1225 — Какой это год?

Человеку, исследующему истину, необходимо хотя бы раз в жизни усомниться во всех

вещах…

(Рене Декарт)

Любой российский школьник знает, что нынешним летоисчислением от Рождества Христова мы пользуемся совсем недавно, с 1700 года. Петр Первый перенес Новый год с сентября на январь, и 1700 год был первым годом, прожитым миром по христианскому календарю. До этого вся Европа, включая и нас, грешных, пользовалась летоисчислением от Сотворения мира (в то время шел 7208 год «со дня творения мира Богом…»). И до сих пор по иудейскому летоисчислению новый год празднуется в сентябре (2000 год соответствует 7508 году по Византийской эре). В прекрасной кинокомедии Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» на просьбу милиционера назвать год своего рождения царь Иоанн Грозный отвечает: «1530 от Рождества Христова». Прошу прощения, но это исторический нонсенс. Не мог царь назвать дату своего рождения от Рождества Христова.

Как же создавалось это времяисчисление? Весь христианский мир во второй половине XVI века будоражила идея иметь свое летоисчисление, то есть вести счет годам по Христу. Христианские богословы и ученые (в то время это было почти что одно и то же) ломали голову над вопросом: что принять за начальную точку отсчета — рождение Христа, день смерти, его воскресение и так далее. И вот на исторической сцене, помимо всех прочих, появляется знаменитый филолог и критик Жозеф-Жюст Скалигер (1540–1609).

Скалигер отличался разносторонними знаниями, владел языками классическими и восточными, боролся с противниками католической церкви, писал церковные книги и вообще был эрудированным человеком. Своими колоссальными трудами Скалигер положил основание голландской филологии и воспитал ее видных представителей. Влияние Скалигера простиралось далеко за пределы Франции и Голландии; ученый авторитет его был признан повсюду. Он вкупе с другими учеными проделал титаническую работу по разработке, как им казалось, научного летоисчисления. Отдадим должное: Скалигер был выдающимся ученым, но за историю лучше бы он не брался. Мир вздрогнул от их концепции.

Вот что пишет современник: «Скалигер и его сторонники, неистово защищавшие свои мнения, ничего не признавали, отвечали… руганью и презрительными эпитетами, в конце концов объявив всех совершенными невеждами».

Скалигер вместе с Петавиусом впервые применил астрономический метод, но отнюдь не для критической проверки хронологии древности, а для подтверждения своей концепции. Тем самым он превратил, как считается сегодня, свою версию в «научную».

Но настоящая беда случилась столетием позже, когда христианская церковь провозгласила хронологию Скалигера глубоко научной, единственно верной и объявила о переходе на летоисчисление от Рождества Христова.

Даже самому создателю «новой» хронологии за всю его жизнь и в голову не пришло вводить годы христианского летоисчисления как официальные. Его вариант нового летоисчисления шел действительно от Рождества Христова с 1 января, но год оставался прежним от сотворения мира 5343, что соответствовало бы 1583 году от Р.Х. И вообще, надо сказать, Скалигер был глубоко веротерпимым человеком. Ну не ирония ли судьбы?

Сподвижник Скалигера Дионисий Петавиус — монах-иезуит — умер в 1562 году. Он был страстным сторонником перехода на исчисление годов от Рождества Христова. Но было бы неправомерно говорить об этих двух ученых как о единственных авторах «новой хронологии». Вместе с ними и после них работала целая армия средневековых хронистов.

В конце концов они добились своего.

Ученый мир взорвался в возмущении. Великий физик сэр Исаак Ньютон, покоривший своим умом все человечество, как справедливо писали о нем современники, подал протест в парламент, посвятив двадцать лет своей жизни разоблачению христианской хронологии.

Зашумели на всю Европу и другие выдающиеся ученые того времени: Пуйи, Фрере, немецкий историк Теодор Моммзен, крупнейший ученый средних веков Де-Арсилла из Саламанки и даже историк-иезуит (!) Жан Гардуин. «Хронология списка царей древнего мира, — писал известный археолог Л. Вулли, — В ЦЕЛОМ ЯВНО БЕССМЫСЛЕННА».

Вольтер, желая дать уничтожающе низкую оценку чьим-то научным изысканиям, писал: «…бред хуже новой хронологии». Он назвал историю, составленную в свете новой хронологии, «недостойным сборником деклараций и чудес» и «позором человеческого разума». А мы этим позором до сих пор пользуемся.

Но христианская церковь не позволила дискутировать (напомню, что последнее аутодафе состоялось в Испании в 1826 году — какие уж тут дискуссии!), и новая хронология была насаждена во всем мире. Но критика этой хронологии не прекращалась никогда. И до сих пор многие историки мира требуют пересмотра существующей хронологической концепции.

По их представлениям, история развивалась логично и последовательно. В официальной же исторической хронологии — провалы в несколько веков. Что же, человечество останавливалось в своем развитии. За почти тысячу лет не написало ни одной книги, не сделало ни одного открытия? Такого не может быть. События, о которых говорит официальная история, имеют место быть, но гораздо ближе к нам по времени. Грубо говоря, раннее средневековье надо приблизить к поздней античности. И тогда все станет на свое место.

Теперь, когда мы определились во времени, снова обратимся к религии тех времен.

Перво-наперво нужно напомнить общий путь развития религиозного сознания: человек начал верить в Бога совсем недавно. После «страшной ночи» люди начали поклоняться Солнцу и огню, потом с развитием спекулятивного (умозренческого, философского) мышления определилась субстанция «Бог»; в Ветхом Завете имеется множество призывов-увещеваний верить в Бога — новое по тем временам понятие; например, все псалмы — это призывания восхвалять эту субстанцию. Потом стали обожествлять человека (Осирис, Таммуз, Аттис, Дионис, Аполлон, Христос, Конфуций, Лао-Цзы…), потом (преимущественно в Индии) разглядели Бога в быке (Апис), крысе, обезьяне, корове… Целые храмы, полные крысиного народа, понастроили! Молятся, ждут появления белой крысы. И попробуй, усомнись вслух в том, что Праматерь-Крыса — Бог, разорвут на клочки!

И теперь более подробно. Отдельно я хотел бы указать на митраизм — религию, из положений которой многое взяло христианство — религия моей страны. Митраизм обладал учением о чистилище, употреблением кропильницы, обычаем креститься, то есть совершать крестное знамение. Полностью совпадают обрядные формы публичных служб, совершение литургии, употребление гостии — причастной облатки, просфоры и т. д. Культ Митры и культ Христа практически неотличимы, и различие между ними присутствует только в хронологии.

Историк религии Н.В. Румянцев пишет, что с христианским средневековым культом практически совпадает «смешанный культ египетской богини Изиды, поклонники которой имели… свои заутрени, обедни и вечерни, удивительно напоминающие соответствующие католические, частично даже православные богослужения». Не подвергая сомнению скалигеровскую хронологию, отодвигающую культ Изиды-Озириса-Сераписа в глубокую древность, Н.В. Румянцев, однако, вынужден заявить: «Это совпадение молитв египетского богослужения с христианской ек-тенией слишком большое и разительное, чтобы оно могло быть случайным».

Очень и очень много христианство взяло из древнеегипетского культа: культ воды, например, или сюжет о воскресении и вознесении Осириса, представление о наличии души, культ крестов (Древний Египет — классическая страна крестов). И вообще, надо сказать, что в Египте мы находим начало всех мировых религий. История Египта показывает полный путь развития религии от простых до сложных форм. Единственное, чего в египетской истории найти невозможно, — это мифа о всемирном потопе!

Таким образом, сказания о распятии, непорочном зачатии и т. п. много-много древнее, чем те, что описаны в Евангелии. Они древнее, чем мы можем себе это представить: из прежней, «допотопной» жизни, докатаклизменной. Но это то, куда нам заглянуть уже никогда не удастся, ибо мировая катастрофа (катаклизм, конец света… — как читателю угодно) стерла почти все следы ранней культурной деятельности человечества.

Известный специалист по сравнительной истории религий Артур Древе писал:

«Я придаю большое значение мифологическим параллелям между христианством и язычеством… Ведь кто не видит общеизвестного родства пасхальной истории евангелий с мифами и культовыми обрядами религии Аттиса-Адониса-Озириса и т. д., кто утверждает, что в мифах об Аттисе и Адонисе "совершенно не фигурирует" погребение и воскресение, кто надеется доказать отличие смерти Иисуса от рода смерти его малоазиатских родственников… кто в Марии Магдалине и других Мариях, стоявших у креста и гроба Спасителя, не могут узнать индийскую, малоазиатскую и египетскую богиню-мать Майю, Мариамму, Мариталу… Марианну… Мандану — мать «мессии» Кира, "Великую матерь" Пессинунта, скорбную Семирамиду, Мариам, Мерриду, Мирру, Майру (Меру) и Майю… тот пусть не суется в религиозно-исторические вопросы».

Неправильно думать, что Иисуса Христа всегда изображали так, как мы привыкли видеть его на иконах или на полотнах художников. Начальные буквы имени Иисус Христос звучат на древнегреческом как «ихтиос» — рыба, поэтому неудивительно, что до седьмого века Христа изображали безусым юношей с рыбой в руке. Хотя, хотя, хотя…

Давным-давно, когда ладья человечества только еще начала свой путь по океану времени, прозвучало слово, означающее «небо» — эй. С течением времени звук обогащался, превращаясь в эйл, айл, ийл… Как я уже говорил, от них произошли слова «Эллохим», «Аллах», «Зоил», «Эол» (Бог ветра), «Эллины» (божественный народ), «Эйлада» (небесная, то есть божественная страна), «Хейлиос» (небесное светило), «алль» (по-немецки «космос»)…

В различных книгах Библии имя Бога переводится по-разному. Например, у пророков ЙЕВЕ (иное произношение Яхве), где Й — Бог, а ЕВЕ — быть, грядущий. Очень похоже, что находящееся в употреблении в русском языке слово «еврей» как раз и происходит от слова «ЙЕВЕ». Слово «ЙЕВЕ» имеется и в латинском переводе — Йови — Бог-громовержец (помните со студенческой скамьи знакомое Quod licet Jovi non licet bovi — что позволено Юпитеру, то не позволено быку?).

Раввинам было запрещено произносить ЙЕВЕ (и до сих пор иудеи имя Божье пишут так: Б-г). Имя стали произносить иначе: Й-исус — Бог Спаситель (ИСА — на древнееврейском означает «спасать»), а еще есть Бог-Отец — Jo-Pater — Юпитер.

Первичным Богом было Солнце — Элиос, Гелиос. Именно к нему взывал Иисус при распятии: «Эли, Эли! Лама савахтани…» — «Боже, Боже, зачем ты оставил меня…»

Иисус прямо указывает на то, во что нужно верить людям; вот его слова: «Веруйте в Свет, доколе Свет с вами, да будете сынами Света».

Сколько всковистого на мгповепьи этом —:|?

Было все по-прежнему, было как всегда;
Ночь стояла тихая, вдруг над Назаретом
Светом невечерним вспыхнула Звезда…
(Песня)

В 1700 году Европа перешла на исчисление лет от рождества Христова, и сегодня потребуется заново пересмотреть даты, стоящие на книгах, изданных в Европе в XV–XVII веках. Для записи дат использовались две системы: арабские цифры и римские цифры.

Вот, скажем, на книге стоит дата 1552 в арабской записи. Следует ли отсюда, что это обязательно 1552 год в современном понимании? Отнюдь нет. Дело в том, что в средневековых христианских книгах и документах первой писалась латинская заглавная буква «I» и даже отделялась точкой от цифр: 1.552. Буква «I» была сокращением имени Иисус — от Иисуса 552 год, то есть 552-й год от рождения Иисуса Христа. Потом это было забыто, и букву «I» стали воспринимать как цифру «один». ОДНИМ МАХОМ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА УДЛИНИЛАСЬ НА ТЫСЯЧУ ЛЕТ!

В традиционной хронологии новой эры «лишнее тысячелетие» появилось по решению Тридентского Собора, а до этого столетия назывались сотнями: например, итальянское Треченто означает «трехсотые годы», а не «четырнадцатый век». Кватроченто — «четырехсотые годы», а не «пятнадцатый век». Поэтому я не удивляюсь, что в официальной хронологии между античностью и средневековьем появилась культурная и событийная дыра ровно в тысячелетие. И я не считаю сумасбродными тех ученых, которые утверждают, что рождение Иисуса Христа произошло в 1054 г., когда ярко, как Солнце, полгода светила взорвавшаяся сверхновая, знакомая нам по Евангелиям как Вифлеемская Звезда, нынешняя Крабовидная Туманность.

Для желающих во всем убеждаться своими глазами предлагаю следующее: будучи во Франции, посетите провинциальный замок Chateau de Sassenage. В маленькой комнате, около ванной, висят две гравюры XVII века. На вид ничем не примечательные портреты. На одной можно ясно видеть дату: 1630 год, но вместо цифры I стоит «J»! То бишь — Jesus. И такие гравюры не единственные.

В городе Бостоне (США) на территории Гарвардского университет есть Эйкуменическая (поликонфессиональная, с полосатым флажком на шпиле) университетская церковь.

Мемориальная доска выглядит так:

This stone from the fabric of

St. Savior's Church. Southwark. London

now the Cathedral Church of that Diocese:

commemorates the Baptism of John Harvard =

there on November 6, J607:


Дата 1607 год записана как J607. То есть Jesus-607, другими словами, «от Иисуса 607 год».

Другой пример — в замке Клостер (Нью-Йорк). Этот средневековый замок был куплен Рокфеллером во Франции в области Руссильон и перевезен в США. Коллекции, находящиеся сейчас в замке, приобретены в разных странах Европы. Здесь, в частности, выставлены рисованные по стеклу (круги 20–25 см в диаметре) евангельские, библейские и житийные сюжеты из Германии. Сохранность рисунков хорошая. Сегодня историки расшифровывают эту дату как 1532 год. И снова мы видим запись: J532, то есть «от Иисуса 532 год».

Но начиная с XVIII века буквы «йот» в датах уже не пишут, через сто лет забудут, а через триста будут утверждать, что христианству две тысячи лет. С возникновением археологии древность станет модной и престижной. А нынче любой археолог, откопав какую-нибудь черепушку, тотчас же объявляет, что ей сотни тысяч, а то и миллионы лет. Ну да Бог им судья.

Даю слово академику А.Т. Фоменко: «Главная ошибка средневековых хронологов состояла в том, что они неправильно датировали рождение (или распятие) Иисуса Христа.

Они ошиблись НА ТЫСЯЧУ ЛЕТ и передвинули Иисуса Христа из XI века н. э. в I век н. э. Этот тысячелетний сдвиг породил большую путаницу в датировке многих документов, использовавших счет лет "от Рождества. Христова". В результате средневековые события X–XVII веков н. э., описанные в таких летописях, были неправильно датированы и опустились вниз примерно на тысячу лет. Сдвиг на 1053 года возник при позднейшем сопоставлении хронологами двух различных способов записи дат. Первый способ: сокращенная форма записи; например, III век от Христа могли сокращенно записывать как Х.III, где X — первая буква слова Христос. Греческая буква X — одна из самых распространенных средневековых анаграмм имени Христос, поэтому формула "Христа I век" в сокращенной записи приобретала вид "X.I", "Христа II век" — "Х.П", и т. д.

Очевидно, из этих сокращений возникли принятые сегодня обозначения веков: XI (одиннадцатый век), XII (двенадцатый век), и т. д. Однако в современном прочтении буква X трактуется уже как цифра «десять». Это наблюдение согласуется с наложением эпохи и «биографии» Григория VII Гильдебранда (родился примерно в 1020 г., папа с 1073 по 1085 г.) на эпоху и «биографию» Иисуса Христа. при сдвиге на 1053 года. В частности, III век от Гильдебранда является III веком от начала XI века н. э., что и дает XIII век, т. е. Х.III век.

Такая форма записи хорошо согласуется с тем фактом, что средневековые итальянцы обозначали века сотнями: Треченто (трехсотые годы) — нынче это принято считать XIV веком, Кватроченто (четырехсотые годы) — XV веком, Чинквеченто (пятисотые годы) — XVI веком. Эти названия веков прямо указывают на начало отсчета именно в XI веке н. э., поскольку игнорируют принятое сегодня добавление "тысячи лет".

Аналогично запись 1300 года, например, могла первоначально означать 1.300, то есть 300-й год от Иисуса (— греч.). Этот способ записи согласуется с предыдущим, так как 1300 год = 300-й год Иисуса = 300 год от начала XI века н. э. (от рождения Гильдебранда). В связи с этим следует, по нашему мнению, особое внимание обратить на то обстоятельство, что в средневековых документах (особенно XIII–XVI вв.) при записи дат буквами первые буквы (обозначающие, как считается сегодня, "большие числа") отделялись точками от последних, записывающих числа в пределах десятка или сотни. Такова, например, запись латинскими буквами даты 1527 год на известной карте мира — Diogo Ribeiro (см. «Durer Kunst und Geometrie», E. Schroder, Berlin, 1980).

Наконец, второй способ: развернутая форма записи даты, когда формула «от рождества Христова» писалась словами и полностью, а не заменялась одной буквой (скажем, "III век от рождества Христова" вместо "Х.III век"). С течением времени информация о том, что буквы X и I в начале указанных выше формул означают первые буквы имен Христос и Иисус, была утрачена. Вместо этого буквам были приписаны их числовые значения (раньше цифры обозначались буквами): X — десять, I — единица, т. е. "Х.III" и "1.300" стали естественно считать как "тринадцатый век" и "тысяча триста лет". Это привело к автоматическому сдвигу вниз на 1000 лет части документов, использовавших развернутую подробную форму записи дат ("от рождества Христова III век" вместо сокращенной "Х.III век"). Другими словами, сдвиг на 1000 лет — это разница между развернутым способом записи дат и сокращенным».

Закончить эту главу хочу словами французского писателя Франсуа Рабле (1494–1553) из книги «Гаргантюа и Пантагрюэль»:

«У вас у всех там столько свободного времени, что вы не знаете, куда его девать, и тратите вы его на то, чтобы говорить, спорить и писать всякий вздор о нашей госпоже королеве. Цицерон не нашел ничего лучшего, как отвлечься ради этого от своего «Государства», и Диоген Лаэртский туда же, и Феодор Газа, и Аргиропуло, и Виссарион, и Полициано, и Бюде, и Ласкарис, и все эти чертовы пустоголовые мудрецы, коих число было бы не так велико, когда бы к ним уже в наше время не присоединились Ска-лигер, Биго, Шамбрие, Франсуа Флери и еще какие-то саврасы без узды».

Чувствуете? Рабле говорит о Цицероне, Диогене и пр. как о современниках, хотя по официальной версии между ними временной промежуток в полторы тысячи лет!

Мою научно-популярную книжицу при желании можно развернуть в шеститомное издание, так как в ней затрагиваются по крайней мере шесть очень крупных научных тем.

И многие мои читатели, «загоревшись» темой, требуют — придать книге «больше научности». Но я преднамеренно не буду детализировать по той причине, что существует общекультурный предел знаний любого человека, за которым следует уровень профессиональный, а моей задачей является общепроблемный показ того, что путь человечества после катастроф — много проще, чем его представляют. Он даже, я бы сказал, просто бесхитростный. Именно поэтому я не разворачиваю тему бытия первобытного человека (хотя у меня есть свой взгляд на этот вопрос), так как меня интересует история нашей, то есть посткатастрофной цивилизации.

На сегодняшний день написаны горы научной литературы по затрагиваемым мной вопросам. Читатель вправе спросить: «Зачем еще одна работа пополнит эти горы? Что нового предлагает нам автор?» Возможно, мои открытия окажутся всего лишь личными — дай Бог, я человек не честолюбивый. Это лишь будет означать, что не один только я вижу такой путь развития Земли.

Единый материк Моногея распался недавно, два крупных космических тела спровоцировали быстрое расхождение кусков суши.

В результате катастроф изменилась физика нашей планеты: состав атмосферы, сила магнитных полей, кислотность почв и пр., что напрямую повлияло на физиологию человека и весь животный мир.

До катастроф человек был по своим физиологическим и духовным характеристикам другим. Жил в иных физических условиях, имел другие физические возможности, жизненные процессы в организме человека до катастрофы протекали иначе, чем сейчас.

Катастрофы явились побудительным фактором для возникновения религии.

Возникновение религии — результат пережитого человечеством во время катастроф (и от их последствий) страха.

Все великие этнические миграции спровоцированы смещением земель в непривычные и, как правило, холодные климатические зоны.

Механизм миграции птиц и рыб — это тоже наследство мировых катаклизмов, это память о местах прошлого проживания. Это голос крови. Хотите видеть, где был материк до потопа, — соедините две конечные точки миграционных областей.

Всем известно о связи истории и географии. Обычно эта связь мыслится как незначительная. Но эта книга показывает, что география оказала определяющее воздействие на весь ход истории земной цивилизации.

Главная задача этой книги — показать простую логику пути человечества после вселенских катастроф. Понимая ее, иначе воспринимаешь весь исторический контекст; история начинает глядеть на тебя разумными глазами.

Но ключевая мысль следующая: то, что география влияет на историю народов, — никем не отрицается, но никто и представить не может, насколько повлияли географические изменения на жизнь всего живого на Земле. Это влияние историками обычно мыслится на уровне «наступила засуха — люди покинули». На самом же деле все было куда как серьезнее, интереснее и проще. Человечество ничуть не теряет от того, что его путь на этой планете оказывается более простым, чем его расписали. Потому что с простотой общего рисунка развития человеческой цивилизации возрастает значение каждой отдельно взятой жизни! Генрих Гейне говорил: «Человек — это целый мир, который рождается и умирает вместе с ним».

Личность… Почитайте существующие определения личности, и вы уже скоро поймете, что совершенного определения нет. Понятие «личность» появилось совсем недавно, а до этого человечество все века своего существования прекрасно обходилось без него.

Вас удивит: как же так, в античные времена гением человека были созданы все основные философские течения и понятия, а такого понятия, как «личность», человеческой культуре не понадобилось? Это и так, и не совсем так. Вы наверняка слышали латинское слово «субъект»? Но subjektum обозначает качество и свойство, которым обладает вещь. Приставка sub- обозначает «под», что подложено, подброшено под конкретное качество. Таким образом, «субъект — это не только совокупность определенных свойств, но и носитель этих свойств». Вы скажете: «Так это же "объект"». Правильно, латинское subjektum соответствует русскому «объект».

А может, тогда слово «объект» несет оттенок личностного? Увы. Приставка «ob-» указывает на то, что вещь находится перед нами, это такой объект, который дан нашим чувствам. Где же здесь личность?

Мы можем вспомнить слово «индивидуум». Уверяю вас, что вы не найдете ни одного латинского словаря, где бы это слово переводилось как «личность». Individuum — «неделимое», «нераздельное» — и ничего больше (кажется, еще есть значение «атом»).

У древних греков мы тоже не найдем «личности». У Гомера читаем, что Аякс наводил ужас на людей своими «просопонами». «Прос» — приставка, указывающая на направление движения к чему-либо; «оп» — тот же корень, что и в слове «оптический», это то, что видно, видимо. Таким образом «просопон» логично перевести как «наружность».

Есть еще одно, вертящееся вокруг нашей темы слово «гипостасис» (узнаете русское «ипостась»?), но и оно не «дышит» личностью — это «характер лица». Много позже появилось слово «персона», уже более близкое, но еще не «личность».

Так что жили наши предки без этого слова. Но оно все же появилось, следовательно, было востребовано такое понятие, которое вобрало бы в себя всю совокупность человеческих характеристик. Почему оно появилось? Потому что его появление находится в прямой связи с достижением на Земле достаточного количества людей и появлением безликой массы!

И нет ничего хитрого в бытии человеческом…






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх