Загрузка...


  • ПУТЬ СОЛДАТА
  • РЕКОНКИСТА В ИСПАНИИ
  • ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ НАРОДОВ РОССИИ
  • ИСТОРИЯ

    ПУТЬ СОЛДАТА

    В сентябре Мир отмечает очередную годовщину (65 лет) окончания Второй мировой войны (2 сентября 1945 г.), одной из кровавых драм ХХ века. В последнее время всё реже звучит напоминание, что эта дата связана с победой над Японией.

    Мои мысли подтверждает и старый солдат, прошедший в 1945 году с боями до Харбина. Иван Константинович Черкасов, рождения 1927 года, с любовью и теплотой вспоминает и помнит до сих пор пофамильно своих ребят-товарищей, которым не повезло на той войне.

    Ему пришлось пережить немецко-фашистскую оккупацию в городе Острогожске Воронежской области. Она была хотя и короткой, но запомнил он её до мельчайших подробностей. Но это другая тема.

    Его призвали в армию в декабре 1944 года. Он и многие его земляки попали в учебные части, расположенные в Бершецких лагерях, что находились в Пермской, тогда Молотовской области.

    - Где-то в начале 1945 года, после принятия присяги нас стали готовить к фронту. Из меня получился, по словам офицеров, «классный пулемётчик».

    В апреле ночью нас подняли по тревоге. При свете прожекторов полковник, начальник школы, произнёс речь: «Сынки! На Берлин! Завершим дело наших дедов и отцов!». После речи полковника нас погрузили в вагоны и повезли. Мы думали – «Впереди битва за Берлин». Но… Мы, солдаты, не знали высоких замыслов, многие даже и не слышали, что есть такая страна Япония.

    Не доезжая Москвы, нас повернули на Восток. По эшелону поползли солдатские слухи. Мы подолгу стояли на станциях, нас обгоняли другие воинские эшелоны с бывалыми солдатами, которые делились с нами своими предположениями, но главное – они искали среди нас своих земляков. День Победы мы встретили на станции Чита-2. Восторг охватил всех – что было, Тимофеевич! Выстрелы, ракеты, объятия, слёзы, смех радости….

    Наш конечный пункт станция Гродеково, что на границе с Китаем. Там я попал в 852-й полк прославленной 277-й стрелковой дивизии генерал-майора Гладышева, которая была переброшена на Восток из-под Кенигсберга. Началась усиленная подготовка. Стрельбы каждый день…

    8 августа 1945 года полк неожиданно подняли по тревоге, посадили в вагоны и повезли, как нам объяснили, на фронт. Мы заняли уже подготовленные окопы и стали ждать приказа. Приказ нам, пехоте, последовал после мощной артиллерийской подготовки. Такого я больше не испытывал в своей жизни никогда. «Земля тряслась, как наши груди», - писал поэт, так мы это ощутили в полной мере. После этого вперёд пошла «царица полей». Перед нами был укреплённый район японцев Муданьцзян, который мы прорвали только 16 августа. Японцы упорно сопротивлялись, бросаясь в контратаки. Мне пришлось прикрывать наших бойцов: когда они залегали под натиском врага, тогда одна надежда была на нас, пулемётчиков. Помогала и артиллерия, но погода была ненастная, и точность её была невелика. «Вся надежда на вас», - сказал нам командир полка. Мы не подвели. Наши «максимы» действовали безотказно, мы тогда пулемёты всех систем любовно называли «максимами».

    Так шаг за шагом, под дождём и в слякоти мы продвигались вперёд. Там я впервые увидел убитых солдат – вражеских и своих. Мне повезло, что я не сходился в рукопашной схватке. Но я видел своих товарищей, которые содрогались в истерике, выходя живыми из этих свалок. Ведь большинство из нас были 18-19-летними пацанами. Бывалые солдаты успокаивали нас, но это было слабое утешение. Говорят - время лечит, но и сейчас трудно в подробностях говорить о тех днях, осадок остался до старости.

    Перед городом тянулись сопки, до отказа начинённые железобетонными дотами. У подножья высот тянулись противотанковые рвы, ряды колючей проволоки, минные поля и другие препятствия. И всё это было тщательно замаскировано. Когда наши танки, а затем пехота ворвались в город, японский гарнизон ушёл в сопки. Японцы засели за двух-трёх- этажными оборонительными сооружениями, откуда их пришлось буквально выжигать и выкуривать. Вот тут-то мы и потеряли большинство своих товарищей, прежде чем над укреплениями взвился белый флаг….

    Здесь несколько прерву рассказ своего друга, рядового бойца, и обращусь коротко к мыслям маршала Василевского, Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке, высказанным им 17 августа 1945 года: «Японцы просчитались... и не раз ещё по этой причине врагам нашим придётся умываться и захлёбываться своей кровью… - Мысли маршала сосредоточились на 1-м Дальневосточном фронте. – Нелегко там маршалу Мерецкову, его солдатам и офицерам. И как им удалось прогрызть эти три долговременных оборонительных рубежа с тысячей дотов?!»

    Вечером 18 августа А.М. Василевский потребовал от командующих фронтами организовать подвижные отряды и воздушные десанты для захвата важных городов и пунктов. В каждой армии было создано 3-7 отрядов в составе до усиленного стрелкового полка. Так, от 5-й армии на г. Гирин был снаряжён 850-й стрелковый полк 277-й стрелковой дивизии генерал-майора С.Т. Гладышева, а 852-й стрелковый полк этой дивизии, где сражался мой друг, рядовой И.К. Черкасов, был брошен на Харбин.

    Продолжу рассказ моего друга.

    - После прорыва Муданьцзянского укрепрайона стало немного легче. Улучшилась погода, да и прыть японцев поуменьшилась. Нас в усиленном темпе направили на Харбин, где с 18 августа действовал наш десант. Но этот бросок пришлось совершать при сопротивлении отдельных групп и гарнизонов врага. 20 августа мы полностью освободили Харбин. Началось налаживание мирной жизни. Там нас и застало известие о капитуляции Японии. Хотя ещё до этого были прекращены военные действия в Маньчжурии, но многие японцы сопротивлялись. Особо нам досаждали смертники, которые ни за что не хотели смириться с поражением. Приходилось их вылавливать, – так мы с ними справились. А в основном все к нам относились доброжелательно. Но в самом Харбине я пробыл недолго, нашу роту бросили на охрану японских складов, которых вокруг города было множество.

    Что тебе сказать о своих ощущениях в этой войне? Знаешь, злобы мы к японцам не испытывали, какая была к фашистам, которые натворили много зла на нашей Родине, да, по-моему, и они (японцы) не испытывали к нам «звериной злобы». Единственно, кто у нас вызывал жалость – это беднота местного населения, китайцев, или, как они себя называли, маньчжур. Мы многое раздавали им с японских складов, которые приходилось охранять, за что они очень-очень благодарили.

    По завершении кампании, как это называется у военных, каждый из нас перед строем торжественно был награждён грамотой Верховного Главнокомандующего. Эта грамота мне дороже всяких других наград. Ведь ты, сам участник боевых действий, правда, уже в послевоенное время, отлично это знаешь. Когда меня спрашивают - а что геройского я совершил? – честно отвечаю: «Выполнил свой солдатский долг! За спинами других не прятался. А что живой остался – спасибо моим командирам, которые отлично научились бить фашистов и берегли нас, пацанов!»

    Так я стал участником завершения Второй мировой войны, которая стоила нам, Тимофеевич, немалой крови, - закончил свой рассказ мой друг, солдат Иван Константинович.

    Но на этом путь солдата не закончился. Домой он вернулся только в 1951 году, отдав срочной службе в Армии более семи лет. Ему никак не понять нынешних «реформ» в Вооружённых Силах.

    В 1946 году Ивана Черкасова и многих его товарищей прикомандировали к железнодорожной военной комендатуре станции Спасск-Дальний. В 1947 году они были отозваны в свои части, которые подтягивались во Владивосток. Началось формирование 14-й Ударной десантной армии генерала Олешева, дислоцирующейся на полуострове Чукотка.

    В 1947 году на теплоходе «Валерий Чкалов», по его выражению, «поехал» на землю Чукотки, где в сентябре теплоход причалил в бухте Провидения. Там, на Чукотке, ему пришлось в 1947-49 годах жить в палатках. Лес для казарм на Чукотку стали завозить только в 1949 году. В октябре 1951 года поступила долгожданная команда на увольнение в запас. Домой, в город Острогожск, он добрался только к Новому году, его даже мать родная не узнала – возмужал, изменился….

    Старшина Черкасов устроился на районную ГЭС, где и проработал 45 лет. Сегодня он живёт один в отчем доме, но у него много друзей и увлечений. Любит историю и свою боевую молодость. Он много рассказывает мне о прошлом, у него удивительная память. Как участник войны он по районным меркам получает «большую» пенсию в 4 800 рублей. Когда я ему сказал, что другие «участники» получают по 12 тысяч рублей, он мне ответил: «Тимофеевич, я солдат и никогда не хитрил. Мне повезло, я не был даже легко ранен и благодарю судьбу за это. Хватает на жизнь – и слава Богу!».

    Вот он, русский солдат, благодаря которому мы выиграли все войны. Может, власть имущие вспомнят о старом солдате и увеличат ему пенсию? Поверьте, какая-то тысяча-две рублей никогда не будут лишними для честного труженика в наше бездуховное время….

    И только в этот приезд он сказал мне, что ему в связи с 65-летием Победы увеличили пенсию, но никакими льготами по поводу налогов он не пользуется.

    Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга, ветеран боевых действий

    Р.S. В каждый мой приезд в Острогожск мы подолгу беседуем с другом «за жизнь». Он много вспоминает историй из своей солдатской службы. Каждый раз даёт мне книгу «Сто сорок бесед с Молотовым» (изд. «Терра», Москва, 1991 год) и показывает небольшую главу про 14-ю Армию на стр. 99-100. Для него эта небольшая глава - солдатская жизнь в четыре года. Это забытый, но важный эпизод в нашей истории, о котором нужно рассказывать отдельно.

    Вторая мировая война не устранила опасности возникновения новой Мировой войны. Более того, никогда после Второй мировой войны международное положение не было столь серьёзным. Внешнеполитический курс ряда империалистических государств, в первую очередь США, определяют круги, которые ориентируются на военную силу. Поэтому, как бы пафосно ни звучали слова о согласии и партнерстве, ясно одно – порох постоянно должен оставаться сухим!

    РЕКОНКИСТА В ИСПАНИИ

    Пиренейский полуостров, расположенный на крайнем юго-западе Европы, отличается прекрасным климатом, пышной природой, плодородной почвой. Фаддей Булгарин, побывавший в начале XIX века в Испании, писал: «Климат сей благословенной страны есть, по моему мнению, совершенство природы, а утро – её улыбка. Северный житель, по самому красноречивому её описанию, не будет иметь о нём слабого даже понятия. Выйдите утром в поле – с чем сравнить этот темнолазоревый, безоблачный цвет неба, которым глаза не могут довольно насладиться? Миртовые, померанцевые и лимонные рощи, тысячи разнородных трав и цветов наполняют воздух сладостным благоуханием. Нельзя довольно насытить дыхание, кажется, будто пьёшь радость и здоровье. Пение птиц, стаями вьющихся над плодоносными деревьями, виноградниками и полями, кои засеяны ананасами, возбуждает в душе райское удовольствие. Цветы, плоды, травы и овощи удивляют вас живостью своих красок, силою запахов и особенным вкусом... Круглый год можно иметь свежие плоды, цветы, а в половине марта уже цветут розы» (Булгарин Ф. «Воспоминания об Испании», 1823 г., стр. 11.) . Территория Пиренейского полуострова, вдобавок, богата металлами, руды которых иногда выходят на самую поверхность земли, а его побережье является естественным местом пересечения морских торговых путей, ведущих из Средиземноморья в Западную Европу. Неудивительно поэтому, что на его равнинах и берегах издавна селились разные народы.

    Античные историки и географы донесли до нас сообщения о ранних поселениях и городах Испании, жители которых занимались земледелием, выплавкой металлов, ремеслами; об их древней религии, связанной с сохранившимися до нашего времени менгирами и дольменами. Одним из таких городов был основанный этрусками Тартесс, расположенный в устье Гвадалквивира, где обрабатывались добываемые в горах Сьерра-Морена свинец, медь, серебро, а с помощью привозившегося из далёких Касситерид («Касситериды» (кельтск.) - «очень далёкие острава». Полуостров Корнуолл, Британия)  олова выплавлялась бронза. Этот металл поставлялся из пиренейских городов в страны всего Средиземноморья, включая Египет, с самого раннего времени (2500 - 2000 гг. до н.э.).

    Открытие бронзы, прочного сплава меди с оловом, положило начало бронзовому веку. При этом наилучшая пропорция для бронзы – 90% меди, 10% олова – была впервые получена на Пиренеях, древние обитатели которых таким образом внесли весомый вклад в становление следующего этапа развития цивилизации. Поскольку и само использование металлов впервые было начато в Средней Европе, это позволило видному историку географии Рихарду Хеннигу сделать вывод о ведущем значении этого региона в развитии более поздней средиземноморской цивилизации. «Не Восток, как многие ещё хотят верить, а Запад, древние культуры палеолита Франции и Испании дали Средиземноморью основные импульсы развития».

    Античные писатели сообщали о поездках в Испанию критян, этрусков, финикийцев, карфагенян, греков, занимавшихся посреднической торговлей металлами и основывавших там колонии. Одной из таких колоний был карфагенский Гадес (Кадис), расположенный недалеко от Тартесса. Из Пиреней суда средиземноморских стран нередко направлялись к Касситеридам за оловом; к островам Блаженных (Канары)  за красителями для тканей.

    На дальний запад Средиземноморья, кроме того, путешествовали легендарные герои древности. Там побывал гомеровский Одиссей. До пролива, выходившего в Атлантику, добрался Геракл, и этот пролив (позже названный Гибралтарским) носил в античном мире название «столбов Геракла». За ними Платон разместил свою Атлантиду.

    Однако богатства Испании привлекали не только мирных переселенцев, торговцев и путешественников. На её территорию много раз вторгались воинственные народы, захватывавшие власть над пиренейскими городами. Другие старались подавить местных конкурентов, мешавших им установить прибыльную монополию в торговле металлами. Например, карфагеняне, используя свою колонию Гадес, в VI веке до н.э. захватили и разрушили Тартесс.

    Когда началось образование Римской империи, Испания была превращена в одну из её провинций. Установление в стране римской администрации, наряду с дополнительным налоговым гнётом, способствовало вовлечению местного иберийского населения в культурную жизнь передовой на то время европейской цивилизации.

    В первом десятилетии V века на территорию Испании вторглись германские племена вандалов, аланов, свевов. Названия ряда мест на Иберийском полуострове напоминают об этом вторжении – например, Андалузия. Вскоре вестготы, также германские племена, союзные римлянам, были отправлены в Испанию, чтобы вытеснить пришельцев. Завоевав власть, они надолго обосновались там.

    Военные вторжения римлян, германских племён в Испанию хотя и приносили местным жителям многочисленные несчастья и бедствия, всё же, в конечном счёте, не выводили их за пределы европейской цивилизации. Завоеватели и покорённые народы постепенно смешивались, формируя новую нацию, сохранявшую основные этнические и культурные признаки европейцев. В 587/589 годах короли вестготов приняли католичество, тем самым ещё больше сблизив свои государства с основной частью европейского мира.

    Принципиально иной характер имело вторжение в начале VIII века на Пиренейский полуостров многочисленной мусульманской армии арабов и берберов. Тогдашние обычаи мусульман, будучи производными от менталитета арабов VII века, резко контрастировали с европейской культурой.

    Религия ислама дала полудиким племенам арабов стимул и обоснование грабительских походов против соседей. «Сочетание бога и наживы», столь характерное для проповедей Мухаммеда, представляло эффективное движущее средство экспансии; его нередко использовали и другие военно-разбойничьи группировки. В VII-VIII вв. арабы-мусульмане захватили богатые страны Ближнего и Среднего Востока: Египет, Сирию, Иран и другие.

    Мировая экспансия мусульманства, начатая в VII в., не ограничивалась военными захватами, грабежами и обращением в ислам покорённых народов. В разные страны проникали арабские купцы, стремясь прежде всего заполучить там торговую монополию. Подкупая местные власти и блокируя подступы к рынкам, они становились единственными посредниками, вынуждавшими производителей продавать свой товар за бесценок, а покупателей – платить втридорога. Всё это сопровождалось постройкой мечетей и «мирной» исламизацией оказавшегося в орбите их влияния населения. В частности, именно таким образом арабы-мусульмане установили контроль над экспортом пряностей из стран Индийского океана в Европу. С их монополией и активным противодействием попыткам установить торговые отношения с непосредственными производителями пряностей и других ценных товаров столкнулись португальцы, прибывшие в Индию в конце XIV - XV вв.

    В 711 году мусульманские войска переправились через Гибралтар в Испанию. Они быстро продвигались вперёд, захватывая всё новые и новые города. За десять лет они завоевали практически весь Пиренейский полуостров кроме горных районов Астурии на севере. Они направились и дальше, во Францию, где дошли до берегов Луары, и только поражение в битве при Пуатье от армии франков во главе с Карлом Мартеллом остановило продвижение ислама в Европу.

    Европейские жители Пиренейского полуострова оказались под властью захватчиков, во-первых, культурно и этнически чуждых им, а во-вторых, находившихся на более низкой ступени развития.

    Преданными помощниками мавров в эксплуатации завоёванного ими населения стали близкие им по духу и методам хищничества этнические ОПГ, издавна обосновавшиеся в Испании. Будучи более «продвинутыми» в отношении приёмов паразитирования, эти ОПГ противодействовали попыткам организации коренного населения, стремились не допустить роста его национального самосознания. Они без конца клеветали на испанский народ и его историю, называли испанцев «лентяями», «бездельниками», «тысячелетними рабами»; внушали коренным жителям покорность к угнетателям и «необходимость терпимости и толерантности» по отношению к вторгшимся в страну бандитам, так как, де, «в многонациональной и многоконфессиальной Испании экстремизм очень опасен». Внутренние этнические ОПГ клеветали на испанский народ не только из соображений лояльности к новым хозяевам, но и из опасений за собственную безопасность. Ведь отпор внешним бандам, вторгшимся в страну, мог, через некоторое время, по мере консолидации и объединения коренного населения, привести к активизации его борьбы и против банд внутренних. (Именно так и произошло в Испании и Португалии в конце XV – XVI вв.) Поэтому солидарность внутренних этнических ОПГ в Испании с внешними захватчиками была естественной.

    Однако испанский народ не смирился с порабощением. Началась длительная борьба испанцев за освобождение от власти мусульманских завоевателей. Она получила название Реконкисты. В этой борьбе формировалась испанская нация, её культура и система ценностей. Ограбленные, подчинённые, ослабленные, испытывавшие сильнейшее экономическое и идеологическое давление со стороны захватчиков и их пособников, испанцы всё же сумели собраться с силами и после шести веков почти непрерывных сражений полностью сбросили иго мусульман. Это была, по словам историка Р. Мэйджора, «реализация невозможного».

    Базой освободительной борьбы испанского народа против мавров стала Астурия. В 718 году отряд под командованием Пелайо (Пелагия), родственника вестготских королей, разбил мусульманскую армию в горной долине Ковадонга. Через некоторое время Альфонс I (739 - 757 гг.), сын первого кантабрийского герцога Педро и дочери Пелайо, объединил Кантабрию с Астурией. Под его командованием астурийские христиане заняли часть соседней Галисии. В этой местности был обнаружен гроб апостола Иакова. Альфонс II (791 - 842 гг.) отвоевал Галисию до реки Миньо и атаковал позиции мусульман вплоть до реки Тахо. К 914 году в королевство Астурия входил Леон, большая часть Галисии и северной Португалии. В X веке Астурия, после перевода двора в Леон, стала называться королевством Леон.

    Тем временем франки, отбросившие мусульман, создали на северо-востоке полуострова Испанскую марку, пограничную территорию между своими государствами и владениями арабов. (В IX-XI вв. она распалась на графства Наварра, Арагон и Барселону.)

    Испанцы построили между северной Астурией и восточной Каталонией ряд пограничных крепостей. Эта область получила название «Кастилия», от испанского слова castillo – замок, крепость. В середине XI века Астурия, Леон, Галисия и Кастилия объединились в королевство Кастилия, которое стало главным оплотом Реконкисты. Арагон позже, в результате династического брака объединился с Каталонией.

    В 1085 году Альфонс VI, король Леона и Кастилии, вступил в Толедо, и граница между освобождёнными территориями Испании и мусульманскими владениями переместилась от реки Дуэро до реки Тахо, разделявшей Пиренейский полуостров почти пополам. Толедо стал опорным пунктом дальнейшего продвижения кастильцев на юг. С начала XII века он сделался столицей Кастилии. Тогда же войска рыцаря Родриго (Руя) Диаса де Бивара, прозванного Сидом, взяли Валенсию и ряд областей вокруг неё.

    Это новое наступление Реконкисты совпало по времени с началом крестовых походов европейских христианских государств за освобождение Святой Земли на Востоке. Впрочем, и сама Реконкиста тоже фактически являлась растянувшимся на столетия крестовым походом испанцев за освобождение своей земли. Католическая церковь играла в этой борьбе ведущую роль, объединяя испанцев в противостоянии мусульманским захватчикам, а соседние христианские страны нередко направляли, в том числе по призыву римских пап, отряды крестоносцев для освобождения городов Испании.

    Главную силу Реконкисты составляли отряды рыцарей. Королевская власть играла роль авторитарной диктатуры, необходимой при освобождении страны от оккупантов. Активно участвовали в Реконкисте горожане и крестьяне, особенно кастильские. Например, в битве при Лас-Навас-де-Толоса участвовали ополчения 15 городов, в том числе Вальядолида, Толедо, Сеговии.

    Реконкиста являлась, выражаясь современным языком, национальным проектом – общей социальной задачей народа (людей, близких родственно и культурно), консолидировавшей его в единый политический субъект. Такой задачей было освобождение своей страны.

    Испанскому народу в то время приходилось бороться не только с внешними врагами. Внутренние этнические ОПГ всячески старались разъединить испанцев, натравить одни группы на другие, оклеветать их культуру, принизить самооценку, а кому удастся – и внушить неприязнь к этой стране. Однако общая религия и общая цель борьбы за свободу своего народа исвоей страны пересиливали чёрную и серую пропаганду внутренних этнических ОПГ.

    С конца XII века важную роль в Реконкисте стали играть духовно-рыцарские ордена, члены которых принимали монашеские обеты – бедности, послушания, безбрачия – а также обет борьбы с мусульманами. Аналогичные духовно-рыцарские ордена образовались ранее во время крестовых походов. Самым известным из них был орден тамплиеров. Отряды тамплиеров играли большую роль в войне против мусульман на Ближнем Востоке. Они также распространились по всей католической Европе. В Арагоне и Португалии тамплиеры появились в 1128 году. В Португалии в 1159 году им был предоставлен в качестве фьефа город Томар, ставший штаб-квартирой ордена. Тамплиеры защищали город и область центра Португалии от атак мавров.

    Собственно испанские монашеско-рыцарские ордена организовывались для защиты важных крепостей или городов и назывались по их именам: орден Калатравы с 1158 г., орден Авиз с 1162 г., орден Сантьяго с 1175 г., орден Алькантары с 1176 г.

    Первым испанским духовно-рыцарским орденом стал орден Калатравы, получивший своё название от крепости на тогдашней южной границе Кастилии, освобождённой Альфонсом VII в 1147 году. Чтобы её удержать, в 1157/58 годах, по инициативе Диего Веласкеса из цистерцианского монастыря в Фитеро, хорошо знавшего военное дело, часть монахов объединилась в орден, члены которого приняли обет постоянной борьбы против мусульман. Орден не только защищал переданную ему крепость, но и участвовал в сражениях Реконкисты. В разные времена он мог выставить от 1200 до 2000 рыцарей. В вознаграждение орден получал от королей Кастилии земельные пожалования, на которых организовывали свои командорства.

    Авизский орден был образован после отвоевания у мавров Авиза. Его центром стал замок, выстроенный в Авизе.

    Орден Алькантара также получил название от соответствующего города, отвоёванного в 1167 году королём Леона Фернандо II. Вначале этот город был передан рыцарям Калатравы, но те через некоторое время перепоручили его защиту леонскому ордену рыцарей св. Юлиана де Перейро, небольшой группе, организовавшейся в 1176/77 г. для охраны крепости на реке Тагуш. Новый орден получил название ордена Алькантры.

    В 1212 году соединённые военные силы королевств Испании, рыцарских орденов, а также крестоносцев из других стран Европы, особенно Франции, нанесли мусульманам решительное поражение в битве при Лас-Навас-де-Толоса.

    В 1230 году битва при Мериде вернула испанцам Эстремадуру.

    В 1236 году король Кастилии и Леона Фердинанд III взял Кордову. В 1243 году кастильцам сдалась Мурсия, город на юге Испании. В 1247 году Фердинанд занял Севилью.

    Мусульмане тысячами переселялись в Африку и в Гранаду.

    В 1340 году Альфонс XI одержал победу при Саладо, а четыре года спустя завоеванием Альхесираса последний оплот мусульман на Пиренеях, Гранада, был отрезан от Африки.

    Гранадский эмират сохранял свою независимость до 1492 года, когда он был завоёван католическими королями Кастилии и Арагона – объединённой Испании. Реконкиста, наконец, завершилась.

    История испанской Реконкисты показала, что потерять свою страну можно за несколько лет, а на обратное её отвоевание может понадобиться несколько столетий.

    Вернуть себе родину испанцам помогла непоколебимость в решении противостоять угнетателям; общая христианская вера; создание рыцарских объединений с их кодексом чести и долга; авторитарная диктатура королей при одновременном значительном расширении прав крестьянства и горожан, вносивших свой вклад в освободительную борьбу; преемственность поколений, воспитание детей в духе любви к своей стране и отвращения к врагам испанского народа. Также – сохранение и развитие своей литературы, языка, культуры. Освобождёнными от оккупантов становились не только отвоёванные с помощью меча территории, но и крупные национальные произведения культуры, например, эпическая поэма «Песнь о Сиде», созданная в Кастилии в 1140-х гг.

    Немаловажную роль в победе Реконкисты сыграло противодействие коллаборационистам, сотрудничавшим с захватчиками и стремившимся подавить рост национального сознания испанского народа под предлогом «борьбы с терроризмом и экстремизмом». Постепенно даже на оккупированных территориях становилось всё больше людей, которые выходили из состояния подавленности, прежде всего духовной; отвергали «интернационализм» и «толерантность» к бандитам и возвращались в реальность, где им предстояла хотя и тяжёлая, но достойная жизнь – борьба за свою свободу.

    В начале Реконкисты мавров в плен не брали, предавая всех их мечу. За ними следовали их пособники из близкородственных этнических ОПГ, напрасно взывавшие к «общечеловеческим ценностям». Историки средневековой Испании отмечали, что для ранней Реконкисты было характерно «выкорчёвывание всего, что было связано с религией мавров и иудеев». Позже пленных мавров стали обращать в рабство.

    В борьбе за свой народ, страну, веру и культуру формировалась новая испанскаянация.

    Н.В. ОВЧИННИКОВ

    ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ НАРОДОВ РОССИИ

    15 (2) НОЯБРЯ 1917 г.

    Октябрьская революция рабочих и крестьян началась под общим знаменем раскрепощения.

    Раскрепощаются крестьяне от власти помещиков, ибо нет больше помещичьей собственности на землю—она упразднена. Раскрепощаются солдаты и матросы от власти самодержавных генералов, ибо генералы отныне будут выборными и сменяемыми. Раскрепощаются рабочие от капризов и произвола капиталистов, ибо отныне будет установлен контроль рабочих над заводами и фабриками. Все живое и жизнеспособное раскрепощается от ненавистных оков.

    Остаются только народы России, терпевшие и терпящие гнет и произвол, к раскрепощению которых должно быть приступлено немедленно, освобождение которых должно быть проведено решительно и бесповоротно.

    За эпоху царизма народы России систематически натравливались друг на друга. Результаты такой политики известны: резня и погромы, с одной стороны, рабство народов — с другой.

    Этой позорной политике натравливания нет и не должно быть возврата. Отныне она должна быть заменена политикой добровольного и честного союза народов России.

    В период империализма, после Февральской революции, когда власть перешла в руки кадетской буржуазии, неприкрытая политика натравливания уступила место политике трусливого недоверия к народам России, политике придирок и провокации, прикрывающейся словесными заявлениями о «свободе» и «равенстве» народов. Результаты такой политики известны: усиление национальной вражды, подрыв взаимного доверия.

    Этой недостойной политике лжи и недоверия, придирок и провокации должен быть положен конец. Отныне она должна быть заменена открытой и честной политикой, ведущей к полному взаимному доверию народов России.

    Только в результате такого доверия может сложиться честный и прочный союз народов России.

    Только в результате такого союза могут быть спаяны рабочие и крестьяне народов России в одну революционную силу, способную устоять против всяких покушений со стороны империалистско-аннексионистской буржуазии.

    Исходя из этих положений, I съезд советов в июне этого года провозгласил право народов России на свободное самоопределение.

    Второй съезд советов в октябре этого года подтвердил это неотъемлемое право народов России более решительно и определенно.

    Исполняя волю этих съездов, Совет народных комиссаров решил положить в основу своей деятельности по вопросу о национальностях России следующие начала:

    1. Равенство и суверенность народов России.

    2. Право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

    3. Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

    4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

    Вытекающие отсюда конкретные декреты будут выработаны немедленно после конструирования комиссии по делам национальностей.

    Именем Республики Российской

    Народный комиссар по делам, национальностей ИОСИФ ДЖУГАШВИЛИ—СТАЛИН

    Председатель Совета Народных Комиссаров В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)

    Ю.И. МУХИН, и.о. Лидера АВН







     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх