ДОПОЛНЯЯ ИПСЕНА


«Мы экипаж одного корабля»


Антуан де Сент-Экзюпери


По общему мнению специалистов, одной из лучших работ, посвященных Фестской проблеме, является работа Г. Ипсена, опубликованная в 1929 году, и я, приступая непосредственно к дешифровке этого текста, позволю себе, время от времени, цитировать Г. Ипсена.

«Диск был скопирован и опубликован в 1909 г. Л. Пернье в журнале «Ausonia» (N 3, с. 255 и сл.). И с тех самых пор прорисовка Фестского диска, выполненная Л. Пернье, кочует из издания в издание, неся в себе те неточности, которые, в общем, имеют принципиальное значение. Речь о них пойдет ниже, когда наступит время подсчета количества различных знаков Фестского диска.

«Памятник представляет собой плоский диск из обожженной глины… Обе плоские поверхности диска покрыты различного рода бороздами: по обеим сторонам проходит глубокая спиральная борозда, делающая четыре витка; получившиеся в результате спиральные полосы на внешнем конце замыкаются поперечными черточками, пересекаемыми четырьмя или пятью кружками; ограниченная таким образом полоса подразделяется неравномерно распределенными простыми поперечными черточками на поля различной величины; эти поля заполнены разнообразными рисунками» (лист 13).

«Четко оттиснутые линии внешнего силуэта, кое-где зарисованного внутри, складываются в отчетливые и определенные изображения. Большинство рисунков интерпретируется легко и бесспорно: мы узнаем, например, кипарис, кустарник, ветвь, колос, лилию, крокус (шафран), какую-то розетку (круглый орнамент, напоминающий цветок); мы видим на диске и изображение животного мира, например гусеницу (?), пчелу, дельфина, голубя, летящего сокола, держащего в когтях маленький двойной щит, головы льва и газели, снятую шкуру, коровью ногу, две кости предплечья, козий рог; мы видим бегущего человека, пленника со скованными за спиной руками, женщину в набедренной повязке с обнаженной грудью, ребенка, голову мужчины с татуированными щеками и другую - в уборе из перьев; мы можем рассмотреть и оружие, например шлем, круглый щит, двойную секиру и натянутый лук, а также дом, колонну, корабль, коромысло, угломер, отвес, треугольник и т.п. Кроме того, мы замечаем несколько рисунков, смысл которых вызывает сомнение или не поддается разгадке. Однако в том, что они, так же как и остальные, нечто изображают, сомнений нет..».

«Однако, несмотря на то, что рисунки отчетливо и конкретно изображают предметы окружающего мира, совершенно ясно, что их назначение не в этом. Их нельзя считать ни отдельными независимыми картинками (потому что они определенным образом упорядочены), ни единой картиной, состоящей из отдельных элементов (ибо их расположение нигде не обнаруживает образной связи)… рисунки являются знаками для звуков».

«Направление чтения от краев к центру». С этим я категорически не согласен. Диск читается от центра к периферии [44], и подтверждением тому служит особый знак - косой штрих, стоящий в нижней части строки, справа от знака (поля А - 5, 11, 13,16, 17, 31; Б - 25). (Поскольку строй письма Фестского диска, для которого характерны били только открытые слоги типа СГ и Г, не допускал сдвоения согласных, а грамматический строй праславянского языка был все же несколько сложнее, то для более полной передачи его особенностей славяне использовали на письме этот знак.) Знак был призван снимать огласовку, создавая слоги типа ССГ (СГ\+ СГ = ССГ. В индийском слоговом письме деванагари аналогичный знак, выполняющий ту же функцию, назывался «вирамом».

И еще несколько фраз из Г. Ипсена: «Поскольку исследователи не видели связи между обеими сторонами диска, то совершенно произвольно были приняты их названия - лицевая сторона (А) и оборотная сторона (Б). Обе стороны целиком исписаны (таким образом, диск сделан специально по размеру, соответствующему тексту): на стороне А - 123 или 124 знака в 31 поле (AI - XXXI); на стороне Б - 119 знаков в 30 полях (Б1 - XXX)… Обе стороны содержат всего 242 знака, однако среди них только 45 различных…»

По моим данным, различных знаков на Фестском диске гораздо больше, а именно - 52(!) (лист 14). Откуда появились 7 (семь) лишних знаков? Прежде всего, работая с фотографией Фестского диска, а не с прорисовкой, я обнаружил, что в прорисовках совершенно самостоятельный знак

(поля А-28, Б-7, 11) неоправданно принимался за знак

, а линия, сопровождающая его, принималась за косой штрих - «вирам». Знак этот я включил в репертуар знаков Фестского диска под номером 46. (В таблице знаков Фестского диска я сохранил общепринятую нумерацию знаков.) Далее. Я обратил внимание на то, что отдельные рисунки некоторых предметов, животных и птиц ориентированы совершенно по-разному, занимая в строке порой совершенно противоположное положение. Например, знак, изображающий «сокола»: «сокол» летит то вправо, то влево, то вверх. И уже на стадии формального анализа было ясно, что одни и те же знаки, но с различной ориентировкой, должны иметь и различное, хотя наверняка близкое, фонетическое значение (впоследствии это блестяще подтвердилось). Так появились знаки: «ладья, плывущая вниз», под N25а; «шкура, повернутая вниз», под N27а; «повернутая на 180" голова Егокера» под N29а; «сокол, летящий вверх», под N31а и «сокол, летящий влево», - под N316. Еще один знак, 52-й по счету, под N47 (поле А-24), совершенно нечитаемый, я ввел в репертуар знаков Фестского диска с одной только целью - соблюсти формальность. Ведь знак все же имеет место в разбираемом тексте.


Основным методом при идентификации знаков Фестского диска был метод акрофонии в комплексе с «этимологическим» (иконографическим) методом [45].







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх