ЧИТАЕТСЯ, НО…


«Да людям редко что и нужно, кроме слов.

Что в них есть мысли, верят без разбора!»


Гете, «Фауст», I


Считается, что этруски заимствовали свой алфавит (? - Г.Г.) у греков; римляне, в свою очередь, заимствовали этрусский алфавит (? - Г.Г.), и потому ученым, зная греческую и римскую письменность, было нетрудно научиться «читать» этрусские тексты. Уже в 1789 году Л. Ланц, которого считают «отцом этрускологии», знал весь этрусский «алфавит», за исключением двух букв (? - Г.Г.), значение которых определяли позднее . Но - странное дело! - читая этрусские тексты, ученые никак не могли понять их содержания.

На сегодняшний день состояние дел по истолкованию этрусских текстов известный советский лингвист Вяч. Вс. Иванов определяет так:

«Ситуация, сложившаяся в области исследования этрусских текстов, представляется парадоксальной. Их изучение и вероятная фонетическая интерпретация не вызывает трудностей ввиду достаточной ясности этрусской графической системы… тем не менее понимание этрусских текстов чрезвычайно мало продвинулось, если не иметь в виду совсем небольших погребальных надписей, стандартных по своему содержанию и обычно состоящих из последовательностей собственных имен с указанием родственных отношений между их носителями. Все более сложные тексты пока что совершенно не поддаются переводу». В чем же причина парадокса? В специальной работе о методах дешифровки П. Аальто классифицирует различные виды дешифровок следующим образом: дешифровка неизвестного письма, которым записан известный язык; дешифровка неизвестного языка, записанного известным письмом (этот вид работ предпочтительно называть интерпретацией); дешифровка неизвестного письма и языка (неизвестный язык записан неизвестным письмом).

Дешифровка этрусских текстов с самого начала была отнесена к тому виду дешифровок, когда известна письменность, но неизвестен язык письма. Встав на этот путь, ученые испробовали почти все языки земного шара - от финского до коптского и от баскского до японского, но ни один из них не явился тем заветным ключом, который дал бы возможность понять содержание этрусских надписей. Можно было, конечно, предположить, что этрусский язык вымер, и в этом случае мы просто обязаны считать, что этрусский язык нам действительно неизвестен. Но почему при этом мы должны считать, что этрусские надписи исполнены известным письмом? Разве не могло быть, что при определении системы этрусского письма допущена ошибка?

Общепринятым считается мнение, что система этрусского письма чрезвычайно проста: это алфавитное письмо с менее чем 30 буквами. Но, анализируя этрусские алфавиты с точки зрения графического исполнения знаков, обозначающих те или иные буквы, я обнаружил, что отдельным буквам, особенно в алфавите VIII-V в. до н.э., отвечают порой два или даже три знака, имеющих различные начертания. Иными словами, формально этрусские алфавиты содержат гораздо больше различных знаков, чем различных букв. Для изображения 27 (28) букв в этрусских алфавитах использовано более 50 различных знаков. Далее, перейдя от формального анализа этрусских алфавитов к формальному анализу этрусских надписей, я отыскал в них еще 15 совершенно новых знаков, которые почему-то не были учтены в алфавитах. Таким образом, количество различных этрусских знаков составило весьма внушительную цифру - 67 (см. лист 22). Такое количество различных знаков слишком велико для буквенного письма и явно недостаточно для словесно-слогового письма, следовательно, этрусское письмо слоговое.

«Предположение о существовании у этрусков слогового письма наподобие микенского линейного письма Б» высказывалось и ранее , а о том, что «знак согласного воспринимался этрусками как слог со следующей выпущенной гласной», явствует из надписи на сосуде, обнаруженном в этрусской гробнице середины VII в. до н.э. На нем был написан «алфавит» в следующем виде: ci са си се vi va vu ve zi za zu ze ni na nu ne pi pa pu pe ri ra ru re.

Далее, разбираясь в причинах столь неудовлетворительного состояния по истолкованию этрусских текстов, необходимо остановиться и на таком важном моменте, как направление чтения письма.

Обычно этрусские тексты читают справа налево, но иногда, когда это бывает «очень нужно», их читают слева направо. «Классическим» примером такого разночтения в отношении направления чтения этрусских надписей, является известная надпись на цисте из города Пренеста.

Римляне, видимо знакомые с сюжетом, изображенным на цисте, но не зная, что он отражает, т.к. не умели читать по-этрусски (вспомните римское «Этрускан нон легатур» - «Этрусское не читается»), приняли раз и навсегда, что на рисунке показана сцена рождения Марса. Первые дешифровщики, зная эту версию, естественно, постарались найти в надписи это имя MARS. И они его нашли, читая правую часть надписи слева направо(!). Правда, если точно следовать этрусскому алфавиту (см. лист 22 «Этрусские алфавиты по Пфиффигу), то знак М во всех трех этрусских алфавитах - архаичном (VII-V вв.), переходном (V-IV вв.), позднем (IV-I вв. до н.э.) - имеет фонетическое значение «S»; знак

- имеет фонетическое значение «V», и лишь знак

- имеет фонетическое значение «S», да и то в более древних алфавитах. А знака R вообще нет в этрусских алфавитах. Так что признать это чтение по-этрусски не представляется возможным. Но может, быть, эту часть надписи дешифровщики прочли по-латински. Действительно, почти получается MARS, если, правда, принять, что второй знак надписи

(ничего похожего нет в латинском алфавите) отвечает латинской букве А с фонетическим значением «А». Но зачем этрусский текст читать по-латински? Ведь левую часть надписи все же пытаются читать по-этрусски, правда читая уже не слева направо, а справо налево, вычитывая имя богини - MENERVA. И опять, если следовать этрусским алфавитам, то звучание этого слова будет таковым: MENE(?)AUV - ничего общего с Менервой. А как же все же дешифровщики вычитали слово MENERVA? Очень просто. Они посчитали, что знак надписи

больше похож на этрусское

(

- в переходном и архаичном алфавитах) с фонетическим значением «R», чем на этрусское

с фонетическим значением «А», а знаку V (Y - в архаичном алфавите), который в этрусском алфавите имеет фонетическое значение «u», придали значение латинского V,а в конце этрусскому знаку с фонетическим значением «V» почему-то придали звучание «А». Такие неувязки можно проследить по всем помещенным в книге этрусским надписям. Все они одного плана: в них совершенно отчетливо прослеживается смешение двух различных письменностей (этрусской и латинской), приведшее к рождению сонма никому неизвестных имен, вызывающих недоумение даже у этрускологов. В этой ситуации остается неясным, как расценить такой факт (имеется в виду смешение двух письменностей) - развитием каких-то переходных форм письменности или некомпетентностью дешифровщиков. Верно, наверное, последнее, потому что ничем другим нельзя объяснить такую вольность, чтобы одну, единую надпись читать так своеобразно:


левую часть справа налево, а правую часть - слева направо. А с этим необходимо определиться, иначе нельзя двигаться дальше. К ответу, в каком направлении следует читать этрусские надписи, меня привело одно наблюдение.

В 1964 году при раскопках этрусского города Пирги были найдены три золотые пластины с надписями: одна на финикийском (? - Г.Г.) и две на этрусском языке - более пространная А и короткая Б.

Этрусская надпись А состоит из 16, а этрусская надпись Б - из 9 строк и на всех прорисовках с пластин, которые кочуют из издания в издание, последняя, 16-я, строка надписи А и последняя, 9-я, строка надписи Б, будучи много короче, чем другие строки, примыкают к правому краю пластин, совершенно определенно свидетельствуя, что надпись писалась «справа налево», т.е. шла от правого края пластины к левому, и что читать ее следует так, как принято читать этрусские надписи - справа налево. Однако, работая с фотографиями золотых пластин, с которых были сделаны прорисовки, я обратил внимание на «рельеф» знаков - он был выпуклый. Выпуклыми, как «мини-вулканы», выглядели и пробои от гвоздей, которыми золотые пластины были прибиты, вероятно, к деревянной основе. И забивались гвозди, соответственно, с обратной стороны, и соответственно с той же стороны на мягких золотых пластинах выбивался, чеканился текст. Следовательно, чтобы иметь дело с истинной надписью, пластины надо перевернуть на лицевую сторону. И тогда все встанет на свои места, и последние короткие строки надписей А и Б будут примыкать к левому краю, указывая на то, что надпись писалась слева направо и что читать ее следует в этом же направлении. Таким образом, направление чтения этрусских надписей - слева направо.

В результате признание того факта, что этрусское письмо было слоговым, а направление чтения письма было слева направо, автоматически приводит к заключению, что прежние фонетические значения знаков были определены неверно и этрусские тексты, прочитанные с помощью этих знаков, не несут в себе никакой информации. Естественно, что и все попытки предшественников «узнать» в этих текстах тот или иной язык (а именно после «прочтения» текстов строились всякие гипотезы о происхождении этрусского языка) следует признать несостоятельными.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх