анализы: Пербежчик

Автор: Денис Сергеевич Гончаров

Говорят, показателем уровня развития общества является то, как общество относится к детям, старикам и инвалидам. Но даже в самом гуманном социуме физическая ущербность инвалидов является аксиомой.

Мы восхищаемся теми, кто смог преодолеть физические ограничения и не потерял веры в себя. Ровно до тех пор, пока не оказывается, что они в чем-то нас превосходят.


Оскару Писториусу не повезло еще на старте. Ребенку не исполнилось и года, когда ему ампутировали обе ноги. Острой необходимости именно в ампутации не было, но родителям Оскара пришлось выбирать из двух зол меньшее: или ребенок остается на своих двоих, но всю жизнь проводит в инвалидной коляске, или ходит на протезах.

Отец Писториуса выбрал второй вариант, и сегодня Оскар говорит, что не хотел бы себе другой судьбы: "Может быть, и не очень удобно менять ноги в зависимости от задач, но все, что может здоровый человек, могу и я".

На самом деле, сегодня Писториус способен на такое, что не каждому здоровому человеку по силам — обладатель мирового рекорда в беге на сто метров для инвалидов укладывается на этой дистанции в 11 секунд. Собственно, Писториус бегает так хорошо, что в рамках соревнований для инвалидов ему тесно.

Он хочет состязаться со здоровыми атлетами, на равных.

Проблема лишь в том, что они не очень этого хотят. И соперники Писториуса, и спортивные чиновники считают, что отсутствие ног в данном случае является заведомым преимуществом.


Биомеханическое преимущество

Будь спортивные успехи Писториуса чуть скромнее, никто бы и не кивал на якобы "заведомое преимущество", однако карьера Оскара началась ярко. На своих первых Параолимпийских играх (Афины, 2004) восемнадцатилетний Оскар Писториус не только обошел чемпиона Марлона Ширли на дистанции 200 метров, но и установил новый мировой рекорд. Однако первые же победы в Афинах принесли новые проблемы.

В профессиональном спорте попытки добиться успеха любой ценой никого не удивляют (формально олимпийцы профессионалами не являются, но фактически спортсменулюбителю на этих соревнованиях давно уже делать нечего). Спортивные состязания для инвалидов устроены похоже — разве что масштабы другие. Случаются и скандалы с допингом, и откровенные подлоги. Самая шумная и некрасивая история произошла восемь лет назад, когда выяснилось, что часть спортсменов испанской сборной вполне здорова, причем испанский Параолимпийский комитет был прекрасно об этом осведомлен, но рассудил, что чем здоровее спортсмены, тем больше медалей, а чем больше медалей, тем больше спонсорских денег.

Неравенство в Параолимпийские игры заложено изначально, поскольку, перефразируя классика, все здоровые спортсмены здоровы примерно одинаково, а вот болеет каждый по-своему. Глупо и жестоко заставлять соревноваться слепого и безногого, поэтому состязания в параолимпийских соревнованиях разбиты на категории, причем описание этих категорий и условия вхождения атлета в ту или иную категорию постоянно уточняются. Последняя редакция стостраничного руководства по IPC Athletics Classification (обращаю внимание: речь идет только о легкой атлетике) вышла в декабре прошлого года и рассчитана на постепенное принятие уточненных правил классификации в течение ближайших двух лет. Согласно этой классификации Писториус попадает в категорию T43 (люди, у которых удалены обе ноги ниже колена). Марлон Ширли, которого Оскар обошел на двухсотметровке, попадает в категорию T44, одна нога у него здоровая.

Казалось бы, наличие здоровой ноги — это плюс, однако сам Ширли в этом вовсе не уверен. "Длина ног Писториуса, — говорит он, — и то, что ее можно отрегулировать, увеличив длину шага, дают Оскару огромное биомеханическое преимущество перед другими атлетами". Если это действительно так — а сам Писториус наличие у себя какихлибо биомеханических преимуществ, естественно, отрицает, — то те же биологические ограничения, которые мешают одноногим спортсменам, в не меньшей степени должны мешать спортсменам здоровым.


А без двух — лучше?

Несмотря на ворчание Марлона Ширли, победы Писториуса на параолимпийских соревнованиях поначалу никакого скандала не вызвали. Возможно, причина спокойного отношения к "нечестным" победам Оскара в том, что даже его оппоненты хорошо понимали, какой ценой они заработаны. Возможно, снисходительное отношение к Оскару вызвано тем, что самые известные его конкуренты — Марлон Ширли и Брайан Фрейзер (соответственно второе и третье места на двухсотметровке в Афинах в 2004 году) — вместе с Писториусом входят в рекламную команду компании Ossur, ведущего производителя протезов. Собственно, и протезы они используют одинаковые. Все три атлета бегают на Cheetah (специальная модификация линейки Flex-Foot), Писториус использует также модель Modular III, Фрейзер — Flex-Sprint, а Ширли — LP Vari-Flex. В популярности Cheetah нет ничего удивительного — девять из десяти атлетов пользуются той или иной модификацией Flex-Foot.

Протезы Cheetah (Flex-Sprint III) сделаны из углеродного волокна и, в отличие от последних "неспортивных" разработок Ossur, являются пассивными — в них нет ни моторов, ни сложных систем управления, повышающих эффективность устройства. Эффективность обеспечивается только формой протеза и материалом, из которого он изготовлен. Их даже новинкой не назовешь — первые модели Flex Foot изобретатель Вэн Филипс придумал еще в начале 1980-х годов, а изменения, внесенные в Cheetah за последние десять лет, были в основном косметическими (по крайней мере, так понимают ситуацию в Ossur). Тем не менее, когда Писториус выразил желание соревноваться со здоровыми спортсменами, выяснилось, что даже такая аскетичная замена дает ему преимущество перед теми, у кого есть обе ноги.[Справедливости ради отметим, что в обычных соревнованиях "золото" Писториусу не светит. Для инвалида он бегает очень быстро, но до мировых рекордов пока не дотягивает. — Прим. ред.]


Гонки на выживание

В марте 2007 года на чемпионате ЮАР Писториус стал вторым на четырехсотметровке. Его соперниками на сей раз были абсолютно здоровые люди. В том же месяце в правилах Международной федерации легкой атлетики появилась необычная поправка, запрещающая использование любых технических устройств, которые дают преимущество над другими атлетами.

Чиновники федерации, однако, опровергли предположения, что поправка вызвана успехами Писториуса, и даже разрешили спортсмену участвовать в забегах вплоть до тех пор, пока не будет доказано, что протезы помогают ему бегать быстрее.

Писториус, ссылаясь на почти двадцатилетнюю историю протезов такой конструкции, утверждал, что, будь все дело в них, удачливые бегуны нашлись бы и раньше, но несмотря на логичность этого предположения, проверке оно не поддается. Для инвалидов занятия спортом дорогое удовольствие — каждый протез Cheetah стоит около 18 тысяч долларов, а протезы во время интенсивных тренировок имеют обыкновение ломаться. Значит, появление бегуна такого уровня возможно лишь при следующих условиях:он должен потерять обе ноги до того, как начал ходить (утверждается, что переучиться с естественной моторики на управление протезами, конечно, можно, но свободно бегать на протезах уже не получится — слишком трудно держать равновесие), он должен интересоваться бегом и не иметь сопутствующих заболеваний, и кроме того, он должен быть если не богат, то очень обеспечен.

Аргументы противников участия Писториуса в обычных соревнованиях сводятся к следующему. Во-первых, его ноги "лучше настоящих", поскольку хитроумная конструкция протеза позволяет при меньших усилиях получать большую отдачу. Во-вторых, в протезах не образуется молочная кислота, что дает преимущество в забеге на 400 метров — Писториус устает меньше, чем другие атлеты (это заметно невооруженным глазом:на последней сотне темп падает у всех бегунов, кроме Оскара). В-третьих, Писториус банально легче соперников — примерно килограмм на десять-двенадцать (протезы легкие, каждая "нога" весит меньше килограмма). Четвертый аргумент нам уже знаком — это замечание Марлона Ширли о длине шага. Чиновники из Международной федерации легкой атлетики уверены, что обычный человек не может бежать скачками по три-четыре метра. То, что Писториус отстает на старте, поскольку ему до пресловутых трех-четырех метров нужно разогнаться, в расчет не берется. Сам Оскар уверен:будь у него обе ноги, он бежал бы точно так же, но это заявление тоже не проверишь.

Что касается молочной кислоты, то и здесь у Писториуса есть возражение: он считает, что насыщенность мускулов кровью у него такая же, как и у других атлетов, а значит, и с молочной кислотой ему приходится бороться так же, как остальным.


У финишной прямой

Дольше всего разбирались с первым аргументом. Актуальных независимых исследований на эту тему не существовало. Писториус ссылался на исследования 1987 года, согласно которым бежать на протезах втрое труднее (за счет сокращения мышц голени здоровый бегун тратит на отталкивание от земли втрое меньше сил, чем бегун на протезах). Однако тогда исследователи изучали не Cheetah (этой модели еще не было) и даже не Flex-Foot (Ossur приобрел компанию Вэна Филипса, придумавшего Flex-Foot, двенадцатью годами позже), а другой протез от Ossur — схожий, но не до смешения. Независимо от доверия к исследованию опираться на его результаты было бы странно, поэтому Международная федерация легкой атлетики решила проверить Писториуса еще раз. Минувшей осенью под присмотром профессора Брюгеманна Оскар и несколько здоровых атлетов, не уступающих ему в скорости, прошли серию тестов, обошедшихся Федерации в 50 тысяч евро. В результате профессор Брюгеманн пришел к следующим выводам:

• после разгона Оскар тратит на 25% энергии меньше, чем его соперники (вероятно, до разгона он тратит больше энергии, но об этом ничего не говорится);

• физиологические показатели Писториуса хуже, чем у его соперников, хотя бегают они примерно одинаково;

• биомеханический анализ протеза однозначно указывает на существенные различия механики протеза и здоровой ноги (ну еще бы), причем уровень возвратной энергии протеза зачастую выше возвратной энергии голеностопного сустава (иногда втрое);

• потери энергии во время контакта с землей (весь цикл: касание, перенос веса, толчок) у протезов Писториуса составляют 9,3%;здоровые атлеты теряют 41,4%.

Суммарное преимущество Оскара над здоровыми спортсменами Брюгеманн оценил в 20-30%. В январе результаты исследования были опубликованы. Международная федерация легкой атлетики запретила Писториусу участвовать в Олимпийских играх.

Писториус заявил, что у него на руках есть результаты собственного исследования — разумеется, противоречащие выводам Брюгеманна. Впрочем, упомянутые исследования Писториуса не опубликованы, так что противникам и оспорить нечего. Компания Ossur выпустила гневный пресс-релиз, суть которого сводилась к следующему:независимо от результатов исследования оценивать эффективность протеза вне контекста его использования неправомерно.

Даже если протез эффективнее отдельных мышц человеческого тела, это вовсе не значит, что он дает спортсмену какие-либо преимущества перед здоровыми атлетами, наоборот, инвалиду, в отличие от здоровых людей, приходится преодолевать очевидные неудобства, обусловленные его физическими особенностями (как пример, уже упоминавшаяся задержка Писториуса на старте).

Проблема, однако, в том, что никто не знает, каким образом можно измерить эффективность атлета как системы. Объективной, устраивающей всех методики попросту не существует. В результатах исследования доктора Брюгеманна, правда, есть ремарка о том, что физиологические показатели Писториуса хуже, чем у соперников, но и здесь все не так просто: спортсмены, с которыми он соревновался во время теста, находятся на пике своей физической формы, тогда как Писториус, несмотря на все его успехи, начинающий атлет и по-хорошему его физиологические показатели следовало бы сравнивать с показателями его ровесников.

Хотя и на это замечание найдется дюжина возражений.

Впрочем, диспут Оскара Писториуса с чиновниками Федерации быстро вышел за рамки научного спора. Они и спорят-то о разном. Федерацию волнует вопрос использования технических устройств в спортивных состязаниях, Оскара — его участие в Олимпийских играх. Покажи Оскар приемлемые результаты на других протезах, в неэффективности которых у чиновников нет сомнений, никаких возражений против его участия в Олимпиаде не нашлось бы. Но в таком разрешении противоречия не заинтересованы ни Оскар (вряд ли он физически способен бегать с той же скоростью на протезах другой конструкции), ни Ossur.

Так или иначе, Писториусу участвовать в Олимпийских играх запретили. Оскар же попытался оспорить решение Федерации — и выиграл.

Правда, главной причиной отмены запрета стали не научные изыскания команды Писториуса, а недостаток научных доказательств у противной стороны.

Есть и еще одна тонкость. То, что Писториуса допустили к участию в Олимпиаде, вовсе не означает, что он действительно будет в ней участвовать. Чтобы попасть в олимпийскую команду, он должен пробежать четырехсотметровку быстрее, чем за 46 секунд. Пока Писториусу это не удавалось.


Победа Писториуса

Победа южноафриканского атлета — а он уже победил, даже если в Пекин приедет туристом, — может изменить спорт так же, как изменило его распространение химических стимуляторов.

И если сегодня мы восхищаемся спортсменами-инвалидами не потому, что они показывают впечатляющие результаты, а потому, что они показывают их вопреки физическим ограничениям, то, глядишь, лет через десять-двадцать мы будем снисходительно наблюдать за здоровыми атлетами, которым придется догонять своих параолимпийских конкурентов, чьи физические ограничения неожиданно обернутся источником дополнительной силы.

Думаете, фантастика? Спортивные чиновники придерживаются иного мнения.

"Со всем уважением, — говорит Элио Локателли, директор Федерации по развитию, — если мы разрешим устройства, дающие спортсмену преимущество, завтра люди начнут летать с помощью какой-нибудь штуки на спине".

В том, что атлеты готовы пойти на определенные жертвы ради победы, ни у кого сомнений нет. Если верить одному из опросов, семь из десяти спортсменов готовы принимать запрещенные препараты, даже если будут знать, что "благодаря" этим препаратам не доживут до пятидесяти. Что уж говорить о незначительных на первый взгляд биомеханических достижениях, если без них даже в тройку не войдешь.

Президент Параолимпийского комитета (кстати, принявший сторону Федерации) в интервью признается, что понимает Писториуса, потому что "в настоящее время быстрейшие атлеты соревнуются на Олимпийских играх". Но учитывая скорость, с которой Писториус бьет рекорды, вполне можно ожидать, что через несколько лет он — а может, даже и не он, а неизвестный пока атлет, который придет ему на смену, — побьет олимпийский или мировой рекорд на Параолимпийских играх.

А лет через двадцать, кто знает, Игры для людей с ограниченными возможностями превратятся в соревнования людей с возможностями неограниченными. А нам останется восхищаться отчаянными храбрецами, которые находят в себе мужество состязаться с теми, кто улучшил свое тело с помощью технологий.


Натали Дю Той

Один спортсмен-инвалид к участию в нынешних Олимпийских играх уже допущен — это южноафриканская пловчиха Натали дю Тойт. Ее левая нога ампутирована выше колена, но во время заплывов Натали никаких приспособлений не использует. Как и Писториус, она теряет время на старте (точных оценок опять-таки не существует, но, по словам одного из тренеров, от бортика она отталкивается на 20% слабее, чем ее здоровые соперницы), поэтому Натали предпочитает средние и длинные дистанции. В квалификационном заплыве в Севилье она пришла четвертой на дистанции 10 км.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх