Загрузка...


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

«Музыкальный глобус» и Екатерина Тарханова

Всем балом фактически правила здесь она одна, хотя подготавливали материал и музыкальный редактор «Глобуса» Эльвира Хачикян, и я. Высокая, статная, словно царица шла она по коридору, или усаживалась в редакционной комнате с дымящей сигаретой, элегантно держа ее пальцами с неправдоподобно длинными ногтями. Многие ее побаивались, но уважали все. Во всем ее облике чувствовался властный характер, знала она свое дело прекрасно, у нее был хороший музыкальный вкус и политическое чутье - она никогда не ошибалась, что нужно вставить в программу именно сегодня. И была очень требовательна. Особенно доставалось музыкальным редакторам, которые с ней работали. Сколько раз она их гоняла за той или иной фонограммой, если ее не устраивала «подложечная» музыка. И были у этой программы постоянные ведущие Мария Ключникова и Виктор Татарский, а также и постоянные звукооператоры Александра Васильевна Ершова (для многих просто Шура) и Раечка Глухова, потому что «Глобус» монтировался всегда только в 29 аппаратной, которая располагалась на втором этаже. И они всегда были полноправными соучастниками нашей программы.

Работая с Тархановой, я прошла целую школу радиожурналистики. Я всегда дорожила ее мнением и когда я сама писала какие-то тексты для «Глобуса», мне всегда хотелось не ударить лицом в грязь. Благодаря Е.П. Тархановой я встретилась со многими журналистами-международниками. Среди всех самой яркой личностью был Владимир Познер, тогда работающий на иновещании. Долгое время, прожив в США, он превосходно знал американскую и негритянскую музыку - и фольк-музыку, и спиричуэлс, и джаз. Никогда не забуду своего первого впечатления от его передачи о Вуди Гатри, авторе и исполнителе собственных песен. Это была жизнь Вуди Гатри, рассказанная его песнями и им самим, хотя и звучал на русском языке голос Виктора Татарского.

Мне неоднократно приходилось ездить на Пятницкую, чтобы получить те или иные материалы от наших корреспондентов из-за рубежа, заказать переводы тех или иных песен (тогда были штатные переводчики по всем странам, на которые шло наше вещание).

В «Музыкальном глобусе» были подчас отдельные моменты, не всегда устраивающие наше высокое руководство. Помню, как, вернувшись из Парижа, где проходил фольклорный фестиваль советского искусства, Татьяна Лобова, которая была ассистентом режиссера этого фестиваля Иосифа Михайловича Туманова, привезла запись открытия фестиваля. И мы решили на этом материале сделать «Глобус». На открытии фестиваля в Париже выступил с небольшой речью секретарь ЦК КПСС Суслов, и его выступление, естественно, было включено в программу. Когда наше местное начальство решило посоветоваться с руководством на Пятницкой, то заместитель Лапина по радиовещанию Орлов заявил, что мы не можем без разрешения самого Суслова оставить его речь в передаче. Нам пришлось ехать на Пятницкую, где по вертушке (прямая связь с Кремлем) нас соединили с Михаилом Андреевичем, который тут же дал согласие. Но обычно все вопросы на местном уровне решала сама Екатерина Павловна, а перечили ей редко. Тарханова была необыкновенно талантлива во всем. Язык у нее был острый, суждения - оригинальными. В самые трудные для «Музыкального глобуса» времена она острила: «Я могу делать «Глобус» и при пивном ларьке». И в этом была какая-то сермяжная правда, потому что ей было, действительно, все равно, за каким отделом будет числиться эта передача, потому что это было ее и ничье другое создание. Когда, ввиду никак не разрешаемого конфликта между ней и А.И. Ливановой, Черкасов перевел «Глобус» в отдел музыкально-образовательных передач, то при всей странности этой ситуации, она оставалась спокойной. Я же тяжело переживала переход из зарубежного отдела, поскольку лишилась той разнообразной работы, которая была у меня там. Здесь же я должна была ограничить себя только «Музыкальным глобусом». А мне вовсе не хотелось расставаться со своими планами, связанными с созданием музыкальных композиций и спектаклей. И когда так случилось, что я все же вернулась в отдел зарубежной музыки, а на мое место пришла редактор Галина Гордеева, уже до этого работавшая с Екатериной Павловной, мне очень не хотелось, чтобы мой поступок Тарханова считала изменой ей - птенчики, вырастая, всегда вылетают из своего гнезда. После 200-го выпуска (в ста из них редактором была я) мы вскоре расстались, а «Глобус» продолжал выходить в эфир уже без моего участия. Забегая вперед, скажу, что в начале 90-х вышел тысячный его выпуск, а вскоре он растворился в небытие, как и многие другие программы Всесоюзного радио. Но фактически жизнь его закончилась, когда не стало Тархановой, как потом ни старались продолжать работу над «Глобусом» и Виктор Татарский, и Галина Гордеева, и Александр Миловидов.

Таким образом, я снова оказалась в отделе зарубежной музыки, который вскоре в результате реорганизации был фактически расформирован, так как он был разделен по жанрам, частично влившись в отдел симфонической музыки, частично в отдел эстрады, куда попала и я. Но это уже новая глава, которую я начну с Виктора Витальевича Татарского.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх