Загрузка...


ДАЛЬНОЗОРКОСТЬ, АСТИГМАТИЗМ, КОСОГЛАЗИЕ

Дальнозоркость бывает двух основных типов – гиперметропия, часто обнаруживаемая у молодых людей и сохраняющаяся в дальнейшей жизни, и пресбиопия, которая обычно начинается в пожилые годы. Эти нарушения могут быть смягчены или устранены вплоть до восстановления нормального зрения.

Гиперметропия часто вызывает дискомфорт и головные боли, а когда совмещается (как нередко бывает) с легкой формой косоглазия, то и частые, сильные мигрени, головокружение, тошноту и даже рвоту Нейтрализация гиперметропических симптомов искусственными линзами приостанавливает эти болезненные проявления, но иногда линзы не помогают, и головные боли и тошнота сохраняются – до тех пор, пока человек не пройдет курс зрительного переобучения.

Пресбиопия обычно рассматривается как один из неизбежных результатов старения. Так же, как и кости скелета, хрусталик глаза твердеет с возрастом, и это затвердевание, как полагают, мешает глазам осуществлять аккомодацию на ближней точке. Тем не менее, когда пожилые люди проделывают соответствующие упражнения, они вновь обретают способность читать на нормальном расстоянии и без очков.

Пальминг, соляризация, покачивания и перемещения сделают многое для уменьшения дискомфорта, связанного с гиперметропией, и приведут глаза и разум в состояние динамического расслабления, которое делает возможным нормальное зрение; все это должно быть дополнено упражнениями на воображение, которые особенно ценны для улучшения способности читать у дальнозорких людей.

Взгляните на одну из больших цифр в настенном календаре, закройте глаза, расслабьтесь и, вспоминая густую черноту типографской краски, подумайте: а ведь точно такая же краска идет на печать и мелких цифр и букв, которые вам видятся точно сквозь туман. Далее, вовлекая в игру воображение, представьте одну из этих мелких букв или цифр и мысленно поставьте две точки насыщенного черного цвета – одну выше буквы, другую ниже. Несколько раз переместив внимание с одной точки на другую, откройте глаза и отыщите в книге ту же букву. Проделав с ней то же самое, что проделывали с воображаемой, вы скоро заметите, как она чернеет и становится все отчетливей, а вместе с ней и другие буквы на странице. Затем текст расплывется, и вам, чтобы вновь улучшить зрение, придется повторить упражнение.

А вот еще одно похожее. Посмотрите на буквы; отметив черноту шрифта, сосредоточьтесь на фоне вокруг и внутри букв; закрыв глаза, постарайтесь представить его значительно белее, чем он есть в действительности. Теперь откройте глаза и повторите то же самое с реальными буквами и реальным фоном. После нескольких таких тренировок способность читать, писать или заниматься другой подобной работой заметно улучшится. И неудивительно, так как между глазами и разумом существует двусторонняя связь. Психическое напряжение вызывает в глазах физическое напряжение и деформации, а это приводит к тому, что разум вынужден воспринимать искаженный образ объекта, отчего степень его напряжения возрастает. Но если разум через память и воображение сформирует в себе точный образ рассматриваемого объекта, то это автоматически улучшит состояние напряженных и деформированных глаз. Стало быть, чем совершеннее образ, тем лучше состояние глаз. И напротив, чем лучше состояние глаз, тем совершеннее образ.

Обратимая, двусторонняя связь между глазами и разумом делает возможным как взаимную пользу, так и взаимный вред. Глаза и разум могут вредить друг другу, могут и помогать. У ненапряженного разума недеформированные глаза, а недеформированные глаза выполняют свою работу настолько хорошо, что не добавляют никакого бремени к заботам разума. Но если по каким-то причинам деформация глаз все-таки произошла, разум помогает ликвидировать аварию, производя на своем конце линии двусторонней связи нечто вроде спасательных работ. Он может заняться припоминанием, которое всегда сопровождается состоянием расслабления, позволяющим глазам вернуть нормальную форму и нормальное функционирование; может вызвать в воображении четкий и ясный образ объекта, который с грехом пополам ощущают деформированные глаза, а это, как вы знаете, стимулирует их возвращение в то состояние, в котором они могли бы передавать сырые материалы надлежащего качества.

Как связаны эмоции и их внешние физические проявления, так связаны и зрительный образ с физическим состоянием глаз. Ухудшите или улучшите ваше мысленное представление, и вы автоматически ухудшите или улучшите состояние глаз. Путем повторения действий по припоминанию и воображению возможно улучшить (поначалу временно, затем постоянно) качество мысленных представлений внешних объектов. Когда это достигнуто, происходит (по началу временное, затем постоянное) улучшение физического состояния глаз. Отсюда ценность упражнений на припоминание и воображение в таких случаях, как гиперметропия, когда ощущение и основывающееся на нем восприятие низкого качества. Упражнения, которые заставляют глаза быстро изменять фокусировку при ощущении объектов различной удаленности, так же полезны для страдающих гиперметропией, так и близорукостью. Эти упражнения были описаны в главе, посвященной близорукости.

Пресбиопия, в сущности, является неспособностью аккомодировать глаза так, чтобы они имели ясные и точные ощущения на близком расстоянии. Неспособность же к аккомодации является, скорее всего, результатом привычки, к созданию которой людей среднего и пожилого возраста понуждает затвердение хрусталика. Эта привычка, как показывает опыт, может быть видоизменена, – при том, что физическое состояние хрусталика останется прежним. Как и все, кто страдает от нарушений зрения, люди с пресбиопией должны следовать основным правилам восстановления зрительной способности, приспосабливая и дополняя их сообразно своим потребностям и нуждам. Кроме упражнений, которые полезны для всех дальнозорких, им рекомендуется освоить еще несколько, способствующих лучшему чтению.

Читать без чрезмерного напряжения страдающие пресбиопией способны и с меньшего расстояния, нежели они привыкли и которое обеспечивает им относительный комфорт. Они могут "уговорить" свои глаза и разум привыкнуть видеть с этого более близкого расстояния – при условии, что чтение будет регулярно прерываться для пальминга, покачивания и соляризации, чтобы предоставить органам зрения отдых и расслабление. Таким образом может быть значительно сокращено расстояние, требующееся для комфортного чтения, при этом глаза и разум восстанавливают свою подвижность.

Оливер Уэнделл Холмс записал случай, который произошел с неким пожилым джентльменом, его знакомым: "Почувствовав, что зрение ухудшается, он тут же принялся упражнять его, выписывая мельчайшие буковки, чем явно отвадил природу от ее дурацкой привычки вести себя столь бесцеремонно в сорок пять лет или около того. И теперь сей джентльмен творит своим пером поистине чудеса, заставляя думать, что вместо глаз у него пара микроскопов. Хочу быть точным и потому боюсь сказать, сколько он может вписать в лоскут, равный по площади пятицентовой монетке, – то ли отдельно псалмы и отдельно Евангелие, то ли все это вместе".

Очевидно, пожилой джентльмен сам открыл то, что впоследствии было вновь открыто д-ром Бейтсом и провозглашено им на весь мир: ценность для людей с нарушенным зрением очень мелкого, даже микроскопического шрифта. Оливер Уэнделл Холмс неправ, однако, когда утверждает, что тот "отвадил природу от ее привычки" наделять людей пресбиопией. Ощущающие глаза и воспринимающий разум отвадить нельзя, любая попытка вынудить их ощущать или воспринимать всегда приводит – и очень скоро – не к улучшению зрения, а к его ухудшению. Пожилой джентльмен, который тренировками уподобил свои глаза паре микроскопов, не мог их отвадить, он должен был уговорить их. Если бы страдающие пресбиопией последовали его примеру, они могли бы творить такие же чудеса.

Положите перед собой книгу с самым мелким шрифтом. (Такие книги не проблема, в любом букинистическом магазине вы найдете пухленькие томики форматом в одну двенадцатую листа; изданные в начале XIX столетия, они содержат полные собрания сочинений великих и забытых и напечатаны шрифтом столь мелким, что наши предки должны были обладать действительно отменным зрением, чтобы от корки до корки прочитывать такие тома). Закройте глаза и примите на них солнечный свет, или, если нет солнца, купайте их в свете сильной электрической лампы; после двух-трех минут пальминга дайте по-прежнему закрытым глазам еще несколько секунд света. Теперь, расслабившись, вы можете приступить к работе. Держите страницу так, чтобы она была ярко освещена, и смотрите на нее легко, без усилий, размеренно дыша и моргая. Не делайте попыток разобрать слова, пусть глаза бродят взад и вперед вдоль белых пробелов между строками; в рассматривании чистой поверхности нет ничего, что соблазнило бы напрячься глаза и разум. Приближайте страницу к глазам (но не ближе, чем на фут), все еще больше внимания обращая на пробелы, чем на шрифт, и по-прежнему следя за дыханием и морганием, чтобы предотвратить перерастание внимания в состояние фиксации. Почаще прерывайтесь для пальминга и солнечных ванн. Это существенно, ибо, как мы видели, ощущающие глаза и воспринимающий разум нельзя отвадить. Чтобы хорошо выполнить работу зрения, они должны быть расслаблены и уговорены служить так, как им и положено служить.

После недолгого времени, посвященного этой фазе упражнения, часто обнаруживается, что отдельные слова и целые фразы, стали вдруг ясно видны. Не позволяйте себе праздновать первый успех и пытаться читать непрерывно. Ваша цель не в том, чтобы прочесть страницу, которая перед вами, нет, вы должны приобрести навыки, с помощью которых будете читать целые тома без напряжения и усталости, с повышенной эффективностью. Повторяю: не пытайтесь читать немедленно, а продолжайте без всяческих усилий рассматривать страницу – и особенно пробелы между строками – с различных дистанций. Время от времени, когда какое-нибудь слово, напечатанное мелким шрифтом, опять станет отчетливо видным, берите обычную книгу и прочитывайте абзац или два. Весьма вероятно, уже сейчас вы сможете читать ее легче и ближе к глазам, чем до работы с миниатюрным шрифтом.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх