Ручеек

После обвала рынка интернет-технологий в 2000 году, ставшего причиной банкротств и массовых увольнений по всей Силиконовой долине, Сергей Брин и Ларри Пейдж немедля перешли к решительным действиям. Их финансово крепкая и растущая молодая компания в этой ситуации только выиграла. Google одна из немногих в этот кризисный момент расширяла штат.

Для ИТ-компаний, акции которых обращались на бирже, настали тяжелые времена. Google акций не выпускала и потому обладала иммунитетом к заразе с Уолл-стрит. В этот момент в ее распоряжении оказались первоклассные инженеры-программисты и математики, оказавшиеся на улице с кипой ничего не стоящих фондовых опционов. Компания получила уникальную возможность нарастить свой интеллектуальный потенциал, что ей вряд ли удалось бы при иных обстоятельствах. В то время как у большинства ее основных конкурентов финансы пели романсы, Google переехала в более просторный офис в городок Маунтин-Вью.

Оживленная атмосфера, царившая в нем, резко контрастировала с угнетенностью Силиконовой долины. Как отмечалось в одном из сообщений Стэнфордского университета, неотъемлемыми составляющими этой атмосферы были долговязые программисты, ассистенты, вечно жующие желейные конфеты, и доброжелательно настроенные компьютерные пользователи, которые в Google ценили простоту, скорость поиска и высокую релевантность результатов. Расширяя компьютерную инфраструктуру – стержень их поисковой системы, Брин и Пейдж расходовали средства предельно экономно. Но на создание в стенах Googleplex соответствующей культуры, ключевыми элементами которой, по их замыслу, должны были стать преданность компании и удовлетворение от работы, денег не жалели. Предметы этой культуры – разноцветные гимнастические мячи, лава-лампы[7], разнообразные приспособления и штуковины – придавали офису уют университетского городка. Брин и Пейдж не сомневались в том, что все эти расходы окупятся сторицей.

Под руководством генерального директора Ларри Пейджа и президента Сергея Брина 85 сотрудников работали допоздна, но при этом ощущали себя частью одной большой семьи. Компания обеспечивала их бесплатными обедами, соками и закусками. Помимо этого, Google располагала собственными прачечной, парикмахерской, стоматологическим кабинетом, медпунктом и автомойкой, к которым позже добавились детский сад, фитнес-центр и массажный кабинет. Соревнования по пляжному волейболу, американскому футболу, гонки на мотороллерах, многочисленные пальмы, удобные мягкие кресла и даже собаки – все это способствовало формированию креативной, оживленной атмосферы, пребывать в которой сотрудникам Google, в большинстве своем молодым и не связанным узами брака, было в кайф. Для тех из них, кто ездил на работу из Сан-Франциско, компания арендовала автобус, оборудованный устройствами беспроводного доступа в Интернет – дабы они могли работать над интересными идеями и в дороге.

В то же время начали вырисовываться элементы подлинной бизнес-стратегии компании.

Поисковый сервер Google был лучшим из себе подобных, прибыльным (размещение рекламы) и популярным брендом, ассоциировавшимся не только с отличным качеством, но и с удовольствием и непредвзятостью. Компания располагала человеческими и техническими ресурсами, необходимыми для роста по всем направлениям – от компьютерной инфраструктуры до размещения рекламы и агентского сопровождения новых продуктов. В то же время ее основатели во главу угла по-прежнему ставили пользователей и качество результатов поиска, игнорируя настойчивые просьбы инвесторов воспользоваться моментом и загрести как можно больше «зелени» от рекламы. «Главная страница Google нарушает главное рекламное правило – на ней, самой посещаемой из всех страниц сайта, рекламных предложений нет вовсе», – отмечается в пресс-релизе Стэнфорда. Благодаря отсутствию рекламы главная страница – между прочим, самая ценная собственность компании в Интернете! – загружалась буквально за доли секунды. Страницы с результатами поиска также загружались очень быстро – ведь на них размещались только целевые текстовые рекламные объявления, а не баннеры во всю ширину экрана.

Неудивительно, что для продвижения своего бренда компания не использовала кричащую рекламу. Брин и Пейдж не тратили денег на рекламу – они продвигали Google иными, менее затратными и вместе с тем более эффективным способами: рассылали пользователям сообщения и новости, раздавали фирменные спортивные сувениры на матчах футбольной команды Стэнфордского университета, открыли свой интернет-магазин, где можно было приобрести кепки, футболки, лава-лампы и прочие предметы с логотипом компании. Они не сомневались в превосходстве своего детища над его аналогами, а потому верили, что пользователи, удовлетворенные работой Google, будут рассказывать своим друзьям о том, какой классный поисковик они нашли. О возможностях их компьютерной системы красноречиво говорит тот факт, что в первые месяцы существования штат компании насчитывал всего пять специалистов, а количество пользователей достигало миллиона. Брину и Пейджу тогда приходилось держать телефон офиса в строгом секрете: если бы его узнал кто-нибудь из пользователей, на них бы обрушилась лавина звонков. Они также продемонстрировали недюжинные познания в бренди fire – тем, что позволили своим пользователям и массмедиа популяризировать логотип компании. «Их система очень хороша, они росли совершенно органично», – замечает Питер Сили, бывший директор по маркетингу компании Coca-Cola.

Пока Google расправляла крылья, одному из основных ее потенциальных конкурентов крылья подрезали. В апреле 2000 года Microsoft, которая, по мнению некоторых экспертов, вполне могла бы создать поисковую систему и составить реальную конкуренцию Google, проиграла в федеральном суде округа Колумбия важное судебное дело: судья Томас Пенфилд Джексон постановил: поскольку браузер Internet Explorer – неотъемлемая часть операционной системы Windows, этот факт является нарушением антимонопольного законодательства США. В ходе слушаний обвинители представили Microsoft монополистом, стремящимся подмять под себя весь рынок. Такое же мнение о компании сложилось и у большинства участников рынка ПО. Они не скрывали своего удовлетворения от того, что гейтсовского монстра наконец-то поставили на место.

Ситуация вокруг Microsoft была только на руку Google. Перед программистами, когда-то мечтавшими о карьере в Microsoft, компания теперь предстала эдаким Дартом Вейдером индустрии программного обеспечения, темной силой, не желавшей играть по правилам. За Google же закрепился имидж прогрессивной молодой компании, проповедующей принцип «Не навреди!», а за ее основателями – репутация отличных парней. Главная страница ее сайта, радовавшая глаз пользователя своей чистотой, всегда функционировала безотказно – в отличие от оболочки Windows с ее частыми перезагрузками и нередкими сообщениями о «фатальной ошибке». Помимо этого, у Google была высокая цель: сделать всю информацию в мире доступной для пользователей. Все это позволило компании усилить свой штат рядом высококлассных специалистов, ну a Microsoft, получившая негативную прессу, свернула планы экспансии на новые рынки. Она, конечно, подала апелляцию на решение федерального суда, но, очевидно, совсем не желала, чтобы Министерство юстиции, Европейский Союз или другие организации снова обвинили ее в использовании нечестных методов конкуренции.

Google же, компания с незапятнанной репутацией и прекрасным имиджем, получила еще один повод для гордости: 99% пользователей, опрошенных в рамках исследования рынка интернет-услуг, назвали ее поисковой системой номер один. Она также утвердилась в университетской среде, что имело очень позитивные последствия. По ее инициативе ряд университетов и факультетов разместили на своих веб-сайтах логотип компании и окно поиска, и теперь все больше студентов, преподавателей и выпускников пользовались ее поисковой системой. В статье, опубликованной в одном из майских номеров еженедельного журнала The New Yorker, Google был назван «поисковым сервером для ведущих игроков мира высоких технологий». А журнал Time Digital пошел еще дальше: «Сравнивать Google и ее конкурентов – это все равно, что сравнивать лазер и деревянную палку».

Тогда как другие ИТ-компании свертывали свою деятельность, Брин и Пейдж воплощали в жизнь все новые и новые идеи. «Если вы сейчас стоите, сядьте на стул или кресло, чтобы не упасть. Скоро появится Google на французском, немецком, итальянском, шведском, финском, испанском, португальском, голландском, норвежском и датском языках, – писали они в очередном пресс-релизе. – Поскольку Google пользуется уже несколько десятков миллионов компьютерных пользователей во всем мире, нам кажется логичным выделить лингвистическую составляющую поиска». Компания переводила контент сайта на другие языки и открывала представительства в других странах, дабы снизить нагрузку на свой основной сайт и добиться еще большего расположения пользователей. Помимо этого, она открыла перед ними возможность беспроводного поиска: теперь «гуглить» можно с помощью мобильного телефона.

Компания также активизировала деятельность по продвижению своего бренда среди пользователей Интернета: ведь рассчитывать только на то, что пользователи сами найдут главную страницу Google.com, было бы наивно. Она запустила программу партнерства, в рамках которой владельцам новостийных порталов, интернет-магазинов и прочих ресурсов предлагалось разместить на главной странице своего сайта логотип и окно поиска Google – то есть предоставить его посетителям доступ к поисковой системе и получать деньги за каждую операцию поиска. Такое партнерство было выгодно как Google, так и владельцам сайтов. Веб-мастера (поначалу в Соединенных Штатах Америки, а потом и за их пределами), согласившиеся включить в перечень своих сервисов поиск, не несли никаких расходов, а зарабатывали реальные деньги. Эту стратегию Google переняла у NBC и Fox – ведущих американских телесетей, уже несколько десятилетий предоставляющих свои программы партнерам по всей стране. Благодаря хитроумной стратегии компания привлекла к своей поисковой системе миллионы интернет-пользователей и наладила контакт с тысячами владельцев веб-сайтов по всему миру. Она обеспечивала рост бренда в Интернете как раз тогда, когда конкуренты Google постепенно «испарялись» из Сети. «Став участником нашей программы, вы сможете поместить окно поиска Google на своем сайте и будете получать по 3 цента за каждую операцию поиска, произведенную с него, – объявили Брин и Пейдж. – Так мы благодарим всех, кто помогает нам популяризировать наш поисковый сервер».

Двадцать шестого июня 2000 года Google сделала гигантский шаг к всемирному признанию: компания заключила соглашение с Yahoo! о предоставлении пользователям портала услуг по поиску информации, что позволило ей существенно расширить свое присутствие в Сети и приобрести миллионы новых сторонников. Yahoo! один из самых известных и посещаемых веб-сайтов, был желанным клиентом для всех интернет-компаний, и решение его руководства сделать Google «закулисным» поставщиком поискового сервиса (ранее в этом качестве выступала Inktomi) имело большие последствия для дальнейшего развития молодой компании. По словам руководителей Yahoo! они остановили свой выбор на Google потому, что компания обладала передовой технологией поиска и стремилась предоставлять пользователям максимально полные и релевантные результаты. «Yahoo! выбрала Google потому, что они, как и мы, во главу угла ставят потребителя, – пояснил президент Yahoo! Джефф Маллетт. – Google постепенно охватывает всю Сеть, поэтому она представляется идеальным партнером для нашей компании, которая продолжает наращивать свое присутствие на мировом рынке интернет-технологий».

Сергей Брин назвал соглашение «важным событием в жизни Google и подтверждением правильности нашей бизнес-стратегии». Симбиоз двух компаний выглядел естественным: их основатели хорошо знали друг друга, все в свое время были докторантами Стэнфорда, а также получали финансовую поддержку от венчурной фирмы Майкла Морица. Для Ларри Пейджа факт заключения соглашения между Yahoo! и Google был важен вдвойне – его брат, Карл-младший, тогда вел серьезные переговоры с Yahoo! о заключении крупной сделки. И на следующий день, 27 июня, Yahoo! объявила о своем намерении приобрести за 413 млн. долл. eGroups, ИТ-компанию, одним из основателей которой был Карл Пейдж. В довершение всего Google объявила о том, что ее поисковая система является крупнейшей в мире: ею проиндексировано более миллиарда копий веб-страниц. Это означало, что Google теперь выдавала в мгновение ока не только самые релевантные, но и самые полные результаты поиска. «Наша система меньше чем за полсекунды находит информацию в базе данных, которая в распечатанном виде представляла бы собой кипу бумаги высотой в 70 миль, – сообщил Пейдж. – По-моему, это круто».

В начале 2001 года Google обрабатывала уже по 100 миллионов запросов в день (по 10 тысяч в секунду!). Глагол «to google» становится частью лексикона американцев. А журналисты газеты New York Observer подметили, что некоторые ньюйоркцы перед свиданием ищут в Google информацию о человеке, с которым собираются провести вечер. Количество пользователей, хотя бы раз набравших в строке запроса Google собственное имя, все увеличивалось. В этом нет ничего удивительного, ведь самолюбие – неотъемлемая часть человеческой природы. Появление в списке результатов собственных имени и фамилии люди расценивали как подтверждение личной значимости.

Для Google подтверждением ее превосходства стало мнение «поискового» гуру Дэнни Салливана. «Самым авторитетным экспертом по поисковым системам является Дэнни Салливан, автор «Обозрения поисковых машин», – писали Брин и Пейдж в январском письме. – По итогам опроса читателей его «Отчета» Google названа ведущей поисковой системой и самым привлекательным для веб-мастера поисковиком. Для нас это огромная честь, потому что мистеру Салливану можно верить».

Что же касается коммерческой деятельности, то с помощью директора по продажам Омида Кордестани Брину и Пейджу удалось завлечь компанию Wal-Mart, крупнейшего американского оператора розничной торговли, и Асиrа, солидного автопроизводителя, в новую для них среду. Они пополнили ряды тысяч небольших компаний, рекламировавших свою продукцию на Google. Брин и Пейдж теперь рассматривали контекстные рекламные объявления как важную составляющую информации, предоставляемой пользователям. «В чем секрет успеха системы размещения рекламы на Google? В уникальном подходе Google, – утверждали они. – На страницах с результатами поиска появляются только те рекламные объявления, которые тематически связаны со словом или словосочетанием, набранным в строке запроса. И поскольку яркие мигающие баннеры, мешающие воспринимать информацию, у нас отсутствуют, текстовые рекламные объявления внимательно читаются пользователями. Последние частенько находят их не менее полезными, нежели собственно результаты поиска».

Как же эта стратегия может принести прибыль? Брин и Пейдж обратились за советом к Йосси Варди, израильскому предпринимателю, специализирующемуся в том числе и на венчурных инвестициях, и к Эрику Шмидту, специалисту по компьютерным технологиям, который вскоре займет кресло генерального директора Google. Два опытных менеджера высказали ряд интересных идей о том, как компания могла бы существенно увеличить объемы продаж и, соответственно, прибыль.

Варди посоветовал перенести рекламные объявления из верхней части страницы в колонку справа, занимающую треть страницы и отделенную от результатов поиска вертикальной линией: это позволило бы размещать на страницах гораздо больше рекламы. Брин и Пейдж, предварительно поинтересовавшись мнением специалистов и пользователей, последовали его совету. Правда, поначалу они опасались, что может пострадать качество поиска, но Варди, непотопляемая акула бизнеса, финансов и технологий, убедил их, что целостность результатов не будет нарушена, ведь они будут четко отделены от рекламных объявлений.

Эрик Шмидт, уже будучи генеральным директором, как-то поинтересовался, сколько запросов и заказов на размещение рекламы исходит из Северной Америки. Ответ на этот вопрос лег в основу «дорожной карты», призванной несколько сместить акценты в рекламной стратегии компании. Тогда как с других континентов исходило 60% всех запросов, оттуда поступало лишь 5% заказов на рекламные объявления. Основатели Google сосредоточили усилия на расширении присутствия бренда в Сети и появлении иноязычных филиалов поисковика, но при этом забыли наладить контакты с заокеанскими рекламодателями. Шмидт знал, что нужно предпринять. Он велел асу отдела продаж Омиду Кордестани отправляться в Европу и не возвращаться без сформированного штата отделов продаж в европейских офисах компании, которые предполагалось открыть в скором времени. Шмидт полушутя-полусерьезно заметил, что Кордестани для этого придется налетать не один миллион миль. Но тот успешно справился со своей миссией: очень скоро в офисах компании в Лондоне, Гамбурге, Токио и Торонто закипела работа.

В стенах Googleplex постоянно происходило что-то интересное. То один программист написал программу, позволявшую пользователям отыскать на Google любой номер телефона (для этого в строке запроса нужно было указать полное имя человека и его почтовый индекс). То другой создал программу, которая вылавливала грамматические ошибки в словах. Если одно из слов, указанных в окне поиска, было набрано некорректно, Google спрашивала: «Вы имели в виду ххх?» Таким образом поисковая система пыталась прочитать мысли пользователя, чтобы определить, какое же слово он хотел набрать в строке запроса.

Летом 2001 года Google внедрила на своем сайте сервис Image Search («Поиск картинок»), который впоследствии произвел революцию в Интернете. Его основу составлял индекс картинок, где хранились миллионы фотографий и других графических изображений. Для того чтобы получить картинку, нужно было набрать ее название или описание в окне поиска картинок на Google. Новинка за короткое время приобрела огромную популярность. Ее внедрением компания также продемонстрировала свой неограниченный потенциал. Изначально ею проиндексировано 250 миллионов изображений и по объему ей не было равных. «Если картинка стоит тысячи слов, то как насчет миллиона картинок? Точнее, двухсот пятидесяти миллионов картинок?» – писали Брин и Пейдж в письме «друзьям Google», в котором извещалось о запуске нового сервиса. Они предупреждали и о том, что вместе с искомыми картинками на странице могут появиться изображения из разряда «только для взрослых». «Вам также следует знать, что в результатах поиска картинок могут содержаться фотографии из разряда «только для взрослых». При определении степени соответствия той или иной картинки вашему запросу Google принимает во внимание целый ряд факторов. Но поскольку эти методы не являются абсолютно совершенными, среди изображений, выдаваемых машиной, могут быть и такие, которые вам не подходят». После внедрения этого сервиса люди, которым предстояло свидание с незнакомым человеком, легко могли с помощью Google найти не только информацию о нем, но и его фотографию.

11 сентября 2001 года, когда террористы атаковали Соединенные Штаты Америки, нагрузка на Google резко возросла. «Зайти на основные новостийные сайты в тот день было нереально: они были перегружены, а люди хотели получить свежую информацию, – вспоминают Брин и Пейдж. – Эту потребность удовлетворяла Google: мы разместили кэшированные <сохраненные> копии основных новостийных сообщений на нашей главной странице. Мы по-прежнему поддерживаем контакты с ведущими информационными агентствами мира». Что бы ни случилось, Google всегда неотделима от американской и мировой культуры, принимая во внимание то, что компания к тому времени открыла шестьдесят шесть сайтов на разных языках.

Ознакомившись с основными показателями финансовой деятельности своей компании за прошедший год, Брин и Пейдж убедились, что их бизнес-стратегия приносит дивиденды. Компания, работавшая на рынке всего четвертый год, уже довольно уверенно стояла на ногах – в отличие от большинства ее коллег. Ставка на инновации и формирование позитивной корпоративной культуры дала результат: разработан целый ряд новых продуктов и определены основные направления роста. Количество ежедневных запросов неуклонно росло. Да и рекламные объявления начали приносить доход – правда, пока это был маленький ручеек.

Майкл Мориц, инвестор Google и член совета директоров, не скрывал своей радости. Он знал, что компания располагает лучшим оснащением для поиска информации и первоклассными программистами и инженерами, остальное со временем придет. «Все начинается с малого, особенно прибыль, – говорит он. – Это как дождь: сначала упадет несколько капель, потом их становится все больше и больше, ну а потом начинается ливень».

Ларри Пейдж шутил, что на самом деле Google стремилась превратиться в прибыльную компанию потому, что Сергею хотелось производить впечатление на девушек. Президенты компаний-банкротов никого не интересуют. «В Пало-Альто в 2000 году чуть ли не каждый второй был президентом убыточной ИТ-компании, поэтому с девушками у них отношения не клеились, – говорит Пейдж. – И Сергей подумал: „Вот если бы я был президентом успешной компании, все было бы по-другому»». В 2001 году мечта основателей сбылась. Денежный ручеек от размещения рекламных объявлений позволил Google впервые закончить год с прибылью. Ее сумма составила 7 млн. долл.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх