Бельгию, Голландию… Но «мюнхенский сговор» 1938 года «позволил», Гитлеру оккупировать другие европейские государства, дабы у евреев не возникло иллюзий, что они пересидят у соседей и переждут «ненастье». К тем, кто не хотел уезжать, жестокость притеснительных мер усиливалась: они попадали в гетто, в лагеря и т. п. В том же 1938-м произошел первый серьезный еврейский погром — Хрустальная ночь. Но даже после этого еврейские лидеры Европы в 1939 году все еще утверждали, что Гитлер «блефует», что нацисты не собираются уничтожать евреев. Первый удар Гитлер нанес именно по Польше!

Иудея притеснениями не удивишь, но когда стало совсем невыносимо, то евреи начали просить Британию и США принять их у себя, на что последние ответили категорическим отказом. Открытым был оставлен только один путь: на восточное побережье Средиземного моря, в «Палестину».

Вот мнение американских исследователей Манвелла и Франкля, «СС и Гестапо» (Manvell and Frankl, «SS and Gestapo», стр. 60): «К 1939 г. усилия немецкого правительства привели к тому, что из общего количества 600 тысяч 400 тысяч немецких евреев эмигрировали и, дополнительно к тому, 480 тысяч из Австрии и Чехословакии, что составляло почти полное еврейское население тех стран. Это было сделано через Управление Еврейской Эмиграции в Берлине, Вене и Праге, установленное Эйхманом (Adolf Eichmann), главой Еврейского Отдела Расследований в Гестапо. Обвинения в том, что Гитлер ИЗНАЧАЛЬНО вынашивал планы уничтожения евреев — непостижимы, учитывая тот факт, что он разрешил более чем 800 тысячам из них покинуть территорию, находящуюся под немецким контролем, причем им было разрешено вывезти свои состояния. Немцы настолько хотели поскорее завершить эту эмиграцию, что Эйхман даже организовал в Австрии центр по подготовке эмигрантов в Палестину, где молодые евреи изучали методы ведения сельского хозяйства, чтобы подготовить себя к новой жизни в Палестине».

На этом месте повествования я почему-то вспомнил о «дюнкеркском чуде», о приказе Гитлера Гудериану остановить прорыв к Парижу…

У меня сложилось впечатление: Гитлер по каким-то неведомым мне причинам все же не хотел или не мог в то время открыто реализовывать свои античеловеческие планы. У меня мороз пробегает по коже всякий раз, когда я читаю, что этот негодяй предполагал сделать с человечеством и, в частности, с моей Родиной. Но истина выше эмоций, и я вынужден признать, что массовое уничтожение людей в Германии началось после открытия «второго фронта».

Хотя если кто-то скажет, что плановое поголовное уничтожение европейских евреев началось непосредственно после нападения на СССР — это тоже будет правильно.

Действительно, в крупных городах и местечках евреи сгонялись в гетто либо сразу же уничтожались с помощью местных фашистов или просто уголовных элементов. Но в данном случае я говорю не о России (особая ситуация), а о Европе. В июне 2001 года Петербург посетила личный кинооператор Гитлера столетняя Лени Рифеншталь. Она, отвергая свое даже косвенное участие в Холокосте, говорила о том, что снимала фюрера еще до того, как он начал массовые уничтожения (до того, как он стал Гитлером). «Я покинула его в сорок втором году, — сказала она, — когда массовых репрессий еще не было».

А в сорок четвертом году репрессивная машина заработала на полную мощность. Шесть миллионов евреев и миллионы людей вне зависимости от их национальной принадлежности… Мне становится жутко при таких цифрах. И я скорблю по всем погибшим. Соболезную также и немецкому народу, который тоже пострадал от фашизма.

Тираны примитивны: они приходят с манией величия и уходят проклинаемые и презираемые — история не терпит насилия. А Достоевский остается вечен: «Не может быть малой крови. Капля крови неизбежно порождает море крови».

И еще. Может быть, самое главное: слишком дорого обходится человечеству ксенофобия.

Человеконенавистничество (по любому признаку: религиозному, политическому, этническому и пр.) не может быть избирательным. Достается всем — это аксиома! Те же фашисты и милитаристы вследствие Второй мировой войны унесли с собой в могилу более 60 миллионов землян!


Это отступление можно было бы назвать «опороченный символ».

То, что символы сами по себе не могут быть плохими или хорошими, понятно. Но разум уступает место чувству, когда речь заходит о свастике. Мне лень сейчас заглядывать в энциклопедии, чтобы процитировать толкование этого символа. Убежден, что будет написано, что это древнейший символ плодородия, жизненного начала и тому подобное. В общем-то, это правильно. Но привычка смотреть в корень заставляет меня указать на то, что свастика изначально являлась символом Солнца! Она была широко распространена по всей Земле: от Японии, Китая, древних индийцев до древних славян и викингов. Обычно складывали две тростниковые палки крест накрест, поджигали концы (возможно, даже специально делали факелы на концах палок) и раскручивали. В темноте ночи это сооружение выглядело как горящий солнечный круг. Воображаю, как это было впечатляюще. Особенно в то время, когда после «ночи левиафана» с приходом Солнца опять расцвела растительность, начали плодоносить фруктовые деревья, заколосились злаки… Поэтому ассоциация свастики как символа Солнца с плодородием, изобилием, достатком вполне естественная. Социалисты новой истории выбрали своим символом именно свастику, так как их целью являлось достижение благосостояния для каждого конкретного человека. Они боролись за то, чтобы в достатке могло жить не ограниченное количество имущих, а каждый человек.

В начале XX века свастика ни у кого не вызывала отторжения, уверяю вас. Под социалистическими символами прошла Февральская революция. Изображение свастики было на банкнотах Керенского и на деньгах молодой Советской республики рядом с портретом Ленина. Она использовалась в символике Красной Армии и чуть было не стала воинской эмблемой вместо красной звезды… Свастику мы видим на православных крестах XIV–XV вв. рядом с распятием Иисуса Христа. В Древней Руси свастику называли «коловорот» или «коловрат». Помните из школьного курса истории Ёвпатия Коловрата, защитника Владимиро-Суздальской земли от Батыя? Свастика до сих пор является священным рисунком в буддизме, ее изображения и сегодня можно видеть в Петербургской пагоде, что близ Елагина острова. И свастика совсем не виновата, что ее использовали национал-социалисты — немецкие фашисты. Так будем же людьми мудрыми и отделим агнцев от козлищ: давайте ругать фашистов, а не древний символ. Нацисты были у власти в Германии всего тринадцать лет, так что же нам сейчас — презирать великую тысячелетнюю культуру и проклинать великий немецкий язык?

У меня нет цели кого-то возвысить, а кого-то унизить. Я смотрю на прошлое беспристрастными глазами историка. И я вижу, что религиозный раздор, начавшийся в XIII веке, определил ход истории на семь веков вперед.

Что же касается моего расположения, то, хотя я и атеист, оно на стороне древнего верования (помните наш разговор о позднеримской религии?). В основе мировоззрения той исконной религии лежали две вещи, которые мне как школьному учителю глубоко симпатичны: страстная, доминирующая любовь к жизни и «…высокое уважение к любой форме интеллектуальных устремлений и духовных усилий» (Альберт Эйнштейн).

Тут я вынужден признать, что в большей степени эти положения не утратили те, чье верование с течением веков разовьется в иудаизм, поскольку обязательная грамотность на древнееврейском языке была одной из религиозных догм иудаизма. Поэтому не удивительно, что огромный процент великих ученых человечества были иудеями, несметное число великих литераторов, музыкантов — иудеи.

В двадцатом веке наконец-то восторжествовал главный из принципов человеческого существования, за воплощение которых боролось столько поколений приверженцев иудаизма — Декларация прав человека. С принятием Декларации в жизнь землян стало входить понятие «человечность». За преступления против человечности уже привлекает к ответственности Международный трибунал.

С ПРИНЯТИЕМ В 1975 ГОДУ В ХЕЛЬСИНКИ ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ЗАВЕРШИЛСЯ ЭТАП ПРОТИВОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА — ЦЕЛАЯ ЭПОХА, НАЧАВШАЯСЯ В XIII ВЕКЕ ПРИ ТОРКВЕМАДЕ. Но если быть абсолютно точным, то придется признать, что антисемитизма в истории человечества никогда не было. К семитам, как мы уже знаем, относятся многие народы — эблаитские, аморейские, ханаанейские, угаритские, арамейские, эфиопские, палестинские, пальмирские, набатейские, сирийские, сирские, вавилонские, мандейские, арабские, народ хебрейский, мальтийский, гафат, мехри, шхаури, сокотри, минейский, сабейский, катабанский, тигре, тиграи, тигринья, амхарский, аргобба, геэзский. и другие. Что же, антисемиты всех их считают своими врагами? Не будем лукавить: нет, только иудеев. По моему мнению, сначала был антииудаизм, который с оформлением иудеев в этническую группу перерос в юдонеприятие и юдофобию, а нынче это уже что-то между клиникой и тюрьмой.

Уважаемый читатель должен отчетливо понимать: то, что общепринято называть антисемитизмом, направлено не против евреев — это бессовестная античеловеческая идеология в принципе. Гитлер прямо говорил, что «совесть — это изобретение евреев».

Поэтому антисемитизм является отрицанием совести, борьбой против всех законов человеческой морали.

Я надеюсь дожить до того счастливого времени, когда на всей Земле люди поймут (возможно, и моя книга посодействует этому), что все мы — дети одной колыбели. Все преграды и предубеждения между нами рассыпаются, как только узнаешь историю вопроса. И тогда начинаешь понимать, что все меркнет перед правом человека на жизнь.

На спокойную, достойную жизнь…

Закончить эту главу я хочу примечательными словами главы Русской Православной Церкви Патриарха Алексия II, которые он произнес в ноябре 1991 года во время визита в США на встрече с американскими раввинами: «Дорогие братья, шалом вам от Бога любви и мира! Бога отцов наших, который явил себя угоднику своему Моисею… Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, не вопреки христианству, а во имя и в силу христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства. Мы потому отделены от иудейства, что мы еще "не вполне христиане", а иудеи потому отделяются от нас, что они "не вполне иудеи". Ибо полнота христианства обнимает собой и иудейство, а полнота иудейства есть христианство… Еврейский народ близок нам по вере. Ваш закон — это наш закон, ваши пророки — это наши пророки. Десять заповедей Моисея обязывают христиан, как и евреев. Мы желаем жить с вами всегда в мире и согласии, чтобы никаких недоразумений, вражды и ненависти не было между нами…

К сожалению, сегодня, в трудное для нашего общества время, антисемитские настроения в нашей жизни проявляются довольно часто. У этих настроений, распространенных среди крайних экстремистов, правых шовинистических групп, есть питательная среда: общий кризис, рост национального обособления… Задача Русской церкви — помочь нашему народу победить зло обособления, этнической вражды, узкоэгоистического национал-шовинизма. В этом трудном, но святом для всех нас деле мы надеемся на понимание и помощь наших еврейских братьев и сестер. Совместными усилиями мы построим новое общество — демократическое, свободное, открытое, справедливое, такое общество, из которого никто не желал бы больше уезжать, и где евреи жили бы уверенно и спокойно, в атмосфере дружбы, творческого сотрудничества и братства детей единого Бога — Отца всех. Бога отцов ваших и наших…

На иконостасе нашего русского храма в Иерусалиме начертаны слова псалмопевца: "Просите мира Иерусалиму". Это сейчас то, что нам всем нужно — и вашему, и нашему народу, всем другим народам, ибо как Бог наш един и неделим для всех чад Его».






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх