Загрузка...


  • ЛЮДИ ДОБРЫЕ, СКОЛЬКО СВИНСКОГО ОТ ЛЮБИМОВА ДО РАДЗИНСКОГО!
  • РЕПЛИКА К «ПРЯМОМУ ЭФИРУ»
  • НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ…
  • КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО

    ЛЮДИ ДОБРЫЕ, СКОЛЬКО СВИНСКОГО ОТ ЛЮБИМОВА ДО РАДЗИНСКОГО!

    (Продолжение. Начало в №30) Человек из погреба

    Марк Солонин, почётный житель Самары, писал свою книгу «22 июня», как Шолохов «Тихий Дон», - 15 лет. А ведь книг с таким именно названием – множество: от уже почти забытого А. Некрича до недавней книги А. Мартиросяна. Казалось бы, в чем дело? Сиди и списывай своими словами. Конечно, творчески. Он этим в основном и занимается, но бесталанно, неуклюже.

    Написал, говорит, 138 тысяч слов, и каждое слово, конечно же, выстраданная святая правда. Можно ли не поверить, если книгу автор посвятил своему отцу Семёну Марковичу, участнику войны. Как Гав. Попов свою книгу «Три войны Сталина» - родственникам. Как Радзинский книгу «Сталин»: «Отцу посвящаю книгу эту». Какая возвышенная инверсия! Хотя его отец всю войну пребывал с женой и юным Эдиком в Ташкенте, где супруги, по непоэтичному выражению А.А. Ахматовой, как рассказала Л. Чуковская, систематически обворовывали её при распределении продовольственных пайков.

    А Эдик – об этом мы читали в «Литгазете» - уже в старости продолжил любимое дело любимых родителей: обворовал Марину Антоновну Деникину, дочь известного генерала, по оплошности подарившую ему в Париже своё сочинение о Распутине. Как выяснилось, книга пенсионера Эдварда написана лживой воровской рукой.

    Однако не будем спешить в случае с Солониным, беспристрастно откроем его сочинение. И что мы видим? Прежде всего автор благодарит за помощь трёх историков, двух философов, одного библиотекаря и одного полотёра. Да ещё и читателей, особенно дотошных, у коих достанет терпения дочитать книгу. Значит, и меня персонально, я дочитал. Гран мерси, Марк Семёнович... Разумеется, как у Гав. Попова, есть и эпиграф и, конечно, это Ахматова, жертва Радзинских. Круг замкнулся.

    И вот, преодолев краткое обращение «К читателю», приступаем к предисловию: «Подлинные документы войны засекретили и стерегли за семью замками как особо важные тайны государства». И такие жалобы – на протяжении всей книги: «И по сей день огромные пласты документов всё ещё скрываются». Ах, как нехорошо вела себя Советская власть! Да и нынешняя странно. Но, во-первых, лучше ли ведут себя благородные лорды и премьеры её величества королевы Англии? Ведь они вот уже восьмой десяток лет держат под четырнадцатью замками важнейшие документы, связанные с прилётом к ним совсем незадолго до нападения на СССР Рудольфа Гесса, заместителя Гитлера. Ясно, что для переговоров. И неизвестно, когда рассекретят. Что за некрасивая манера, сударь, – видеть соломинку в глазу родины и не замечать бревна в глазах прекрасных демократий.

    Во-вторых, Советской власти нет временно уже двадцать лет. А нынешняя антисоветская власть, от Горабачева и Ельцина до Путина и Медведева, по причине трагикомического банкротства крайне заинтересована, чтобы оболгать всё Советское время, в том числе и Отечественную, чем они без устали занимались и занимаются. Поэтому, если советские документы могли помочь в этом деле, они их не только опубликовали бы, но и поручили Кириллу Серебренникову поставить оперу по ним. Но опер, увы, нет. Что это значит? Только одно: кремлёвские антисоветчики боятся этих документов, они крайне опасны для них, если ещё не уничтожены.

    Автор, уверенный в своём всестороннем и несомненном превосходстве над советскими руководителями, по поводу многих обстоятельств небрежно бросает: «Каждый школьник знает это»... «Любая Марьиванна понимает это»... «Даже учащемуся кулинарного техникума должно быть ясно»... «Тут и дураку известно»... А вот они, мол, не соображали! Им неизвестно!.. Тут, конечно, ещё и потуги на сарказм. Но приходится сказать: любая Марьиванна понимает, почему нынешняя власть дарит полякам и тиражирует фальшивки о Катыне, но прячет истинные документы, а вот историк Соломин не сечёт. А ведь я, говорит, сочинил не какую-нибудь бульварщину, а «документальное историческое исследование» (с.13,311).

    Но какие же именно документы Советская власть скрыла от бедняги, чего не хватает этому историку прежде всего? Оказывается, «речи Молотова и Сталина, тексты международных договоров, заключенных Советским Союзом в 1939-1941 годах, – это тайна, страшная военная тайна». Марк Семёнович, ну нельзя же так, начали бы хоть со второй-третьей главы брехать, а то - сразу в предисловии, с первых же строк. Разве этому учил вас папа? Любой советский школьник вам сказал бы: «Дядя, в книге Сталина «О Великой Отечественной войне советского народа» собраны не только его речи и приказы той поры, но и телеграммы Рузвельту, Черчиллю и даже беседы с советскими и иностранными журналистами, ответы на их вопросы. И книга эта издавалась в Советское время раз десять тиражом в 2 миллиона и больше».

    А любой учащийся кулинарного техникума, даже Геннадий Хазанов, напомнил бы: «Тётя, в двух томах была издана переписка Сталина с Рузвельтом и Черчиллем. И обсуждали они вовсе не вопрос, как образумить Солонина, а дела войны». Любой студент вуза вспомнил бы и вышедший ещё в 1946 году трехтомник «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны». Каждый том – 700-800 страниц. И чего там только нет!И кто только не фигурирует!» Да и в нынешнюю пору, будем справедливы, кое-что издано, например, многотомный «Русский архив», тут в томах о войне и директивы Ставки, и приказы, и переговоры по прямому проводу – читай – не хочу! И всё это за 15 лет работы вы не обнаружили? Да кто ж вас загнал в подземелье, да ещё посадил на цепь?

    Вы сетуете также, что «немногим генералам довелось написать воспоминания». Господь с вами! Вам просто не принесли их в погреб. Другое дело, что мемуары наших маршалов и генералов появились позже немецких. И это понятно: наши были сравнительно молоды и после войны продолжали службу, тут не до мемуаров, а немецким старым фердунам ничего не оставалось, как писать и оправдываться, валить всё на Гитлера.

    Но порой, сидя в подземелье на цепи, вы тоскуете о документах, которых и не существовало в природе. Так, вы требуете: Дайте мне Большой План Большой Войны! (с.14-15). Это вы подхватили то ли ещё у Радзинского, то ли уже у вашего любимца Резуна-Грызуна: Сталин-де готовился к завоеванию всей Европы! И был план «Петра Великого», составленный по его мифическому завещанию. Где он? Да ведь не было такого плана-то. Я слышу, как вы негодуете: «Как! А «Соображения по развертыванию Красной Армии на случай войны с Германией»?». Да, кто-то где-то разыскал или изобрёл такое сочинение. На случай! Его никак нельзя назвать документом: оно написано от руки, под ним нет подписи ни наркома, ни начальника Генштаба, и в таком виде оно не было, не могло быть доложено Сталину, как уверяют некоторые авторы. Подобные планы сочиняются во всех генштабах мира, для этого штабы и существуют. Я уверен, что в генштабе Люксембурга есть план на случай воздушно-бомбовой атаки Монте-Карло.

    Вы попросите кого-то из родственников (внуки есть?) принести вам в погреб «Майн Кампф», планы «Барбаросса», «Ост» и эти «Соображения». И сопоставьте. Гесс ещё в 1922 году записал под диктовку Гитлера, что проблема Lebensraum для великого немецкого народа может быть решена только за счёт России; в плане «Барбаросса» по дням и часам расписано было, как надо для этого разгромить Россию, а в плане «Ост» по пунктам – как ограбить и разорить её, стереть с лица Земли. И поставьте рядом с этими дотошными документиками, что с гербовой печатью и державными подписями, анонимные «Соображения», которые можно назвать и «Мечты», «Грёзы» или «Упования». Какое впечатление?

    Но всё-таки видно, вам что-то в погреб приносят, но там темно, читать трудно, и хотя вы пытаетесь, однако всё путаете, перевираете. И вот лепечете, например: «В выступлении по радио 3 июля 1941 года Сталин назвал три фактора (выделено им. - В.Б.), которые обусловили успех вермахта» (с.8). На самом деле никаких «трех факторов» успеха немцев в этом выступлении нет. Есть «три основных фактора» в докладе Сталина 6 ноября 1941 года о 24-й годовщине Октябрьской революции, но, во-первых, речь тут совсем о другом – не об успехах фашистской армии, а о её «неминуемой гибели». Во-вторых, кроме трёх основных, названы и другие факторы. Какие? Почитайте Сталина. Пусть супруга принесёт новую свечку, ваш огарок уже коптит.

    Вы сами-то, Марк Семёнович, в каких войсках служили? Очень трудно догадаться. Не в военторге? Или, как Радзинский да Млечин, вовсе не служили? Трудно поверить, что служили, когда видишь, как далеки вы от темы армейской службы и войны, как не понимаете самые простые вещи в этой области.

    При написании истории очень важна проблема источников. Вы, повествуя, например, о наших неудачах, об отступлении летом 41 года, ссылаетесь: «Писатель-фронтовик В. Астафьев вспоминает...» Не мог Астафьев ничего вспоминать об этом, ибо на фронт он попал только в 43-м году и никаких наших отступлений не видел, а только немецкие. И рассказал, как однажды в Польше убил убегавшего немца: «Котелок у него под ранцем на спине. Цель заметная. Под котелок я и всадил точнехонько пулю из карабина». В спину убегавшему... Как смачно описал!

    Был у меня приятель Михаил С., поэт из Днепропетровска. Я для «Советского писателя» написал одобрительную рецензию на его рукопись. Потом в Коктебеле подружились. Он нередко приезжал в Москву, всегда заходил ко мне. Однажды сидим мы за непустым столом с непустой бутылкой, вдруг он и говорит: «Хотите. Я вам расскажу, как я немца убил?» - «Нет, не хотим, - сразу ответил я. - И никому об этом не рассказывай». Он удивился, замолчал, может быть даже обиделся. «Таня, - попросил я жену, - принеси «Казаков» Толстого, это, кажется, третий том». Она сходила в кабинет и принесла. Я быстро нашёл нужное место, вот это.

    Старый казак Ерошка, в прошлом сорвиголова, зашёл к юнкеру Оленину. Сидят они вдвоём, беседуют, пьют водку, крепко уже набрались. Гость облокотился на руку, задремал. Вдруг донеслась весёлая песня.

    «- Это знаешь, кто поёт? - сказал старик, очнувшись.- Это Лукашка-джигит. Он чеченца убил, то-то и радуется. И чему радуется? Дурак! Дурак!

    - А ты убивал людей? - спросил Оленин».

    Да, служилый казак Терской линии Ерошка не мог не убивать. Но вот какое воздействие оказал на него вопрос любопытствующего юнкера:

    «Старик вдруг поднялся на оба локтя и близко придвинул своё лицо к лицу Оленина.

    - Черт!- закричал он на него. - Что спрашиваешь! Говорить не надо! Душу загубить мудрено, ох, мудрено! - Прощай, отец, и сыт, и пьян, - сказал он вставая». И ушёл Ерошка, видимо, опасаясь новых расспросов.

    - Так вот, не странно ли, - сказал я, - что в середине прошлого века дремучий казак понимал и чувствовал: «Мудрено, ох, мудрено!». И не считал возможным говорить об этом даже с глазу на глаз со своим приятелем и даже во хмелю. А наш прославленный современник без всякого раздумья, сам, по доброй воле рассказывает в многомиллионной газете: «Я врага убил... Точнёхонько...» В спину...

    А вообще-то этот ротный телефонист был фронтовиком не только беспощадным, но и загадочно невежественным в военном деле, не умел даже читать военную карту. Он писал: «Посмотрите на любые карты 1941 и даже 1944 года. Там обязательно 9 красных стрелок против 2-3 синих». Разумеется, это не обязательно: на разных картах разное количество стрелок тех и других, но главное дальше об этом: «Это 9 наших армий воюют против 2-3 немецких армий». Поняли, историк? Он считал, что каждая стрелка это обязательно армия, а на самом деле она означает направление удара или контрудара разными силами, вовсе не обязательно силами всей армии, тут может быть и корпус, и дивизия, и полк... Иногда под стрелкой это указывается. Да и по составу армии были различны: наши не превышали 70-80 тысяч человек, а у немцев – и 100, и 200, и 300. Например, 6-я армия Паулюса. И вот на основании своего невежества телефонист сделал вывод: «Мы немцев трупами закидали!» А не телефонными трубками?

    Но этого мало. В советское время в «Правде» Астафьев восхищался Красной Армией и писал о её блистательных победах, в которых соотношение потерь было 1 к 10 «в нашу пользу», а при Горбачеве-Ельцине уверял, что такое соотношение было в пользу немцев. То есть в обоих случаях человек врал почище вас, товарищ Солонин. Потому вы на него и ссылаетесь. Потому Горбачёв и повесил ему Звезду героя, а Ельцин издал собрание сочинений в 15 томах. Таков ваш источник.

    С грустью я прочитал у вас замшелую бреховину о том, как некий майор Кононов с большей частью своего 436 сп 155 сд 13 армии с развернутыми знаменами и, надо полагать, под барабанный бой перешёл к немцам. Это вы стянули у Солженицына. Опять крайне злокачественный источник. И даже любящая супруга покойного, готовя к изданию его в четыре раза усекновенный «Архипелаг» не решилась оставить сию прелестную бреховинку. Ах, как жаль, что нет уже моего друга писателя Василия Никитича Гришаева. Он как раз служил в этом полку и мог бы многое рассказать, в частности, о том, что в 13 армии не было 155 дивизии, о чем вы пишете.

    А это! «Генералам выдаётся личное оружие для того, чтобы поднимать в атаку своих подчиненных» (с.74). Ну как такое могло взбрести вам в голову! Словно об Александре Невском во время ледового побоища в 1242 году. Конечно, на войне всё бывает, и если, допустим, противник прорвался к штабу, то и генералы могут пойти в атаку. Бывает и так, как писал Семён Гудзенко: «...когда идут в атаку писаря...» Но это же исключительный случай! А задача генералов, их назначение не в атаки ходить с пистолетом, а руководить боем с КП или из штаба.

    Тут же уверенно заявляете, что если солдат оказался в плену здоровым, значит сдался добровольно (с.376). Какое убожество воображения! Да есть же множество причин, чтобы попасть в плен и здоровому: например, такая внезапность атаки врага, что не успеваешь воспользоваться оружием. Или: к артиллерийской батарее не успели доставить снаряды, а враг – вот он! Не можете представить себе такое? Что ж тогда взялся книги писать?

    А как решительно и язвительно изрекаете: «Не обязательно кончать Академию Генштаба, чтобы понять, что наступление гораздо сложнее, чем оборона». И самым ярким примером умелой обороны объявляете Израиль. Батюшка, ну зачем корчите из себя мудреца? Я думаю, что достаточно иметь за спиной пять классов, чтобы понять: ваше изречение – чушь. На войне все зависит от множества причин – от соотношения сил, их качества, от количества и особенности вооружения, от характера укреплений, местности, от времени года и даже погоды, например, лётная она или нет. А израильский опыт, которого тогда не существовало, в 41-м году нам никак не годился хотя бы по причине некоторого несоответствия территорий.

    Далее, наступление по всему фронту нашей границы от Баренцева до Черного моря, которое Гитлер с полным основанием назвал величайшим в истории, вы именуете «тактической внезапностью», несущественным «тактическими преимуществами «первого удара». Если это тактика, то что же такое стратегия? И возмущаетесь, что советское руководство этой внезапности не предугадало.

    Действительно, не предугадало. Наполеон говорил: «Хуже всего сражаться против глупого генерала, ибо никогда нельзя предвидеть его маневр». То же самое можно сказать об авантюристах. Сталин просто не мог поверить, что Гитлер до такой степени авантюрист. Ведь не так уж давно закончилась полным поражением война Германии на два фронта, в которой он сам, Гитлер, принимал участие. И вот опять?!..

    Да, ошибся Сталин. Но вы же при этом умалчиваете, что у нас были с Германией два договора, исключавшие всякую возможность нападения, - это же непорядочное, нечистоплотное умолчание. Тем более, что французы и англичане находились уже больше восьми месяцев в состоянии войны с немцами и всё-таки 10 мая 1940 года прошляпили внезапный удар. А ведь у них тоже имелись свои «Зорге», «Корсиканец», «Старшина». Ещё в марте о замысле Гитлера дважды предупреждал французов не кто-нибудь, а сосед Чиано, министр иностранных дел Италии да ещё зять самого Муссолини и собеседник Гитлера. Это тебе не странствующий журналист Зорге на другой стороне Земного шара. Предупреждал французов о готовящемся наступлении и Генштаб Голландии. Наконец, вечером 9 мая дежурный офицер разведотдела Ставки, исходя из анализа поступивших сообщений, предложил принять срочные меры. И получил ответ: не трепыхаться! (ИВМВ, т.3, с.91).

    А американцы? Почти две недели открытым морем – где там замаскируешься? - к Гавайям шла огромная эскадра из 32 судов, в числе которой шесть авианосцев, два линкора, три тяжелых крейсера...Когда 6 декабря пришли какие-то первые тревожные вести, Рузвельт позвонил главнокомандующему военно-морскими силами адмиралу Старку, но ему ответили, что в сей момент их благородие в Национальном театре на спектакле «Принц-солдат». Ну совершенно, как за полгода до этого командующий Белорусским военным округом генерал Павлов вечером 21 июня сидел в театре на спектакле МХАТа, приехавшего в Минск на гастроли! Не хватало только одного: чтобы смотрел Павлов спектакль «Шельменко-денщик». И когда 7-го Рузвельту уже достоверно сообщили о катастрофе Пёрл-Харбора, он воскликнул: «Не может быть!»

    Да взять и самих немцев. Наше контрнаступление под Москвой было для них полной неожиданностью. То же самое – и контрнаступление под Сталинградом, то же самое - и наш упреждающий артиллерийский удар на Курской дуге... Но самой большой неожиданностью для Гитлера и его сатрапов были разгром вермахта, сдача Берлина, подписание безоговорочной капитуляции. Вам хоть приходилось слышать обо всём этом в своём погребе?

    Вот ещё уверяете, что в мае 1940 года на севере Франции у приморского Дюнкерка немцы «окружили главные силы союзников» (с.319). Силы союзников это 147 дивизий, а у Дюнкерка оказалось лишь 40. Разве это «главные» силы? И немцы, у них было 136 дивизий, вовсе не окружили, а отрезали эти 40 от главных сил. И 338 тысяч англичан, французов и бельгийцев благополучно удрали через Ла-Манш в Англию, где тихо просидели три года, наблюдая, как Россия обливается кровью, и читая сочинения Солонина о том, как бездарны советские генералы.

    Ещё касаясь темы союзников, вы пишете: «В июле 1941т. Жуков не мог предположить, что «англо-американские империалисты» пришлют в помощь Сталину 17 млн. тонн военных грузов» (с.84). Это почему же не мог? Сразу после нападения фашистов Черчилль, а потом Рузвельт выступили с заявлениями о готовности оказать нам помощь. Сталин 3 июля известил об этом наш народ. И надо помнить, что даже такой циник, как Трумэн признавал:«Деньги, истраченные на ленд-лиз, безусловно спасли множество американских жизней. Каждый русский солдат, который получал снаряжение по ленд-лизу и шёл в бой, пропорционально сокращал военные опасности для нашей молодёжи» (Э. Стеттиниус. «Ленд-лиз – оружие победы». М., с.396). Так что мы платили не только золотом, но главным образом - кровью. И генерал Жуков знал это ещё тогда, а вы, представляя это подарками за красивые глаза, о чем говорилось выше, лжёте даже сегодня. Не красиво.

    (Окончание следует)

    В.С. БУШИН

    РЕПЛИКА К «ПРЯМОМУ ЭФИРУ»

    Лолите, Кириллу и иже с ними, не понимающим, что есть вещи, которые не следует выносить на народ.

    Не открою Америки, если скажу, что «Прямой эфир» на Втором канале хуже даже «Пусть говорят» на Первом. И тот едва переносим, а этот переходит все пределы нравственности. То устраивает разборку с участием суррогатных матерей, то подменяет суд, до вердикта последнего представляя обвиняемого. Кажется, ничего святого для него нет.

    14 июня нам представили римейк комедии «Богатые тоже плачут» с участием звёзд эстрады, обиженных наглыми управляющими компаниями. Нет, мы не против, чтобы Лолита Милявская, Филипп Киркоров, Борис Моисеев, Надежда Бабкина и прочие знаменитости отстаивали свои меркантильные интересы в Болгарии. Боже упаси! Право частной собственности - превыше всего. Приобрели за сносную цену славные «бунгало» у тёплого моря, отдыхайте на здоровье – ведь так натрудились в России, ручки, ножки болят, голоса охрипли.

    Но зачем же сор выносить из болгарской избы? При таких-то заработках и не договориться с братьями по духу и рыночной экономике? – «Я плачу налоги в России, пусть она меня защищает в Болгарии», - высказался один из обиженных в «Прямом эфире». Не кажется ли вам, уважаемые сограждане, что это уже чересчур? Государству есть кого защищать помимо тех, кто может защитить себя сам. Не вспомнить ли знаменитый призыв Чубайса к наглости?

    Страшно далеки они от народа, коль и в голову не приходит, что передачу смотрят миллионы людей, для которых что один евро за коммунальные услуги с квадратного метра, что четырнадцать – всё одно неподъёмно. И взывать к нашему сочувствию с такими цифрами бесполезно - не поймём!

    Так для кого шоу? Может быть, нас вообще в расчёт не берут? – Так нет же! Послушаем, послушаем, как объясняются богатые продавцы-покупатели, да скажем: «Чума на оба ваши дома», - и обиженных, и обидчиков.

    Или ждали, что люди подпишутся под обращением к болгарскому и российскому президентам в защиту несчастных звёзд эстрады?

    Я далёк от того, чтобы заявить, будто Лолита и Филипп совсем не трудились и обирали граждан. Но мой товарищ, инженер-оборонщик, двадцать лет пашет у токарного станка по восемь часов в день за десять тысяч «деревянных». Справедливо ли, господа милявские и киркоровы, что он не в состоянии позволить себе отдохнуть на пенсии, а вам и Солнечный берег не в радость? Конечно, проблемы у всех разные – кто еле-еле концы с концами сводит, а у кого жемчуг мелкий – но к месту ли в стране с такими вопросами, как у нас, такие передачи?

    Напрашивается вопрос: неужто талант эстрадных артистов в тысячи раз важнее опыта и способностей специалистов, производящих материальные, а не эфемерные ценности? Бойкая Лолита запомнилась песенкой с рефреном «потому что он умный такой», спетой в ответ на высказывания генерала Макашова, посмевшего усомниться в праве её нации занимать самые привилегированные места. «Прямой эфир» 14 июня позволяет усомниться, отличается ли она сама умом и сообразительностью? Надо же понимать, в какой стране живёшь!

    С удовольствием слушаю Киркорова, когда поёт, а не доказывает, что его обидели, хотя и не могу сказать того же самого о Лолите и Моисееве. Впрочем, наверное, и у них есть поклонники – на вкус и цвет товарищей нет. Но отчего звёзды так задаются? Отчего уверены, будто их жалобы на мелкий жемчуг всем интересны?

    В районном хоровом коллективе у моего зятя есть такие замечательные голоса, что вся страна заслушалась бы, если бы их пустили на ТВ и московскую сцену. Но дадцать лет мелькают одни и те же, словно мы оскудели талантами.

    Говорят, Бабкина со всей страны собирает самородков в свой коллектив и всех держит на подпевках. Так ли это – я не знаю, но кто-нибудь вышел от неё в самостоятельное плавание? А ведь голоса звучат, пробиваются даже сквозь отнюдь не слабый «бабкин» голос!

    На всякие мысли наталкивают передачи, подобные отмеченной выше. Или уже нечем гордиться звёздам эстрады, коль они пытаются делать себе рекламу через «Прямой эфир»? Но может быть, напрасно я к ним привязался? И сильные мира сего, миллиардеры, олигархи, не гнушаются похвастаться перед нами своим богатством? Репортажи с выставок, где продают золотые кастрюли с куршовельских загулов и московских тусовок, то и дело появляются на ТВ. Нас держат в курсе, словно проверяют «на вшивость». Если «на Шипке всё спокойно», можно продолжать в том же духе.

    И всё же не завести ли господам закрытый телевизионный канал, над которым повесить лозунг «Без миллиона не входить»? В конце XVIII века французская королева удивлялась, почему беднота не ест пирожные, коль нет хлеба. Все знают, чем это кончилось?

    Ещё при живом Ельцине довелось слышать по ТВ, как Наина Иосифовна удивлялась, мол, кого из соседей ни спрошу, все стали жить лучше! Но бог с ней, с Наиной Иосифовной, речь идёт о «Прямом эфире». Ведь и он столь же наивен!

    15 июня передача была посвящена разоблачению секты «Алло Аят», из Казахстана и Сибири добравшейся до Москвы. Казалось бы, благородная миссия... Рассказывают, будто ловкий шофёр Фархат Абдуллаев залечил до смерти не одного безнадёжного больного. Странно, что ни Министерство здравоохранения, ни правоохранительные органы не принимают никаких мер, а борьба с шарлатаном доверена Второму каналу.

    Но ещё более странно, что «Прямой эфир» удивляется простоте неизлечимо больных и взывает к здравому смыслу их самих и родственников. Речь шла о раковых заболеваниях, и присутствующие врачи с жаром доказывали, сколь успешно вылечивается болезнь, если с ней вовремя разобраться. Сомневаться ли? Я и сам знаю вылечившихся. Но знаю и другое: лекарства для лечения рака очень дороги. Те, кто попал в государственную программу, называют умопомрачительные суммы за курс лечения. А если не попал в госпрограмму? – Или профанация лечения, или обращаться в «Алло Аят»?

    «Мы пытаемся понять, почему к нему обращаются люди?» - говорит ведущий. Да что ж тут понимать? Человек живёт надеждой…

    Разоблачать шарлатана, не предоставляя альтернативу, право, жестоко по отношению к умирающим. Трудно ли понять, что к «Алло Аяту» обращаются главным образом те, у кого нет денег на профессиональное лечение? И как назвать программу «Прямой эфир», сокрушающуюся над легковерными? А не лоббирует ли она платную медицину? Сколько примеров, когда люди продавали всё до последней нитки, чтобы спасти безнадёжно больных родных! Не верно ли считать «эфирщиков» просто фарисеями?

    16 июня мне было недосуг, но 17-го, включив «Прямой эфир», чуть не упал со стула. Разговор шёл ни более ни менее, как о многожёнстве. И добро бы его пригвоздили к позорному столбу – поисками смысла была проникнута передача… Один участник пришёл с двумя, как их называл ведущий, гражданскими жёнами. Другой – с двумя из четырёх. И тот и другой жаловались на отсталость законодательства: хотим иметь детей, но закон не позволяет.

    Присутствующие, среди которых и депутат ГД, и доктор юридических наук, и семейный психолог, и сексолог, и артисты, и телеведущие, осознали важность проблемы и стали обсуждать, а сможет ли муж в условиях нашей страны содержать и детей, и жён? Приехали! Что тут обсуждать? Кто не сможет, тот не заведёт. Или ТВ хочет, чтобы явление стало проблемой? А сексолог тот и вовсе высказался, мол, не видит трагедии – огромное количество мужчин имеют жену и любовницу и не требуют узаконить отношения. За геями со своими требованиями полезли многожёнцы - нарушители каких ещё норм человеческого общежития потребуют признания, а телевидение предоставит им трибуну?

    Трагедия в том, что многожёнство таки обсуждается в «Прямом эфире», а приглашённые персонажи, не стесняясь, смотрят в глаза присутствующим и в объектив телекамеры. Трагедия в том, что они представляют себя героями. Трагедия в том, что у нас отсутствует атмосфера, при которой нарушители общественной морали нос боялись бы высунуть на люди!

    Конечно, звучали в передаче слова осуждения, но не потупили глаза персонажи. Не потому ли, что запомнилось сказанное кем-то из оппонентов: «Мы не готовы ни психологически, ни культурно»? Такие слова предполагают, что когда-нибудь будем готовы:

    Не связана ли тема многожёнства с экспансией мусульманской морали в московском обществе, с растущим с каждым днём числом правоверных, пытающихся диктовать свои законы? И тогда, получается, «Прямой эфир» идёт у них на поводу?

    Неделя «прямых эфиров» - а что в сухом остатке? Ничего хорошего в программе! Моя бы воля, я б её «сперва закрыл, слегка почистил, а потом опять открыл, вторично». Да кто ж позволит чистить «авгиевы конюшни» российского телевидения? Похоже, их не чистить надо, а строить заново, на иной, честной и чистой основе.

    Ю.М. ШАБАЛИН

    P.S. При всём при том 2-й канал не прочь выглядеть и борцом с коррупцией, повсплёскивать руками, поохать, повздыхать, посокрушаться….

    В таком случае, отчего хотя бы не поменять местами «Специального корреспондента» и «Прямой эфир»? А далее вместо последнего поставить в сетку регулярный отчёт по разоблачительным фильмам первого. Но не оттого ли и загнали «Специального корреспондента» близко к полуночи, что сами понимают, толку от его стенаний - чуть? Зато от «Прямого эфира» б-а-а-льшой толк, в смысле размывания советской морали, к коей до сих пор, несмотря на ощутимые потери, привержено наше общество, а заодно и морали православной, во многом совпадающей с советской. 

    НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ…

    Я проснулся нынче

    С мокрыми глазами –

    Ночью горько плакал,

    Дети рассказали.

    Больше всех, конечно,

    Внучка удивилась:

    Это что ж такое

    Дедушке приснилось?

    Может, бабка Ёжка?

    Или чёрт с рогами?

    Или в партизанстве

    Схвачен был врагами?

    И сказал я деткам,

    Только слёзы вытер –

    Мне приснилось, будто

    Победил нас Гитлер.

    И в святой России

    Без помех и быстро

    Усадил в правленье

    Гансов–бургомистров.

    Первый Ганс был лысый,

    Меченый к тому же.

    Стал он лучшим немцем,

    Им исправно служит.

    А второй был Борька,

    Русский забулдыга.

    С ним расцвёл в России

    Жулик и барыга.

    И уйдя на отдых

    Пьяною весною,

    Повелел Мочиле

    Управлять страною.

    Долго по - адольфски

    Тот Мочила правил.

    Полстраны богатой

    С носом он оставил.

    И чтоб не ворчали

    Люди-быдло слишком,

    Уступил он трон свой

    Невскому парнишке.

    Бургомистр новый

    Зарулил «блестяще»:

    Оседлал ретиво

    Интернет и ящик.

    Учит нас, придурков,

    Буржуинской жизни,

    Позабывши напрочь

    О своей Отчизне.

    Да стоит со свечкой

    В православном храме,

    Только не Христосу

    Молится – Обаме…

    Вы на строчки эти

    Осерчать успели?

    Не годится деду

    Плакать в самом деле!

    Только согласитесь –

    Сны сегодня в моде:

    Сон похож на правду

    В некотором роде.

    Что приснится завтра?

    Горе иль отрада?..

    Надо что-то делать.

    Что-то делать надо.

    Юрий Дегтярёв, 22 июня 2011 г.







     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх