И был день пятый…

Из номера отеля в Новом Орлеане Кришна Бхарат с ужасом наблюдал за событиями в Нью-Йорке и Вашингтоне. Тридцати одного года от роду программист Google метался от телевизора к компьютеру, одновременно переключая каналы и просматривая сайты информагентств, пытаясь узнать подробности совершенных утром терактов. Он беспокоился о семье и переживал, надолго ли ему придется здесь задержаться – ведь федеральное правительство запретило полеты над территорией США. Бхарат уже позабыл о форуме, посвященном поиску информации в Интернете, для участия в котором он, собственно, и приехал в Новый Орлеан. Все его мысли вращались вокруг самой разрушительной со времен Перл-Харбора атаки на американскую землю.

Иногда в моменты кризиса и потрясения рождаются великие идеи. Нечто подобное произошло и с Кришной Бхаратом 11 сентября 2001 года.

С юных лет Бхарат, живший тогда в Индии, был, по его словам, «пожирателем новостей». Он читал индийские газеты, смотрел индийские телеканалы, читал журнал Time и вместе со своим дедом слушал новости по ВВС. Учитывая, что публикуемые в СМИ материалы предварительно проходят цензуру и подаются с учетом местной специфики, Кришна пришел к выводу: если он хочет получить полное представление о том или ином событии, следует обращаться к нескольким источникам информации (особенно если событие про изошло в Индии). Некоторые темы по причине их деликатности освещались индийскими массмедиа частично или не освещались вовсе, а потому каждую неделю Бхарат с нетерпением ждал свежего номера Time. Он восхищался своим дедом, который всегда был в курсе происходящего в стране и в мире. Любовь к новостям в конечном итоге предопределила выбор профессии.

Получив степень доктора в техническом университете Джорджии, Бхарат переехал в Калифорнию и поступил на работу в компанию Digital Equipment с офисом в Пало-Альто, где его основной обязанностью было консультирование специалистов AltaVista. Он заинтересовался поиском информации в Интернете, что неудивительно, учитывая его юношеское пристрастие к новостям. Там, в Калифорнии, он и встретился с основателями Google. «Я сравнил систему Google с системой AltaVista. Мне понравились и основатели Google, и их подход к поиску», – вспоминает Бхарат. В 1999 году он перешел в Google, а вскоре вместе с бывшим коллегой по Digital создал в Google исследовательскую группу и сам же ее возглавил.

Бхарат работал над целым рядом проектов, ведь многие возможности поискового сервера прежде не исследовались. В отличие от большинства других подразделений Google, исследовательская группа занималась в основном долгосрочными проектами. «Я изучал различные вопросы – в частности, как обычно используется поисковый сервер Google, как он функционирует в тех или иных ситуациях», – говорит он.

В организации работы компании есть одна особенность, которая Бхарату пришлась очень по душе, «правило 20%». Оно гласит, что программисты вольны пятую часть своего рабочего времени (или один день в неделю) посвящать тем проектам, которые интересны лично им. «Правило 20%», по замыслу Брина и Пейджа, должно стимулировать сотрудников компании к разработке новых идей. Основатели Google считают его инструментом формирования корпоративной культуры и особой атмосферы, в которой талантливые инженеры не только хотели бы продуцировать нечто новое, но и вознаграждались бы за новаторские идеи. В других компаниях работа над «левыми» проектами и идеями, как правило, не одобряется, что очень мешает инициативным и предприимчивым: им зачастую приходится работать над своими проектами втайне от босса. В Google же «правило 20%» имеет совсем иной посыл: посвящайте один день в неделю тому, что представляет интерес для вас, а не для вашего босса, и не забивайте себе голову вопросами типа «А будет ли моя идея приносить прибыль?» или «Можно ли ее трансформировать в продукт, который будет продаваться?». Словом, занимайтесь тем, что вам интересно.

В современном деловом мире «правило 20%» явление новое, хотя определенные предпосылки для этого есть. Много лет назад компания 3М, производившая клейкую ленту под торговой маркой Scotch, внедрила «правило 15%», разрешавшее инженерам посвящать часть своего рабочего времени работе над интересующими их проектами. Это принесло 3М, среди прочего, идею самоклеющейся бумаги для заметок (Post-it Notes). Но происхождение «факультативного дня» в Google следует искать в университетской среде: преподаватели четыре дня в неделю работают в своем рабочем кабинете, а один день посвящают научным или иным проектам. Поскольку Сергей и Ларри многие годы провели в студенческом городке – пока не взяли академотпуск, чтобы полностью сосредоточиться на поисковике, – их стремление воссоздать в своей компании университетскую атмосферу свободы и самоуправления кажется совершенно естественным.

««Правило 20%» было введено для того, чтобы сотрудники имели возможность работать над собственными проектами, – говорит Бхарат. – Люди наиболее эффективно трудятся тогда, когда занимаются вещами, по их мнению, важными и увлекательными или же придумывают что-то сами. Благодаря этому правилу поступают инновации с низших уровней управления. Менеджеры высшего звена их уже не контролируют». Специалисты могут либо каждую неделю уделять своему проекту 20% рабочего времени, либо «копить» время, дабы потом посвятить ему, скажем, целый месяц. «Сотрудники делятся с коллегами своими идеями во время обеденного перерыва. В эти дни они сами себе начальники. Когда идея обретает законченные очертания, они выносят ее на обсуждение» – обсуждение, которое, однако, не выходит за пределы офиса компании.

Проинформировать коллег о собственном проекте сотрудник компании может с помощью электронной доски объявлений, доступной пользователям внутренней сети Google. Помимо этого, время от времени проводятся форумы, в ходе которых программисты получают обратную связь. «Позитивная обратная связь означает, что коллеги готовы сотрудничать с вами, значит, вы можете инициировать разработку собственного проекта, – говорит Бхарат. – В Google все идеи «прорастают» в рамках этих 20% и «расцветают» на форуме идей. Затем отдельные идеи получают финансовую поддержку и трансформируются в проекты, процесс реализации которых отслеживается менеджерами высшего звена». Сотрудникам Google не нужно корпеть дома – ведь в этом случае есть риск, что идею придется отложить в долгий ящик из-за недостатка средств или что идея окажется настолько перспективной, что сотрудник решит уволиться, чтобы заниматься только ею. Компания предоставляет им свободу действий и необходимые ресурсы. «Это замечательная модель, она здорово стимулирует программистов», – отмечает Бхарат.

В середине 1990-х годов Бхарат, докторант Технического университета Джорджии, задумал создать газету нового формата. Его замысел заключался в следующем: робот-«паук», подобно пылесосу, собирает на информационных сайтах новости и доставляет их в один веб-узел, где эти сообщения можно классифицировать по темам и разместить на веб-страницах. «Эта идея возникла у меня вскоре после того, как я начал бродить по Интернету в поисках новостей, – говорит он. – Новостийных сайтов в то время было очень мало». Бхарат, обладающий умением находить и классифицировать любую информацию, хотел разработать электронную газету, материалы которой были бы структурированы с учетом интересов и привычек конкретного читателя. «Изначально я задался целью усовершенствовать структуру подачи новостей. Я знаю, как представлять материалы в соответствии с потребностями конкретного пользователя. Новости на сайтах размещались таким образом, что, для того чтобы прочитать все сообщение, нужно было щелкнуть по ссылке, а после – вернуться на главную страницу. Я сказал себе: «Я могу создать более совершенную структуру». Затем понял: следует понаблюдать за тем, как люди подходят к чтению новостей. Надеюсь, мы сможем создать газету завтрашнего дня, информация в которой будет располагаться с учетом предпочтений конкретного пользователя».

Одиннадцатого сентября все сошлось воедино: юношеские годы «пожирателя новостей», изучение прессы в докторантуре, гутловское правило 20% для работы над инновациями… В день, когда так важно было получить достоверную информацию, он всерьез задумался над тем, как интернет-пользователи (и, в частности, журналисты) могли бы оперативно узнавать, что пишут и говорят о том или ином событии в мире. Его память хранила образ деда, слушающего радио ВВС. «В мире столько всего происходило, и было столько точек зрения на происходящее: точка зрения Америки, мирового сообщества, Афганистана, Европы… Все это было невероятно увлекательно. Я обнаружил, что всесторонне изучать интересующую вас тему с помощью Интернета не слишком удобно, – говорит Бхарат. – Редакторы интернет-версий газет оперативно выкладывали сообщения, но у них не было времени (или желания) снабжать свои статьи ссылками на другие статьи по этой же теме. Скажем, корреспондент Washington Post при всем желании не мог оперативно отыскать в Сети другие статьи на интересующую его тему. Поисковые системы тогда тоже не помогали. Чтобы узнать, что другие написали о событии – особенно таком, как 11 сентября, когда высказывается столько различных мнений, – нужно было потратить уйму времени. Я решил, что мне стоит заняться этой проблемой – в результате выиграют и читатели, и журналисты».

В течение нескольких месяцев Бхарат работал над решением проблемы, столь остро вставшей перед ним 11 сентября. Ему предстояло решить много вопросов. Основная задача состояла в создании системы математических уравнений, которая работала бы как опытный редактор газет, отбирающий статьи и структурирующий новостную полосу. Используя метод кластеризации, Бхарат сортировал новости по категориям: «В мире», «Политика», «Бизнес», «Спорт» и др., а потом определял, какие шаги предпринял бы редактор в отношении каждого конкретного сообщения. Затем он стал присваивать сообщениям ранг исходя из их источников: больший вес имели новости, написанные корреспондентами ведущих американских газет и информационных агентств – The New York Times, The Washington Post, The Associated Press, Reuters. Вместе с тем важно было охватить как можно больше источников, поэтому независимо от того, насколько крупным и авторитетным был тот или иной источник, Бхарат старался включить его в свой перечень.

Программа Бхарата учитывала значимость обновленных вариантов новостей, а также то, что они поступают в режиме реального времени – она увеличивала ранг более свежих сообщений. «Ранг конкретного сообщения необходимо определять снова и снова. Это операция реального времени», – отмечает он. Создавая версии, предназначенные для пользователей других стран, Бхарат учел и фактор релевантности тех или иных текстов. К примеру, при прочих равных условиях статья из американской газеты представляет для интернет-пользователей из США больший интерес, нежели статья из канадской газеты, и наоборот. Значимость этого фактора стала очевидной, когда заработали первые версии проекта Бхарата, получившего название Google News.

К началу 2002 года он создал первый вариант программы Story Rank, «двоюродной сестры» PageRank, определявшей степень релевантности результатов поиска Google. Одних только заголовков сообщений, рассудил он, будет недостаточно, поэтому при помощи других программистов Бхарат разработал для новостей функцию поиска. Новостей всегда больше, чем умещается на главной странице, поиск же по слову (словосочетанию) позволит пользователю получить только те сообщения, которые представляют для него интерес.

Вместе с Бхаратом над созданием демонстрационной версии сайта работали еще два специалиста Google. Демоверсию он сперва показал коллегам. Когда же в декабре 2001 года к нему зашел генеральный директор Эрик Шмидт, чтобы поговорить о Google News, Бхарат понял, что у его проекта есть шансы на успех. «Я знал, что о Google News у нас много говорят, – вспоминает Бхарат, – было множество отзывов от коллег. Вдруг в один прекрасный день ко мне в кабинет заходит Эрик Шмидт и говорит: «Это классный продукт». Я даже не знаю, сколько он на тот момент проработал в Google, но мой проект его очень заинтересовал. Затем я переговорил с Ларри и Сергеем, и они тоже заинтересовались Google News».

Получив «добро» от сотрудников и зеленый свет от руководства, проект Бхарата, родившийся в рамках «правила 20%», приобрел статус приоритетного. Мечта Бхарата исполнилась. В соответствии с принятой в Google практикой ему предоставили все ресурсы, необходимые для того, чтобы преобразовать демонстрационную версию в привлекательный для миллионов пользователей сервис. Проект получил команду дизайнеров, которые будут работать над пользовательским интерфейсом, опытного бренд-менеджера Мариссу Майер, которая надлежащим образом оформит продукт и будет изучать оценку пользователей, а также команду инженеров-программистов, которые будут совершенствовать и тестировать программные средства, осуществляющие сбор новостей в Интернете, ранжирующие информационные сообщения и объединяющие их в блоки по темам. «В Google все просто: если проект находят стоящим, он получает финансирование, – замечает Бхарат. – У меня никто не спрашивал, как мой продукт может приносить прибыль».

Что же давало Google право размещать сообщения различных информагентств и изданий на своем веб-сайте? Вообще-то, ничего. Но проект очень быстро приобрел популярность, и медиакомпании сами стремились в нем поучаствовать. На Google News перед каждым сообщением указывался его источник и давалась ссылка на это же сообщение на сайте источника. По сути, Google выступала в качестве посредника. Компания не давала повода думать, что новости, размещаемые на Google News, являются ее собственностью, а потому ей не нужно было платить за сообщения, извлекаемые из сотен (а позже тысяч) источников. «Мне кажется, это оптимальный вариант, – говорит Бхарат. – Мы лишь обеспечиваем доступ к новостям, у нас нет необходимости приобретать права на контент. Мы делаем то, что у нас получается лучше, чем у других, – оперативно находим для пользователей интересное им содержание».

В отличие от информационно ненасыщенной главной страницы Google, главная страница Google News просто нашпигована заголовками и текстом. «Мы хотели максимально заполнить эту страницу информацией, – говорит Майер. – Мы считали, что на ней должно быть как можно больше интересных сообщений. При выборе структуры страницы главным критерием для нас было количество информации, располагающейся, как говорят газетчики, «выше линии сгиба» – в верхней части первой полосы газеты. В нашем случае «выше линии сгиба» – это в той части веб-страницы, которая видна без прокручивания».

Google News пришелся по душе как простым пользователям, так и журналистам. Логическим продолжением этого проекта стал сервис Google Alerts – обновляемая автоматическая рассылка сообщений по определенной теме. (Этот сервис разработал уже не Бхарат – к тому времени он стал директором научно-исследовательского центра Google в Индии.) На рассылку Alerts подписались миллионы пользователей. Журналистам, прежде боявшимся упустить из виду какое-то сообщение, Google Alerts, Google News и функция поиска новостей обеспечивали максимально полный охват информации по выбранной теме. Этот сервис также способствовал и культурному обмену, поскольку теперь статьи из самых разных источников – от авторитетной ежедневной газеты крупного мегаполиса до малоизвестного таблоида небольшого городка – читало больше людей. «То, что разнообразные новости помещаются на одной странице, способствует повышению информированности, – уверен Бхарат. – Мне бы хотелось получить отзывы о Google News – помогает ли она отыскать нужную информацию? Я очень хотел бы, чтобы новости обсуждались активнее. Обожаю всякие диспуты».

Крейг Невилл-Мэннинг пришел в Google в 2001 году из университета Рутжерс (штат Нью-Джерси), где он, профессор кафедры компьютерных технологий, занимался разработкой прогрессивных методов сбора информации с веб-сайтов. Невилла-Мэннинга, уроженца Новой Зеландии, в Google привлекала не только возможность заниматься интересной научной работой (это он и так делал), но и шанс трансформировать свои идеи в реальные продукты, которые будут приносить пользу людям. Крейг родился в мае 1969 года, за два месяца до того, как Нил Армстронг впервые ступил на поверхность Луны, и был старше большинства сотрудников Google. Отдавая должное его возрасту и опыту (после защиты докторской диссертации Крейг прошел стажировку в Стэнфорде), его назначили руководителем научного отдела. Невиллу-Мэннингу пришлась по вкусу ориентированная на инновации культура Google, в том числе «правило 20%». Вскоре после прихода в Google пятую часть своего рабочего времени он начал посвящать интернет-торговле. «Я как-то сказал одному бренд-менеджеру, что, когда пользователи заходят на Google, рассчитывая что-то купить, мы им в этом мало помогаем. Мы охватываем далеко не все, что есть в Интернете, а ведь человеку хочется изучить цены на товары у разных операторов. Мы начали раздумывать, что же можно предпринять, чтобы устранить этот недостаток», – вспоминает он. Невилл-Мэннинг изучал интернет-магазины, в том числе крупнейший из них, Amazon.com, наблюдая за тем, как выдается информация для заданных категорий, диапазона цен и описания товара. Примерно через полгода он преобразовал свою идею в демонстрационную модель. Файл, в котором хранилась программа, он назвал «Froogle» – во-первых, это слово рифмовалось с «Google», а во-вторых, ассоциировалось со стремлением найти товар по приемлемой цене, поскольку оно созвучно со словом «frugal» – «бережливый». Официально же его инициатива именовалась «Product Search» – «поиск товара». В начале 2002 года он продемонстрировал результаты работы Ларри, Сергею и Эрику. Руководителям Google идея понравилась, однако они высказали сомнение насчет целесообразности ее дальнейшей разработки. Также встал вопрос о том, в какой роли будет выступать Froogle – как составляющая основного продукта Google или как самостоятельный проект. Невилл-Мэннинг понял, что ему сейчас лучше сосредоточиться на работе над ПО, управляющим размещением рекламы, и отложил свою идею до лучших времен. «У нас в Google миллионы идей, но ресурсы мы можем выделить лишь на несколько из них. К разработке идеи привлекаются другие программисты, и процесс этот длится несколько месяцев. Я на время оставил Froogle и возобновил работу над AdWords», – говорит он.

Спустя какое-то время Крейг снова взялся за Froogle. Он внес коррективы в свою концепцию и убедил себя, а затем и других, в том, что ее стоит взять в разработку. Однако у боссов Google по-прежнему были сомнения на этот счет. «Пока они размышляли над Froogle и над тем, как она впишется в Google, проект как бы завис в воздухе, – вспоминает он, – пока мы не прояснили ряд моментов. За эти 20% времени мы генерируем множество идей, но потом они должны быть отфильтрованы, потому что мы не можем все идеи трансформировать в результат. Froogle тоже должна была пройти через этот фильтр». Время от времени Невилл-Мэннинг заходил к Сергею, чтобы показать новые возможности Froogle. Прежде всего он хотел доказать, что Froogle может иметь такой же охват и перспективы роста, как и поисковый ресурс Google. «В принципе, доказать это несложно. Допустим, Ларри говорит, что хочет купить новый цифровой фотоаппарат, и набирает это словосочетание в строке поиска. Или же Сергей говорит: «Насколько мне известно, недавно в продажу поступили зеленые лазерные указки. Ну-ка посмотрим, можно ли их найти на Froogle». По сути, все сводилось к следующему: можно ли с ее помощью найти новинки или редкие товары? Именно в этом сильна Google – в поисках нужной информации она «прочесывает» все щели и закоулки Сети. Все сводилось к тому, насколько полезной окажется Froogle для Ларри и Сергея». В конце концов Брин сдался и дал Невиллу-Мэннингу «добро» на формирование команды программистов. Главной проблемой при работе над Froogle было то, что нельзя было для ее работы использовать с PageRank: на товары, продающиеся в интернет-магазинах, не было ссылок, по количеству которых можно было бы судить об их популярности, а потому нужно было выработать иной способ определения степени полезности и релевантности результатов поиска. Невилл-Мэннинг и его команда рассчитывали представить Froogle на суд пользователей за месяц до Рождества 2002 года, однако из-за технических проблем запуск продукта пришлось отложить до середины декабря, а потому дебют вышел несколько смазанным. К следующему предрождественскому периоду у Froogle уже была своя аудитория, состоявшая главным образом из пользователей Google. Следуя гугловской традиции, Froogle, в отличие от многих других интернет-магазинов, не продавала позиции в списке результатов поиска – платные объявления размещались в колонке справа, отделенной от самих результатов вертикальной линией. «Пользователи выбирают те сайты, где можно получить информацию обо всех необходимых им товарах», – отмечает Невилл-Мэннинг.

Тем временем между сотрудниками Google и их коллегами из Microsoft разгорелся жаркий спор относительно «правила 20%»: действительно ли оно имеет практическое значение или это просто приманка для специалистов? Программист Джо Беда пояснил, почему «правило 20%» в стенах офиса Google действительно имеет эффект: «Разрешать сотрудникам заниматься собственными проектами и стимулировать их к этому – это все-таки разные вещи. В Google специалистов именно стимулируют к разработке идей, выделяя для этого часть рабочего времени. Эти 20% рассматриваются не как свободное время, а как время, когда можно заняться идеями, показавшимися интересными. Ой, а у меня-то ведь нет сейчас стоящего проекта… С этим надо что-то решать.

Атмосфера в Google благоприятствует продуктивной работе. Когда кто-то рассказывает о новой идее, все стараются помочь ему, прибегая к «мозговому штурму». Интрижки и споры о том, кому что принадлежит, практически отсутствуют. За все время, что я работаю в Google, мне не приходилось видеть, чтобы кто-то на кого-то повысил голос или затеял шумную перебранку.

Может ли «правило 20%» дать эффект в других компаниях? Я уверен, что некоторые компании возьмут это правило на вооружение. Вместе с тем необходимо осознавать, что оно неотделимо от атмосферы в офисе компании и философии, исповедуемой ею. Не думаю, что его можно вот так просто взять и навязать. Я хотел бы подчеркнуть, что выражаю лишь свой взгляд, который может не совпадать с официальной точкой зрения Google. Поэтому на основании сказанного мною не стоит делать далеко идущих выводов относительно корпоративной стратегии и тому подобного».

Однако у инженера из Microsoft на этот счет иное мнение. Google, утверждает он, вовсе не так сильно отличается от других ИТ-компаний, как любят рассказывать ее руководители и сотрудники. «Почему в Microsoft не действует «правило 20%»? Ну если бы Билл Гейтс сказал мне, что 20% времени я могу посвящать работе над своими проектами, я бы ответил: «Это, конечно, здорово, Билл, но я и так работаю над тем, что мне интересно». Может быть, в Microsoft я в явном меньшинстве, но считаю, что это правило нам не нужно. Если же человека у нас что-то не устраивает, его здесь насильно никто не держит. Мне один день в неделе нужен разве что для того, чтобы выполнять всю ту работу, которую я ненавижу: составлять всякие отчеты, документы и прочие бумажки. Вот если бы кто-то избавил меня от такой работы, ЭТО меня очень обрадовало бы».






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх