КАФЕДРА ВАННАХА: Младший хирург с «Гремучей змеи»


Автор: Ваннах Михаил

Благодаря Лемюэлю Гулливеру корабельные хирурги прочно заняли место в мировой культуре. Корабли Королевского флота - хотя бы бриг «Бигль» лейтенанта Роберта Фицроя - традиционно были не чужды науке. Заметное влияние на массовую культуру в XIX веке связано также с Кораблем Ее Величества (HMS, Her Majesty Ship) и его корабельным хирургом.

Родился Томас Генри Гексли (Thomas Henry Huxley) в 1825 году, в мясной лавке, а отец его был учителем, - символическое предзнаменование для карьеры будущего зоолога. И впитанные с молоком матери риторические навыки в будущем окажут Гексли неоценимую услугу.

Немаловажный вклад в формирование личности Томаса внесла и религиозная атмосфера его родного городка Илинга в Миддлсексе. Родители - верные приверженцы государственной англиканской церкви (как может быть иначе в доме директора школы?). Сын - тяготеет к нонконформистам (они же диссентеры), требующим уравнивания в правах с Церковью Англии. Одно это было скандалом. А юноша шел дальше. Равно завороженный и таинствами религии, и светом науки, Гексли склоняется к унитаризму. Эта религиозная доктрина, отрицающая дуализм духа и материи, традиционно привлекала английских естествоиспытателей. Ньютон исповедовал ее «по Королевскому разрешению», без неприятных для себя последствий. Менее удачливому Пристли пришлось из-за религиозных взглядов эмигрировать в Америку. По той же причине предстоит подвергнуться репрессиям и юному Гексли. Он будет исключен за диссентерство из Сайденхэмского колледжа по требованию Королевской медицинской коллегии. Было диссиденту всего семнадцать…

Такие приключения сделают молодого человека сторонником взглядов историка и писателя Томаса Карлейля на практическую религию - насаждения страхов перед божествами и чудесами для удержания в узде темных масс. Ведет же вольный практикант госпиталя Чаринг-Кросс образ жизни, вполне присущий раннехристианским подвижникам, - бесплатно пользует неимущих в лондонских доках. Понятно, что финансово успешной такая деятельность быть не может. И Гексли поступает на службу в Королевский флот.

В 1846 году HMS «Rattlesnake» отходит к берегам Австралии. Томас - младший хирург экспедиции. Обратим внимание, это тоже важно: в Викторианской Англии профессия хирурга не считалась вполне джентльменской - в отличие от врача, именуемого почтительно «доктор», хирург «работал руками»…

Но Гексли вроде бы не до сословных различий. Пристроившись с микроскопом на столе для карт в штурманской рубке, он изучает живые организмы Австралии и Новой Гвинеи. Восхитительные морские анемоны Большого барьерного рифа, смертоносные «португальские кораблики»…

Его усердие не остается незамеченным. Командир «Гремучей змеи» каперанг Оуэн Стэнли отправляет работы Гексли своему отцу, епископу Норвича. Тот публикует их в Лондоне. Гексли оценен по достоинству. Все великолепно? Но сам факт протекционизма в «старом добром аристократическом стиле» глубоко уязвляет молодого ученого, приводит его к тяжелому душевному кризису.

После возвращения в Англию в 1850-м начинается стремительная ученая карьера Томаса Гексли. В 1851-м он избран членом Королевского общества; в 1854-м занял кафедру естественной истории при Королевской горной школе в Лондоне и кафедру физиологии в Королевском институте; с 1863-го по 1869-й был профессором анатомии в медицинской коллегии; с 1869-го по 1870-й - президентом Геологического и Этнографического обществ; в 1870-м стал президентом Британской ассоциации и членом Комиссии по содействию преподаванию естественных наук; в 1878-м - членом Лондонского училищного совета. Но это деятельность академическая, оценить которую, как и определить пол ежа, может только другой еж, точнее биолог.

А вот деятельность Гексли в качестве популяризатора имела поистине глобальное значение. Апология дарвинизма (Гексли носил кличку «бульдог Дарвина»; при ее интерпретации следует учесть, что британцы поразительно тепло относятся к этим странным животным). Знаменитая дискуссия с епископом Оксфордским (заметим, что епископ Уилберфорс спорил с Гексли не как священнослужитель, а как глава Британской ассоциации развития наук, а известный священник и писатель Чарльз Кингсли поддерживал Гексли…). Провозглашение Гексли Папой [Римским] агностицизма. И в то же время - забота о том, чтобы Дарвина похоронили в Вестминстерском аббатстве. Немалое политическое влияние. И еще большее влияние интеллектуальное, культурное. Чего стоит хотя бы статья «Эволюция» в девятом издании энциклопедии Britannica (1878).

Ухудшение здоровья. Тяжелые сердечные приступы, вызванные неизбежным спутником первой НТР - лондонским смогом. Возможно, именно они сделали Гексли крайне осторожным в социальных вопросах, в отличие от поклонявшихся ему радикалов. Он стоял за «союз между трудом и капиталом», полагая, что социальные распри, как и паразитизм на общественном богатстве, ослабляют человечество перед лицом природы. Правоту взглядов Гексли показывает хотя бы история России в ХХ веке… Именно из переводов статей Гексли в журналах «Знание» и «Природа» - назовем лишь «Учение Декарта об автоматизме животных», «Автоматы ли животные» - русская публика познакомилась с идеями, почти на век опережавшими кибернетические. Было это за двадцать лет до смерти Гексли, последовавшей в 1895 году…







 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх