Загрузка...


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

«Последняя из могикан»
(Ангелина Степанова)

Когда в мае 2ООО года во МХАТе им. А.П. Чехова провожали в последний путь Ангелину Осиповну Степанову, казалось, что провожают целую эпоху Московского Художественного театра. В самом деле, Степанова была последней связующей нитью со старым МХАТ. Она пришла в театр из 3-ей студии Художественного театра в 20-х годах теперь уже прошлого века, и сам К.С. Станиславский готовил с ней ее первые большие роли - княжны Мстиславской в «Царе Федоре Иоановиче» и Софьи в «Горе от ума». Может быть, именно ее, прошедшую такой длинный путь в этом театре, можно назвать совестью Московского Художественного театра. Незабываемо ее последнее публичное выступление во время разнузданного (другим словом и не назовешь) празднества юбилейных торжеств по случаю столетия МХАТа и знаменитой встречи Станиславского и Немировича-Данченко в «Славянском базаре». Вся эта шелуха как будто не коснулась ее. С этой великой сцены она говорила о высоком предназначении театра, которому надо служить верой и правдой. (Не ручаюсь за точность ее слов, но смысл их был именно такой).

Первый раз я встретилась с Ангелиной Осиповной, еще не работая на радио. Учась на третьем курсе ГИТИСа, я решила взять темой своей курсовой работы две роли Степановой - королеву Елизавету в «Марии Стюарт» Шиллера и Патрик Кемпбелл в «Милом лжеце» Килти. Тогда эти спектакли смотрела вся театральная Москва. Я же тот и другой спектакль видела неоднократно. Когда я напечатала на машинке свою работу, то мне очень захотелось узнать ее мнение, и я позвонила ей домой, объяснила, кто я такая и что хочу от нее. Ангелина Осиповна с интересом выслушала меня и попросила оставить для нее мою работу на служебном входе Художественного театра.

Через несколько дней я снова ей позвонила, и она пригласила меня к себе. С большим волнением я поднималась в ее квартиру на улице Горького, и потому что я не знала, что она мне скажет, и еще потому, что это была квартира писателя Александра Фадеева, ее мужа. Я шла к ней и вспоминала, как вскоре после его смерти она в строгом черном платье читала в музее Чехова «Что в имени тебе моем» и «Элегию» Пушкина, без доли сентимента, очень просто, но так глубоко, что я помню это до сих пор.

Пробыла я у нее недолго. Волнение мое тут же ушло, когда она приветливо распахнула передо мной дверь. Работу мою Ангелина Осиповна одобрила, а главное, что мне было особенно приятно, сказала, что я почувствовала то, что было у нее «вторым планом», услышала все ее «подтексты», точно расставила все акценты в этих ее двух ролях. И может быть, она увидела в моей работе что-то такое, о чем еще не написали, а рецензий на эти спектакли было великое множество. Сыгранная ею королева Елизавета поставила ее в когорту самых выдающихся актрис современности.

Так случилось, что большая часть моей жизни на радио была связана с музыкальной редакцией, и мне не приходилось встречаться в работе с Ангелиной Осиповной. И только в начале 90-х, когда было уже другое радио, и те, кто делал программу «Вечера на улице Качалова» влились в литературно-драматическую редакцию, я поехала во МХАТ им.Чехова, чтобы записать чествование Степановой в связи с ее 90-летием, которое проходило в портретном фойе. Помню ее торжественное появление в сопровождении стройного юноши, ее внука. Она была с короткой стрижкой, в элегантном платье, на каблуках. Ангелина Осиповна прошла к креслу, которое было для нее приготовлено. Сидя в этом кресле, она и принимала поздравления. Среди выступавших были Виталий Яковлевич Виленкин, Людмила Касаткина, Виталий Вульф, только что выпустивший книгу с перепиской Степановой и Николая Эрдмана, Михаил Ефремов. Когда поздравления закончились, Ангелина Осиповна встала и начала говорить. Ее насыщенная речь была такой продуманной, такой логически выстроенной, что невозможно было поверить, что ей исполнилось девяносто. Незадолго до этого Виталий Яковлевич Вульф принес мне кассету с любительской записью, где Степанова читает отрывок из «Евгения Онегина». Давно я не испытывала такого чувства, слушая ее чтение письма Татьяны. Это было где-то сродни Владимиру Яхонтову. Лучше него «Письмо Татьяны» никто не читал. И вдруг Степанова… Конечно, это было ее собственное прочтение, но почему-то я поставила их рядом. К юбилею Ангелины Осиповны Степановой я сделала большую передачу, в которой ее чествование перемежалось с отрывками из ее спектаклей, где она сыграла свои лучшие роли.

На память о ее незабываемом дуэте с Анатолием Петровичем Кторовым - Бернардом Шоу я храню с тех пор как драгоценную реликвию пьесу «Милый лжец» с ее автографом и пожеланиями. Но разве могла я подумать о том, что почти через сорок лет, в 2003 году я тоже сыграю, хотя и на любительской сцене, ту самую Патрик Кемпбелл, с которой меня когда-то познакомила Ангелина Осиповна Степанова.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх