Наступление на Microsoft

Когда Эрик Шмидт майским днем 2005 года прибыл в Университет Вашингтона, в зале его уже с нетерпением ждали студенты и профессора кафедры компьютерных технологий. Генеральный директор самой динамичной в мире ИТ-компании, небрежно накинув на плечи пиджак, ослабив галстук и прикрепив к поясу смартфон, быстро спустился по ступенькам лекционного зала. Здесь, на поле Microsoft, он собирался не только одолеть соперника, но и укрепить позиции Google.

Многие эксперты ИТ-индустрии, сравнивая две компании, во главу угла ставят успехи в области исследований и разработки ПО, но при этом упускают из виду основное поле боя. Поскольку и у Google, и у Microsoft есть достижения в сфере инженерии и программирования, главным предметом борьбы между ними стали не сегменты рынка, не браузеры и не операционные системы, а талантливые ИТ-специалисты. Это та ключевая переменная, по которой можно судить о потенциале компании, о том, готова ли она к решению наиболее интересных и важных задач эпохи Интернета.

Несколько месяцев назад Google открыла офис в Киркленде (штат Вашингтон), неподалеку от штаб-квартиры Microsoft, благодаря чему сумела привлечь ряд талантливых программистов, мечтавших работать в Google, но не желавших уезжать из Сиэтла.

Выступление Шмидта состоялось в корпусе под названием Paul G. Allen Center for Computer Science & Engineering («Центр компьютерных технологий и компьютерной инженерии им. Пола Аллена») – здании, возведенном на средства одного из основателей Microsoft Пола Аллена.

У Эрика была важная миссия – убедить преподавателей и студентов престижного вуза в том, что работать в Google лучше и интереснее, чем в Microsoft.

Гостя с удовольствием представил зрителям Эд Лазовска, почетный профессор кафедры компьютерных технологий и компьютерной инженерии Вашингтонского университета, руководствующийся в жизни девизом: «Ты в этой жизни или каток, или асфальт». Шмидт был уверен в себе. Он не последний человек на рынке ИХ да и Google как раз на гребне волны: цена за акцию превысила 250 долл., а рыночная стоимость компании – 70 млрд. долл. Поэтому его интересовал лишь один вопрос: сколько студентов из присутствующих здесь захотят присоединиться к Google?

В течение нескольких месяцев (и даже сегодня утром), отвечая на вопросы о соперничестве с Microsoft, Шмидт хотя и демонстрировал уважение к конкуренту, но явно не желал распространяться на эту тему: он говорил, что Microsoft гораздо более крупная компания с более широкими финансовыми возможностями и ресурсами, а потому сравнивать ее с Google просто глупо. Но в его словах можно было усмотреть следующий подтекст: Google – это лучшая в мире компания, a Microsoft – стареющий гигант, лучшие дни которого уже позади. По мнению Шмидта, компания Гейтса держится на ушедших в прошлое принципах развития технологий, которые уже затмила интернет-революция. Вот почему роль Microsoft неуклонно снижалась, тогда как роль Google продолжала расти. «Мы словно перешли на новый уровень, где ставки гораздо выше», – заметил он.

Затем Шмидт перешел в наступление.

«Мы соперничаем с Yahoo! каждый день, – сказал он. – Microsoft недавно объявила о выходе на рынок поисковых технологий, но пока не стала для нас серьезным конкурентом, хотя, я уверен, будет стремиться к этому». И добавил: «Microsoft во всеуслышание объявила, что собирается внедрить функцию поиска в каждый бит на экране персонального компьютера. Но на это им потребуются многие месяцы или даже годы – в зависимости от того, насколько динамично они будут работать».

На этой неделе Шмидт встретил главу Microsoft на конференции по компьютерным технологиям и понял, что Гейтса угнетают разговоры о Google, информация о динамике развития компании и росте курса ее акций. Каких-то пару месяцев назад все говорили о том, что Google может стать следующей Netscape – компанией, олицетворявшей интернет-бум конца 1990-х, но уничтоженной Microsoft. Теперь же все обсуждали, сможет ли Google потеснить Microsoft и стать мировым лидером в сфере программного обеспечения, технологий и инноваций. Гейтс, самый богатый человек в мире, на вопросы о конкурентной угрозе со стороны поисковика из Силиконовой долины отвечал с плохо скрываемым раздражением.

«Google пока что безупречна, – язвительно заявил он собравшимся на конференции журналистам и экспертам. – Пузырь пока еще здравствует. Вам следует приобретать их акции по любой цене. История повторяется».

И Гейтс, и другие специалисты по технологиям и инвестициям прекрасно знали, что в период с 1998 по 2005 г. курс акций Microsoft не претерпел существенных изменений, тогда как Google прошла путь от новичка до крупнейшего поискового сервера. Гейтсу было больно осознавать, что, несмотря на то что Microsoft несколько лет убеждала всех, что делает большие шаги в сфере интернет-поиска, ее продукт под названием «MSN Search», запущенный в начале 2005 года, большинству компьютерных пользователей не понравился. Но поскольку его операционная система полностью контролировала работу ПК, Гейтс решил завоевать миллионы пользователей следующим образом: внедрить поисковую систему в Vista, новую версию Windows. Главная страница MSN Search будет автоматически загружаться при каждом включении ПК.

«Мы «привяжем» к поисковой системе все, что имеет отношение к поиску», – пообещал Гейтс.

Огромная компания с колоссальными финансовыми возможностями в сфере поисковых технологий плелась в хвосте – в основном, потому, что, располагая огромным количеством отличных программистов, испытывала нехватку специалистов по поиску информации. Шмидт знал, что подающие надежды инженеры-программисты будут рады возможности поработать в Google. Там, в небольшой команде, они смогут работать над интересными и многообещающими проектами и создавать продукты, которыми будут пользоваться люди во всем мире. Для амбициозного программиста или инженера лучшей мотивации не придумать.

Высказывания Шмидта в отношении Microsoft были явным признаком того, насколько амбициозной и уверенной в своих силах стала Google: Microsoft не смогла бы предпринять ничего такого, что серьезно пошатнуло бы позиции конкурента. «Наши пользователи – везде», – отметил Шмидт. На проекционном экране в своем кабинете он продемонстрировал слайд с обложкой журнала Newsweek, где высмеивался воображаемый переход основателей Google на работу к Гейтсу. Под фото Брина и Пейджа красовался огромный заголовок: «В Microsoft наступает новая эра: два новичка делают Редмонд королем поиска» (в Редмонде находится штаб-квартира Microsoft).

Победный марш Шмидта по Сиэтлу в мае 2005 года предварялся статьей, опубликованной в начале месяца в журнале Fortune, который, наряду с The Wall Street Journal, является настольным изданием американского делового истеблишмента. Статья под заголовком «Почему Билл Гейтс боится Google», написанная обозревателем Fortune Фредом Вогельштейном, произвела эффект разорвавшей бомбы. Начиналась она с описания эпизода, имевшего место в декабре 2003 года, когда Гейтс осознал, насколько уязвимой может стать Microsoft. В статье обрисовывалась мрачная, затрагивающая глубоко личные интересы картина конкурентной борьбы, которую автор метко окрестил «Гейтс против Google».

В отличие от других компаний, конкурировавших с Microsoft, Google опиралась на ресурсы Интернета и разработку бесплатного ПО и, не тратясь на распространение и маркетинг, привлекала миллионы пользователей по всему миру. Microsoft, предлагавшая комплекс интегрированных офисных продуктов, без особых усилий отражала атаки других конкурентов. Противостоять же Google, которая тоже создавала набор взаимодополняющих инструментов, используя накопленные знания в сфере программного обеспечения, ей будет сложнее. Google уже поставилa Microsoft в тупик, выпустив бесплатную утилиту Desktop Search, с помощью которой пользователи могут в мгновение ока находить нужную информацию в дебрях своей Windows. Но еще хуже для гейтсовского детища было то, что над браузером Microsoft Internet Explorer, который в течение доброго десятка лет был «отправной точкой» для поиска в Интернете, нависла угроза. Миллионы людей переходят на новый браузер под названием Firefox, который разрабатывался на средства Google и предусматривает встроенную опцию поиска. Присутствие Microsoft на рабочем столе ПК наверняка уменьшится, если Internet Explorer окажется под угрозой как браузер, ведь все основные продукты компании – от Microsoft Word до Microsoft Excel —запрограммированы на функционирование в связке с ним.

«Microsoft уже несколько месяцев работала над проектом, который должен был сокрушить Google, как вдруг Биллу Гейтсу открылась истина, – писал Вогельштейн в своей статье. – Произошло это в декабре 2003 года. Бродя по сайту Google, он зашел на страницу с вакансиями. «Интересно, – подумал он, – почему требования по многим из них идентичны требованиям Microsoft?» Поисковый гигант разместил информацию о вакансиях для инженеров-программистов с опытом разработки операционных систем, системных администраторов и других специалистов, являвшихся скорее парафией Microsoft. «Гейтс задумался, а не ожидает ли Microsoft война более масштабная, чем стычка в сфере поиска, – писал Вогельштейн. – В тот же день он разослал всем топ-менеджерам компании письмо, в котором говорилось: «Нам нужно внимательно наблюдать за этими парнями. Похоже, они создают что-то, что может составить нам серьезную конкуренцию».

Что именно они создают, было не совсем понятно, поскольку серия новых продуктов, которые запускала Google – от редактора изображений до почтовой службы и поисковой программы для мобильного телефона – отнюдь не являла собою широкое наступление на контролируемый Microsoft рабочий стол. Вместе с тем пользователи, которые взяли их на вооружение, стали меньше зависеть от программного обеспечения Гейтса и получили возможность набирать, редактировать, посылать и распечатывать материалы, не пользуясь Windows и Word – столпами империи Microsoft.

«Google представляет интерес не только из-за интернет-поиска. Используя знания, накопленные при разработке поисковой системы, они работают над другими видами программного обеспечения, – сказал Гейтс автору статьи. – Если бы у них был только поиск, они бы мало кого интересовали. Все дело в том, что они – компания-разработчик программного обеспечения. В этом плане они больше похожи на нас, чем любой другой наш конкурент». В статье Вогельштейна и других материалах СМИ утверждалось, что игнорирование и вытеснение компанией Google системы Windows и других программных средств Microsoft уже не отдаленная перспектива, а реальность.

В последнем абзаце этой большой аналитической статьи был приведен комментарий Сафы Рашчи, одного из самых авторитетных экспертов индустрии высоких технологий: «Google – это мощный бренд. Думаю, у них есть все шансы на успех». В другой статье из того же номера Newsweek, озаглавленной «Жизнь в мире Google», высказывания известных ИТ-специалистов резюмировала одна фраза: «Добро пожаловать в кошмар Microsoft».

Эрик Шмидт завершил свое дерзкое выступление, предоставив преподавателям и студентам Вашингтонского университета возможность задавать вопросы. Чего от них ждать, он не знал, особенно в свете близости университета к штаб-квартире Microsoft и вероятности того, что некоторые из присутствовавших в зале работали в компании, проходили в ней практику или обучались в университете за ее счет. Правда, сама Google уже приняла на работу более 40 студентов и, по меньшей мере, 15 докторов Вашингтона – немного по сравнению с армией выпускников, работавших в Microsoft, но очень неплохо для молодой компании. Шмидт с интересом оглядел зал – он был уверен, что среди собравшихся есть хотя бы один шпион из Microsoft, вслушивающийся в каждое его слово и наблюдающий за реакцией аудитории.

Первый вопрос – о проектных командах – был простым. Сотрудники Google работают в командах из трех-пяти человек. «Команды небольшие. Чем больше группа, тем ниже производительность», – заметил Шмидт. «Разогревающие» вопросы были несложными. Второй был о темпах разработки новых продуктов. «Наши темпы разработки инноваций значительно выше, чем у других ИТ-компаний, и намного выше, чем у наших конкурентов», – ответил Шмидт. Зная, как высоко ИТ-специалисты ценят независимость, Шмидт с особым воодушевлением ответил на следующий вопрос – о менеджменте. «Секрет здесь заключается не в том, как мы осуществляем управление, а в том, как мы отбираем сотрудников. Эта модель работает только тогда, когда в компании собраны подходящие люди. Мы бы наверняка потерпели крах, если бы имели один крупный проект и сотрудников, предпочитающих, чтобы им говорили, что делать. Мы стараемся свести к минимуму управление специалистами. Оно зачастую только мешает».

Так как в зале собрались люди образованные и хорошо подготовленные, Шмидт понимал, что рано или поздно он услышит вопросы, от прямого ответа на которые ему придется уклониться. А вот и один из них: почему Google не обнародует подробности своих финансовых операций, дабы аналитики могли делать прогнозы относительно ее будущих прибылей и определять, насколько цена ее акций соответствует реальному положению вещей? «Мы решили не обнародовать такую информацию, – сказал Шмидт. – Мы не хотим, чтобы об этом прознали наши конкуренты. Мы разработали модели, которых нет у них. Вот почему наши доходы растут». Затем у него спросили, почему Google не размещает рекламу на своем весьма популярном сайте Google News – не оттого ли, что компания использует контент, принадлежащий другим? «Google News – это очень успешный для нас продукт. И каждые месяц-два мы обговариваем такую возможность, – отметил Шмидт. – Google News, я уверен, принесет нам много денег. Но представьте: ко мне заходит руководитель команды и говорит: «Вы хотите получить прибыль или включить новости из СМИ арабских стран?» Конечно же, я выбираю второе. В мире всего около 300 стран. Когда мы охватим их все, тогда сосредоточимся на вопросе размещения на этом сайте рекламы».

Затем вполне предсказуемо пошли более сложные вопросы. Например, какое воздействие на общество окажет распространение Google информации, которая раньше была недоступна. Шмидт на мгновение задумался. «Сложно сказать. Лично я считаю, что всю информацию следует рассматривать как нечто, что можно поместить, скажем, в плеер iPod. Что происходит, когда часть информации, которую вы носите с собой, обновляется в режиме реального времени? Как отражается на учебном процессе то, что студент может найти ответ на заданный вопрос раньше, чем профессор просит дать его?» Затем один студент заметил, что у Google нет продуктов, которые можно было бы продавать, и очень мало зарегистрированных пользователей, а потому, если кто-то разработает более совершенную технологию поиска, она может потерять пользователей. Не играет ли компания с огнем? «У нас и в самом деле относительно немного средств «привязки» пользователей, – согласился Шмидт. – Это означает, что наша конкурентоспособность определяется количеством операций поиска. Мы понимаем это и постоянно говорим об этом. Наши результаты поиска должны быть лучше по любому запросу на любом языке в любой стране мира».

Затем Шмидта спросили о том, насколько реальна угроза стать жертвой антимонопольного законодательства, учитывая то, что Google растет и набирает силу и что у конкурентов, соответственно, есть стимул подстегнуть чиновников в США и других странах к активным действиям. Это произошло с Гейтсом, может ли это произойти с Google? «Это серьезная проблема, – признал Шмидт. – Мы сегодня представляем собой реальную силу, а потому многие пристально наблюдают за нами. Люди обделенные, ущемленные или те, кто просто недолюбливают нас по какой-то причине, постоянно чем-то недовольны. По мере роста нашего присутствия в Интернете, думаю, ситуация не улучшится».

Шмидту не хотелось завершать встречу на печальной ноте: у зрителей могло возникнуть ощущение, что Google имеет все шансы стать следующей мишенью Министерства юстиции США. Девиз «Не навреди!» сигнализировал инженерам всего мира, что Ларри и Сергей не только технари и «гугломаны», но и просто хорошие ребята, которые хотят приносить пользу людям, получая при этом удовольствие. Шмидт отметил, что они не ставят целью уничтожить конкурентов, как те хищники, повадки которых описывались в материалах исков, возбужденных против Гейтса и Microsoft. Он не без гордости поведал, что у Google нет врагов, есть только конкуренты.

Напоследок Шмидту задали вопрос о роли компании как фильтра онлайн-информации тех веб-сайтов, которые, возможно, хотели бы брать деньги за предоставление своего контента. Вообще-то Шмидт предпочитал не распространяться о продуктах, находящихся в процессе разработки, но тут он решил приоткрыть завесу тайны и позволить зрителям почувствовать себя сотрудниками Google – классический прием, которым он успешно пользовался в ходе собеседований с кандидатами на вакантные места. «Сейчас мы работаем над системой, распространяющей чужой контент. Большая часть дохода достается хозяину контента. Мы же удерживаем небольшой процент за то, что как будто рекламируем его».

В завершение он сказал несколько слов о роли Google как ворот в Интернет. «Как поисковик, Google, вероятно, является одним из крупнейших веб-узлов, который переадресует пользователей на другие сайты. Поэтому сайтам выгодно сотрудничать с нами. Мы рассчитываем стать крупнейшим «поставщиком» пользователей для каждого из них. Это было бы здорово».






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх