Почему мелеют реки

Там, где я плавал за рыбами,

Сено гребут в сеновал:

Между речными изгибами

Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина,

Там, где купаться любил…

Тихая моя родина,

Я ничего не забыл.

(Николай Рубцов)

Но почему византийцы выбрали в качестве столицы именно Москву? Одной из главных причин историки считают ее выгодное географическое положение: в центре государства, на реке… На первый взгляд, утверждение достаточно сомнительное, ведь в то время эти земли не находились в центре государства, которого еще просто не существовало; это были дальние, неразвитые окраины ойкумены, медвежий угол. И никто в ту пору не мог предположить, что это поселение станет находиться в центре огромного государства. А о судоходстве Москвы-реки и говорить не приходится. Чтобы хоть как-то вывести Москву к большой воде, поднять уровень водного зеркала, в XX веке нарыли шлюзов, протянули канал к Волге. Маленькая река Москва без этих шлюзов и каналов никогда бы не была водной артерией, сводящей воедино все близ- и даль-лежащие торговые края.

Но все-таки именно местоположение Москвы сыграло решающую роль в ее возвышении.

Объяснение начну издалека.

Помнит ли уважаемый читатель, что вследствие катастрофы уровень наших южных земель претерпел значительные колебания? Северные прикаспийские земли опустились до жуткой отметки. «Достаточно отметить, что уровень Каспийского моря в VI веке стоял на абсолютной отметке — минус 34 метра» (Л.Н. Гумилев). А помните наш разговор о картах Оронтия Финея, на которых видно, что Балтику и Черное море соединяет довольно широкий водный поток? И еще раз процитирую А. И. Барашкова, чтобы читатель мог освежить в памяти, о чем идет речь: «Прорыв перешейка Дарданелл, вызванный землетрясением чудовищной силы, привел к образованию Мраморного моря, бывшего до этого озером, которое соединялось рекой (на месте будущего пролива Босфор) с Черным морем. Ученые еще не пришли к единому мнению относительно времени этой катастрофы. Но ее последствия были грандиозны. Уровень воды в Черном море за короткий срок поднялся более чем на сто метров. На многие века были затоплены огромные площади Черноморского побережья. Береговая линия отодвинулась почти на двести километров». Кубань (Пирфлегетон), Дон (Ахеронт) и Волга (Ра) слились в одну реку! До сих пор на карте (от северных берегов Каспия и до морей Белого и Балтийского) виден след этого потока — гигантская впадина размерами свыше четырехсот тысяч квадратных километров!

В.В. Полещук на основе изучения водной фауны пришел к такому выводу:

«В водах Черного моря обнаружено около 200 видов различных организмов, идентичных (без каких-либо морфологических отличий) таковым в Балтийском, в Белом и Северном морях, но отсутствующих в Средиземном море. Отсутствие их подвидов в Черном море говорит о том, что проникновение этих видов в Черное море произошло исторически недавно».

Таким образом, Полещук тоже подтверждает существование недавнего прямого сообщения северных и южных морей.

Так вот, чтобы понять причины возвышения Москвы, нужно знать две вещи: Москва-река в то время была не жалкой речкой, а частью огромной речной системы, напрямую ведущей к Царьграду!

Между Москвой и Константинополем было в то время прямое сообщение!

Греки-византийцы плавали в русские земли как в свою вотчину, куда они невольно несли свою культуру, включая обычаи, философскую мысль и религию своего толка. Именно наличие прямого водного пути Константинополь — Москва явилось условием того, что Москва заселилась византийцами.

Как только ни фантазируют историки, чтобы приемлемо здравому смыслу объяснить путь «из варяг в греки». Нет водного соединения — значит корабли тащили на руках, катили на бревнах и тому подобное. А все, оказывается, просто: в то время был другой рельеф земной поверхности.

ЕСЛИ В НАШЕ ВРЕМЯ ПОВЫСИТСЯ УРОВЕНЬ ВОДЫ В ВЫШЕНАЗВАННЫХ РЕКАХ, ТО И СЕЙЧАС ОТ БАЛТИЙСКОГО, БЕЛОГО И ДО ЮЖНЫХ МОРЕЙ (КАСПИЙСКОГО, АЗОВСКОГО, ЧЕРНОГО) БУДЕТ ПРОТЕКАТЬ ОГРОМНЫЙ ВОДНЫЙ ПОТОК.

Однажды в журнале «Следопыт» (№ 22–23, 2001 год) мне на глаза попалась статья доктора исторических наук А.Н. Кирпичникова «Плыл по Волге-матушке купец-чуженин…» К статье приложена и карта. Замечательная карта — цены ей нет. Автор красными стрелами подробно прокладывает по карте Великий Волжский путь в VIII–XI вв. Итак, выходим из Аль-Рума (Византии) и берем курс на Каффу (Феодосию), затем через море Азовское входим в этот наш огромный поток и, миновав Саркел, оказываемся в Волге.

Дорога на север лежит через Булгар, Казань, Владимир, Муром… У Ярославля Волга делится на два больших рукава, образуя огромный остров круглой формы: северный рукав идет через Белозерск, Онегу к Старой Ладоге, южный рукав — Москва, Новгород и далее в Балтийское море и Ладожское озеро. А здесь — свобода — плыви в любые голомя:[15] хоть в море Белое в земли Поморские, хоть по Балтике в земли Свенские, хоть до Гамбурга с Антверпеном по морю Северному…

Кстати, по датам основания городов хорошо можно видеть, какие земли в то давнее время находились на возвышении. А далее происходило вот что: поднимался рельеф местности, соответственно, опускалось зеркало рек, то есть происходило обмеление. И появление в конце XV века вну-трибалтийского морского торгового союза Ганзы.[16]

Итак, с течением веков рельеф местности менялся, земля среднерусской полосы поднималась. В XVI веке появляются населенные пункты, в названии которых присутствует слово «волок»: Вышний Волочок, Волочково, Влаково, Волковыск, Волок, Волоково, Волок Ламский…

Согласитесь, если возникает поселение с названием Вышний Волочок, то это значит, что к XVI веку уровень водного зеркала понизился, и корабли уже таскают по суше. И не в одном месте, ведь само название указывает на то, что где-то есть и нижний волочок.

Когда разрывы сделались очень большими, перетаскивать (волочить) корабли уже стало невозможно.

Петр Великий хотел возродить этот водный путь, а вместе с ним сделать Россию политически самостоятельным, экономически независимым государством. И желание его не было сиюминутным. Более того, царь всю свою жизнь посвятил реализации этого плана, о чем не говорят историки. Весь смысл его царствования был в возрождении пути «из варяг в греки».

На всякий случай повторю:

ВЕСЬ СМЫСЛ ЦАРСТВОВАНИЯ ПЕРТА ПЕРВОГО БЫЛ В ТОМ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ РОССИЮ НЕЗАВИСИМОЙ И МОГУЧЕЙ ДЕРЖАВОЙ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ЧЕРЕЗ ВОЗРОЖДЕНИЕ ТОРГОВОГО ПУТИ «ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ» ПО ТЕРРИТОРИИ РОССИИ.

Как известно, державу можно сделать могучей только через интенсивную торговлю с другими странами. Петр начал с юга, с азовских походов и для начала очистил вход в Азовское море (единственное в мире море, названное по имени города). А затем обратил свой взор на противоположную сторону «пути» — на море Белое. Но, видимо, скоро осознал, что по северному морскому пути вокруг Скандинавии, через Архангельск тяжело будет наладить торговлю со странами Европы. Для той же Польши, Германии, Голландии, Дании устье Невы — вот оно, под боком. Но земли те — шведские. Далее Петр обратил свой взор на Ригу. Но вскоре понял, что и здесь ничего не получится — реки ильменской водной системы уже слишком обмелели. И тогда Петр принял единственно верное и гениальное решение: он пошел на военный конфликт со Швецией. В результате в устье реки Невы он заложил город, названный именем Святого Петра, куда перенес и царский стол. Чувствуете аналогию: как когда-то Москва имела главенствующее положение на всем «пути», что и привело к ее возвышению, так и Петербургу замышлялась эта роль. А так как остальные реки-«конкурентки» к тому времени уже обмелели, то деться европейским купцам было некуда — мимо Питера не проплывешь, все флаги будут в гостях! Все до мелочей продумал великий царь.

Однако земная поверхность медленно, но верно поднималась, осушивая целые гектары площадей. И вот в начале XX века (каких-нибудь сто лет назад) наступил момент, когда последняя водная ниточка, соединявшая реку Тверцу, впадающую в Волгу, с рекой Метой, впадающей в озеро Ильмень, порвалась. ТАК ПРЕКРАТИЛ СВОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ ВЕЛИКИЙ ТОРГОВЫЙ ПУТЬ — «ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ».

К слову, волжский путь был не единственным водным торговым путем из «моря Варяжского» в Константинополь. Были и другие пути. Через Лабу, Вислу, Инн, Тису, Дунай, через Ильменскую водную систему в Днепр и далее в Черное море. Кто был в Смоленске и видел берега тамошнего Днепра, тот подтвердит, что зеркало днепровских вод когда-то было значительно выше современного уровня. Представляю, какой была река в нижнем течении. По крайней мере, великий русский писатель Н.В. Гоголь сообщал, что каких-нибудь двести лет назад не всякая птица могла долететь до середины Днепра.

А современная Энциклопедия «Москва» сообщает, что и в Подмосковье воды, превращаясь в болота, держались почти до двадцатого века: «В заболоченных поймах малых рек, которыми в те времена изобиловал Московский край, господствовали ольховые леса. Регулярно и надолго заливаемые весной талыми водами поймы рек были заняты луговой растительностью. В поймах Москвы-реки и ее притоков имелось большое количество низинных осоковых, тростниковых и рогозовых болот. Крупные болота были в районе современной Комсомольской площади, Южного порта, в начале современной улицы Петровки, у Савеловского вокзала, на Трубной площади и в других местах». А теперь в этих местах сухо, болота тут можно представить только в страшном сне.

Еще. Наши предки знали такие моря: Великое, Заднее, Камышевое, Египетское, Генисаретское, Соленое, Степное, Восточное, Медное… а также Большую реку. Где они сегодня? Не ищите их на карте. Они исчезли с изменением рельефа земной поверхности. А если кто на знакомое название «купится», прошу перечитать главу «Так где же Палестина?».

Кстати, а кто были такие варяги? И почему они из своих «варяг» в «греки» плавали? По этому поводу существуют разные мнения, но все они варягов прямо или косвенно к лихим людям причисляют.

Вот, например, один из моих любимейших историков И.Л. Бунич в своей книге «Пятисотлетняя война в России» варягов рассматривает как «бандформирования, хорошо организованные мафиозные структуры, создавшие почти современную систему наднационального рэкета». Бунич сообщает читателю, что варяги-викинги-норманны (композит Бунича. — Авт.) обратились к Византии с «изысканным коммерческим» предложением, суть которого сводилась к следующему: они, то есть варяги, отныне будут оптом закупать у Византии товары (по оптовым ценам), а затем уже сами перепродавать его византийским клиентам, взяв на себя регулирование и охрану рынка. Позвольте, но как называть людей, которые оптом закупают товары, а затем уже сами перепродают его, взяв на себя регулирование и охрану рынка? Правильно: купцы, или, по-старинному, «гости».

И становится понятным, почему Л.Н. Гумилев считает, что название старейшины в Новгороде «Гостомысл» — это не имя, а должность. Тот, кто «мыслит» о гостях — купцах, регламентирует торговлю, по-нынешнему: торговый полномочный представитель.

Обратите внимание, Бунич ставит варягов, викингов и норманнов в один ряд. То есть для него это одно и то же с какими-то различиями, не влияющими на семантику. Но ведь это не только Бунич так воспринимает. Даже в авторитетных энциклопедических словарях так же написано. Историки, ничтоже сумняшеся, говорят о них как о скандинавах. А так ли это? С VIII по XI век «варяги-викинги-норманны» захватили всю Европу, включая ее Западную часть и южную оконечность. В XI веке они образовали Норманнское королевство в Сицилии. А уж Сицилию к северным землям ну никак не отнесешь. Почему же, в таком случае, историки традиционно записывают норманнов в северные народы? Загадка? Да, нет. В данном случае мы имеем дело с явным искажением смысла слова «норманн». Вроде бы «норд» и плюс «манн», чего уж проще. Ан нет. Слово это происходит от древнееврейского «нор» — «свирепый, злой», а «манн» это просто люди, любая душа.

Даже позже, в латыни, маннами называли души умерших. В немецком языке до сих пор сохранилось это слово; помните, что написано на гранитной плите берлинского Треп-товпарка, где стоит памятник советскому воину с немецкой девочкой на руках? Die Toten mahnen uns — Души умерших предупреждают нас (предупреждают в смысле предостерегают: люди, больше не воюйте!) Некоторые исследователи склонны считать, что варяги — это племя с берегов Южной Балтики. Другие считают, что это южные славяне. Третьи, что ирландцы (викинги основали несколько городов, в том числе Дублин, где правил конунг), четвертые, что они выходцы из северной Франции, где они получили земли в лен от французского короля и образовали герцогство Нормандия. Л.Н. Гумилев считает, что это племя южных германцев. Так что веских оснований утверждать, что варяги — это скандинавы, практически нет, ибо варягами в Средние века называли любые наемные дружины, независимо от того, откуда они пришли. Тур Хейердал обнаружил в причерноморских землях столько варяжских захоронений, что тут же решил, что прародина скандинавов лежит у Черного моря.

Но обратите внимание: все варяжские пути вели в Константинополь, «в греки». Здесь варягов было огромное количество. Они были первыми христианами, еще до крещения Руси. Они говорили по-гречески. Из варягов комплектовалась личная гвардия византийских императоров. Последний раз в русских летописях варяги упоминаются в рассказе о взятии Константинополя крестоносцами в 1204 году. И куда вдруг они исчезли? Внезапно испарились? Да, нет. Слушайте дальше. В книге «От Руси до России» у Гумилева есть очень интересная мысль: «Существует легенда о двух братьях Рюрика, Синеусе и Труворе, изложенная в летописи. Это результат непонимания слов: Рюрик его родственники (sine hus) и дружинники (thru vorig)». Знающие иностранные языки сразу же увидят дословное значение: Рюрик со своим домом (двором) и верными воинами… Но слово «Рюрик» тоже имеет дословный перевод. В оригинале не Рюрик, а Рорих — Римская (Rom) империя (Rich, Rick, Reich…) И смысл фразы летописца таков: «Когда Римская империя со своим домом (двором) и, верными воинами…» То есть речь идет о приходе на Русь тогдашней европейской цивилизации — византийской. И пришли они на Русь не с севера, а с юга, из Византии!

А варяги не исчезли, они просто ассимилировались на Руси и в других странах, где они имели свое торговое дело.


Разгадка «загадки»

На месте впадения реки Оки в Волгу раскинулся на круче берега красивый русский город — Нижний Новгород. Рассудок подсказывает: раз есть Новгород нижний, то должен быть и верхний. Но кроме Новгорода Великого больше новгородов на Руси в истории не было и нет. Почему, в таком случае, город был назван нижним? Или имелось в виду не ниже по реке, а лежащий в низине? Да нет, Нижний Новгород лежит не в низине, а на высоких Дятловых горах. Со стороны Волги создается впечатление, что нижегородский кремль уходит прямо в небо. Многим также известен знаменитый своей крутизной нижегородский откос.

Во время моего студенчества в Горьком я сдавал краеведение на факультете общественных профессий и даже подрабатывал четыре года экскурсоводом. И знаю, что вопрос о происхождении названия города местные историки предпочитают скромно обходить молчанием. Либо существуют откровенно неудовлетворительные трактовки.

Например, что город дескать стал называться нижним потому, что местность называли «низом». Версия идет от писателя Мельникова-Печерского, который сам от нее довольно быстро отказался. Я же заостряю на ней вопрос по причине, что эта бредовая версия имеет хождение на самом высоком ученом уровне — на уровне даже академиков. Действительно, заречный район Нижнего Новгорода в народе могли назвать низом (хотя, прожив в Горьком много лет, я ни разу такое не слышал), да, в некоторых городах России часть города, расположенную во впадине, иногда называют «низом». Но в нашем случае такая трактовка этимологии топонима звучит комично и алогично.

Мысленно прокрутите эту версию: в 1221 году заложили город на горах, назвав его Нижним Новгородом. Город растет, развивается… Семьсот лет спустя начинается застройка нижней части, возникает Канавинская слобода.[17] А дальше появляется некто, кто говорит: «У меня есть предложение: давайте назовем Нижний Новгород Нижним Новгородом (?!) и обоснуем это тем, что за Окой на низком берегу появились постройки».

Бред какой-то.

Город был заложен князем Юрием Всеволодовичем сразу как Нижний Новгород — «град камен и крепок зело и не одолеют его силы вражеские». Все летописи говорят одно: «Того же лета (1221) великий князь Юрий Всеволодович заложи градъ на усть Оки и нарече имя ему Новъградъ Нижний».

Тысяча двести двадцать первый:
Градъ камен крепокъ зело над Волгой;
Вокруг леса лишь, да ветер нервный,
Да ночью темной тоскуют волки.
Но враг за лесом,
Но град отчаянный
За крутизною кремлевских башен
А звезды… тихо плывут над Почайной
Они в высотах, им враг не страшен.
А Волга щекою ласкаясь с Окою,
Несет свои воды па Каспий дикий;
Под звон колокольный дрожащей рукою Творю я знаменье.
Я — росс великий!
И сердце бьется, как будто рано
Восстанут стязи на голос веча,
Ударится солнце о сталь протазана, —
И будет утро, и будет сеча.

Так где же все-таки верхний Новгород? Сразу становится ясно, «где находится верхний Новгород», как только взглянешь на карту центральной части России и мысленно поднимешь воды-рек (точнее нужно опустить земную поверхность приблизительно по поймам). Волхов и Волга тотчас же сольются в единую реку, объединив Балтийское море с Черным и Каспийским — точно так, как это было раньше. Единый водный поток шел от Балтики к югу. На севере в верхнем течении реки лежит Новгород Великий, а ниже по течению — Новгород Нижний.


Примечания:



1

А началом человеческой цивилизации общепринято считать возникновение земледелия и животноводства — около 6–7 тысяч лет назад.



15

Голомя — открытое море (старорусск.)



16

Ганза — от древнееврейского словосочетания «хан-за» — хан моря властелин моря, является свидетельством того, что морские когги (корабли) уже не могли к тому времени ходить по Волге.



17

Среди нижегородских краеведов бытуют самые развеселые версии происхождения названия Канавина, от канав и до кумы с вином. В действительности все намного прозаичнее. С возникновением нижегородской ярмарки в город хлынул поток торгующих евреев. Они селились не в самом городе, а на другой СТОРОНЕ реки. Свое место проживания они так и называли: сторона — канав. Название быстро прижилось во всем Нижнем.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх