Загрузка...


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Радио и театр

Но вернемся на радио конца 60-х - начала 70-х годов. Жизнь била ключом: радиопремьеры, открытые концерты, многочисленные записи.

Вместе с помрежем Малого театра Татьяной Сергеевной Лобовой, с которой меня познакомил Липовецкий, мы сделали несколько музыкально-поэтических композиций. Я никогда не называла ее по отчеству, настолько простыми были и остаются наши отношения, да и представилась она при нашем первом знакомстве Таней. Ее общение с Надеждой Андреевной Обуховой в последние годы ее жизни, знание всего ее репертуара, дало ей возможность сделать интересные передачи, в которых сочеталась русская поэзия и голос Обуховой. Стихи Фета, Тютчева, Баратынского читал артист Малого театра Аркадий Иванович Смирнов. Иногда были какие-то передачи с участием Михаила Ивановича Царева, который прекрасно владел стихом. Таня была в большой дружбе с артистом цыганского ансамбля Николаем Эрденко и его женой, тоже певицей - благодаря им, Тане Лобовой и Цареву, который выступит в роли чтеца, родится музыкальная композиция «Макар Чудра» по Горькому. Но это будет уже много позднее и в другом отделе.

Вообще я старалась больше заниматься такими передачами, в которых бы сочетались музыка и театр. Например, очень любила такую тему, как «Музыка к драматическим спектаклям». Одна из первых на эту тему передач была посвящена музыке Д. Кабалевского к спектаклю Камерного театра «Мадам Бовари» и музыке Т. Хренникова к спектаклю театра им.Вахтангова «Много шума из ничего». Благодаря этой передаче я встретилась с двумя выдающимися людьми: Алисой Коонен и Тихоном Хренниковым. И только тогда, когда передача прошла в эфир, и я позвонила Алисе Георгиевне, по ее тону я поняла, что, соединив ее в одной передаче с вахтанговцами, я разбередила нанесенную ей и Таирову рану, когда они после закрытия Камерного театра были направлены в Вахтанговский театр, где фактически были отвергнуты. Это было для меня уроком на будущее. В этой передаче участвовал и сам Хренников. При всей важности своего поста (он был тогда секретарем Союза композиторов СССР) он мне показался очень общительным и обаятельным человеком. А вскоре Натан Абрамович Зарахович, который очень хорошо знал и Тихона Николаевича, и его жену Клару, сделал для нас очерк о творческом пути композитора (будучи скрипачом в оркестре Силантьева, Зарахович с удовольствием занимался и журналистской деятельностью). В этой передаче прозвучала и старая запись из кинофильма «Поезд идет на восток», где молодой Хренников поет под аккордеон свою собственную песню. И еще у меня была одна встреча с Тихоном Николаевичем где-то в середине 80-х, когда мы в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко записывали его оперу «Золотой теленок» по Ильфу и Петрову, а потом делали на основе этой записи радиоспектакль. В антракте я брала у него интервью.

Запомнились мне и встречи с тогдашним директором Большого театра Михаилом Чулаки. Мы задумали цикл радиопередач, который назывался «Час Большого театра». В этом цикле должна была отразиться вся тогдашняя жизнь Большого театра, представлены все цеха. Наша первая встреча с Чулаки началась с того, что мы вместе с ним совершили своего рода экскурсию по театру, а потом поднялись на самый верх, на уровень тех самых знаменитых коней, которых мы видим с Театральной площади на фронтоне здания. На этом самом верхнем этаже, можно сказать, под крышей был сделан репетиционный зал со сценой точно такой же глубины и длины, как и сцена большого зала, и находилась она над ней, прямо над колосниками.

Чулаки произвел на нас (а делали мы этот цикл с режиссером Эмилией Ивановой) очень приятное впечатление, он вел сам все эти передачи, и записывать его было одно удовольствие. На запись передачи, посвященной оркестру Большого театра, Чулаки привел замечательных музыкантов - первую скрипку Юлия Реентовича, к тому же художественного руководителя ансамбля скрипачей Большого театра, и арфистку Веру Дулову. Цикл «Час Большого театра», выходивший в эфир один раз в месяц, длился целый год.

Как- то так получалось, что в эти годы, я время от времени, возвращалась к имени Катульской: то сделала передачу «Е.К. Катульская и ее ученики», то отдельный очерк о солистке Большого театра Тамаре Милашкиной, которая у нее училась.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх