оружие XXI века: Потомки Тартара рвутся к небу

Автор: Ваннах Михаил

Мало какая техническая проблема — разве что распространение ядерного оружия — вызывала такие общественно-политические страсти, как развитие систем противоракетной обороны. И пока внимание европейцев и наших граждан приковано к радару в Чехии и единственной пусковой в Польше, Соединенные Штаты (в ремесле иллюзиониста главное — отвлечь внимание!) получили техническую возможность превратить в платформу противоракетной обороны любой корабль с системой Aegis (см. "КТ" #736).


А предоставила эту возможность ракета SM-3 — результат эволюции семейства Standard.

Вторая мировая война сделала главным врагом боевого корабля самолет. Гигантские линкоры японского императорского флота "Ямато" и "Мусаси" отправились на дно под ударами американской авианосной авиации, не успев пустить в ход свои чудовищные 456-мм орудия.

И естественно, что флот США в ходе холодной войны (память о Пирл-Харборе была еще свежа) уделял первостепенное внимание корабельной ПВО. Для этого, начиная с конца Второй мировой, начала осуществляться совершенно секретная операция Bumblebee ("Шмель") по разработке и испытанию управляемого ракетного оружия.

В результате на корабли США пришло первое поколение зенитных ракет. Сначала комплекс средней дальности RIM-2 Terrier, первая серия которого была выпущена в 1956 году. Двухступенчатые твердотопливные ракеты длиной 8,2 м и весом 1360 кг наводились на цель по радиолучу, принимавшемуся аппаратурой, размещенной в хвосте изделия.

При отклонении от оси луча система управления генерировала компенсирующий сигнал, приводы начинали шевелить рулями, и ракета возвращалась на ось луча наведения. Корабельная же аппаратура комплекса должна была обеспечить совмещение луча с целью и перехват на дальностях до 24 км. Чуть позже, в 1958 году, начался выпуск более совершенных ракет средней дальности (до 32,5 км), а именно RIM-24 Tartar фирмы General Dynamics.

Меньшая по размерам (длина 4,7 м, стартовый вес 700 кг), она была оснащена двухрежимным твердотопливным двигателем (на стартовом этапе тяга 5600 кг, на маршевом — 850 кг) и, главное, полуактивной радиолокационной системой наведения.

В любой системе наведения неизбежны ошибки. И если мы пользуемся системой радиолучевой, то постоянная погрешность сопровождения цели в угловых величинах по мере увеличения дальности стрельбы приведет к увеличению погрешности наведения в абсолютных, линейных величинах. В результате — снижение эффективности действия боеголовки, подрываемой бесконтактным взрывателем, а то и вообще промах.

А при полуактивном наведении разработчики хитрят. Корабельный локатор AN/SPG-51 посылает сигналы подсветки. Они отражаются от цели и принимаются бортовым приемником ракеты, сигналы с которого передаются на систему наведения. Подсвеченная цель сама говорит ракете "Съешь меня!", и чем ближе к ней ракета — тем громче. При этом минимизируются ошибки наведения на дальних дистанциях (но возрастает сложность бортового оборудования). Неудивительно, что Tartar, персонификация греческо го ада особо строгого режима, был установлен на большом количестве кораблей ВМФ США разных классов.


Третьим комплексом серии "T" стал начатый по программе "Шмель" первым, но вошедший в строй позже, в 1960 году, ЗРК большой дальности RIM-8 Talos (до 185 км). Инкарнация медного великана, некогда обегавшего берега Крита в поисках врагов, несла ядерные боеголовки, предназначенные для уничтожения особо важных целей, вроде "убийц авианосцев", советских Ту-95 с крылатыми ракетами на борту.

Это был первый этап развития корабельных ЗУР ВМФ США.

Таким образом, к началу 1960-х годов управляемые зенитные ракеты научились сбивать воздушные цели. Дальше начался более интересный этап — стандартизации.

Дело в том, что использовать ракеты, особенно с ядерными боеголовками, по прямому назначению, в конфликте двух сверхдержав, возможности не было.

Война неизбежно привела бы если не к исчезновению человека с лица Земли, то к краху технологической цивилизации наверняка.

И "Камелотом", группой интеллектуалов, приведенных в Белый дом президентом Кеннеди, была выработана более реалистичная стратегия — стратегия истощения. Перегрузить Советский блок военными расходами, тем самым надломив его экономику. А для этого нужно было самим поддерживать военную мощь при приемлемых затратах. И верный способ здесь — стандартизация.[Стандартные мушкеты со взаимозаменяемыми частями выпускал еще культовый американский изобретатель Илай Уитни (Eli Whitney,1765-1825), более известный как создатель машин для обработки хлопка.]

Она и была использована для создания семейства зенитных ракет Standard. Сначала заменили ракеты Tartar и Terrier. На смену "Тартару" пришла ракета RIM-66 Standard, она же SM-1MR.


"Терьер" был замещен изделием RIM-67 Standard, или SM-1ER.

"Стандартные" ракеты первого семейства — "тетушки" современной ИТ-отрасли. Дело в том, что их родовой чертой была твердотельная электроника, на интегральных схемах, сменившая электронику дискретную (в том числе на электронновакуумных приборах). Это резко сократило массогабаритные характеристики систем управления и повысило их надежность, а также способствовало развитию полупроводниковой отрасли — массового гражданского спроса на ее продукцию тогда еще не было.

Кроме того, все внутренние источники энергии для семейства Standard стали электрическими — ракеты избавились от гидравлики и пневматики, остались только стандартные электрические разъемы. Это резко упростило обслуживание и предпусковую подготовку, а также удлинило сроки хранения.


После ряда модернизаций семейство Standard породило поколение SM-2. Его главное отличие в том, что ракеты RIM-156 Standard Extended Range Block IV (SM-2ER VLS capable) получили возможность стартовать с вертикальной пусковой установки VLS комплекса, став основой ракетной ПВО кораблей флота США практически всех классов. Отсюда — большие объемы их производства и, как следствие, сравнительно низкая стоимость каждой ракеты (409 тысяч долларов за штуку для оружия совсем немного!). Ракета эта двухступенчатая, оснащена инерциальной и РЛС-полуактивной системой наведения. После схода с пусковой установки ее выводит на курс и сопровождает радар AN/SPY-1, а на конечном участке цель подсвечивает радар AN/SPG-62, оба — элементы комплекса Aegis. В условиях сильных помех изделие пойдет в инерционном режиме, по данным инерциальной системы управле- ния. Дальность стрельбы — до 185 км, боеголовка — осколочнофугасная, хотя предусматривалось использование и ядерных зарядов.

Вслед за RIM-156 на службу встали ракеты RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3), являющиеся ударной силой противоракетной системы корабельного базирования Aegis. Ракета эта четырехступенчатая, но длиной лишь 6,5 м, компактнее, чем первенец Terrier.

Диаметр корпуса у нее, как у SM-2, любимый американскими моряками — 13,5 дюйма, 343 мм (был некогда такой линкорный калибр).

Первые три ступени — твердотопливные ракетные ускорители. На четвертой — смонтирована система стабилизации и наведения на баллистические цели.

Стоит каждая SM-3 девять с половиной миллионов долларов.

Дальность ее действия — больше 500 км, досягаемость по высоте — больше 250 км. Система наведения, кроме известных нам по SM-2 инерциальных и радиолокационных подсистем, получает данные с GPS, а в космосе вступает в действие контур наведения четвертой ступени (о нем мы поговорим в статьях, посвященных космическому оружию). Пока же отметим:ракеты не зря несут в своем названии слово "Стандарт" — при решении принципиально новых задач противоракетной/противоспутниковой обороны используется максимальное число стандартных элементов — вертикальная пусковая, радары и компьютеры комплекса Aegis. Да и корабли, на которых размещено все это хозяйство, уже в строю.

Действительно, "Стандарт".

Без которого с решением задач ПРО не справилась бы даже богатейшая сверхдержава. То есть принципиально новый театр военных действий — космический — открылся не благодаря появлению неких лазеров с ядерной накачкой, обсуждавшихся в 1980-е, а в результате методичной доводки и апгрейда обычных корабельных ракет, потомков "Тартара". И глядеть политикам надо бы не на единственную пусковую в Восточной Европе, а на флот, уже располагающий восемнадцатью кораблями Aegis с ракетами SM-3.

Эти мобильные пусковые установки можно развернуть в любой точке мирового океана и вымести с орбит (пока — низких) спутниковые группировки противника.

Когда-то, в XVII веке, голландский адмирал де Рюйтер заходил в порт, неся в качестве вымпела метлу — в знак того, что очистил море от врагов. Месть современного флота настигнет врага и на орбите.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх