Загрузка...


  • История болезни: Вашингтонский консенсус
  • Некоторые итоги «капиталистической революции»
  • Не рост, а бесплодное перераспределение!
  • О корне зла, «элитных сукиных детях» и творчестве
  • Царство победившей уголовщины
  • Время постоянных потрясений
  • Кризис человеческого капитала
  • Разрушение вида «человек разумный»
  • Сломанный «локомотив прогресса»
  • Симпатия к Фантомасу
  • Россиянская копия с западного оригинала
  • Четырнадцатый протокол
  • Глава 2

    ПЕРЕД СУДОМ ИСТОРИИ: ОТ 1979 ДО 2009

    История болезни: Вашингтонский консенсус

    Кажется, это было позавчера. Только-только вышел альбом «Пинк Флойд» «The Wall». По улицам ходят мужчины в брюках-клеш и тяжелых тупоносых ботинках на толстой подошве. Они уже не носят длинные волосы, но шевелюры еще пышны, переходя то в завитые виски, то в бакенбарды. Женщины, как всегда, прекрасны – со своими высокими завитыми прическами. Они еще не бреют «венерины холмики» и, раздеваясь, волнуют своих кавалеров кудрявыми кущами внизу живота.

    Аккорды «Стены» витают над пораженным унынием Западом. Инфляция и безработица правят бал вкупе с экономическим спадом. Все уверены, что Советский Союз победит, а странам «свободного мира» остается лишь отступление и почетная сдача в финале. А что в СССР? Там 1979 год пахнет водкой и портвейном. Он озаряется сполохами экранов цветного ТВ. Все смотрят «Обыкновенное чудо» с душкой Абдуловым в главной роли и заслушиваются Аллой Пугачевой. Привычно шамкает и чмокает генсек – Леонид Брежнев. Интеллигенты на кухнях ругают Советскую власть, тайком меняются Солженицыным в «самиздате» и пьют за упокой души белых генералов. (Они еще не знают, какая жалкая участь им уготована впереди). Дамы примеряют длинные сапоги до середины бедра и обсуждают новинки моды. На экран выходит детский фильм «Волшебный голос Джельсомино» – о том, как мальчик с необычным даром попадает в страну, где власть захватили пираты-лжецы во главе с рыжим королем...

    И вот в то время разражаются два события, переломившие эпоху. В Иране фанатичные толпы под водительством неистового аятоллы Хомейни совершают исламскую революцию, устанавливая «новое средневековье» с автоматами и реактивными истребителями. Но дело в том, что несколько месяцев спустя происходит еще одна фундаменталистская революция. Только уже на Западе. (Об этом первым заявил русский историк Андрей Фурсов.)

    В Великобритании на выборах 1979 года побеждает вождь консерваторов Маргарет Тэтчер. «Консерватор» в данном случае звучит обманчиво. На самом деле пришли революционеры – революционеры архикапитализма. Они пришли сломать порядок, сложившийся на Западе с 40-х годов ХХ столетия – социальное государство. Государство почти социалистическое, где капитал был вынужден платить громадные налоги и нести невероятные затраты, чтобы обеспечивать высокие зарплаты рабочим и служащим, сладкую жизнь «бюджетников», программы медицинского и социального страхования, щедрые пособия по безработице и т. д.

    Консерваторы Англии первыми в мире сказали: «Этот порядок плох. Он привел к застою в экономике. Предприимчивым людям нет интереса хорошо работать – потому что они вынуждены содержать кучу дармоедов и лентяев, изнывая под тяжестью налогов. Оттого бизнес чахнет и наступает экономическая стагнация. Снизим же налоги! А чтобы сбалансировать бюджет, урежем всякие социальные программы. Пусть лентяи идут трудиться! Пусть безработные сами стараются себя спасти. Мы не будем больше тратить казенные деньги, чтобы поддерживать убыточные предприятия. Мы приватизируем все, что можно, откажемся от контроля за ценами. Перестанем субсидировать из бюджета оперные театры и симфонические оркестры – пусть сами учатся зарабатывать. Все равно, если мы срежем налоги и освободим Большой Бизнес, если сдержим инфляцию и укрепим свою валюту, экономика начнет бурно расти – и тогда появится множество рабочих мест, повысятся заработки.

    А чтобы ускорить оный процесс, мы нарастим военные заказы и станем перевооружаться! Тем более что нам нужно сдержать натиск безбожного русского коммунизма. Оборонные заказы подстегнут экономический рост. Работа над сложными вооружениями ускорит научно-технический прогресс и породит массу полезных передовых технологий, что можно будет затем использовать в гражданском производстве. А некоторые технологии с самого начала понесут двойной характер, и сам черт не разберет, гражданские они или военные.

    Для этого всего мы изменим настроения общества. Всякие там левые взгляды и идеалы хиппи выбросим на помойку. Возродим ценности религиозности, семейной жизни, нравственности! Никакого больше пацифизма и проповеди групповой любви! Идеалы хипповского рок-фестиваля в Вудстоке 1969 года надо забыть. Теперь нужно воспевать силу, волю и твердость. «Нет! – хиппи. Да! – яппи!»

    В общем, то была настоящая революция фундаменталистов. Как в Иране. Только в Тегеране к власти пришли мусульмане, вознамерившиеся установить порядки седьмого века в двадцатом, а на Западе – тоталитарная секта классических либералов, мечтавшая о возвращении времен ничем не ограниченного капитализма века девятнадцатого. Секта оголтелых экономистов, помешанных на уменьшении роли государства, дерегуляции всего и вся, тотальной приватизации и снижении издержек частного бизнеса. Во всем этом фундаменталисты Запада видели панацею от любых болезней их общества. Впрочем, читателю из РФ все это хорошо известно. Россиянские реформаторы (от Гайдара-Чубайса и до путинских деятелей) тупо, по-обезьяньи копировали рецепты правых тэтчеристов-рейганистов конца семидесятых.

    Идейной основой мусульманских революционеров стал «первоначальный ислам». Идеологией западных ультралиберально-рыночных фундаменталистов (они же – консерваторы на западном языке) послужил оголтелый протестантизм, религиозное течение, отколовшееся от католичества 500 лет назад. Скажем более: даже одно из течений протестантизма – кальвинизм (он же – пуританство). Его называет «иудаизированным христианством», не признающим института церкви, монашества, святых и т. д. Сердцевина учения кальвинистов проста, словно медный пятак: бедность – грех. Нищета – признак того, что ты окажешься в аду, а не в раю. То есть богатство и есть путь к спасению (или его признак). Трудись, думай только о себе, наживай капитал – вот жизненная программа такого христианства. (Некоторые идиоты в Россиянии от этого млеют и говорят: «Все наши беды оттого, что мы православные, а не протестанты».) Итак, в 1979-м на Землю потоком хлынуло религиозное мракобесие. Очень агрессивное и воинственное.

    Конечно, западный протестантско-иудейский фундаментализм был не столь очевиден, как у приверженцев пророка Магомета. В самом деле, британские тори и американские республиканцы не устраивали костров из глянцевых журналов с нагими красотками на страницах. Они не обряжали женщин насильно в длинные глухие платья и пуританские чепцы. Не вводили изучение Библии как обязательный предмет в школы и не ставили над светскими властями духовные. И тем не менее, можно говорить именно о фундаментализме. Поворот особенно очевиден в культуре. Скажем, рок 70-х был романтично-пацифистским и довольно мягким. Музыканты старых рок-групп одевались пышно (как нынче говорят – гламурно), в стиле лондонских денди времен Байрона. Рок восьмидесятых стал совсем иным. Он отбросил клавишные и стал называться «тяжелым металлом». Он стал воспевать мечи и битвы, темную мистику, скорость и насилие. Теперь рокеры одевались в черную кожу с металлическими клепками и в браслеты с торчащими шипами. То же самое было и в кино. В семидесятые самыми хитовыми лентами Голливуда были всякие антиправительственные фильмы, щедро сдобренные «вьетнамским синдромом» и хипповской «социальщиной». Им на смену пришли боевики с образами крутых патриотов – Рокки и Рэмбо. Взлетает до небес слава «Звездных войн». Американский зритель с замиранием сердца смотрит и другой фильм – «Красный прилив». О том, как американские школьники организуют отряд для борьбы с ублюдками – советскими оккупантами, захватившими Соединенные Штаты.

    Нам пока неизвестны причины такого параллелизма процессов на магометанском Востоке и на протестантском Западе. Но совпадение во времени – налицо.

    Еще одна примечательная деталь: вожди «революции 1979 года» на Западе кликушествовали и кликушествуют не хуже исламских вождей. Президент Рейган в начале 80-х то и дело говорил о своем общении с Богом и окружал себя экзальтированными простестантскими проповедниками. (Их типаж – безупречные костюмы, безупречные проборы в прическах – здорово передала группа «Дженезис» в клипе 1993 года «Jesus He Knows Me»). Его преемник Буш-старший (1988–1992 гг.) пошел дальше – стукнулся в астрологию. А карикатурное продолжение «революции 1979 года» президент Буш-младший также периодически сообщал о своих божественных откровениях.

    Идеология Мильтон Фридмана проста. Итак, государство должно защищать нашу личную свободу от внешних врагов и собственных сограждан. То есть оберегать законность и порядок, способствовать заключению частных контрактов и развитию соревнования на рынке. И все – никаких там научно-технических программ, космоса, государственного образования. Эти идеи Фридман сформулировал еще в 1962 году в работе «Капитализм и свобода».

    «На протяжении трех десятилетий Фридман и его влиятельные последователи оттачивали стратегию: дождаться глубокого кризиса, потом – распродать обломки государства частным игрокам, пока граждане не пришли в себя от пережитого шока, а потом сделать эти «реформы» устойчивыми...» – пишет Наоми Кляйн в своей книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф» (М., «Добрая книга», 2009).

    Главная мысль Фридмана и его недоумков-последователей: нужно создать совершенно неограниченный, не «испорченный» никаким государственным вмешательством рынок. А он сам собой все «устаканит» и «настроит», решив все без исключения проблемы. Нужно только снять все препятствия для торговли (полная либерализация) и отказаться от старых привычек. Приватизация должна быть полной – включая почту, здравоохранение, образование и пенсионную систему. Налоги должны стать низкими и взиматься по единой ставке. Корпорации пусть получают полную свободу продавать свою продукцию в любой части света. Правительства же при этом не должны защищать местных производителей или собственность. Политика установления государством минимальной зарплаты полностью отменяется, любую стоимость пусть определяет рынок. Как пишет Кляйн, неолибералы (они же – неоконы) требовали экспроприации собственности, созданной десятилетиями общественных работ и государственных программ.

    Среди последователей Фридмана оказались президенты США и английские премьеры, генерал Пиночет и главы Федеральной резервной системы США (Волкер, Гринспен и Бернанке). Фридмановцами-ультракапиталистами стали руководство МВФ и Мирового банка, главы крупнейших ТНК. Многие его идеи стали воплощать китайские коммунистические иерархи. Ярыми последователями Фридмана выступили россеянские «реформаторы» Гайдар и Чубайс, олигархи РФ. Многое из фридманизма воплотили Ельцин и Путин. А в 1978 году. Фридмана сделали нобелевским лауреатом по экономике. Когда же Фридман умер в 2006 г., губенатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер объявил день его рождения местным праздником.

    «Хотя Фридман пользовался математическим и научным языком, его видение точно соответствовало интересам крупных транснациональных корпораций, которые с алчностью взирали на огромные новые рынки, свободные от регуляции. На первой стадии капиталистического накопления такой хищнический рост обеспечивал колониализм – «открывая» новые территории и захватывая земли, за которые не надо было платить, а затем эксплуатируя природные богатства этих территорий... Война Фридмана против «государства всеобщего благоденствия» несла в себе возможность нового быстрого обогащения – только на этот раз надо будет покорять не новые земли, а само государство, его общественные функции и имущество, распродаваемое на аукционах по ценам намного меньше их подлинной стоимости», – считает Наоми Кляйн в книге «Доктрина шока».

    По ее мнению, ультракапиталистические реформы дошли до абсурда: при Буше-младшем стали приватизироваться тюрьмы, армия, социальное обеспечение. Стал делаться частный бизнес на борьбе с последствиями катастроф и на «восстановлении Ирака» – когда приближенные к власти компании принялись получать жирные подряды, попросту выдаивая госбюджет за счет ценовых накруток. Или когда оккупационные функции в Ираке стали отдавать частным военным компаниям.

    Правда, музыка играла недолго: всего за двадцать с лишним лет такой политики и западная, и вся мировая экономика оказалась загнанной в глубочайший и опаснейший кризис. То же самое случилось и с Россиянией, которая за 17 лет своего жалкого существования управлялась «фридманутыми» правителями, каковые тоже довели РФ до полной социально-экономической, инфраструктурной, промышленно-технологической, демографической и культурной катастрофы.

    Фридман всегда был полоумным изувером, жившим по принципу «Если жизнь противоречит моей теории – тем хуже для жизни». Посещая в 1950-е годы страны Южного конуса Латинской Америки, где экономика была смешанной, государственно-частной, с большим социальным сектором, Фридман буквально брызгал ядом от ненависти. Мол, они неправильно живут, не по средствам! Нужно демонтировать социальные расходы и все приватизировать – тогда все будет правильно. Вплоть до 1970-х годов Фридман был всего лишь шизанутым маргиналом, никем всерьез не воспринимавшимся. Но затем его заметили: больно уж его фундаменталистское учение пришлось по душе верхушкам крупных корпораций. Они давно нацелились на «колониальное» освоение – сначала Южной Америки (Аргентина, Чили, Бразилия, Боливия, Уругвай), а затем – и стран самого Запада.

    Фридманизм – ультракапиталистическое сектанство – вострожествовал. А плоды его господства мы видим ныне.

    Тэтчер стала первой в ряду фундаменталистов Запада-79, обладавших реальной властью для воплощения фридмановских бредней. Затем правые фундаменталисты пришли к власти и в США – в самом-самом конце 1980 года, когда актер Рональд Рейган победил на выборах прежнего президента Джима Картера.

    Прекрасно помню первые кадры хроники премьерства Маргарет Тэтчер. Тетка с хищным носом, обрядившись в брюки и кроссовки, лезла в люк английского танка «Чифтен». Потом была голодовка ирландцев-сторонников отделения Северной Ирландии от Великобритании в лагере Лонг-Кэш. Тэтчер и здесь осталась непреклонной: парочка голодающих умерла. Затем лидер британских тори-консерваторов бросила полицию и войска на подавление шахтерских возмущений – горняки требовали, чтобы государство и дальше поддерживало их убыточные копи бюджетными деньгами. Каждый выпуск советской программы «Время» начинался с новостей о настоящих побоищах на севере Англии.

    А затем Рейган последовал опыту англичан в гораздо большем размахе, объявив войну на уничтожение СССР. По тем же тропам пошел Пиночет в Чили, правые кабинеты во Франции. Элементы ультракапитализма внедрялись в Германии и Скандинавии, в Латинской Америке и частично в Азии.

    В 1983 году отец, вернувшись с закрытого партийного бюро, хмуро отметил: англичане переизбрали Тэтчер. Несмотря на ее жесткие меры и рост цен, средняя зарплата в Британии намного обогнала инфляцию.

    ...В конце концов, западные ультрарыночные фундаменталисты смогли победить Советский Союз, парализованный верхушкой из маразматиков, вялых чиновников и откровенных изменников. 1991–1992 годы стали вершиной успеха «революции 1979 года». Казалось, история закончена. Коммунизм повержен навсегда. Отныне мир пойдет только по «столбовой дороге» экономического ультралиберализма, приватизируя все и вся.

    И тут оказалось, что история вышла из-под контроля. А «революция 1979 года» превратилась в чудовище, пожирающее сам Запад...

    1989-й... Год до безумия мерзкий. В СССР наблюдается массовый психоз. Пустые прилавки. Газеты и телевидение полны одним и и тем же: митинги сепаратистов в Прибалтике, кликушества демократов, описания проституток и бандитов. Потерявшие ум массы качаются в такт заклинаниям Кашпировского. Блеет с эстрады «Ласковый май» – прародитель Большой попсы. И еще – взрывы, катастрофы да бесконечная шарманка горбачевских речей.

    В тот год властители Запада торжествовали: Красный гигант рушится! И тогда же собрали эпохальную встречу «Большой семерки» в Вашингтоне, увенчавшуюся принятием судьбоносного Вашингтонского консенсуса. Тот слет либеральных фундаменталистов можно с полным правом назвать «съездом победителей». Принятие пресловутого консенсуса окончательно свернуло историю на путь тотального кризиса всечеловеческого масштаба.

    Содержание документа никогда не было тайным. Итак, главы государств семи ведущих стран «цивилизованного мира» (США, Великобритании, Германии, Франции, Японии, Канады, Италии) решили придерживаться основных приципов.

    Первый из них таков: государства должны сделать свои бюджеты скромными и аскетичными. Нечего ставить перед собой амбициозные цели, казна должна служить нуждам текущего момента. А экономикой должен заниматься частный сектор. Государство же низводится до роли «ночного сторожа» при частных капиталах.

    Во-вторых, государства «развитого мира» должны как можно больше снижать налоги. Ведь они помогают содержать бедных за счет богатых, а это плохо. Нищие без толку проедают средства, а богатые их накапливают.

    В-третьих, кредиты должны даваться под как можно большие проценты. Так, чтобы у всех был стимул накапливать и нести денежки в банки.

    В-четвертых, обмен одной валюты на другую должен быть свободным.

    В-пятых, все должны двинуться к свободе торговли, к уничтожению таможенных барьеров и всех преград на пути свободного передвижения капитала из одной страны в другую.

    В-шестых, иностранным инвесторам должен предоставляться такой же налоговый режим, как и местным.

    В-седьмых, нужно как можно больше увести государство из экономики, дерегулировав ее.

    В-восьмых, нужно, чтобы росли крупные личные состояния. Чем больше миллиардеров – тем лучше.

    С тех пор эта программа выполняется с железной непреклонностью. Вы понимаете, что она означает? Прежде всего полный отказ от прежней политики: Нового курса президента Рузвельта и программы Великого общества 1960-х. Социально ориентированное государство получило смертный приговор. К смерти приговаривался и западный средний класс. Предопределялся раскол народов «цивилизованного мира» на касту полноправных господ и отбракованных нищих париев. Более того, наносился смертельный удар по государствам как таковым. Его ослабляли перед лицом новых игроков: теневого сообщества сверхбогачей, транснациональных корпораций и сетевых структур: от сект до криминальных группировок. Их делали игрушками в руках влиятельной закулисы.

    Нож в спину всаживался и научно-техническому прогрессу! Невероятный рывок в развитии человечества в 1930–1960-е годы был достигнут благодаря социалистическим элементам в западных странах. Если говорить просто, то государства той поры собирали с богатых большие деньги – и на эти доллары-фунты-марки-йены финансировали статегически важные программы. Так осваивалась ядерная энергия. Так создавались ракетостроение и космонавтика, компьютеры и компьютерная сеть Интернет, реактивная авиация, радиолокация, телевидение... Словом, все то, благодаря чему существует нынешний мир. В ту эпоху кейнсианского «социализма» государство заставило богатых раскошелиться на создание будущего. Ибо ни один толстосум не стал бы вкладывать деньги, например, в Вернера фон Брауна. Перспективы возврата инвестиций в космонавтику полвека назад были весьма туманны. Теперь же, когда все снова отдано на откуп магнатам, научно-технический прогресс обрекается на остановку. Все сводится к бесконечным частным усовершенствованиям, к проеданию рожденных в «социалистическую» эпоху великих разработок. Убивается развитие космонавтики, люди буквально приковываются к Земле. По опыту XIX века мы прекрасно знаем, что толстосумы предпочитают пускать деньги на роскошь и яхты, а не на финансирование великих исследователей и изобретателей. Наука, которая раньше была независимой за счет государственного финансирования, теперь превращается в служанку крупных корпораций и военного ведомства.

    Капитализм попал в инновационный тупик. Сегодня нужны прорывы. То есть – принципиально новые лекарства, энергетика, виды транспорта и т. д. А для этого необходимы прорывы именно в фундаментальной науке, новые открытия в физике и химии, в математике. Однако чтобы их добиться, необходимы внушительные вложения в Большую науку на годы и десятилетия вперед. Пример: сегодня развивается оптоэлектроника, основа которой заложена фундаментальными исследованиями 1960-х годов.

    Но современный капитализм терпеть не может долгосрочных вложений. Ему нужно вернуть вложенные деньги побыстрее. Желательно – с гарантией прибыли. Ему кажется бессмысленным тратить годы и миллиарды на финансирование каких-то академических умников. Ишь ты! На «бабки» нас разводят, босота ученая! Поэтому сегодня инновации вымучиваются из старых открытий, а настоящих инноваций – раз-два и обчелся.

    Так что и здесь капитализм подошел к своему закату. Он стал бесплодным. Он стал мешать развитию человечества.

    Элементы социализма в западных странах позволяли решать множество общенациональных задач. Тут и экологические мероприятия, и поддержание в порядке дамб-защитников от наводнений, и развитие общедоступного образования, и подержка рождаемости (особо успешен тут опыт гитлеровской Германии). Теперь все это отброшено!

    Когда-нибудь Вашингтонский консенсус 1989 года будут сравнивать с приходом к власти нацизма в 1933-м...

    Но недолго музыка играла! Оказалось, что ультракапитализм уничтожает сам Запад. И признаков этого уничтожения на сегодня все больше и больше.

    Когда в начале 2000-х Англию поочередно поразили эпизоотии «коровьего бешенства» и ящура, оказалось, что политика урезания государства и тотальной приватизации привела к практически полному развалу ветеринарии.

    В 2000–2001 годах энергетический кризис поразил богатый штат Калифорния. Причина? Ультрарыночные реформы в электроэнергетике плюс сговор энергомонополий. США понесли громадные убытки, монополисты – получили рекордные прибыли.

    В 2001-м США оказались практически бессильными против действия неких загадочных сил, устроивших мегатеракт в Нью-Йорке.

    Летом 2002 года небывалые дожди вызвали наводнения в Западной Европе. Тут же выяснилось, что у скаредных либеральных государств нет практически ничего, чтобы бороться со стихией. Они не смогли мобилизовать технику и людей.

    В 2001–2002 годах в Америке гремит скандал корпорации «Энрон». Выясняется, что американские корпорации совершают невиданные мошенничества и махинации, демонстрируя «липовую» прибыль и вызывая искусственный рост курса своих акций. Менеджмент суперкомпаний ведет себя абсолютно хищнически, правдами и неправдами закачивая в личные карманы фантастические доходы – через раздутые оклады, бонусы и опционы.

    В 2003 году при посадке гибнет американский космический «челнок». Он попросту разваливается в верхних слоях атмосферы. Почему? Оказывается, «эскадрилья» многоразовых кораблей США просто-напросто изношена и заезжена донельзя. Оказалось, что программа «Венчер стар» по оснащению НАСА «Спейсшаттлами» нового типа, выдвинутая еще при Рейгане, была ликвидирована ради экономии бюджетных средств.

    В декабре 2004 года цунами обрушивается на Таиланд и курортные острова в Тихом и Индийском океанах. Волна-убийца движется к пляжам несколько часов. Но богатый Запад во всеоружии спутниковых систем зондирования земной поверхности, мирового телевидения и телекоммуникаций не смог вовремя заметить цунами и оповестить отдыхающих о смертельной опасности.

    В сентябре 2005-го происходит трагедия с наводнением в Новом Орлеане. Весь мир видит деградацию государства в США: оно оказалось не в состоянии обеспечить вывоз людей из зоны бедствия и снабдить их гуманитарной помощью. Бессилие наблюдается и на городском уровне, и на уровне штата (региона), и в федеральном масштабе. Город превращается в сцену фильма ужасов: с мародерством, убийствами, изнасилованиями. Проявилась страшная картина: ультракапитализм привел к расколу американского общества на разные «народы»: имущих и неимущих, к существованию в рамках одних и тех же Штатов «первого мира» богатства и «третьего мира» беспросветной нищеты.

    Таковы последствия Вашингтонского консенсуса. А что будет дальше? Новые стихийные катастрофы? Катастрофы техногенные – когда выяснится, что западные ультралиберальные государства загнали до опасного износа электростанции или ядерные энергоблоки, а их персонал просто деградировал из-за снижения качества образования на Западе? Инциденты с оружием массового поражения? Социальные взрывы и бунты, бессмысленные и беспощадные всплески ненависти тех, кому уже нечего терять? То-то еще будет на еще вчера благополучном Западе...

    Некоторые итоги «капиталистической революции»

    В самом деле, мы можем подвести некоторые итоги «капиталистической революции» (восстания элит против масс), что началась с приходом к власти правительства Тэтчер в 1979-м, а завершается полным провалом и страшенным глобальным кризисом в 2009-м. Что принесло роду людскому господство ярых ультралиберальных фундаменталистов, «турбокапиталистов» и антикоммунистов за минувшие тридцать лет? Чем завершилась попытка воплотить утопию «постиндустриализма» и глобализации?

    Тридцать лет – достаточный срок, чтобы сделать выводы.

    Можно сравнить период 1979–2009 годов с другим отрезком истории – 1932–1962 годами. С эпохой, когда власть «древних» ультракапиталистов и монетаристов начала ХХ века пала под ударами Великой депрессии и дело перешло в руки адептов государственного регулирования. Когда в США, Германии, Великобритании капитализм ограничивался сильным государством, что применяло плановые механизмы развития.

    Первое, что бросается в глаза, – настоящий застой в развитии. Миры 1932 и 1962 годов – огромная, принципиальная разница. За те тридцать лет произошли эпохальные сдвиги и прорывные инновации на самом Западе. 1932 год: фанерные бипланы в небесах, примитивные автомобили на земле, электроника – громоздкие лампы, энергетика – в основном угольная. 1962 год – уже нефтяной мир. В нем есть то, о чем в 1932 году мечтали лишь отчаянные фантасты. То бишь – компьютеры и полупроводниковая электроника, радары и массовое телевидение, атомная энергия и ядерное оружие, реактивная авиация и космонавтика. Есть атомный флот и пассажирские авиаперевозки для всех, а не только для сверхбогатых. Появилась принципиально новая по сравнению с 1932 годом медицина, использующая прорывную на тот момент инновацию: антибиотики. В транспорте мы видим вертолеты, суда на воздушной подушке, первые опыты с экранопланами. А в общественной жизни? Если брать Соединенные Штаты, то в них появились пенсионная система и социальное страхование, чего в 1932 г. просто не было.

    Даже в повседневном быту людей произошел инновационный переворот. То, что было уделом только очень богатых в 1932-м, в 1962-м становится достоянием масс. Кроме того, появляется и инновационная бытовая техника. То есть – пылесосы, кондиционеры, телевизоры, стиральные и посудомоечные машины, электробритвы и настольные вентиляторы, кухонные комбайны и первые микроволновые печи. Автомобиль превратился в массовый товар. Люди широко пользуются бытовой химией. Появились упакованные продукты: фруктовые соки, курицы-бройлеры, нарезанные овощи в вакуумной упаковке. Радикально изменилась структура питания среднего гражданина: он теперь есть намного больше белков.

    А что в 1979–2009 годах? По сути дела, застой. Из принципиально нового – только Интернет, персональные компьютеры, мобильные телефоны и мультимедиа. Все прочее – только усовершенствования той техники, что уже имелась в 70-е. Если же брать авиацию и космонавтику, энергетику и транспорт, то очевидно топтание на месте. Застой наблюдается и в медицине. Образование даже назад пятится. Кругозор людей сужен, распространяется функциональная неграмотность, качество выпускников средних школ снижается год от года. Общество? Оно явно деградировало и распадается на «лоскуты».

    Почему это произошло? Почему в бывшем «свободном мире» наблюдаются деградация, регресс и раскол общества?

    Дело в том, что ультралиберальные фундаменталисты (а настоящий либерал с его обожествлением неограниченного капитализма и есть «консерватор» на языке Запада) образца 1979 года доломали и доприватизировали государство. Они действовали исключительно в интересах богатых: так, как будто только они – люди, а все остальные – так себе, быдло. Налоги снижались именно для них, практически не снижаясь для среднего и бедного классов. В итоге государство скукожилось до статуса «ночного сторожа» при богатствах имущих подонков.

    К чему это привело? К кризису государства как такового. У него, пораженного манией экономии, не оказалось средств ни на борьбу со стихийными бедствиями, ни на поддержку научно-технического прогресса, образования и медицины. Оно и понятно: налоги-то снижены! Государство стало узколобым идиотом, не видящим дальше завтрашнего дня. Разве можно строить какие-то дальние планы и стратегические программы? Это же антирыночно! Это приводит к увеличению затрат бюджета.

    Можно сравнить 1932–1962 и 1979–2009 годы по такому показателю, как строительство и создание инфраструктуры. Итак, период ограничений капитализма и плановости – гигантский размах сооружения всяческой инфраструктуры США. А 2009-й – явный упадок той же инфраструктуры в той же Америке. Оказывается, государство в США невероятно запустило национальную инфраструктуру. Оно не следит за исправностью тысяч мостов, дамб, плотин, шлюзов, портов, автомобильных развязок и виадуков, энергосистем и водопровода. Только в водопроводах американцы теряют 18 % воды! Американское общество инженеров-строителей заявило, что страна нуждается в 1,6 триллиона долларов инвестиций в национальную инфраструктуру в ближайшие пять лет. А власти как на уровне центра, так и штатов оказываются бессильными следить за множеством подрядчиков и субподрядчиков, ведущих работы на важных объектах. Между тем Соединенные Штаты сотрясаются все новыми и новыми инфраструктурными катастрофами. 2003 год – «блэкаут» энергоснабжения на северо-востоке страны, 2005 год – катастрофа Нового Орлеана из-за прорыва дамб, 2007 год – обрушение моста Сейнт-Энтони-Фоллс в Миннесоте. А счет более мелким авариям идет уже на десятки. А еще в США существуют сотни опасных объектов, которые вот-вот могут разрушиться.

    Дэн Коупелл в статье «Мосты в будущее» (в русском издании – «Популярная механика», июль 2008) пишет:

    «Создается впечатление, что аккуратно выстроенный мир начал разваливаться на куски, а ремонт и поддержание в порядке всей этой инфраструктуры вдруг предстали почти невыполнимой задачей. Хотя бы потому, что работы оказалось столь много. Американцы ХХ века были самыми трудолюбивыми строителями за всю историю человечества. А теперь им на голову свалилась обязанность поддерживать в порядке все, что они понастроили, – магистрали, мосты, плотины. Управится ли с этой задачей Америка XXI века?

    ...Сейчас Америка проживает грандиозное наследство, состоящее из железобетонных чудес света. Эти памятники величественнее, чем что-либо построенное в Древнем Риме, и строили их циклопы, вооруженные сварочными горелками, мастерками и клепальными молотками...»

    Если без патетики, то очевидно, что на смену индустриальным людям-титанам пришли «постиндустриальные карлики», очень не любящие будни упорного труда. Этика такого труда, этика служения Делу оказалась сломанной неолиберализмом и потребительством. Если официальная проповедь звучит так: «Ты должен стать миллионером к двадцати пяти годам!» – кто же станет упорно трудиться? Ведь так миллиона не получишь. Все устремляются в «нематериальные» информационно-спекулятивные сферы, в финансы и право. Поэтому разлагается и государственный аппарат: он не желает кропотливо работать. Зачем? Ведь так не разбогатеешь. И вот американцы, построившие некогда гигантскую инфраструктуру, теперь не в силах даже ее поддерживать. Государство на глазах превращается в деградировавшего, коррумпированного лентяя. В безответственное Нечто. И вот оно уже не только инфраструктуру не поддерживает, но и оказывается не в силах спасти своих граждан в чрезвычайной ситуации (Новый Орлеан).

    И вот новый президент Обама в конце 2008 года сообщает о двухлетнем плане государственных вложений в обветшавшую инфраструктуру США. Физический развал техносферы – вот вам еще одно последствие революции капиталистов-фундаменталистов! Уже не в РФ, а на самом «развитом» Западе...

    Может, они экологические проблемы планеты решили? Обычно говорят, что в 1970-е годы на улицах западных городов было нечем дышать от ядовитых выбросов автомобилей и заводов, с неба падали кислотные дожди, а в реках текли одни химические отбросы. А сейчас, мол, все стало чище. Так-то оно так – но произошло это из-за простого перенесения промышленности в Азию. И теперь там губятся воздух, вода и почва, сводятся леса, идет опустынивание. А Земля-то у нас – одна. Ну, кислотные дожди вроде прекратились на Западе. Да, там стали жечь в топках электростанций не уголь, а природный газ. Где тут принципиальный прорыв? И теперь на Западе снова кричат о надвигающейся на планету экологической катастрофе.

    Идем дальше. Посмотрим на общество. «Капиталистическая революция» вызвала крах среднего класса. Он и существовал-то на Западе благодаря «социалистическим» элементам – масштабным программам научно-технического развития, социальной и медицинской поддержке из государственного бюджета. На налоги, взятые с богатых, западные страны с середины ХХ века платили высокие оклады ученым, инженерам, педагогам, врачам.

    Приход к власти тоталитарной секты капиталистических фундаменталистов свернул все это, и потому средний класс Запада стремительно распадается. Часть сваливается в нищету, кто-то уходит в богатый «эшелон». Все усугубляется и другой бедой – обожествляемой западными фундаменталистами глобализацией. Ибо что главное? Прибыль! Прибыль и снижение издержек превыше всего! Если западные рабочие и инженеры требуют слишком больших окладов и социальных гарантий, то мы переводим свои заводы из США, Англии, Германии в Индонезию, Китай, Мексику. Там рабочие согласны трудиться за гроши. И потому из США и Европы побежало прочь производство, питавшее другие отряды среднего класса – высокооплачиваемых рабочих и инженеров. Следом потянулся и финансовый бизнес: оказалось, что дешевле использовать Интернет и нанимать финансовых аналитиков в Индии. Они согласны получать всего тысячу долларов в месяц, а не пять, как американские или европейские умники. Ну, насчет науки и говорить не приходится: Запад давно использует дешевые мозги из Восточной Европы, с обломков СССР и из азиатских стран. Таким образом, возможностей заработать и разбогатеть на нынешнем Западе становится все меньше и меньше.

    Ультралиберальный капитализм окончательно убил рождаемость на Западе. Он породил поистине демографическую катастрофу белого человечества! Ведь если нужно зарабатывать и богатеть до потери пульса, то дети – лишь помеха и бесполезные затраты. Началось катастрофическое старение белого человечества.

    Да что там демография! Впору говорить о бедственном оскудении человеческого капитала. Часть молодежи потеряла возможность учиться. Общедоступное школьное образование в США, например, стремительно деградирует – и об этом вам расскажет всякий, кто там жил. Мракобесие сказывается – пошел упадок точного знания, расцветают всякие шарлатаны, астрологи и гадалки. Психика надламывается: западники все больше напоминают подверженное маниям пугливое стадо.

    Неограниченный капитализм – враг рынка. Рынок-то – это конкуренция. А ничем не ограниченный капитализм стремится к установлению полных монополий! Он отменяет конкуренцию. А монополия (частная ли, государственная ли) – всегда застой в развитии.

    И так далее, читатель.

    Не рост, а бесплодное перераспределение!

    «Неолиберальная экономическая модель изначально, по условиям своего возникновения не была ориентирована на решение задачи поддержания высоких темпов роста. Она решала другие задачи – максимального ускорения процессов перераспределения и концентрации активов экономики...»

    Такой вывод сделал авторский коллектив «Русской доктрины», в состав коего входил и Максим Калашников. Над ее экономическим разделом работали такие могучие умы, как Анисимов, Хазин, Гавриленков, Кобяков, Егишьянц, Годин. Они пришли к выводу: суть неолиберализма – не научно-технический прорыв, не рост, а банальное «Отнять и переделить». Сделать это в интересах капиталистической верхушки, корпоратократии. Причем для этого используются постоянные кризисы.

    Приведу всего один отрывок из «Русской доктрины»:

    «Распространено представление, что неолиберальная экономика – жестокая штука, что она антисоциальна, но это экономика роста. Отнюдь нет. Это в лучшем случае экономика застоя или почти застоя, а в худшем случае – экономика перманентных экономических катастроф. В зрелом состоянии это всегда экономика кризиса.

    Процесс трансформации экономик бреттон-вудского типа в экономики неолиберального типа реально представлял собой процесс трансформации экономик развития в экономики форсированного перераспределения активов с их концентрацией в руках наиболее сильных агентов рынка. То есть транснациональных финансовых и нефинансовых структур. Экономика развития замещалась экономикой перераспределения в пользу наиболее крупных из агентов рынка развитых стран.

    Естественно, темпы экономического роста во всем сообществе стран с экономиками, втянутыми в процессы неолиберальной трансформации (или «реформирования», если использовать имеющий широкое хождение термин), особенно если иметь в виду реальный сектор, резко уменьшились. В том числе и в развитых странах.

    В том числе и в США. По планам, разрабатывавшимся в США в 60-е и 70-е годы, при консервации сложившегося там к началу 70-х годов экономического механизма США должны были произвести в 2000 году 8 трлн. квт·ч электроэнергии и 250 млн. т стали. Но действовавшие в то время государственные программы развития энергетики впоследствии были свернуты. И вот результат: электроэнергии произведено в 2 раза меньше, стали – почти в 2,5 раза меньше, чем могло бы быть произведено. Легковых автомобилей США производят сейчас меньше, чем в 70-е годы. Производство электроэнергии в США с 1980 по 2000 год увеличилось лишь на 3/5. И это за 20 лет.

    В обрабатывающей промышленности США, если исходить из дефляторов (индексов, учитывающих реальную инфляцию) промышленной продукции, подсчитанных Пентагоном, в начале текущего десятилетия объем производства в 2000 году мало отличался от такового в 1980 году.

    Рост ВВП США шел в 80-е и 90-е годы преимущественно за счет сектора услуг. По данным статистики США, он за 20 лет якобы все-таки удвоился – в основном за счет роста сферы услуг и ее удельного веса в ВВП. Однако в том-то и дело, что корректное исчисление индекса роста в сфере услуг связано с огромными трудностями. Несомненно, что официальные данные о росте сферы услуг в постоянных ценах в США преувеличивают его реальные размеры. Соответственно преувеличивается и ВВП. По косвенным данным, ВВП США в 2000 году в расчете на душу населения в лучшем случае соответствовал уровню 1980 года.

    Что же касается Европы и Японии, то развитие их экономик после «реформирования» оказалось парализованным.

    В развивающихся странах с экономиками, преобразованными в неолиберальном духе, среднегодовые темпы роста экономики для периода после 1980 года упали до уровня таковых в развитых странах, что ясно свидетельствует об огромном недоиспользовании потенциала развития. Такова ситуация в Бразилии. Если бы экономический механизм Бразилии не был преобразован в неолиберальном духе и она сохранила темпы роста, набранные в 60–70-е годы, то в настоящее время по размерам ВВП Бразилия была бы сопоставима с США в 1980 году и во многих отношениях была бы в состоянии выступать как конкурент США. Но Бразилию заставили сменить эффективную экономическую модель на неэффективную, и соотношение экономических масс Бразилии и США за 20 лет практически не изменилось. Примерно та же картина во всей Латинской Америке.

    Для поздней неолиберальной экономической модели характерно также стремление компенсировать негативное действие застойного характера сверхлиберализованной экономики на объем предпринимательской прибыли за счет увеличения доли чистого предпринимательского дохода (без налогов) в ВВП. В том числе путем дезинвестирования экономики и особенно ее «десоциализации» – снижения в ней доли затрат социального характера. Процесс этот характерен не только для бедных стран (и России). Он распространяется на богатые страны и уже захватил Германию. В США первые опыты по десоциализации экономики предпринимались еще в 80-е годы, попытки в этом направлении осуществлялись и администрацией президента Буша-младшего.

    Важный аспект трансформации экономики в неолиберальном духе – существенная степень ее десуверенизации после такой трансформации. Если экономика, подвергнутая неолиберальной трансформации, слабая, то она утрачивает суверенитет в положительной форме и «приобретает» его в отрицательной форме в виде больших масс госдолга, нищеты населения и быстро развивающегося криминального сообщества, отделяющего ее от экономик «приличных стран» в гораздо большей степени, чем высокие таможенные пошлины.

    Все, что имеет сколько-нибудь существенную ценность в подвергнутой неолиберальному реформированию слабой экономике, автоматически переходит, в конце концов, в руки иностранных собственников, по преимуществу из развитых стран. Местное правительство превращается в результате этой процедуры не в «ночного сторожа» при автоматически работающем рыночном хозяйстве, а в охранителей активов зарубежных собственников. «Было ваше, стало наше». Утрата суверенитета экономикой по мере ее неолиберальной трансформации, в конце концов, имеет закономерный финал: экономика поглощается каким-нибудь экономическим сообществом. В современных условиях – это региональное экономическое сообщество с ядром в виде развитых стран или развитой страны, а в перспективе (если бы, конечно, удалось завлечь в неолиберальную паутину все страны) – глобальное сообщество...»

    Неограниченный капитализм и господство либеральных фундаменталистов в 1979–2009 гг. не решили ни одной проблемы человечества. Но зато добавили кучу новых! Произошла явная деградация Запада. Мир был ввергнут в системный кризис.

    Монетарно-«постиндустриальный» фундаментализм породил отчетливо выраженную экономику не созидания и творчества, а охоты за трофеями. «Экономику» спекуляций, присвоения и перераспределения. Здесь до бесконечности эксплуатируют то, что создали прошлые поколения, но почти не создают нового.

    О корне зла, «элитных сукиных детях» и творчестве

    Понятное дело, что из теперешнего положения мы можем выйти только с помощью колоссального, качественного рывка в развитии. Необходимы эпохальные прорывы в общественном устройстве, в технологиях. В промышленности и энергетике. Нужно на новом уровне повторить рывок 1930–1960-х годов.

    Но как? Ведь ультракапитализм (монетаризм, фридманизм, глобализм) смог разрушить дух науки и творчества в современном мире!

    В сущности, мне скрывать нечего. Максим Калашников давно пришел к выводу, что для блага всего человечества – а не одних только русских – давно пора устроить глобальную резню сверхбогачей. Независимо от их расы и вероисповедания. Ибо они, черт возьми, сегодня и выступают главными тормозами развития, источником всех нынешних бед. Это их алчность и спесь довели мир до порога страшных катаклизмов и жестоких войн.

    В сущности, конец света начался не вчера, а году этак в 1981-м. Тогда, когда на Западе восторжествовала философия «Обогащайся!». Обогащайся как можно быстрее, сделай свой первый миллион (или миллиард) к 25 годам. Сделал? Ты – Настоящий человек, белая кость. А все остальные – так, лохи. Жеброта. Быдло. Все – начиная от профессора-ракетчика до последнего уличного торговца наркотиками. Обогащайся – и выйдешь в люди. Обогатись – и наслаждайся островами с пальмами, тачками, яхтами, телками. Это и есть смысл жизни.

    С тех пор и по нынешний день нажива стала религией так называемого «цивилизованного мира». Сия философия и пустила все под откос.

    Ты, читатель, сам понимаешь, что нельзя стать к 25 годам ни выдающимся конструктором, ни ученым, ни врачом. Здесь вершины творчества наступают к тридцати-сорока. После долгого и упорного труда, самосовершенствования и учебы у старших, после перенимания опыта у старших коллег. Именно такие люди и ведут человечество вперед, даря ему «звездные часы» и величайшие триумфы. Они и преображают мир.

    А тут оказалось, что такие люди – лохи, чмошники без миллиона в кармане, не знающие жизни. Что главное-то – это обогатиться к 25 годам. А чего-то там изучать, придумывать, годами жечь нервы и здоровье, строить космические корабли, проникать в тайны материи и человеческого духа – это так, занятие для дурачков. Пустая трата времени. Ибо только богатые – это люди, а прочие – лишь пыль под ногами.

    Такова доведенная до высшей точки философия капитализма, который на самом деле туп и жаден. С начала 1980-х восторжествовал либеральный монетаризм, культ золотого тельца. Много лет он проповедуется всей мощью СМИ, Голливуда, поп-культуры. Миллионы людей бросили все – и стали лихорадочно обогащаться. Любой ценой. Послали к черту книги и лаборатории, станки и чертежи. Господи, ну зачем учиться? Зачем заниматься, скажем, космической инженерией? Ведь нужно потратить громадные усилия, работать на пределе сил, а в итоге в тридцать с лишним лет получать жалкую зарплату в каких-то 100–150 тысяч долларов в год. Да из нее сто лет откладывай – не накопишь ни на яхту, ни на замок в Англии. Но это еще ничего. А если ученым идти работать, каким-нибудь физиком? Там – вообще грошовое жалованье.

    Вот и бросились все наживаться и делать первый миллион к 25 годам.

    А вот и итог всего этого: мир с начала 1980-х годов деградировал. Остановился научно-технический прогресс. Человечество впало в новую Великую депрессию, оказавшись на пороге самых разнообразных катастроф. Понятное дело, что необходимы качественные прорывы в развитии, фундаментальные открытия в науке, какая-то фантастически новая техника. Но где их взять, если все погубила чума личного обогащения? Если до сих пор даже самые развитые страны Запада продолжают пользоваться плодами фундаментальных научных открытий полувековой давности?

    Читатель, автор этих строк – историк, а потому любит приводить конкретные и доходчивые примеры. Давайте возьмем для иллюстрации тот прорыв, каковой человечество совершило в середине ХХ столетия, овладев ядерной энергией. Итак, во многом этот прорыв рождался в 1920-е годы в Геттингенском университете, который тогда превратился в настоящую мекку для физиков-атомников всего мира. Именно здесь с 1921 года преподавал физик Макс Борн. Здесь работал Джемс Франк, нобелевский лауреат – также один из основателей ядерной физики. Ну и, конечно, великий математик Гильберт. Университет потянул к себе студентов из США. В двадцатые годы в Геттингене учились и «отец» атомной бомбы Юлиус Роберт Оппенгеймер, и основатель кибернетики Роберт Винер, и физики Пауль Дирак с Вернером Гейзенбергом, и создатель американской термоядерной (водородной) бомбы Эдвард Теллер.

    Так вот, читатель: человечество овладело энергией атомного ядра именно благодаря тому, что все эти люди – как и многие другие в то же время – самоотверженно, до нервного истощения занимались наукой. Вторгались в запредельное по тем временам. Они думали не о яхтах, виллах и красотках, а о своей физике. Они занимались не спекуляциями с ценными бумагами, не слияниями и поглощениями, не оптимизацией налогов и прибыли – а исследованиями. Чтобы понять весь накал научного фанатизма той поры, откроем старую книгу Роберта Юнга «Ярче тысячи солнц» (М., Гос. изд-во литературы в области атомной науки и техники, 1961):

    «Известный ученый Курт Гиршфельд, находившийся в то время в Геттингене, рассказывает, какими эксцентричными порой были юные математики и физики. Однажды ему пришлось видеть, как один из членов борновского «детского сада», шествовавший погруженным в свои мысли, неожиданно споткнулся и упал. Гиршфельд подбежал и пытался помочь ему встать на ноги. Но упавший студент, все еще лежа на земле, сердито отклонил его усилия: «Оставьте меня в покое, слышите! Я занят!» Возможно, его только что осенило какое-нибудь блестящее решение.

    ...Фриц Хоутерманс, ныне (в 1958 г. – М.К.) профессор физики швейцарского университета, рассказывает, как однажды в полночь он был разбужен одним из приятелей – студентом, ломившимся в окно его комнаты, распложенной на первом этаже дома на Николаусбургштрассе. Ночной гость заявил, что его только что осенила великолепная идея, которая может устранить некоторые неразрешимые противоречия в новых теориях. Далекий от мысли выгнать незваного гостя, сонный хозяин, надев халат и туфли, сейчас же открыл дверь. И оба они до рассвета работали над вновь выведенными уравнениями.

    В те волнующие годы не было ничего необычного в том, что подобные «умственные всплески» даже у очень молодых людей могли вызвать немалый переполох в международных профессиональных кругах, а в некоторых случаях и принести их авторам славу чуть ли не в течение одной ночи...

    ...Эта небольшая группа молодежи в возрасте от 20 до 30 лет вдохновлялась яркими талантами, и прежде всего такими, как Энрико Ферми, Пат Блэкетт, в прошлом английский морской офицер, который фотографировал и интерпретировал удивительный мир атомных явлений. Там был и Вольфганг Паули из Вены, который однажды шутки ради танцевал посреди Амалиенштрассе в Мюнхене по случаю того, что его осенило что-то новое. Все они, конечно, понимали, что заняты работой далеко идущего значения и важности. Но они и представить себе не могли, что их несколько таинственные занятия так скоро и глубоко повлияют на судьбы человечества и их собственные жизни.

    Молодой австриец Хоутерманс в то время, конечно, и не подозревал, что некоторые идеи, выдвинутые им теплым летним днем во время прогулки под Геттингеном с приятелем, студентом Аткинсоном, четверть века спустя приведут к взрыву первой водородной бомбы, этого современного «абсолютного» оружия. Желая заполнить чем-то время, два старшекурсника занялись, чуть ли даже не в шутку, неразрешенной проблемой об истинном источнике неистощимой энергии Солнца...

    ...Так началась работа Аткинсона и Хоутерманса над их теорией термоядерных реакций внутри Солнца, позднее получившая значительную известность. Исходным в этой теории было предположение о том, что происхождение солнечной энергии следует приписывать слиянию атомов легких элементов. Дальнейшее развитие этой идеи привело прямо к водородным бомбам...»

    Интересно читать эти свидетельства давно мертвых людей от давно уже умерших ученых-подвижниках, каковым мы обязаны ядерным могуществом. Ласково поглаживаю потрепанную обложку книжки Юнга – она для меня как послание от уже погибшей высокой цивилизации. Бедная – тебя пробовали выбросить на помойку нынешние рыночные варвары. И думаю: именно благодаря пламенному фанатизму всех этих ученых, благодаря крайнему напряжению их телесных, духовных и интеллектуальных сил человечество смогло выйти на новый уровень развития. Дело даже не только в овладении колоссальной энергией. Даже если смотреть с узкопрактической точки зрения, работа над атомным проектом позволила родиться и окрепнуть компьютерной технике – основе основ нынешнего мира. А одно лишь описание новых технологических процессов, разработанных при создании атомного оружия, в 1945 году заняло тридцать толстых томов. Родились тысячи новых изобретений и патентов. Дело превратилось в «фонтан инноваций».

    Времена ультралиберального капитализма с его погоней за личным обогащением уничтожили знаменитый университет. «Я только что был в Геттингенском университете. В 1920 году на физическом факультете там было двадцать лауреатов Нобелевской премии. Сейчас этот университет выгнан за город...» – говорил в 2007 г. русский математик, академик Людвиг Фаддеев...

    Так вот, читатель, с точки зрения той «элиты», что с начала 1980-х годов захватила власть в нашем мире, все эти ученые-подвижники – дураки. Лохи. Они думали о своих атомах вместо того, чтобы думать о деньгах и обогащаться. Они ночей не спали – и все ради каких-то новых формул? Психи, да и только. Надо было о яхтах в триста футов мечтать, о длинноногих красотках, о роскошном «Роллс-Ройсе» и миллионах на личных счетах.

    Философия «Обогащайся любой ценой и побыстрее» разгромила науку и технику сильнее, чем тысячи инквизиторов, чем нашествие Аттилы вместе с Чингисханом. Сегодня человечеству нужны новые прорывы в развитии, сравнимые с тем, атомным, уже ставшим историей. Но кому совершать такие прорывы, если все обуяны жаждой наживы? Кто будет ночами биться над проблемой, скажем, энергоинверсии, если надо добывать деньги – иначе прослывешь лохом и неудачником? Кто-то просто бросил науку, а у кого-то элементарно поникли крылья. Ну, зачем тратить много лет на учебу и кропотливую работу, если ты, даже снискав ученые звания и степени, все равно в этом мире останешься быдлом – наравне с заворачивателем гамбургеров в «Макдоналдсе»? Ведь один черт. Настоящие Люди – это только богатые. Те, кто сделал свой первый миллион, пока еще молоко толком на губах не обсохло.

    Эта дьявольская психология отравила всю нашу жизнь. Она пропитала и общество, и государство. Везде началось одно и то же. Прибыль, прибыль – как можно скорее! Сворачиваем долгие научные исследования и государственные программы – ибо деньги нужны сейчас. Снижаем издержки – переносим производство в Китай, где все дешевле. Что? От этого начинает разрушаться само западное общество, погибает средний класс? Начхать. Главное – прибыльно. Главное – делаем в Китае кроссовки за пять долларов, а продаем их за пятьдесят. Что? С уходом производства началась деградация образования? Да и хрен с ним! Нам не нужно столько образованных людей. Наоборот, пусть их будет меньше – нам хватит. Пусть они учатся только в частных дорогих школах. А остальные пускай превращаются в функционально неграмотное стадо с догматическим, а не логическим, мышлением, с клипово-лоскутным сознанием. Это даже хорошо: дураками легче управлять. Они легковерны, они смотрят телевизор.

    Зачем держать научно-исследовательские отделы при корпорациях? Сокращаем их. Главное – показатели прибыльности здесь и сейчас, курс акций, от которых зависят выплаты бонусов топ-менеджерам. И вообще наука слишком разрослась. Хватит! Все полезное уже изобретено, нужно лишь совершенствовать имеющееся. Ну, а если и двигаться – так только в сторону, что облегчает нам извлекать быструю прибыль и продлевать приятную жизнь. Виагра? Прозак? Мобильные телефоны? Компьютеры и телеком? Технологии игр с сознанием? Хорошо, это нужно. А вот всякие звездолеты – на хрен! Новые источники энергии? Туда же!

    И вот уже государство следует примеру новых богачей, становясь жадным и ограниченным, ищущим скорого дохода. Моя жена говорит, что для нее символ подлого времени – отправленный в небытие сверхзвуковой «Конкорд». Великолепная, стремительная птица, словно сошедшая со страниц фантастического романа, она оказалась чуждой низкому миру, где всем заправляют барыги и юристы. Им не нужна мечта, им не нужен перелет через Атлантику всего за два часа вместо пятнадцати. И «Конкорд» так и остался одиноким гостем из «ревущих 60-х» в мире Акций и Деривативов. Не родились его наследники в виде гиперзвуковых полукосмолетов. И проект «Национальный космический самолет» в США свернули после гибели СССР.

    Господство финансово-спекулятивной «элиты» принесло не только застой в развитии, деградацию человечества и кучу страшных глобальных проблем. Произошло еще и выделение богатых в отдельную касту, совершенно оторванную от своих народов. В касту лопающихся от спеси и высокомерия ублюдков, смотрящих на нас как на недоразвитых рабов. И эта каста замкнулась. Она повисла на шее человечества как тяжелый, невероятно прожорливый паразит, буквально удушая нас, мешая развитию.

    Поэтому я говорю – ее нужно безжалостно вырезать на благо всего рода людского!

    Вы скажете, что автор нарисовал скорее «новых русских», нежели западных богачей? Друзья, россиянская (украинянская и др.) «знать» – это только гипертрофированное, доведенное до абсурда отражение собственно западной глобализованной «аристократии». Отечественные богачи подобны вогнуто-увеличительному зеркалу. Глядя на домашних богачей, видишь утрированные тенденции западных сильных мира всего. Россиянские и прочие постсоветские «элитарии» – сущие обезьяны, готовые безоглядно подражать всему, что идет с Запада. О, там в моде худосочные телки. И наши нувориши обзаводятся такими же анемичными любовницами – для престижу. На Западе какой-нибудь Джо Эмптихед сочтен гуру менеджмента? И постсоветские макаки начинают лепить его схемы у себя – к месту и не к месту. На Западе курить бросают? И мы – туда же. Там говно начнут есть ложкой – будьте уверены, и здесь начнут. А коли на Западе дошла до абсурда идеология обогащения, то здесь ее буду воплощать, стукаясь ради достижения цели в самое дикое воровство, во всеуничтожающую коррупцию. И плевать нуворишам на то, что все это губит Россию, полностью разрушает саму возможность для инновационного развития. И одновременно – идет замыкание касты богатых в самой себе, останавливаются социальные «лифты».

    Нет, ребята, их надо истребить. Сначала – у себя, потом – вызвать их уничтожение во всем мире. Ибо они – тормоз развития, причина идущей катастрофы!

    Дело в том, что богатые в нынешнем мире по устремлениям своим ничем не отличаются ни от древнеегипетского монарха, ни от каких-нибудь средневековых аристократов полутысячелетней давности. Что бы там господин Иноземцев ни вещал насчет «постматериальных» стимулов у «постиндустриальной элиты» – это ерунда. Структура потребностей современного богача та же, что и много веков назад. Посмотрите на знатного египтятина, на его вожделения. Итак, ему потребны роскошные барки для торжественных плаваний по Нилу, много слуг, шикарная потребительская жизнь, сверхдорогие удовольствия, любовницы и молодые мальчики и, конечно, власть. Ему хочется возвышаться над простыми смертными, коим все это должно быть недоступно. А теперь посмотрите на то, чем упиваются нынешние нувориши. Все тем же: запредельной роскошью, шестой по счету яхтой за полмиллиарда долларов, личным «Боингом», любовницами и той же властью. И тем же плетением бесконечных интриг. Меняются антураж, предметы роскоши, валюты и цены – но психология сверхбогачей пребывает неизменной все эти столетия подряд. Посмотрите на знаменитую семью Сфорца, на древнеримских сверхбогатых патрициев и нобилей – они практически ничем не отличаются от современных олигархов и миллиардеров! Стать кастой высших, не пускать в свой круг никого «снизу». Для сверхбогача что крестьянин в поле, что талантливый архитектор – в общем, одна «низшая раса». А если копнуть глубже, то увидишь, что устремления «постиндустриальных» магнатов мало чем отличаются от поведения вожаков обезьяньей стаи.

    Они не изменились – но зато сильно изменились мы. Между древнеегипетским ремесленником и современным физиком-ядерщиком – дистанция огромного размера. Возросли наши знания и творческие способности. А правят нами, получается, все те же архаичные твари!

    Не оправдывается предположение Сергея Переслегина о том, что сверхбогатые, наевшись материальными благами и гедонизмом, начнут инсталлировать себе высшие психические контуры, станут вкладывать деньги в прорывные научно-технические проекты. Да не начнут! Они купят себе седьмую по счету яхту, построят третий дворец, выбросят тридцать миллионов долларов на новую картину, еще столько же – на новую любовницу а ученым и инженерам покажут шиш. Ну, или кинут в лучшем случае крохи – полпроцента от того, что потратили на свой новый плавучий бордель. Они попам больше дадут. Любого ученого или изобретателя они встречают враждебно: «А, пришел, босяк, меня на «бабки» разводить! Хочешь мои денежки тратить? Как бы не так! Сам заработать не можешь, быдло, вот и пробуешь ко мне присосаться...»

    Они, за редчайшими исключениями, не хотят профинансировать даже биологов, работающих над отключением механизма старения в человеческом организме – хотя по идее сами могли бы стать вечно молодыми – чего уж там говорить о чем-то космическом или энергетическом? Вот почему они – тормоз и воплощенное зло, тянущее нас к глобальным катастрофам. Вот почему они – раковая опухоль, разъедающая человечество. И потому русские, как и в 1917-м, должны вырезать это зло у себя – в пример всему миру. Архаичность сверхбогачей и необходимость прорывного развития человечества вошли в острейшее, непримиримое противоречие! Чтобы спасти род людской, нужно истребить сверхбогатых паразитов, отобрав их богатства. Но затем – не раздать их, а разумно инвестировать в проекты опережающего развития, в создание следующей ступени человека – в сверхчеловека.

    Господа! Теория о том, что чем больше миллиардеров тем якобы развитее и богаче страна, не подтверждаются реальной жизнью. Это не более чем пропагандистская чушь. Наоборот, страна может быть самой сильной и богатой на свете, не имея ни одного миллиардера. Или имея от силы двух-трех. Подлинный двигатель развития – средний класс свободных и уверенных в себе, хорошо образованных и тренированных людей. Возрождение такого общества может обеспечить лишь Диктатура развития и национальный социализм. Лишь возрождение Советского проекта на новых технологиях – и с добавлением русского национального начала.

    Путь к выходу из Мегакризиса, читатель, лежит через массовое заклание суперпаразитов. И через создание не просто новой, творческо-созидательной элиты, а по сути – человека нового типа. Через новый этногенез. Иначе те, кто займет место уничтоженных, вскоре сами превратятся в таких же античеловеков-чудовищ (об этом не устает говорить молодой русский мыслитель Валерий Александров). Но это – отдельная тема, читатель.

    Что ж, зафиксируем промежуточный итог. Итак, политика создания неограниченного капитализма, проводившаяся в 1979–1981 годах, создала крайне неустойчивую систему. Она породила острейшие противоречия и тяжелейшие проблемы, причем как на Западе, так и в остальном мире.

    Царство победившей уголовщины

    Один из моих друзей сказал, что мир, превращенный в либералистическую клоаку за «славное тридцатилетие», можно описывать чуть ли не вечно. Столько в нем мерзости и пагубных тенденций. Но об одной хочется сказать особо: о тотальной криминализации пресловутого глобалистического «постиндустриализма». Уголовщине, что пронизала общество сверху донизу.

    В сущности, это совершенно закономерный итог воцарения принципа «Обогащайся быстро и любой ценой!». Если главное мерило жизненного успеха и общественного положения – исключительно деньги, то немудрено, что крупный капитал начал стремительно смыкаться с организованной преступностью. Последняя превратилась в часть бизнес-схем больших корпораций. Ведь здесь – самые большие прибыли плюс полная свобода от налогов. К тому же психология гангстеров и ультралибералов поразительно схожа: люди – это только мы, все остальные для нас – биомасса, живое сырье, стадо для «стрижки». Бизнес на оружии и наркотиках, торговля людьми и размещение ядовитых отходов, игорная сфера и бизнес на всяческих человеческих пороках – все это расцвело самым буйным цветом. А уж про коррупцию и казнокрадство и говорить не приходится. В РФ это дошло до крайней степени, но и в США те же явления усиливаются. Мы еще расскажем о том, что творилось в «восстанавливаемом» Ираке.

    Вообще, правящие верхушки при ультралиберальном капитализме окончательно оскотиниваются, полностью отрываясь от своих народов. Они ведут себя вызывающе, воруя напропалую и откровенно демонстрируя роскошь, в которой живут. Воруют и хищничают все. Топ-менеджеры больших корпораций и политики. Верхушка движения за освобождение Палестины и племенные африканские вожди.

    Но в конце концов, грязные делишки у сильных мира всего были всегда. Здесь же произошел качественный переход: уголовщина переместилась в большую политику.

    Прежде всего стали возникать разбойничьи государства, где откровенно правит мафия и где совершаются самые грязные операции. Я не только о наркотиках, но и о торговле людьми, о разделке человеков на запасные органы для трансплантологии, о развлечениях для богатых подонков с самым диким садизмом и убийством несчастных жертв. Вы сами знаете такие примеры – например, на Балканах. И возникновение таких государств-ганглэндов поддерживается Западом под знаменем «национально-освободительной борьбы» и обеспечения «прав человека».

    Ну, а потом пошли шутки и покруче. Например, когда ради заметания следов громадной финансовой аферы в государственном масштабе (лопание «пузыря» Интернет-экономики) был учинен театрально-зрелищный теракт 11 сентября 2001 года. С реальными жертвами и разрушениями – и без единой жертвы из числа капиталистической финансовой элиты. Потом случилась агрессия США против Ирака по совершенно лживому, сфабрикованному обвинению – с ограблением багдадских музеев и наглым разворовыванием бюджетных средств государства США. А еще и откровенный расцвет афганского наркобизнеса под покровительством войск Америки и ее союзников. И столь же откровенная нажива военно-промышленных кругов США на «придуманных» войнах.

    Процесс зашел уже слишком далеко. В РФ, как всегда, он принял самые гипертрофированные черты. Здесь шкурно-уголовные устремления подчас диктуют политику государства.

    Что дальше? Использование в целях наживы и в своих «элитных» интересах срежиссированных терактов уже с применением оружия массового поражения? Использование «войн по договору» в предвыборных целях? Кстати, война РФ против Грузии в августе 2008 г. несет многие черты договорной. У нас есть свидетельства о том, что США прямо толкали Саакашвили к атаке на Цхинвал, одновременно поощряя Москву на решительные шаги.

    Напомним, что в конце 2007 года аналитический доклад американского «мозгового треста» CSIS (группа Эндрю Качинса) фактически неприкрыто призвал Москву к воссозданию нового СССР – только в рыночном варианте. Мы посвятили этому статью «Странная ода православному чекисту» (http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=7463).

    По сценарию CSIS, новый имперский режим в РФ, совмещая умную экономическую политику и жесткое авторитарное правление (с прямым обращением к опыту гитлеровской Германии), добивается сначала уверенного экономического роста страны, а затем – переходит к интеграции в одну Неоимперию самых ценных обломков СССР. Инспирировав политический переворот в Туркмении и приведя к власти в Ашхабаде марионеточное правительство, Москва по его просьбе вводит в бывшую ТССР войска. Тем самым русские обеспечивают контроль над огромными запасами природного газа в Закаспии, переигрывая Украину и ЕС – теперь невозможно построить альтернативный газопровод на Запад, обходящий РФ. Затем РФ берет под контроль Азербайджан и Казахстан, интегрируется с Белоруссией. В итоге возникает новая супердержава, с которой США вынуждены строить союзнические отношения в общей борьбе с исламским терроризмом, при этом признавая право Москвы творить в своей сфере влияния все, что ей вздумается.

    Продолжением темы стала наша статья «Почему нас внезапно полюбили?» (http://rpmonitor.ru/ru /detail_m.php? ID= 7891).

    Напомним, что до лета 2007 года западная пресса писала об РФ с плохо скрываемой ненавистью и откровенным пренебрежением. Мол, что возьмешь с «нефтяного фашистского государства», с диктатуры бывших офицеров КГБ? Но внезапно, как по команде, американская, английская и даже европейская пресса вдруг стала петь настоящие дифирамбы «блестящей империи», ее успехам в экономике и в возрождении национальной уверенности русских.

    Но в начале января 2008 г. американский аналитический центр Stratfor (Strategic forecast – стратегический прогноз) дал свой прогноз течений мировой политики на 2008-й. Итак, РФ усилилась, заняв наилучшие позиции со времен гибели СССР. Поэтому Америка неминуемо постарается перейти в атаку на Москву, как только уберется из Ирака, после вывода войск с Ближнего Востока. И вот тут происходит странное: специалисты Stratfor начинают мысленно разыгрывать возможную выигрышную партию за РФ. Прежде всего Москве следует надавить на Евросоюз, вынудив его не признавать независимость Косова, а параллельно – принять в состав РФ Южную Осетию и Абхазию (фактически развалив Грузию). Запад ничего не сможет сделать в сегодняшней ситуации: США явно ослабевают, в ядерную войну за Грузию не кинутся. Параллельно РФ советуют ввести войска в Белоруссию, снова придвинув свою армию к Европе. Тут же «Газпром» должен поглотить проекты «ТНК-ВР» в России.

    Иными словами, «Стратфор» (Остин, штат Техас), кишмя кишащий бывшими сотрудниками ЦРУ, еще в январе предсказал августовские события вокруг Абхазии и Южной Осетии. То есть Москва действовала словно по указке из-за океана! А когда война разразилась, тот же «Стратфор» 8 августа заявил, что ни США, ни Европа не смогут реально прийти на помощь Грузии. Ибо США заняты в Афганистане и Ираке...

    Таким образом, определенная часть американской элиты послала Москве недвусмысленные сигналы о готовности дать ей свободу действий.

    Доведя экономику США до ручки ультралиберальной экономической политикой и безудержным наращиванием долгов, американская элита хочет снова мобилизовать нацию. Ей нужен качественный прорыв в технологическом, промышленном и социальном развитии, сравнимый с 1960-ми годами. А для этого необходимо возрождение «русской угрозы». Каковую они решили создать – начав некий ремейк холодной войны.

    Вот и приурочили войну к 40-летию ввода советских танков в Прагу. И всерьез Москве не мешали – не ввели санкций против зарубежной собственности «элиты» РФ, не сделали ее «невъездной», не стали оперативно перебрасывать самолетами оружие в Грузию, как это делалось в 1973-м, когда американцы спешно организовали помощь Израилю.

    Расчет прост: в новой холодной войне Вашингтон рассчитывает без труда справиться с примитивно-сырьевой Москвой, пораженной коррупцией и ленью «элиты», утратившей научно-промышленные возможности СССР. В крайнем случае переворот в РФ можно устроить весьма недорого и эффективно.

    В общем, опыт договорной войны в шкурных целях оказался успешным. Продолжение следует?

    А чего стоит заявление (за неделю до выборов в США!) будущего вице-президента Джо Байдена об обязательно грядущем международном кризисе или «втором 11 сентября»! Брателлы уже никого не стесняются.

    А какое поле для деятельности открывается на поле борьбы с финансовым кризисом, когда в банки и прочие финансовые структуры щедро закачиваются сотни миллиардов долларов из карманов государства! Попомните мои слова: мы еще узнаем много интересного насчет того, как на этом делаются огромные личные состояния.

    Криминализация общества, экономики и политики – вот еще одно достижение неограниченного капитализма.

    Время постоянных потрясений

    Да, такая система по определению не могла быть устойчивой. Либеральный монетаризм («постиндустриальный» глобализм) стал логическим завершением развития капитализма. Этот строй, читатель, вступил в пору своего предсмертного кризиса. И если положить руку на сердце, то относительно спокойный период расцвета капитализма завершился в 1973 году, с первыми ударами тогдашнего кризиса, названного «энергетическим». Он в несколько волн терзал Запад до 1983 года – и наверняка завершился бы крушением США в холодной войне, если бы не тупость верхов СССР, капитулировавших перед уже изнемогающим противником. 1987 год – новый удар кризиса по Западу. На сей раз нисходящая спираль кризиса продолжалась до 1993 года. С трудом янки вышли из него. Но всего лишь через шесть лет, в 2001 году, флагман всего капиталистического мира вошел в новую спираль кризиса, связанную с крахом Интернет-экономики. Затем последовали несколько лет какого-то неустойчивого «стабилизации-роста» – и уже в 2007–2008 годах разгорелся новый, тяжелый кризис. Теперь – действительно всемирный и жестокий.

    Все, читатель, капиталистическая система уже не в силах принести нормальную жизнь. Она – в перманентной лихорадке, в постоянных корчах!

    Крах системы Вашингтонского консенсуса на Западе случился бы очень скоро. Но фундаментальных либералов спасла гибель СССР, извергнувшая на Запад неисчислимые богатства и ресурсы. Это оттянуло крах революции-79 на семнадцать лет.

    Теперь отсрочка кончилась!

    История мира понеслась во весь опор. Человечество похоже на шхуну, попавшую в стремительное течение гигантского водоворота Мальмстрим. Его повлекло к центру воронки.

    Начинается системный кризис мира, где темпы и моды диктовал Запад. Несколько веков история цивилизации шла по его сценарию. И если описать его кратко, то получится «развитие через разрушение». Создавая промышленность, капиталы и высокий уровень жизни, лидеры планеты все время разрушали – природу, другие цивилизации и культуры, общество и даже самого человека.

    И вот произошел трагический надлом. Разрушать больше нечего. Земля балансирует на грани экологического коллапса. Демографический кризис – налицо. Мировая война между стареющим богатым Севером и нищим, бурно размножающимся Югом – вот она, родимая, уже идет на всех фронтах. Некогда благополучный Запад раскалывается изнутри, стремительно распадается на бесконечно чуждые друг другу человеческие миры. Из недр Запада, втягивая в себя отребье всех рас и языков, вышла Антицивилизация грабителей, спекулянтов и мародеров – и теперь рвется к мировому господству. Революция 1979 года привела к формированию Античеловечества, сообщества добывателей трофеев. Так родился Голем.

    Мы пали первой жертвой этого Голема. Но теперь он добирается и до Запада.

    Голем финансовых спекулянтов, интриганов и мастеров «запудривания мозгов» дико голоден. Он сожрал Советский Союз, напитавшись ценностями в триллионы долларов. Но с 1998 года обильная еда закончилась. Остались так себе – объедки и редкие лакомые кусочки. А Голем, громадная сетевая сверхличность, хочет жрать! Аппетит его только разгулялся. Но кого поедать сему сообществу глобальных мародеров и спекулянтов? Кого разводить на бабки?

    Китай слишком крепок. Он пока не собирается разваливаться, как СССР. Он опасен в своей решимости. А иной сопоставимой с Советским Союзом добычи на земшаре покамест не имеется. И вот Голем бросается на своих...

    Самый поверхностный анализ событий последних лет говорит: процесс пошел. Слопав Союз и выколотив из России через ГКО шальные миллиарды, Голем придумал грандиозную «разводку». Он устроил глобальное финансовое казино. Вся мощь орудий по обработке мозгов, вся аналитическая рать в конце 90-х были направлены на то, чтобы убедить весь мир: пришла эра «новой экономики», вечного роста котировок американских хай-тек и интернет-компаний. Вкладывайте деньги в них! И пошли вкладывать. Так же, как когда-то дурные россияне – в фантики Мавроди. Несколько триллионов долларов оказались вбуханы в акции «мыльных пузырей» типа компании «Яху» (котировки ее акций превышали или равнялись ее годовой прибыли 1999 г. за 1200 лет) или «Энрона». А в 2001 году пузырь «новой экономики» лопнул, оставив в руках финансово-спекулятивного Голема несметные богатства. Причем состриженные не только с европейцев или азиатов, но и прежде всего – с американцев! А для прикрытия этого грабежа придумали «арабский теракт» 11 сентября 2001 года. Голем уже устроил энергетический грабеж Калифорнии, обогатившись на 30 миллиардов долларов... Потом он учинил «разводилово» с рынком недвижимости. Теперь и этот пузырь лопнул!

    Такова цена сверхкапиталистической революции 1979 года в Странах Заката. Монстр вырвался из преисподней. И он грозит покончить с привычным нам Западом. А заодно и со всем «постсоветским» миром.

    Самое интересное заключается в том, что в начале 2000-х годов западная элита только усугубила процесс.

    В 2000-м в США пришли к власти оголтелые фундаменталисты-республиканцы во главе с Джорджем Бушем-младшим. Они, не обращая внимания на окружающий мир, продолжили ультрарыночную революцию. Так, будто им прямо в мозги вшили программу Вашингтонского консенсуса!

    Их действия напоминают поступки буйнопомешанных. Буш в мгновение ока снизил налоги, освобождая богачей от бремени содержания общества – и при этом нарастил бюджетные расходы. Бюджет США тотчас стал из профицитного невероятно дефицитным: расходы намного превзошли доходы. Был отменен важнейший охранительный механизм Америки – налог на большое наследство. Раньше благодаря ему элита не жирела и не вырождалась: чтобы унаследовать богатство родителей, сыновьям приходилось еще при их жизни начинать свой бизнес. Теперь этот порядок отменен. И результаты будут самыми плачевными.

    Известный американский экономист Поль Кругман без устали доказывает: с 2000 года США вступили в пору нарастающей социально-экономической нестабильности, уверенно двигаясь к катастрофе. (Книга Кругмана «Великая ложь» вышла у нас в 2004 г.) Так, вместе с отменой налога на наследство для богачей идут еще два параллельных процесса. Во-первых, деградирует общедоступное образование. Чтобы в нынешних США дать детям перспективу в жизни, их необходимо отправлять в дорогущие частные школы. А они по карману лишь богачам. Средний же класс в Америке на глазах лишается возможностей подняться. Таким образом, разрушается «лифт» для подъема снизу вверх по общественной лестнице. Ломается система, которая создавалась в США с 1950-х годов, когда американцы вложили огромные бюджетные деньги в образование – чтобы обеспечить себе научно-техническое преимущество в гонке с СССР, разыскав множество светлых голов в низах общества и введя их в технократическую элиту. Теперь же США неминуемо начнут загнивать: хорошее образование становится привилегией только богатых!

    Во-вторых, при отмене налога на наследство идет стремительное превращение высших (якобы наемных) управляющих корпораций в сверхбогачей. Если в начале 1970-х годов они были высокооплачиваемыми, но отнюдь не богатыми бюрократами (подобно советским министрам или директорам крупных заводов в СССР), то теперь они превращаются в набобов-мультимиллионеров, способных купить своим детям богатое будущее и высокие посты.

    И это, читатель, уже агония привычных нам США. То, что описывает Кругман, – почти точь-в-точь процесс номенклатурного сволочизма в СССР при Горбачеве и раннем Ельцине. Американцы запустили процесс своей «перестройки», и мы слишком хорошо знаем, к чему она ведет! Американцы вступают в эпоху разнузданного господства плутократии, в пору крикливой роскоши, гедонизма – и роста армии отверженных. Гниют они заживо.

    Симптомов нарастания кризиса в США гораздо больше. Например, переход на накопительную систему пенсионного обеспечения. Кругман доказывает: бюджет отказываются от заботы о стариках, предоставляя каждому «право» копить себе на пенсию самостоятельно. К тому же это обогащает частные фонды. Приватизация функций государства привела не к экономии, а росту затрат казны!

    Глядя на нынешние США, невольно узнаешь то, что творилось не только в СССР при Горбачеве (1985–1991 гг.), но и при Ельцине в начале 90-х! Мы видим, как близкие к президенту компании получают выгодные бюджетные заказы и налоговые послабления. А война в Ираке носит множество признаков чеченской криминальной авантюры Ельцина. Те же немеренные бюджетные «бабки», отпущенные на восстановление экономики Ирака, распределяемые среди узкого круга компаний из Техаса, та же кровь ради прибылей нефтяных магнатов. Аналогии доходят до смешного: когда президент Буш в 2003-м выступал с речью в Университете штата Огайо, тамошних студентов строго-настрого предупредили: будете перебивать или задавать неудобные вопросы – подвергнетесь исключению. Всего лишь пятью годами ранее по тем же принципам организовали речь Ельцина в Московском университете. И так же режиссировалось «общение с народом» расейских вождей и после Ельцина...

    События в затопленном Новом Орлеане (2005 г.) наглядно показали, что общество в США разваливается стремительно, повторяя советскую трагедию, элита раскалывается на противоборствующие группировки, а государство столь же быстро глупеет, как и отечественное, теряя дееспособность. (Помните, как мэр залитого водой города кричал в эфир, что ему нужно пятьсот автобусов для вывоза пострадавших, но богатые США три дня не могли найти полтысячи машин!) Уверен, что дальнейшие события только подтвердят наметившуюся тенденцию развала. А западный обыватель? Посмотрите фильмы 1960-х и нынешние – и сравните. Еще тридцать-сорок лет назад «хомо оксидентис» задавался глубокими философскими вопросами, искал смысл жизни, годами шел к поставленной цели, мог любить и быть любимым. А теперь перед нами предстает стадо «экономических животных», полубаранов с хаотическим, клиповым сознанием, неспособных долго удерживать любое явление или событие в поле зрения. Стадо болванов, постоянно ищущих развлечений или щекотки для нервов.

    Голодный Голем решил немного выпотрошить и сами Соединенные Штаты!

    А что в Европе? Захваченные неумолимой логикой глобализации, правительства снижают налоги, не мешают компаниям увольнять работников и переводить производство в Азию, разбирают систему социального обеспечения. Пусть и не столь быстро, но те же пагубные процессы пошли и в Еврозоне.

    Ну все... Пошло-поехало...

    Признаков конца привычного западного мира мы с вами наблюдаем все больше и больше.

    Кризис человеческого капитала

    Часть тамошней элиты явно одержима идеей собственного избранничества, равно как и ненавистью к тем, кто небогат. Сквозь статьи Вашингтонского консенсуса сквозит философия: «Не имеешь миллиона – не человек. На всех земных благ не хватит. Слабые должны уйти со сцены...» Впрочем, об этом говорили давно и многие. Но допускали одну ошибку: считали, будто будет некий «золотой миллиард» привилегированных граждан США, Еврозоны и Японии. А рядом с ними – «черная кость», граждане СНГ, Африки, Азии и т. д. Но «золотой миллиард» распадается! Оказалось, что участь париев и отверженных ждет большинство граждан стран, считавшихся в 70-е годы олицетворением сытости и обеспеченности. Хозяева Запада не собираются щадить даже своих (формально) сограждан. Они уже ставят эксперименты, делая миллионы западников подопытными кроликами.

    Это видно даже в деталях. Например, в ставшей притчей истории с двумя лекарствами – риталином и прозаком. Их в США поглощают вагонами. Зачем? Прозак выписывают женщинам, страдающим депрессиями и низкой самооценкой. Повышая уровень серотонина в крови, медикамент наделяет женщин мужскими качествами: самомнением, агрессивностью, властолюбием. В то же время мальчикам-непоседам, бедовым и энергичным хлопцам (какими и должны быть мальчишки!) ставят диагноз «дефицит внимания» и «синдром гиперактивности», признают сие за инвалидность – и пичкают риталином – успокаивающим. То есть феминизируют их. А все почему? Потому что могущественная фармацевтическая корпорация «Новартис» вложила 200 миллионов долларов в создание риталина. Ну не пропадать же таким деньгам! Поэтому нужно создать рынок для нового лекарства, и лучшее средствао для этого манипулирование умами миллиардов дураков. То есть нужно придумать новую болезнь – тот самый синдром гиперактивности и дефицита внимания. Что и было сделано.

    Получается, что в современных США в интересах и правящей элиты, и некоей большой корпорации создается некая бесполая (андрогинная) личность (мужеподобные бабы и феминизированные мужики). Френсис Фукяма в своем «Постчеловеческом будущем» прямо пишет: такие двуполые существа получаются довольными собой и социально приемлемыми, вызывая восторг у ревнителей политкорректности. Фукуяма пишет: все больше средних американцев норовит объяснить свое поведение медициной и снять с себя ответственность. Конечно, тут стараются пираты – фармацевтические компании, ведущие себя ничуть не лучше наркоторговцев. Они уже добавляют в свои препараты вещества, вызывающие привыкание и зависимость. Но тут есть и нечто другое: западников специально превращают в управляемое с помощью химии стадо политически корректных, податливых для внушений болванов. Кретинов, что должны ежедневно потреблять порции лекарств на радость фармацевтическим корпорациям.

    Фармацевтическая промышленность (ее крупные корпорации) работают уже не ради излечения людей. Нет, их главная цель – добиться того, чтобы массы покупали лекарства каждый день, как хлеб, постоянно.

    Да, читатель, наметилась устойчивая, мощная тенденция – распад западных обществ на расу умеющих думать и расу дураков. Западного обывателя успешно превращают в самодовольного биоробота с примитивным мышлением. Позднему капитализму нужен образцовый подданный – придурок, лишенный способности думать самостоятельно. Дебил с набором догматических штампов в башке, некритически верящий тому, что говорят с экранов телевизоров и со страниц газет «признанные авторитеты». Такой придурок легко поддается манипуляциям, он подвержен стадному чувству и навязываемым «модам». Из таких «полулюдей» выходят послушные, исполнительные винтики. Детали «компьютера». Из них хорошо складываются схемы больших корпораций. Винтикам думать самим не нужно: их мозги заменяются коллективным разумом корпораций. Люди-винтики хорошо знают свою узкую специализацию – и этого достаточно.

    Именно ради этого в последние тридцать лет была устроена деградация системы образования на Западе. Об этом хорошо написал Владимир Цаплин в статье «Интеллектуальная цивилизация» («Полдень, ХХI век», № 3 5, 2005 г.). Например, русский физик В.С. Доценко, став профессором Парижского университета Пьера и Марии Кюри, делится впечатлениями о своих студентах: они совершенно не умеют думать! Зубрить, заучивать – пожалуйста. А вот мыслить они не в состоянии. Все сводится к простым алгоритмам и тупым тестам. То же самое Максиму Калашникову рассказывал и профессор-историк Андрей Фурсов о своих впечатлениях от общения с американскими студентами.

    Уничтожается главное: универсальность, фундаментальность преподаваемых знаний, цельность их системы. Взамен вводится «лоскутность», «клиповость», набор догм для зазубривания и для ответов на тестовые вопросы. И понятно, зачем. Неограниченному капитализму с монетарно-«постиндустриальным» лицом не нужны систематически, основательно образованные специалисты. Ибо они могут усомниться в правильности ультралиберализма, бросить вызов нынешним владыкам мира сего, стать революционерами.

    СССР здесь, сохраняя характер своей средней школы как мини-университета, шел в совершенно обратном направлении. Но СССР погиб, и...

    По словам Доценко, западная система образования рассчитана на размножение дрессированных исполнителей с четко алгоритмизированными, примитивными устремлениями в личной жизни и профессиональной карьере. Западный обыватель запрограммирован на потребительские запросы в материальной сфере и на стереотипные формы самореализации. Американские преподаватели математики не могут без калькулятора складывать недесятичные дроби – что умел любой советский четвероклассник. Среди школьников США, не умеющих совершать элементарные математические действия, – 95 %. А функциональная неграмотность распространяется подобно лесному пожару. Все это делается благодаря применению так называемой Болонской системы образования. Ей слепо подражают и россиянские «реформаторы», каковые ломают уникальную систему русско-советского просвещения и тоже превращают русских в «постиндустриальных придурков»...

    Вот мнение выдающегося советского математика, академика АН СССР (РАН) Людвига Фаддеева:

    – Сейчас многие говорят, что российская школа традиционно давала фундаментальное образование. А оно зачастую не нужно, это некий такой избыток, на который мы тратим средства и усилия, учеников гоняем. А они потом в жизни никогда этим не пользуются.

    Я прочел нечто подобное в одной газете. Я даже процитирую: «Постиндустриальное общество выдвигает новые требования к людям, а значит, и к их навыкам – они должны стать гибкими и креативными. Многим важнее не фундаментальные знания, а ремесло». Во-первых, что значит фундаментальное, а что значит нефундаментальное? Дайте определение. Именно потому, что никто не знает, что потребуется человеку в его жизни. Не сегодня, так завтра. Причем не только в науке, но и на производстве нужен человек, который сможет легко переключиться с одной технологии на другую. А для этого нужно развивать ум и кругозор, которые даются только знаниями. Именно знания учат мыслить на каком-то примере, а потом, если потребуется, ты на другой пример сам перейдешь. Известно, что мозги развиваются, если много учиться. Не важно, чему, английской истории, если хотите. Только много знающий человек свободен, а нам предлагается людей просто в рабов превращать. Но в этой статье еще и сплошные противоречия. Вначале автор пишет: «Чиновники Минобрнауки признают, что Россия по-прежнему остается образовательной провинцией, которую невозможно сравнивать с лидерами: США, Великобританией и т. д.» А потом буквально в том же абзаце: «Российских студентов любят на Западе, объясняют в Минобрнауке, потому что они быстрые, сообразительные, эрудированные». Тогда я спрашиваю: а почему они быстрые, сообразительные, эрудированные? Да потому, что они получили фундаментальное образование.

    Никакого противоречия здесь нет. Впечатления о русских студентах как об эрудированных умниках на Западе относится к началу 90-х годов, когда за рубеж попадали ребята, окончившие советскую среднюю школу и учившиеся в советских, а не российских вузах. Сам помню свои интервью с представителями западных компаний в 1992–1993 гг.: они восхищались тем, насколько их работники с советским образованием отличаются глубокими фундаментальными знаниями. Оно и понятно: этих людей учили еще лучшие преподаватели мира с достойными зарплатами, не успевшие превратиться в нынешних нищих неудачников.

    А вот затем пошли студенты уже «россиянского» образца. Эти учились уже абы как, по дебилизированной школьной программе бело-сине-красных. Зачеты сдавали нищим озлобленным преподавателям – сотня баксов за оценку. Практику им проходить было негде: промышленность высоких технологий встала, НИИ умерли, отраслевую науку разгромили. Зачастую такие студенты – выпускники липовых РФ-вузов, лжеуниверситетов с программами ПТУ, «межпланетных академий менеджмента и парикмахерского искусства», размещающихся на первых этажах «хрущевок»...

    Поэтому исключительно важно, чтобы фундаментальное образование оставалось в полной мере. А нужны техники – готовьте техников. Пусть будет техникум. Зачем три тысячи университетов? Это тоже неправильно. У нас были технические школы – институты. Зачем все технические институты превратили в университеты?

    В Европе технических университетов почти нет. И университетов, как у нас, очень много, потому что это социальная политика. В той же Франции из-за безработицы среди молодежи их всех загоняют в университеты. Все мои ученики, а у меня сейчас примерно пятнадцать полных профессоров за границей, плачут от своих студентов: бестолочь, ничего не делают. Их держат, потому что надо пять лет их чем-то занять.

    Но в России всегда был интерес к науке. Сейчас прием на математические факультеты снова с большим конкурсом. Наш выпускник идет в фирму и получает три тысячи долларов. А в академическом институте он не будет этого получать. И, конечно, так долго продолжаться не будет. Я всюду кричу: ну что же такое, ребята? Возьмите пример Германии, только двенадцать лет перерыва, с 1933 по 1945-й, – и они до сих пор не восстановились. Традиции были разрушены. Многие мои коллеги убеждены, что общая проблема Европы – в разрушении веками сложившейся традиции так называемого гумбольдтовского, или исследовательского, образования. Я только что был в Геттингенском университете. В 1920 году на физическом факультете там было двадцать лауреатов Нобелевской премии. Сейчас этот университет выгнан за город...

    ...Парадокс советской власти состоял в том, что в средней школе оставили систему образования, которая в царской России была создана по немецкому и французскому примеру. Когда я учился, меня учили по этим традициям. А сейчас это пропадает, и это ужасно...» (Александр Механик. Уравнение злого духа. – «Эксперт», 13–19 августа 2007 г.)

    Академик В.С. Арнольд, познакомившись со школами во Франции, с ужасом заявил: «Такими людьми легко манипулировать безответственным политикам. Результатом могут стать массовый психоз и социальные потрясения... А это приведет к тому, что не только атомоходы будут тонуть, но и все остальное, не только башня будет гореть, но и остальное тоже...»

    Цитируем по статье Владимира Цаплина «Интеллектуальная цивилизация»

    Западные аналитики-неолибералы, трубадуры неограниченного рынка, адепты глобализации и певцы «иудаизации» белой расы, радуясь по поводу ухода производства и рабочих мест из стран белой расы в Азию, не хотят понимать простейшей вещи. Их надежды на то, что рабочий класс и инженеров можно убрать с Запада, но оставить изобретателей и разработчиков «хай-класса», совершенно беспочвенны. Это – мечтания полных «постиндустриальных» кретинов. Это все равно, что пробовать разводить рыбу в бассейне без воды.

    Элементарный здравый смысл подсказывает: чтобы могли успешно жить и работать научные институты и конструкторские бюро мирового уровня, им необходима питательная «окружающая среда» в виде работающей промышленности. Чтобы отобрать парочку суперинженеров, нужна тысяча обычных инженеров, работающих в промышленности, знакомых с производством не в теории, а на практике. Именно на реальном производстве и рождаются технические гении. Именно реальное производство становится самой мощной подпиткой для университетов и вузов. А если производство, скажем, уходит из США в Китай и Индию, если армии инженеров работают там, а не на Западе, – то рано или поздно вслед за промышленностью уйдут и конструкторские бюро, и высокая наука, и образование.

    Один из наших товарищей – ученый, проработавший в австралийском университете около десяти лет. Австралия – белая англосаксонская страна между Тихим и Индийским океанами, находящаяся близ мира «азиатских тигров» с их сверхиндустриализацией и дешевой рабочей силой. И что же? Университеты лишаются исследовательских работ. Раньше их наполовину финансировали местные промышленные корпорации, модернизировавшие производство, и наполовину – государство. Теперь заказов все меньше и меньше, ибо производство из белой Австралии стремительно побежало в Малайзию, Индию, Китай, где работники дешевле, а налоги – ниже. Государство не в силах остановить этот исход, страна деиндустриализуется, народ превращается в люмпенов. Падают налоговые поступления, и власти вынуждены повышать налоги, только усиливая процесс бегства капиталов в азиатские страны.

    Мало того, белые в Австралии 2000-х годов практически не идут учиться на инженеров и ученых, предпочитая получать дипломы менеджеров, экономистов, юристов, рекламщиков и финансистов. Научно-технические факультеты и вузы плотно оккупированы индийцами, иранцами и китайцами. Они же составляют основной корпус преподавательского состава в центрах подготовки технократии. Скоро азиатские люди возьмут в руки все жизнеобеспечение Австралии – и начнут активно вытеснять белых англосаксов с руководяще-менеджерско-финансовых постов. Впрочем, уже вытесняют! Что будет дальше? Смотри пример погибшего СССР и участь русских в отколовшихся нацреспубликах.

    Китай выпускает в год 325 тысяч инженеров с отличной подготовкой (данные на 2004 г.). А что Соединенные Штаты? В том же 2004-м Национальный научный совет США с тревогой отметил, что число американских граждан, обучающихся научно-инженерным специальностям, опасно снижается, тогда как потребность страны в работниках такого рода постоянно растет. По числу молодых людей 18–24 лет, имеющих научные степени, Америка скатилась на 17-е место в мире (в 1972 г. США держали третью позицию). В 2003 году из 2,8 миллиона начальных университетских степеней по научно-инженерным специальностям (американская степень бакалавра) 1,2 миллиона достались учащимся азиатских университетов, 830 000 – студентам-европейцам и только 400 тысяч – студентам американских университетов. Если в КНР доля «технарей» в общей массе студентов – 60 %, в Южной Корее – 33 % и на Тайване – 41 %, то в США – всего лишь 31 %. Если взять только инженерные науки, то в США доля бакалавров по этой части – всего 5 %. Это очень скромно на фоне 25 % в РФ (наследие СССР) и 46 % в красном Китае.

    Сами американцы прогнозируют, что к 2020 году США утратят свое преимущество в деле подготовки научно-инженерных (НИ) работников. Пальма первенства перейдет к азиатам.

    Например, в 2004-м общественная Рабочая группа по перспективам американских инноваций сообщила, что для дальнейшего развития США нужно ежегодно увеличивать на 10–12 % бюджет ключевых научных агентств: Национального института науки и техники, Национального научного фонда, Управления науки Департамента энергетики, исследовательских структур Министерства обороны. Но на деле происходит регресс: между 1970 и 2000 годами ассигнования государства на физико-математические и инженерные исследования сократились на 37 %! Вместо увеличения затрат на фундаментальные исследования идет их урезание. С 1992 по 2003 год доля научных статей в ведущих научных журналах мира, написанных гражданами США, упала на 10 %, а доля американских статей, опубликованных в «Физикал Ревью», с 1983 до 2003 год упала с 61 до 29 %. Американская доля промышленных патентов, что берутся в мире, с 1980-го по 2003 год уменьшилась с 60 до 50 %.

    Возьмем ценного свидетеля – доктора физико-математических наук Максима Франк-Каменецкого, что в 1989 году уехал из разваливающегося горбачевского СССР в Соединенные Штаты. Франк-Каменецкий был восходящей звездой в советском научном мире, в 1986-м открыв новую структуру ДНК (так называемую h-формулу). В 2007-м он – профессор факультета биоинженерии в Бостонском университете, содиректор университетского Центра передовых технологий.

    «Советская научная школа была великолепной. Я окончил Физтех и преподавал там же. У меня были прекрасные условия и нет никаких претензий, кроме одной: за все время, пока я жил в СССР, точнее до 1988 года, меня ни разу не выпустили на Запад, хотя у меня было множество приглашений...

    – Американские студенты сильно отличаются от российских?

    – Естественно, это совсем другая система... Студенты здесь более требовательны, потому что платят за учебу очень большие деньги. Но качество студентов, особенно в первое время, было серьезным источником нервотрепки. В Бостонском университете уровень подготовки студентов значительно ниже, чем в Физтехе – лучшей школе в области точных наук на территории всего бывшего Советского Союза. Бостонские студенты не знают элементарных вещей, которые для физтеховцев ясны как дважды два.

    Это вызывало разочарование и горечь. Я принимал всяческие меры, чтобы улучшить ситуацию, но это было тяжело, поскольку корни проблемы уходят в систему традиций американского образования в целом. Оно не ориентировано на такие элитарные школы, как Физтех...» (Social report. Бизнес и научные кадры. – «Коммерсантъ», 18 декабря 2007 г., с. 33)

    Государство в США, лишенное сильного соперника в лице Советского Союза, начинает не увеличивать, а «резать» ассигнования на передовую науку! Вот что говорит Франк-Каменецкий:

    – Но ведь система финансирования в США щедро компенсирует затраченные усилия?

    – Постоянная борьба за гранты – тоже источник нервотрепки. Мы все здесь соревнуемся, по сути, за один пирог – государственное финансирование... Его объем постоянно меняется – сейчас он сокращается...

    Казалось бы, владыкам Америки необходимо наращивать усилия на научном фронте, готовясь к суровому Завтра, создавая новую цивилизацию. А они тут «экономят».

    Таким образом, шкурно-классовый интерес античеловеков, владык ультракапиталистического общества, вошел в острейшее противоречие с нуждами общества. Тогда, когда сегодня для выхода из Мегакризиса нужны научно-технические прорывы и исследователи-гении на уровне 1920-х годов, система уничтожает образование и плодит болванов с дипломами о высшем образовании. Ведь владыкам эпохи неограниченного капитализма гораздо важнее удержать свои власть и привилегии.

    Поведение капиталистического истеблишмента сейчас напоминает поведение партийной верхушки СССР: главное – сохранить власть и статус, а на все остальное – плевать. Плевать на то, что замедляется развитие и научно-технический прогресс. Начхать на то, что всю окружающую техносферу и инфраструктуру создавали головастые, развитые люди ХХ века, которые по способностям на три головы выше, чем нынешние выпускники вузов. Что с того, если вся эта техносфера начнет ломаться в неумелых руках? Главное ведь – сохранить свое господство и прибыли. А кроме того, они буквально задницей чуют: умники-ученые и изобретатели могут создать такие технологии, которые лишат власти их, грандов-гешефтмахеров и финансистов. Так же, как когда-то создатели огнестрельного оружия или паровых машин покончили с феодализмом.

    Нет уж, лучше заниматься мракобесием и превращать людей в управляемых недоумков!

    Покамест блестяще подтверждается гипотеза Переслегина: черная античеловеческая «цивилизация» бестий, оседлав Америку, крепит свое господство, делая остальных западников послушно-управляемыми дебилами. Картину пугающей деградации образования в школах и вузах Америки и Европы сегодня яркими красками рисуют многие русские наблюдатели. Снижение стандартов просвещения идет даже в университетах, на математических, физических и технических факультетах. На фоне нынешних западных «специалистов» выпускник советского вуза смотрится титаном и энциклопедистом. Наблюдается настоящая агрессия против разума. Везде мы видим одно и то же: молодежь так называемого «свободного цивилизованного мира» не учат мыслить системно, широко и творчески, превращая учебу в процесс зазубривания формул и положений. Из процесса обучения изгоняется доказательство теорем и решение задач! Западных студентов делают сверхузкими специалистами с ничтожным кругозором. Везде цельная картина мира заменяется на хаос из всяких обрывков, на беспорядочную «мозаику». Оттого и процветает дурацкая тестовая система экзаменов. Словно эпидемия, идет размывание студенчества потоками «льготно поступивших»: умственно неполноценными педиками, лесбиянками, феминистками, цветными и прочими меньшинствами. Более того, из таких дебилизированных выпускников уже создались новые кадры вузовских преподавателей: идиотизм стал воспроизводиться!

    Понятно, зачем Античеловечеству нужны такие «частичные», умственно неполноценные спецы. Ими легко манипулировать. Из примитивных «живых чипов» легче складывать «коллективные разумы», «биокомпьютеры» – корпорации. Полудурков легче программировать, вкладывая в башку две-три нехитрых идеи. Они слепо верят авторитетам из масс-медиа, не умея думать самостоятельно. В общем, баранов можно вести, куда хозяевам вздумается.

    В идеале бестии хотят вывести из подвластных масс на Западе (и не только на нем) идеального, покорного их манипуляциям обормота – «хомо экономикус», «человека экономического». Оный дурак должен все переводить на деньги и быть движим только примитивным эгоизмом да запрограммированными желаниями. Хочешь секса? Плати проститутке. Хочешь счастья? Купи новую тачку. Оторвись за бабки на острове Бали. А чтобы добыть бабки, пойди на все, на любую низость и подлость. Тем и хорош «хомо экономикус»: он предсказуем для бестий. Его можно купить. Он управляем с помощью «золотого ключика», что в руках антилюдей-финансистов. Он подчиняется рекламе и мнениям, что создают «чужие» – хозяева средств массовой информации...

    Любовь, преданность, патриотизм, высокие идеалы, верность традициям предков – все это вычищается, как безусловно нерыночное и неэкономическое. И уродование образования – только часть великого проекта по перепрограммированию людского стада. Одновременно на Западе идет процесс разрушения тысячелелетних, естественных отношений между людьми, между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми. Что означают политкорректность, феминизм, либертарианство, доведенные до абсурда «права человека» и «права меньшинств», политика многокультурья (мультикультурализма), поддержка сепаратистов по всему миру, проповедь половых извращений – педерастии и лесбиянства? Что означает нынешнее западное культивирование в людях самых низменных и примитивных устремлений? Это – разрушение любви и семьи, способности рожать детей и воспитывать их, разрушение общества как такового! Так выводится порода экономических людей. Низшая во всех смыслах раса.

    Все логично. Однако за падение качества образования, формирование низшей расы «хомо экономикус» и упрочение власти нелюдей придется заплатить непомерную цену. Штампуемые западной школой болваны не смогут обеспечить эксплуатацию сложнейшей техносферы современного мира, которая создавалась полноценными учеными, конструкторами и инженерами в ХХ веке! Теми, кто учился не по упрощенным стандартам, в условиях научно-технического противостояния с СССР! На смену им идут тупицы. А значит, Запад обрекается на тяжелейшие техногенные катастрофы. Он приговаривается и к застою: ведь эпохальные изобретения и открытия делаются не корпорациями или НИИ, а гениальными одиночками или небольшими творческими командами. А тут нужны не «винтики», а «моторчики».

    На то есть два возможных ответа. Либо бестии всерьез рассчитывают на превращение себя в узкую касту супергениев. Либо они не понимают, к чему толкают «свободный мир», поскольку интерес укрепления власти и сохранения возможности грабить и «разводить» застит «добывателям трофеев» глаза. Вполне возможно, что они слишком о себе возомнили, увлекшись делением человечества на господ и рабов.

    Парадокс! Западники эпохи «информационной революции» и разрекламированного Интернета получаются намного тупее и примитивнее западников эпохи книжных текстов, радио и кино! Чтобы понять это, сравните поп-музыку разных поколений. Тексты английских и американских рок-групп 1960–1970-х годов кажутся классическими произведениями, исполненными глубокого смысла при сравнении с рубленой бредятиной рэперов 2000-х годов.

    Зачем это делается? Затем, чтобы западный обыватель до конца не понял, какую судьбу ему уготовили его же властители. Довольный кретин с улыбкой пойдет туда, куда укажут ему реклама, поп-звезды и кумиры бизнеса. Хоть в пропасть. Выпив пару таблеточек прозака. Или риталина...

    К слову: обратите внимание на западную молодежную моду. Она ведь тоже в 2000-х годах предназначена для клеймления расы неполноправных. Все эти татуировки и проколотые носы-уши-губы останутся на всю жизнь. Это вам не семидесятые, когда хиппи мог постричь волосы, надеть нормальный костюм – и пойти работать в солидный банк или уважаемую компанию. Сейчас в приличное место не устроишься, будучи покрыт дикарскими наколками и дырами от дурацкого пирсинга. Что это? Элита таким образом метит молодых болванов, навечно зачисляя их в касту низших и презренных «постиндустриальных варваров»? Закрепляя раскол некогда великих народов – американцев, англичан, французов et cetera?

    Таким образом, в будущем вы не увидите «золотого миллиарда». Он распадется. Не только на бедных и богатых, но и на расу умных и «народ дураков». Такова логика фундаменталистов 1979 года и авторов Вашингтонского согласия!

    Разрушение вида «человек разумный»

    «Они не сидят сложа руки. Они растят нацию роботов... Достаточно сообразительных, чтобы выполнять приказы, и достаточно послушных, чтобы не подвергать их сомнению. В сознание людей активно внедряются мемы, подавляющие способность к критическому анализу и поощряющие покорность, слабохарактерность и стремление быть как все. Однородная и послушная масса более предсказуема – прогнозирование становится проще и точнее... Однако такой народ не более жизнеспособен, чем домашние овцы в дикой степи...»

    Это из «В стране слепых». Майкл Флинн.

    Неограниченный капитализм разрушает все вокруг себя: науку, промышленность, экологию и самого человека как вид «хомо сапиенс». Более того (как мы выяснили), последнее – непременное условие господства позднего капитализма. Им нужно сделать людей стадом тупых овец, не способных жить без пастухов.

    Процесс зашел очень далеко.

    Отечественный мыслитель Александр Розов написал очень любопытную работу – «Хомоэволюция. Битва с дураками», где рисует прогрессирующее отупление людей.

    Итак, еще в 1974-м Каспар Бруэр написал книгу «Скольжение», посвятив ее регрессу «цивилизованного человечества» на Западе. Сильно сокращая ход его рассуждений, приведем четыре признака регресса.

    1. Культ физического уродства.

    2. Культ безволия.

    3. Культ слабоумия.

    4. Культ гендерных ошибок.

    Культ физического уродства. Эта доминанта сформировалась исторически под влиянием средневековой «охоты на ведьм», уничтожавшей наиболее привлекательных женщин, и под влиянием войн, в которых в массовом порядке истреблялись наиболее здоровые мужчины. Женская красота так долго считалась косвенным свидетельством связи с дьяволом, а мужское здоровье – основанием для призыва на очередную войну, что в Западной Европе оба явления (женская красота и мужское здоровье) стали редкостью.

    Культ безволия. Эта доминанта была сформирована в эпоху феодализма и всеобщего крепостного права, когда общество жесточайшим образом избавлялось от индивидов, склонных к перемене мест по экономическим или личным причинам. Размножение происходило среди тех особей, которые принимали положение скота в качестве приемлемого. Позже в европейских странах она была закреплена культом регламентации жизни, когда индивид, не соблюдающий традиции распределения форм деятельности по дням недели, считался асоциальным элементом.

    Культ слабоумия. Эта доминанта также сформировалась в Средние века. Индивид, склонный к интеллектуальной деятельности, либо направлялся в монастырь, где вероятность порождения им потомства была крайне низка, либо в силу своей тяги к знаниям и склонности к юмору приобретал репутацию неблагонадежного. Такой индивид с высокой вероятностью уничтожался при очередной кампании по борьбе с ересью.

    Культ гендерных ошибок. Эта доминанта была сформирована совместным действием религиозной доктрины и буржуазной морали. Суть ее – в исключении из практики интуитивных механизмов, позволяющих женщине находить полового партнера для зачатия здоровых детей. Помимо этого, уже в новое время было сформировано нетерпимое отношение к евгенике (путем целенаправленного отождествления любой попытки улучшить человеческий род с нацизмом и газовыми камерами), что исключило и научные методы такого поиска. Более того, общество также целенаправленно перераспределяет поток финансовой помощи в пользу больных детей, обделяя этой помощью детей здоровых. «Здесь, – как отмечает Бруэр, – культ гендерных ошибок переходит в культ физического уродства, а этот последний – в культы безволия и слабоумия...»

    Эпоха колониальных завоеваний и миграций белых по всей планете улучшила ситуацию с человеческой породой Запада. Тамошние люди поумнели, прибавив и в телесной мощи (процесс акселерации). Но вскоре деградация пошла вновь. Колониальная эпоха кончилась, весь генофонд Земли был уже задействован.

    Как пишет Розов, по состоянию на 2004 год обстановка не внушает радости. «Как известно, у очень умного человека IQ превышает 130 баллов, у достаточно умного колеблется в интервале от 120 до 130, у среднего – от 110 до120, а у дурака (в бытовом смысле слова) IQ составляет от 90 до 110. Ниже 90 идут различные фазы олигофрении, а порогом слабоумия в медицинском смысле считается значение 75 баллов.

    Приведем распределение значений IQ населения в такой развитой стране, как США в 2002 г.:

    125–150 – 5 %

    110–125 – 20 %

    90–110 – 50 %

    75–90 – 20 %

    50–75 – 5 %

    (По данным международного клуба Mensa International)

    Иначе говоря, 75 % общества составляют уже разнообразные дебилы – от бытового дурака до клинического идиота.

    В таких условиях социум вынужден ориентироваться на дебилов. Характерный пример: на упаковке пудинга фирмы «Маркс энд Спенсер» присутствует предупреждение «продукт после подогревания будет горячим». Ясно, что если человек не понимает, что подогревание делает объект горячим, то такой человек – дебил. Тем не менее он пользуется всеми гражданскими правами, включая право избирать и быть избранным (президент Буш, как известно, имеет IQ=91), а также право занимать должности в государственных органах, в т. ч. в суде, и уж конечно заседать в парламенте, принимая общие для всех законы.

    Данная ситуация индуцирована государственной социальной политикой, которая, естественно, тоже ориентирована на дебилов (составляющих, как видно из вышесказанного, демократическое большинство). Так, в бюджете федеральных образовательных фондов на поддержку дебилов тратится 92 % средств, а на поддержку особо одаренных – 0,1 % средств. В таких условиях неудивительно, что у женщин с IQ выше 110 детей меньше, чем у женщин с IQ ниже 90. Учитывая, что IQ в 80 % случаев определяется наследственностью, происходит неуклонное смещение распределения по IQ в сторону дебильности, а средний IQ в «цивилизованном» мире, начиная, по крайней мере, с 1994 г., падает примерно на 1 балл ежегодно. Можно добавить, что на настоящий момент канадские психологи констатируют наличие умственных дефектов у 40 % населения, американские ученые пришли к выводу, что «в среднем человек думает всего 7–10 минут в день».

    Как видим, Бруэр оказался оптимистом. При сохранении имеющегося тренда средний европеец или американец имеет все шансы вернуться к состоянию олигофрении не к 2074, а уже к 2044 г. Остановка прогресса в науке возможна, согласно Бруэру, еще раньше – к 2024 г.»

    Дальнейшая эволюция народных масс на Западе (да и в «постсоветиях») – превращение в примитивов наподобие муравьев, живущих только в громадных «человейниках» и подчиняющихся воле высших. Люди-примитивы, по Бруэру, должны делать лишь то, что говорят им правления корпораций, телевизионные ведущие и газеты. Они должны быть «как все».

    «(1) Потеря способности нормально взаимодействовать с природной средой, не преобразованной технологически, включая способность нормально перемещаться в естественном ландшафте, находить и употреблять естественную пищу, защищаться от неблагоприятных факторов среды и сохранять в природных условиях устойчивость психики.

    (2) Потеря способности самостоятельно анализировать ситуацию и соотносить свои возможные действия с собственным интересом, а не с инструкциями социума, полученными по публичным информационным каналам.

    (3) Возникновение фобий ко всему, что не рекомендовано социальной инструкцией, психическая неспособность к участию в какой-либо деятельности или практике, не рекомендованной социальной инструкцией.

    (4) Потеря естественного любопытства и инстинкта исследования по отношению к незнакомым явлениям или предметам, а также к экспериментальному выяснению возможных полезных свойств таких предметов и включению этих свойств в собственный технический арсенал.

    (5) Потеря естественного интереса к самостоятельному воспитанию потомства, страх ответственности за результаты воспитания, априорная готовность следовать любым социальным инструкциям по воспитанию без самостоятельного оценивания оснований и вероятных результатов исполнения таких инструкций.

    (6) Потеря естественного представления о биологической (физической, интеллектуальной, эмоциональной) норме и безоговорочное принятие рекомендованного социумом представления о нормальном индивиде.

    (7) Потеря естественной способности к самостоятельному формированию микросоциальных групп, адаптации и коммуникации в подобных группах. Потеря естественного (интуитивного) умения управлять любым, даже немногочисленным, объединением себе подобных индивидов. Невозможность осуществления такого управления без получения социальных инструкций или регламентов, страх совершить социальнозначимый коммуникационный или управленческий акт, не рекомендованный инструкциями».

    «Таким образом, – заключает Бруэр, – в предполагаемом финале социальноориентированной эволюции человек по своим способностям и доминантам поведения приближается к социальному насекомому (пчеле, муравью или термиту) настолько, насколько это вообще возможно, в максимальной степени утрачивая индивидуальное сознание, индивидуальный набор желаний, индивидуальный интеллект и индивидуальную жизнеспособность. Управляющей системой становится не индивид и не группа индивидов, а совокупность инструкций и регламентов, подвергающихся эволюции в ходе межсоциальной конкуренции. Внутрисоциальные конфликты исключаются за отсутствием причины – различия воззрений индивидов и их неудовлетворенности существующим порядком. Формы публичной власти испытывают конвергенцию, разница между ними вырождается. Любая форма правления, будь то демократия, олигархия или диктатура, сводится лишь к следованию инструкциям, в том числе инструкциям, регламентирующим порядок корректировки инструкций. Соответственно человеческий социум превращается в распределенное квазибиологическое существо, обладающее некой формой квазииндивидуальности и зачатками медленного интеллекта, которые мы наблюдаем у пчелиного роя, муравейника или термитника».

    Симптоматично, что примерно через 10 лет после первого (и на сколько я знаю, единственного) издания книги Бруэра величайший футуролог XX столетия Станислав Лем, исходя из совокупности фактов, относящихся к совершенно другой области человеческой деятельности, сформулировал весьма многозначительное положение: «Для огромного большинства задач, которые выполняют люди, интеллект вообще не нужен. Это справедливо для 97,8 % рабочих мест как в сфере физического, так и умственного труда. Что же нужно? Хорошая ориентация, навыки, ловкость, сноровка и сметливость. Всеми этими качествами обладают насекомые». (Системы оружия XXI века, или Эволюция вверх ногами)

    Обратите внимание, как нынешний ультракапитализм пропагандирует сетевое развитие общества. Он хочет одного: сетевой разум должен заменить людям их собственные мозги. Это – сеть не всесторонне развитых личностей, а именно «муравьев», покорных Управляющей Системе.

    «С точки зрения Управляющей Системы, муравей гораздо более совершенен, чем человек. Его поведенческие реакции стандартны и точно предсказуемы, муравей не создает общественных беспорядков, преступности, оппозиционных организаций и социальных конфликтов. Он физически не способен выжить вне сложившейся структуры общества и интеллектуально не способен помыслить иную, более выгодную для себя, структуру социального управления. Таким образом, интеллектуально и физически развитые люди всегда представлялись угрозой общественному порядку, но Система вынуждена была терпеть существование некоторого количества таких людей, поскольку в кризисных ситуациях их личный потенциал требовался для общего выживания. Такие люди, в свою очередь, вынуждены были терпеть над собой Систему, которая хотя и загоняла их в неудобные рамки (и жестко контролировала их численность), но взамен обеспечивала кооперацию в производстве и обороте материальных благ, а также в области коллективной военной самозащиты и экспансии.

    Сейчас уже практически достигнут уровень технологического развития, при котором разрешение кризисов возможно без участия высокоразвитых людей, а широкая сетевая кооперация высокоразвитых людей возможна без посредничества Управляющей Системы...»

    Мораль понятна: нынешнее ультракапиталистическое общество норовит свести сапиенсов к статусу тех самых примитивных винтиков, а развитые люди должны этому сопротивляться, складываясь в свою сеть.

    Но пока первая тенденция явно преобладает! Так обществу ультракапитализма проще и спокойнее. Но вот незадача: для выхода из теперешнего Глобального смутокризиса нужны как раз не олигофрены-«человьи», а сотни миллионов творческих, умных людей.

    Создание расы дураков стало, по сути, генеральной линией «элиты» хоть в США, хоть в Европе, хоть в РФ или на Украине. Дураки становятся фактором большой политики. Олигофрены, идущие на выборы – и неспособные даже понять свои личные интересы, – тоже реалии дня сегодняшнего. Миллионы баранов голосуют, поддаваясь на самые примитивные «разводки» и пиар-приемы. И отдают голоса тем, кто их же потом грабит и изничтожает.

    Пример РФ всем известен. После Ельцина процветал «культ личности пиар для круглых идиотов. Пропаганда времен Брежнева просто отдыхает. И что? А ведь сработало! В экономике продолжалась самоубийственная для нации политика гайдаризма-чубайсизма. И при этом сам правитель обрел славу крутого антилиберала! Считалось, что «Россия поднимается» с колен» – хотя на самом деле продолжала деградировать сложная промышленность, – а коррупция перешла все мыслимые пределы.

    А на Украине? Вспомним Майдан конца 2004 года. Толпы майданутых баранов дрались вроде бы против «старого режима», вознося к власти тех, кто при том же «старом режиме» делал себе и богатство, и положение в верхах. Тупые массы велись на примитивную пропаганду – и в результате получили жизнь более нищую, чем при «старом режиме». Вечную нестабильность, безработицу и утроенное воровство в верхах. И теперь легионы дураков верят, будто «демократические вожди» приведут их в Европу – хотя сам ЕС Украину в своем составе иметь совершенно не желает.

    Самое же интересное заключается в том, что идиотизм избирателей наблюдается в Европе. Читаю сборник «Полный назад» итальянского интеллектуала Умберто Эко. Тот за голову хватается: сограждане стали тупым быдлом с примитивным мышлением! Они выбирают магната Берлускони – коррупционера, на котором клейма негде ставить. Мол, он себе украл – и нам чего-нибудь даст. При этом Берлускони, оказавшись у власти в стране, продолжает увеличивать свое богатство. Полностью захватив телевидение и желтую прессу, он занимается откровенным фиглярством, делая подчас два взаимоисключающих заявления в один день. И пипл хавает! Пипл от него в восторге. Пипл не желает читать умных газет и книг. Бесполезно писать разоблачающие материалы, сетует Эко, все равно массы электората смотрят только телевизор. Народ откровенно дурачат, превращая политику в шоу, – и народу это нравится. И почти то же самое – во Франции, где пришел к власти Саркози. Наплевать на важнейшие для нации вопросы: все обсуждают детали скандальной личной жизни «национального лидера».

    И в США дела не лучше. Сначала на выборах два раза подряд побеждает клинический дебил Буш. Потом к власти на волне народного ликования приходит антикапиталист Обама с грозными лозунгами против сверхбогачей, которого при этом поддерживают те же сверхбогачи! А мания хватания потребительских и ипотечных кредитов миллионами душ? Она же вся держалась на олигофрении и тупости народа: народ влезал в тяжелейшие долги, даже не поразмыслив о том, а как их потом отдавать?

    Формирование глобального быдла действительно становится политикой правящих верхов. Уничтожение способности к логическому мышлению и критическому анализу очень нужно власть имущим. На это направлено все – и уничтожение образования («Зачем зубрить в школе всю эту ерунду – физику, биологию, астрономию?»), и телевизионная политика. Что там РФ! И на Западе наблюдается то же самое. Теленовости – одни заголовки с дурацкими, «высокомудрыми» комменатариями «признанных» комментаторов и гуру. По телевизору показывают, цитируют и интервьюируют одних и тех же людей, одну и ту же засаленную «колоду» политиков, поп-знаменитостей и ученых. Из их заявлений и состоят, по сути, поверхностные выпуски новостей, сдобренные катастрофами и светской хроникой. СМИ откровенно «желтеют», и чем дальше – тем больше. Они генерируют планетарное немыслящее быдло. Безликую толпу с реакциями, которые просто предсказать. Какие интересы прививаются мужчинам, этим двигателям прогресса? Музыка, секс, автомобили и спорт. Музыка – «превращенное» бунтарство. Клапан для стравливания эмоционального пара. Автомобили – как суррогат техники вообще. Спорт – исключительно в виде бесплодного и дурного болельщичества. Помню лето 2008 года Сборная РФ выиграла у сборной Голландии. Толпа на улицах Москвы бесновалась и ликовала так, будто русские как минимум взяли Берлин или высадились на Марс. И действительно: для быдла выигрыш футбольного турнира гораздо более важен, чем великая победа в науке и технике.

    Но вот беда: разразившийся Мегакризис требует от масс как раз совсем иного – способности мыслить нетривиально, критически анализироваить реальность. Изобретать. Кто выживал в прошлые мегакризисы? В том же каменном веке? Да тот, кто создавал нечто принципиально прорывное. Тот, кто, столкнувшись с тупиком охотничьего хозяйства (крупную дичь повыбили!), изобрел земледелие и скотоводство. Кто может выжить в Кризис кризисов сейчас? Да тот, кто осуществит самые фантастические прорывы во всех сферах деятельности. Но разве это по силам обдолбанным пивом футбольным болельщикам, невежественным и не умеющим мыслить? Символ нашего времени – это жирный негр-рэпер, что по Эм-Ти-Ви рассказывает о том, как заработал первый миллион к 25 годам, как на это построил себе шикарный особняк и накупил целый гараж крутых тачек. Идет размножение болванов-потребителей.

    Но именно им придется подыхать пачками в суровом мире Мегакризиса.

    Снова устремления капиталистического истеблишмента входят в острое противоречие с интересами выживания и развития человеческого рода. Надо развиваться, овладевать новыми производительными силами и создавать новые общественные отношения, надо идти в космос и в глубины океана. А вместо этого создается человеческий муравейник...

    «В ближайшем будущем – это борьба за раздел жизненного пространства между двумя существенно разными подвидами человека.

    Уже в первой половине XXI века начнется резкое расслоение общества на низкоинтеллектуальное большинство и высокоинтеллектуальное меньшинство (нерезкое-то расслоение уже давно началось). То есть, по сути, человеческий вид разделится как бы на два подвида... ликвидация этнических и языковых распрей сменится другим, быть может, более сильным антагонизмом – между небольшой кучкой интеллектуальной элиты и огромной массой «простых» людей. (Относительно кучки автор слегка утрировал – доля интеллектуально-развитых людей в обществе колеблется в интервале 15–25 % – А.Р.). Подобное в истории человечества уже было... Кроманьонцы начали войну против неандертальцев за обладание пространством для жизни. Это была война на полное уничтожение, в которой не брались пленные и даже самки побежденных не насиловались победителями – такова была сила ненависти одного подвида человека к другому. Война длилась несколько тысяч лет и закончилась «победой наших»: неандертальцы были стерты с лица планеты...» («В XXI ВЕКЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО РАЗДЕЛИТСЯ НА ДВА ПОДВИДА». Академик Ю.А. Фомин, журналист М. Куликова. «ОГОНЕК», № 05, 1 февраля 1999 г.)

    Очевидно, академик Фомин под влиянием законов беллетристического жанра несколько сгустил краски, но по существу совершенно точно изложил суть происходящего.

    Логика биологических конфликтов (конфликтов не между социальными группами, а между биологическими подвидами) суть логика естественного отбора. Проигравший исчезает с лица земли, а победитель получает все. Никаких других вариантов просто нет – и чем мы скорее это поймем, тем больше будет шансов на победу у нашей стороны...»

    Сломанный «локомотив прогресса»

    Но господа античеловеки и прочие монетарные спекулянты подстраховались от ненужного прогресса еще и тем, что в тридцатилетие своего господства умело вывели из строя мощный локомотив развития – государственные рисковые научно-технические программы.

    «За последние тридцать лет нога человека не ступала в чужие миры, он не поднимался выше, чем на 386 миль, – а это примерно расстояние от Вашингтона, округ Колумбия, до Бостона, штат Массачусетс. Америка почти за четверть века не создала нового транспортного средства для изучения космоса...»

    Эти слова произнес президент США, посетив штаб-квартиру НАСА в январе 2004 года. Действительно, последний раз нога человека – вернее, ноги Юджина Сернана и Джека Шмитта, экипажа «Аполлона-17», – ступала на Луну в декабре 1972-го. Но иначе и быть не может: ведь потом наступает эра «фридманутого» монетаризма и торжества неограниченного капитализма.

    До воцарения либерастических фундаменталистов государства прекрасно понимали ограниченность капитализма. Он сам по себе не станет вкладывать деньги в прорывные проекты создания чего-то принципиально нового, ибо боится больших и долгих затрат с неясными перспективами прибылей. До торжества нынешней либерастии разные страны вкладывали деньги в венчурные, рисковые проекты, прекрасно понимая: если нечто эпохальное будет создано, то страна получит мощнейший импульс развития. А частный бизнес потом подтянется – и создаст за свой счет новые компании, что используют прорывные инновации. Отлично работала бинарная схема – государственного «социализма» в рискованных научно-технических вложениях и частного использования достигнутых результатов.

    Захватив власть на Западе, монетаристы-фундаменталисты моментально разломали эту схему. Дескать, в рискованные проекты деньги должен вкладывать лишь частный капитал, тогда как государство должно финансировать лишь проверенное, лишь «верняк». Итогом стало прекращение прорывного развития, топтание на месте. В то время как для выхода из теперешнего Глобокризиса нужны именно эпохальные проекты-инновации!

    Значительная часть прорывных («закрывающих» и созидающих новую реальность) инноваций может возникнуть сугубо нерыночным путем. Исключительно благодаря фантазии, мечте и волевым усилиям.

    Рынок ограничен. Рынок по большей части с недоверием относится к тому, чего еще нет. Сотовая связь, которую любят приводить в пример сторонники либерально-рыночного развития и которая якобы пробилась на рынок сама, не самом деле – не показатель. Сотово-мобильную телефонию создавали в рамках военных программ Пентагона (как весьма устойчивую и трудноуязвимую связь на случай полномасштабной войны); эта программа стала возможной лишь благодаря фактору конкуренции со стороны СССР – а бизнес только воспользовался тем, что американское государство создало в планово-директивном порядке, вполне по-социалистически. Бизнес лишь коммерциализовал мобильную связь, а не создал ее в принципе. Да и то потому, что она не угрожала устоям самого капиталистического порядка, придясь ко двору нарождавшейся в начале 1980-х экономике спекуляций и информационных воздействий, экономике глобалистического капитализма.

    То же самое касается компьютеров и Интернета, атомной промышленности, полупроводниковой электроники, генной инженерии и ракетно-космической отрасли. В основе их всех лежит акт нерыночного, волевого творения принципиальных основ. Все это на Западе рождалось в острой нерыночной конкуренции с некапиталистическими или не совсем капиталистическими противниками – СССР и Третьим рейхом. Не стало таких соперников – нет больше и эпохальных научно-технологических прорывов.

    Другим инновациям не столь повезло: они-то не развиваются. Несмотря на почти тридцатилетнее существование так называемой «экономики знаний» на Западе, она не обеспечила адекватных Интернету и мобильной связи прорывов в транспорте и промышленности, в энергетике и строительстве. Капитализм Запада здесь оказался на редкость бесплодным.

    В самом деле, зачастую эпохальная инновация означает необходимость тратить много лет и денег на направления, которые принесут прибыль (если принесут!) только десятки лет спустя.

    Компьютер (если считать с создания Булевой двоичной алгебры и первых механических систем Бэббиджа 1838 г.) рождался около 90 лет. Авиация потребовала ждать превращения ее в выгодный бизнес примерно тридцать лет. Ядерная энергетика – столько же. Космос? Около сорока лет, если считать от первых жидкостных ракет Годдарда и советского ГИРДа, потребовалось для постройки на его основе выгодного, самоокупаемого бизнеса на спутниках. Электроэнергетика полвека одолевала путь от первых опытов Фарадея до коммерческих электростанций и линий электропередач. Генная инженерия? Около полувека. Интернет, зародившись как военная связь АРПАнет в конце 1960-х, стал выгодным предприятием лишь в 1990-е.

    Какой бизнесмен станет вкладывать свои деньги в предприятие с полувековой или даже с тридцатилетней отдачей? Это может сделать только целеустремленное, волевое и богатое государство, обладающее видением Будущего, целью движения. У нас это государство должно быть национально-социалистической нацией-корпорацией. Во главе с умной и дальновидной «высшей расой».

    Когда-то Запад, соревнуясь с СССР, не скупился на подобные программы. Но теперь, повинуясь сектантскому учению неолиберализма, западники свернули множество государственных проектов, понадеявшись на частную инициативу. Тем самым они подписали себе практически смертный приговор, обрекли себя на тяжелейший кризис и застой в прорывном развитии. Ну, а нам зачем в ту же яму прыгать? Мы должны быть умнее.

    Но не только в длительности вложений дело. Некоторые инновации просто опасны для капиталистическо-рыночных отношений, ибо уничтожают их. В корне противоречат капитализму, как противоречили феодализму типографии, газеты, огнестрельное оружие и паровые машины.

    Уже слышатся жалобы американских предпринимателей, занимающихся нанотехнологиями: мол, истеблишмент США, много говоря о нанотехе на деле мало развивает это направление. Например, об этом говорит один из крупнейших капиталистов в области нанотеха, Карл Шварц, который перевел свои производства из США в Европу (Rokkors Nanotechnologies GmbH). Весной 2008 года он дал интервью журналу «Сверхновая реальность»:

    «В американской системе доминируют основные корпорации, и усилия предпринимателей подавляются или блокируются, если они идут «неправильным путем». Наш технологический процесс обогнал известных нам конкурентов на годы. Мы встречались со многими корпорациями-гигантами и выяснили, что они не дошли до уровня нашей компании. Также США отстают от ЕС и Китая в сфере коммерциализации нанотехнологий. Конечно, научные исследования ценны, но если вы не можете их коммерциализировать, их ценность в конце концов падает.

    Мы переехали в ЕС с точки зрения лучших перспектив коммерциализации нашего продукта, а также имея в виду, что эта наука должна быть доступной для всего человечества, а не пребывать под строгим контролем главных корпораций США.

    ...У меня были споры с некоторыми высокопоставленными американскими политиками. Они думают, что можно править миром, обладая интеллектуальной собственностью и перенося производство на наиболее дешевые рынки рабочей силы. Такой подход, конечно, годится при массовом производстве ширпотреба для розничных сетей WalMart или Target Stores, но совершенно не проходит для нанотехнологии. Один только уровень необходимой квалификации работников бросает вызов такому глобалистскому образу мышления, предполагающему эксплуатацию дешевой рабочей силы.

    Однажды, не стерпев надменности американских бюрократов, я сказал им: «Похоже, ваша политика вырабатывалась полными идиотами, и вот что я имею в виду. США не могут контролировать мозги, стремления человечества, решимость людей. США не в состоянии запатентовать всю математику, физику, квантовую механику, химию, медицину – и получать от всего отчисления. США не владеют всеми природными ресурсами, которые будут питать развитие нанотехнологии. И если вы думаете, что вы сможете получать миллиарды, размахивая в воздухе вашими патентами и не производя ничего, вы, граждане, еще более тупы, чем я о вас думал...»

    Я так и не привык к интеллектуальному высокомерию, характерному для неадекватной американской политики. До сего дня США так и не разработали вразумительного плана по развитию нанотехнологий, как это сделал Китай (в 2000), Россия (в 2007) и большинство стран ЕС...»

    Все понятно. Ведь развитие нанотеха до желанной предельной цели – это создание небольших фабрик, где крохотные ассемблеры собирают вещи и изделия прямо из песка, воды, исходного сырья, делая ненужными большинство нынешних образцов промышленности, энергетики и транспорта. Такой нанотех уничтожает огромные капиталы и корпорации, низводя власть большинства капиталистов до нуля. Ассемблеры-наноботы – это промышленность уже коммунизма, основа безденежной экономики всеобщего изобилия.

    Неужели вы думаете, будто рыночники это будут создавать? Нет, конечно. Им не нужен ни подлинный нанотех, ни энергетические инверторы, ни многое другое. Слишком многое!

    Капитализм в основе своей туп и примитивен. Для него главное – «срубить» как можно больше прибыли, да побыстрее, при минимуме вложений. В ряде случаев это разумно, но для радикальных инновационных прорывов – совершенно неподходяще. И уж совсем сие не подходит для грандиозной работы по возрождению и усилению русского народа.

    Нынешний глобал-капитализм с его маниакальным стремлением уменьшить затраты любой ценой вырубает собственное будущее. Гонясь за прибылью любой ценой, капиталист готов вести дело ценой вымирания нашего народа, ценой остановки развития. Искатель прибыли чихать хотел на какие-то там высокие цели! Нынешний глобокапитализм прекрасно описывается в работе Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» (1915 г.) – она во многом предвосхищает реалии 2000-х годов. Нынешние корпорации стремятся монополизировать производство того или иного товара (услуги) путем слияний и поглощений, а то и прямого уничтожения конкурентов. Они выводят производство в азиатские страны с дешевыми работниками. Ленин блестяще предсказал, что научно-техническое развитие при капитализме затормозится. Над Лениным на Западе по сему поводу смеялись весь ХХ век. Но теперь его пророчества облекаются во плоть, становятся реальностью.

    Весной 2008-го мне случилось беседовать с одним из выдающихся советских ученых, имя которого я называть не буду.

    «У русских есть принципиальная возможность вышибить американцев с мирового рынка лекарств, – рассказывал он, демонстрируя конфиденциальные разработки и материалы. – Западники совершили самую большую тупость в фармацевтике: стали экономить на научных перспективных исследованиях, принялись заменять людей-исследователей компьютерными системами. Идиоты, они как будто не понимают простой вещи – то, что не увидит робот, узрит человек с его фантазией и творческим мышлением! При нормальном государственном руководстве Россия могла бы воспользоваться дуростью Запада и ворваться на глобальный рынок новых медикаментов...»

    Вот именно – «при нормальном руководстве», а не при власти бело-сине-красных недоумков. Ныне-то правящие в РФ карлики во всем слепо копируют западных «старших товарищей».

    Вот еще один итог «славного тридцатилетия» либерастического господства: в момент, когда человечеству, терзаемому Кризисом Тысячелетия, нужны прорывы в научно-техническом развитии, их нет. Ибо оказался уничтоженным самый мощный «локомотив прогресса» – государственные венчурные вложения.

    Но это – лишь первый «этаж» системы по уничтожению подлинного научно-технического развития. Современный ультракапитализм породил многоэшелонированную структуру по подавлению творчества. С одной стороны его, словно кислота разъедают потребительство и общественный настрой на личное обогащение любой ценой. С другой стороны – уничтожение системы образования, размножение существ с «клиповым», несамостоятельным мышлением. Все это – как кислотные дожди для плодоносной почвы. Инновационное сопротивление усиливается в мире позднего капитализма множеством способов.

    Чего стоит принцип назначения менеджерами предприятий не инженеров, не специалистов-технарей, а финансистов, специалистов по извлечению барышей? Такая практика нанесла невероятный ущерб развитию. Вы думаете, так только в «постсоветиях» делают? Нет, это и американское несчастье. Чтобы нас не обвиняли в предвзятости, откроем один из западных «производственных романов».

    Человек рассказывает: я, мол, инженер-строитель – и управлял хорошей строительной компанией. Но ее слопал финансовый конгломерат. Он прислал своих управленцев, ни один из коих не был инженером. Ни один не слыхал о сопротивлении материалов. Но зато они заявили, что профессиональные администраторы в силах управлять любым бизнесом. В итоге производительность компании рухнула, лучшие работники уволились, потери возросли. И компания «упала».

    Подобных историй – тысячи. Везде власть финансистов ведет к деградации, к отсечению затрат на перспективные разработки. Сами американцы жалуются на то, что их капитал тратят на скупку предприятий, на слияния и поглощения – и эти средства не идут на обновление оборудования и овладение передовыми технологиями. А эти многочисленные фирмы, что добрых двадцать лет занимались лишь тем, что скупали акции – и потом перепродавали их при повышении курса? Они делали барыши из воздуха, ни черта не делая для научно-технического прогресса. И лишь оттягивали деньги из реального сектора. Тысячи молодых и умных пошли в эту сферу финансовых спекуляций, чтобы «не быть лохами». А что в итоге?

    За примером ходить недалече. Вот – судьба автомобильной промышленности Соединенных Штатов. В 2008 году она оказалась банкротом. Читаю заокеанские газеты: автоиндустрия Америки, мол, имеет осталое и неэффективное оборудование. Она выпускает чересчур тяжелые и неконкурентоспособные машины. Она проигрывает японцам, южнокорейцам и даже китайцам. Ба! Да ведь то же самое автор этих строк читал в газете «За рубежом» еще в конце 1970-х. Значит, автопром США совершенно не развивался? Значит, он впал в сон на тридцать лет! Есть ли еще более очевидное свидетельство всей тупиковости власти финансистов? А в США теперь голосят, что инженеры в космической отрасли становятся все старше, что янки-молодежь не идет в научно-техническую сферу. Изучая американскую прессу, что пишет о проблемах промышленности, я вижу до боли знакомее реалии разрушения советской индустрии в начале 90-х. Кажется, будто снова сидишь на заседании правительственной комиссии по оперативным вопросам под председательством вице-премьера Олега Сосковца году в 1995-м – и слышишь, по сути, то же самое.

    Сергей Переслегин отмечает, что инновационное сопротивление и саботаж технического развития на ультралиберально-финасовом Западе очевидны. Особенно, если сравнивать реалии 90-х и «нулевых» годов с эпохой 1960-х. Тогда сложнейшие разработки совершались в несколько лет. Не имея сегодняшних компьютеров, виртуальной реальности и систем автоматического проектирования, инженеры-«шестидесятники», тем не менее, могли в рекордные сроки – за какие-то несколько лет – порождать совершенно фантастические прорывы. Это и новые космические корабли, и ракеты, и самолеты вроде «Тандерберда» или МиГ-25 со скоростью три с лишних Маха. А «Конкорд»? А подводные дома? Да мало ли что!

    Сегодня же сроки разработки новой техники распухли втрое.

    «Возможно, мы не ошибемся, назначив столкновение «титаника» цивилизации с постиндустриальным айсбергом на 1970-й год – тем более что где-то около этой даты началось падение производительности капитала, во-первых, и резко изменились темпы технического прогресса, во-вторых.

    После полёта Юрия Гагарина в 1961-м президент США дал своему народу обещание побывать на Луне «до конца этого десятилетия». Между прочим, в тот момент у Америки не было приличного носителя даже для вывода корабля на низкую околоземную орбиту. Ничего, за семь лет справились.

    Года три или четыре назад, в промежутке между Ираком и Афганистаном, Дж. Буш сказал, что на Луну надо бы вернуться. Вроде бы и опыт есть, и технологии за прошедшие сорок лет развивались, а в проектировании и моделировании вообще произошла революция. Но вот пока что разговоры идут о первых испытаниях нового носителя годику так к 2015-му, если успеют. А Луна проектируется на конец второго – начало третьего десятилетия.

    Сугубо формально: несмотря на очевидный прогресс информационных технологий, время разработки сложных индустриальных технических систем по сравнению с 1960-ми годами увеличилось в 2–3 раза, а может быть, и более. Можно интерпретировать это через ухудшение общего качества человеческого материала. А можно сказать, что замедление технологического прогресса представляет собой результат взаимодействия с постиндустриальным барьером и имеет своей первопричиной изменения характера сопротивления информационной среды. То, что раньше получалось быстро, сейчас делается медленно или не делается вообще. Когда-то римляне тоже очень удивлялись тому, что урожайность полей вдруг начала падать и получить прежние урожаи не удается, несмотря ни на какие усилия.

    История техники позволяет оценить момент возникновения этого «повышенного инновационного сопротивления». Строго говоря, оно начало медленно расти уже в 1960-е. Но именно 1970-е годы сломали прежний тренд быстрой (за 2–3 года) смены поколений технических систем...»

    Так написал Переслегин в работе «Через постиндустриальный барьер».

    И он прав! Нынешняя финансово-спекулятивная, капиталистическая реальность всей своей толщей противится подлинному прогрессу в развитии. В нынешнем мире на собственно изобретение и изготовление опытного образца тратится лишь 10 % средств, 90 % уходит на пробивание инновации в жизнь, на слом сопротивления, на рекламу, маркетинг и сервис. Это что, нормально? Это по-уродски! Ленин, в 1915 году предсказав торможение прогресса производительных сил на высшей точке развития капитализма, оказался прав на 300 %.

    Капитализм превратился в тормоз здорового развития. Проиллюстрируем сие на простом примере. Скажем, миллиарды мужчин на планете бреются. Им что нужно? Хорошие безопасные бритвы, что в идеале должны служить без смены лезвий долгие годы. Такова общественная потребность. Но это же – потребность и экологическая. Ибо чем дольше служат вещи – тем меньше расходуется ресурсов, тем меньше загрязняется окружающая среда. Техническая возможность создать «вечные» лезвия уже есть.

    Но капитализм никогда не пойдет на создание таких «долгих» лезвий. Ибо чем больше люди тратят денег на бритвы – тем больше прибыли компаний-производителей, всяких «шиков» и «жилеттов». Наоборот, капитализму необходимо, чтобы бритвенные принадлежности выходили из строя как можно чаще. И плевать ему на проблему бессмысленного пожирания ресурсов.

    Другой пример: в интересах всего человечества – победить кариес зубов. Но несмотря на все успехи медицины и фармакологии, победы не случилось. А почему? Потому что дентология (зубоврачебное дело) – огромная капиталистическая отрасль, где кариес приносит главные прибыли. Так зачем же его побеждать?

    Таковы лишь самые простые примеры. На самом же деле в нынешнем мире существует множество подавляемых технологий, которые в силах резко снизить расход ресурсов, удешевить наши затраты на содержание самих себя и семьи, одновременно снижая антропогенную нагрузку на биосферу планеты. Такие технологии «социалистичны» и народосберегающи, но они не развиваются – ибо лишают капитализм прибылей и закрывают целые отрасли бизнеса. Побьемся об заклад: капитализм не станет всерьез побеждать раковые заболевания и сахарный диабет, не станет производить вещей с долгим сроком службы, замедлит развитие нанотехнологий, не будет заниматься гибридными видами транспорта, совмещающими грузоподъемность и дешевизну корабля со скоростью самолета. Ибо все это – уничтожение прибыльных капиталистических предприятий.

    Вот почему капитализм сегодня стал опасной веригой на ногах истинного развития человека.

    Симпатия к Фантомасу

    Наконец добавим еще одно обстоятельство, которое лично я почитаю одним из факторов застоя при нынешнем либерастическом капитализме: совершенно дикие, заоблачные зарплаты высших чиновников в корпорациях. Фантастически большие их жалованья, которые выплачиваются им независимо от того, прибыльна или убыточная та структура, которую они возглавляют. Это порождает и безответственность высших управленцев, и их презрение к ученым и инженерам (босяки!), и полностью уничтожает заинтересованность топ-менеджеров в технологическом прогрессе. А зачем что-то делать, если у нас зарплаты и так высоки?

    Накануне кризиса, грянувшего в 2008-м, менеджер инвестиционного банка в США (торговля акциями, деньги «из воздуха») в среднем получал 8637 долларов в неделю. Президент большой американской компании за день получал столько, сколько его рабочий – за год. Но это еще не самые большие зарплаты топ-менеджеров. Роберт Нарделли («Хоум депо») и Генри Макнивелл («Пфицер») получили за 2007 год по 200 миллионов долларов. При том, что их компании понесли громадные убытки по итогам года! Бывший министр финансов при Клинтоне Роберт Рубин, став членом Совета директоров банка «Ситигруп», получил зарплату в 115 миллионов долларов в год, причем без учета всяких опционов и бонусов. И это при том, что «Ситигруп» оказался практически банкротом в 2008 году, когда его пришлось спасать за счет вливания государственных средств.

    Осень 2008-го. Комитет конгресса США по надзору и правительственной реформе допрашивает гендиректора разорившегося банка «Леман Бразерс Холдингз» Ричарда Фалда-младшего. Оказывается, он знал о грядущем банкротстве, но при этом выплатил 23 миллиона долларов трем увольняемым топ-менеджерам накануне краха, а сам себе выплатил с 2000 года зарплату на 480 миллионов долларов, уверенно ввергая банк в долги.

    Это – высшая степень паразитизма позднекапиталистической «элиты». Чудовищное раздувание затрат на совершенно непроизводительный и при этом совершенно некомпетентный (с точки зрения реального дела) управленческий аппарат. Никакая рыночная эффективность не оправдывает управленца, который один-единственный за пять лет требует на свое содержание от полу– до миллиарда долларов! Когда всего лишь десяток таких управленцев за год поглощают столько же, сколько вся советская программа строительства атомных подводных лодок. Столько же, сколько строительство нескольких крупных заводов во чистом поле! Столько же, сколько стоит возведение одного неслабого города-миллионника.

    Итак, получая такие бешеные деньги даже за причинение убытков собственным корпорациям, будет ли такая «элита» что-то менять и ради чего-то стараться? Да с ее точки зрения, всякие там ученые – это так, нищая шелупонь. Зачем какой-то там научно-технический прогресс, коли мы и так короли и можем позволить себе все? Такая окончательно охреневшая верхушка, купаясь в деньгах, разлагает и деморализует все общество. Наука просто хиреет. Развитие останавливается. Немудрено, что в нынешних США уже трудно найти американцев, могущих работать инженерами в системе НАСА, – все пошли «бабки рубить». Неудивительно, что в США приходится завозить физиков из РФ и Китая, а математиков и экономистов – из Индии.

    Это уже не капитализм, господа. Это что-то иное. Ибо ни один капиталист не пойдет на такие нерациональные затраты. Это – демонтаж капитализма его же правящей элитой. Это превращение ее в привилегированных квазифеодалов, что ли. Ну, когда огромные доходы полагаются лишь за то, что ты входишь в правящее сословие.

    В Эрэфии, как водится, все эти тенденции паразитизма и застоя доводятся до гротеска, до гипертрофии. Сам видел, как в небольшой управляющей компании, вроде бы спасающей несчастные предприятия «оборонки», вице-президент получал по 50 тысяч долларов в месяц. В то время как талантливейшие специалисты на предприятиях той же компании, делающие сложнейшие агрегаты для подводных лодок, зенитно-ракетных комплексов и баллистических ракет, получают ровно в сто раз меньше. Хотя они для дела в сто раз ценнее, чем этот живой «кассовый аппарат»!

    Стоит ли удивляться тому, что в РФ промышленность и наука гниют? Что теперь Минобороны Эрэфии намеревается покупать иностранное вооружение, ибо свой военно-промышленный комплекс уже «не тянет»? Что средний возраст исследователей в РФ перевалил за 60 лет – и мы стоим перед перспективой полной смерти русской науки?

    Во избежание недоразумений и обвинений в русофобии должен сразу пояснить: Максим Калашников не считает РФ Россией. Россия гораздо больше и куда краше этой страны-огрызка, созданной ворами и мародерами 1991 года. Не желая распада РФ (ибо она должна стать основой для Сверхновой России), автор остается, с одной стороны, патриотом СССР, с другой – патриотом еще не созданной страны – федеративного Русского Союза, СССР-2, что должен состоять из РФ, Белоруссии, Украины (или юго-восточной ее части), Приднестровья и Северного Казахстана (Южного Урала). У меня дома нет ни одного бело-сине-красного флага и не будет, ибо сей символ почитаю символом русского национального позора. И работаю я на будущее – на Русский Союз. Поэтому РФ называть Россией я не буду...

    А история с восемью крупнейшими нефтегазовыми компаниями Эрэф в 2008 году? Их частные акционеры начислили себе дивидендов на 40 миллиардов долларов (1 трлн. рублей) – и в то же время, пригрозив спадом добычи, стали выторговывать у государства помощь в 100 миллиардов долларов.

    ТНК-ВР, начислив своим акционерам дивидендов на 3 миллиарда долларов по итогам 2008 года, при этом требует от правительства льготных кредитов для погашения внешних долгов и снижения экспортных пошлин на нефть. То же самое делают и остальные компании. В редакционной статье «Напрашиваются» («Коммерсантъ Business Guide», 18.11.2008) Владислав Дорофеев написал:

    «Мало кто знает о том, что снижение стоимости активов никак не отражается на размере дивидендов, которые получают акционеры. Более того, есть закономерность: во время кризиса акционеры увеличивают дивиденды, переводя деньги на личные счета, а не на развитие компании. Причем законно...

    Получается, что цель этого попрошайничества у правительства – сохранение уровня дивидендов акционеров, а не развитие компаний и отрасли.

    Предыдущие несколько лет были невероятно эффективными для отечественного нефтяного сектора. Но и в течение сытого периода аналитики постоянно отмечали недостаточные вложения в инвестиционные программы НК и снижение по этой причине добычи энергоносителей. Но при этом размеры дивидендов акционеров в основном росли и на фоне кризиса, и обращения в правительство за финансовой помощью выглядят теперь вызывающими.

    Кризис всего лишь обнажает эту удивительную картину, когда несколько десятков, сотен человек ради сохранения уровня своих доходов готовы обрушить нефтегазовую отрасль... Прекратив под сурдинку кризиса инвестпрограммы и разведку, они при этом не готовы поделиться своими доходами ради развития базового для страны бизнеса...»

    Итак, по итогам 2008 года ТНК-ВР, «Газпром» и «Газпромнефть», ЛУКОЙЛ, «Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и НОВАТЭК перечислят своим акционерам около 40 миллиардов долларов в виде дивидендов. Сколько же они всего выкачали в личные карманы в 2000–2008 годах? Наверное, не менее 180 миллиардов «зеленых». А если считать перечисление Абрамовичу 13 миллиардов за «Сибнефть» и воровство менеджеров, то выйдет под четверть триллиона. И это при том, что с 1991 года в РФ не построено ни одного нового нефтеперерабатывающего комбината! Я помню, как осенью 1999 года тогдашний премьер Путин на совещании предлагал нефтяникам построить новые НПЗ. С тех пор минуло 9 лет (!) – и ничего не построено. Хотя сами нефтяные короли буквально купаются в бешеных бабках.

    Заливаясь потоками миллиардов, они их просто воровали «на законных основаниях», набивали свои личные кошельки, а деньги для развития собственных компаний предпочитали брать в долг у западных банков. Мол, мы долгов наберем, а отдавать в случае чего будет государство. Оно же не может допустить крушения топливно-энергетического комплекса? Куда оно денется? Пусть отрасль спасают миллионы лохов-налогоплательщиков. И они почти дождались своего: государство уже снижает им экспортные пошлины.

    Кто вам сказал, будто РФ – нефтяная страна? Это ложь. Бело-сине-красные выродки даже этого статуса своей Расеи удержать не могут. Они разрушают даже нефтегазовую отрасль своим безудержным мародерством. Они сломали сложные отрасли промышленности и национальную инфраструктуру, а теперь доламывают и ТЭК. Лишь одна их «отрасль» работает бесперебойно: воровство и выкачивание денег из РФ, превращенной в их колонию.

    Не смейте больше катить бочки на менеджмент ТЭК СССР! При Советах в РФ 1990 года добывали 520 миллионов тонн нефти в год, а не 497 млн. т, как РФ в 2008-м. Какими бы ни были недостатки советских директоров, их недочеты никогда не обходились стране в 20–40 миллиардов долларов ежегодно. Никакая приватизация не окупает себя, никакое «частное повышение эффективности» нам на х... не нужно, если цена за это – до 40 миллиардов долларов ежегодно. Эквивалент 13 лет затрат на войну в Афганистане за один только год! Эквивалент одной программы полета на Марс. Эквивалент строительства 50 миллионов квадратных метров жилья!

    Вы спрашиваете, почему в Эрэфии, пухнувшей от нефтедолларов, ученые оставались нищими, образование деградировало, разваливались космическая и авиационная индустрия? Почему на развитие электроники давались скудные гроши? А вот поэтому. Потому что наша правящая верхушка набивала себе личные карманы.

    Скажу без обиняков. Если мы хотим сохранить топливно-энергетический комплекс РФ и ее саму, необходимо идти на неосоветскую модель. То есть – национализировать нефтекомпании, поставив во главе наемных директоров. Спустить им планы – и строжайшим образом карать (вплоть до расстрела) за воровство. Имея психозонды системы Смирнова, обнаружить кражи и коррупцию – пара пустяков. А кроме того, необходимо установить контроль за директоратом со стороны рядовых работников. И на это есть система – «Компас» Валерия Водянова.

    Ну, а нынешних акционеров указанных восьми компаний необходимо всеми возможными способами захватить, доставить в специзолятор – и там хоть пытками, хоть изощренными психометодами заставить перевести в РФ максимум от выкачанных ими из ТЭК денег. И именно из них – профинансировать развитие нашей промышленности. А потом мерзавцев надо показательно казнить. Включая и «первых лиц». Ибо со всякими псами разговор должен быть один – пуля и петля палача.

    Будь М.К. президентом – то поступил бы именно так...

    Альтернатива? Полный завал ТЭК, а за ним – и РФ. С миллионами жертв!

    Жестоко? Сталина напоминает? Но общность исторических обстоятельств (мы сегодня – в столь же опасном положении, как и СССР конца 1920-х) диктует и схожесть мер. А русская/российская «элита» всегда вела себя как свиньи, норовя обособиться в отдельный «антинарод» и грабить свою страну. Это не я – это покойный философ Панарин сказал, исследуя сей феномен на примерах от князей Древней Руси до нынешних постсоветских вельмож...)

    Так что, читатель, сегодня мы имеем дело с совершенно выродившимся капитализмом, что превратился по сути в нечто застойное, больше смахивающее на квазифеодальный строй. Да, гламурный, мультимедийный – но безусловно застойный и обреченный. Он не просто не сможет преодолеть нынешний Смутокризис – он его только усугубит.

    Сам современный Большой Бизнес оказался чертовски бесплоден в научно-техническом плане по сравнению с капиталистическими воротилами полуторавековой и столетней давности. Воротилы в сюртуках, фраках и цилиндрах – при множестве недостатков – все же инвестировали миллионы в передовые разработки. Вандербильт, Гарриман, Хилл – они строили пароходы и железные дороги. Карнеги и Фрик создали сталелитейную индустрию США. Форд породил автомобилестроение. Томас Эдисон фонтанировал технологическими инновациями из своего Менло-парка. Как ни крути, эти капиталистические титаны смогли за 1969–1900 годы учетверить национальных доход Америки при двукратном росте населения страны. (А. Уткин. Виновники отчуждения. – «Политический класс», октябрь 2008 г.)

    Нынешние тузы капитализма в США и ЕС этого не делают. Или вкладывают деньги в бесконечное совершенствование компьютеров, телекома и мобильной связи, кружа, по сути, на одном месте. И если капиталисты прошлого делали Америку сильнее, развитее технически и богаче, то эти выродки загнали свою страну в полную ж... Износили ее инфраструктуру, исчерпали человеческий капитал, вогнали США в астрономические долги и опустили свою страну в мировой экономической табели.

    И это в то время, как нынешний Глобальный смутокризис требует совершенно иного – небывалого рывка в технологическом прогрессе и в развитии новых производительных сил! Нам нужен рывок, по меньшей мере сопоставимый с первой половиной ХХ столетия. Но на его пути свиной тушей лег капитализм, доведенный до абсурда...

    Что ни говори, а человечество просто созрело для резни богатых. Для нового 1917 года.

    На днях пересматривал знаменитые французские фильмы 1960-х о злодее в зеленой маске – Фантомасе. Ей богу, к нему чувствуешь горячую симпатию! Этот волевой, хотя и жестокий человек обкладывал тяжелой данью сверхбогачей Запада. Хочешь жить – плати Фантомасу. А собранные с жирных свиней миллиарды Фантомас вкладывал в подводные дома и футуристические субмарины, в чудеса техники и биологии. То есть выступал технократом, двигающим развитие мира вперед. Те бабки, что ушли бы на бесполезные роскошь и развлечения богатых дегенератов, Фантомас инвестировал в прорывные проекты.

    Сейчас миру как никогда нужны новые Фантомасы. Либеральная камарилья может сколько угодно выть и причитать на тему того, что национал-социализм и коммунизм «не должны повториться».

    Но именно вы сделали все, чтобы они вновь явились в нашу реальность!

    Россиянская копия с западного оригинала

    Поразительно, как наши перестройщики и реформаторы кинулись копировать западных либерастических «революционеров 1979 года». У нас процесс превращения государства в громадную свинью, живущую исключительно ради самой себя, пошел в самых что ни на есть карикатурных формах. Дуроломы гайдаро-чубайсова призыва все время пытались копировать рецепты тэтчеризма-рейганизма, совершенно не обращая внимания на совершенно иную основу Русской цивилизации. Так, будто в их мозги вживлены чипы с программой Вашингтонского консенсуса!

    Параллели просто убийственны. Вплоть до разгула шарлатанства, мракобесия и религиозного кликушества. У нас это приняло формы астрологического психоза и чудовищного «казенного православия» – и растратой миллиардов долларов на строительство тысяч церквей. Чиновники трехцветного режима вдарились в религию. Полпред Путина по центральному округу Полтавченко к середине 2005 года дошел до апофеоза. Стал собирать вокруг себя попов и с блеском в очах говорить: мол, тому нельзя верить, кто в церковь не ходит! А несколько месяцев спустя стал с пеной у рта требовать выноса тела Ленина из Мавзолея. Будто других проблем у нас нет. А видели бы вы главу Счетной палаты Эрэф Степашина, рьяно покровительствующего восстановлению монастыря под Муромом! (Восстанавливают его, конечно, частные фирмы). Как он с дрожью в голосе говорит, что боженька раздвинул руками тучки... Пока умные наши конкуренты пускают такие же миллионы на создание центров прорыва в будущее – лабораторий и технопарков!

    Расцвет махрово-казенной, все омертвляющей поповщины в РФ идет параллельно с упадком науки, с застоем в инновационном развитии страны.

    В России 2000–2008 годов углублялся экономический либерализм по западным лекалам 1979 года. Но с одним отличием: все делалось в колониальном варианте. Если революционный ультралиберал, президент США Рейган в 1981–1988 годах, урезая социальные программы, при этом все-таки наращивал финансирование производства самых передовых вооружений, космических программ и научно-технологических исследований на десятки и сотни процентов (обеспечивая невиданный рывок США в 90-е годы), то наши эпигоны-либерасты... Они какой-то лютой ненавистью ненавидят все, что относится к науке, интеллекту и высоким технологиям! Они строят страну—сырьевое захолустье, страну невежественных и неконкурентоспособных люмпенов, жмущихся к Сырьевой Трубе. Нынешнее увеличение финансирования ВПК и инновационного сектора – так, мелочь. При этом войны в Чечне и Грузии выглядят как карикатура на победоносные кампании Тэтчер на Фолклендах (1982 г.), на операции Америки в Югославии, Афганистане и Ираке.

    Доморощенные либеральные фундаменталисты доводят вашингтонские идеи до абсурда, до бреда. Так, в начале 2000-х годов на РФ обрушился водопад нефтедолларов. У государства скопились резервы в сотни миллиардов долларов. Казалось бы, благодать! Финансируй науку, перевооружение армии, космонавтику – все, что создает достойное будущее. Ан нет! В разговоре с одним из наших знакомых экономистов из Академии наук путинско-чубайсоидный министр финансов Кудрин рассуждал примерно так: «Эти миллиарды – неправильные. Мы их науке давать не будем. Нефтяные сверхдоходы нужно «сжечь», «стерилизовать»: сложить в стабфонд или отправить на Запад в оплату долгов. Главное – снизить налоги для бизнеса. Тогда он развернется, построит новые предприятия, даст заказы ученым. Тогда в казну страны потекут правильные доходы. И за их счет мы сможем лучше финансировать науку...»

    – Слушал я его и думал: он идиот или прикидывается? – рассказывал нам наш приятель. – Ну кто еще будет отказываться от миллиардов из-за того, что они якобы «неправильные»? Кто еще может обрекать русскую науку на прозябание в начале 2000-х годов, когда счет для страны идет на годы? Когда решается вопрос: либо мы обеспечим научно-технологический рывок, либо свалимся в разряд безнадежно отсталых стран?

    Вот такие вот фанатики нами правят: пусть страна идет к черту – лишь бы все было по либеральным «прописям»!

    В октябре 2005 года судьба свела одного из нас с Игорем Юргенсом, одним из столпов финансовой аристократии РФ. Слышали бы вы то, что он говорил на «круглом столе» по поводу перспектив национальных проектов! Дескать, какие еще нанотехнологии или лазерное оружие нового поколения? Нужно использовать запасы нефти и газа, ставить на их добычу и переработку. Ну, а сырьевые магнаты пусть строят перерабатывающие заводы, комплексы по сжижению газа, заказывают танкеры. Нужно, дескать, строить инфраструктуру для вывоза углеводородного сырья и продуктов за рубеж. Максимум, что нужно делать сверх того, – делать страну перевозчиком грузов между континентами. И хватит...

    В общем, шагом марш в осталые сырьевые придатки!

    И плевать, что сырье может дать работу и прокорм максимум 50 миллионам граждан из 144 миллионов населения Эрэф. Плевать, что технически отсталую страну просто завоюют, отобрав у нее нефть и газ! Таков кругозор правящей верхушки РФ. Таков уровень мышления либеральных «элитариев» в Беловежской России... Мимо их внимания прошли водородная энергетика и нанотехнологическая революция, расцвет хай-тек и перспективы биоинженерии. Сталин бы поставил их к стенке. И был бы прав. Ибо ему приходилось иметь дело с похожими персонажами, доказывавшими: на черта России индустриализация, когда можно за счет сырья жить?

    Чтобы понять, в какую трясину тянут нас бело-сине-красные бонзы, достаточно привести один сравнительный пример. Современный спутник мобильной связи стоит 3,5 миллиарда долларов – как два новых нефтеперерабатывающих завода. Но спутник обеспечивает 12 миллионов телефонных пар (разговоров между двумя абонентами) в минуту – по семь центов. То есть в минуту космический аппарат дает доход в 840 тысяч долларов. А в час – 50,4 миллиона! Он окупается за несколько месяцев, а НПЗ – за десятилетие. Нам нужны спутники, а не только топливно-энергетические монстры!

    Но перейти на высокотехнологично-космический путь развития Беловежская Россия не может, подобно тому, как крепостническая Россия не могла строить пароходы и железные дороги. Только теперь страну душит чудовищно разросшийся, коррумпированный госаппарат...

    Такова россиянская уродливая копия, страна-мутант со встроенной программой Вашингтонского консенсуса. У нас также существует диктатура богатых. Но олигархия на Западе – это все-таки «золотые пояса» из сферы высоких технологий и постиндустриального прредпринимательства, тузы ВПК и сложного машиностроения. А у нас «аристократия» состоит из примитивных добывателей сырья, хозяев грязной металлургии, содержателей рынков по торговле импортом. В общем, симфония Моцарта в исполнении нищего скрипача на раздолбанном инструменте. Высшее общество в исполнении ряженых обезьян...

    Чтобы понять, какие кретины нами правят – и вообще степень дегенерации существ с либерально-ультракапиталистическими мозгами, заглянем в интервью выдающегося русского экономиста Андрея Кобякова, где он обрисовывает положение на январь 2009 года.

    «Колоссальные ошибки допущены в денежно-кредитной политике в России в последние годы. На самом деле ни один из наших банковских институтов не оказался бы в столь уязвленном положении, если бы он не был вынужден за последние несколько лет брать все кредиты на международном кредитном рынке. Первичным источником кредитных средств для наших банков в последние годы стал мировой кредитный рынок. В то время как здесь Центральный банк с Минфином стерилизовали «избыточную», на их взгляд, ликвидность и засаливали это все в Стабилизационном фонде, здесь был одновременно бум спроса на ипотеку, на автомобили, на потребительский товарный кредит и т. д. Где нужно было брать эти начальные кредитные источники нашей банковской системе? Их брали под достаточно низкие на тот момент процентные ставки на мировом рынке. Однако, как мы знаем, начавшийся в августе 2007 года ипотечный кризис в США очень скоро превратился во всеобщий кризис доверия на международном межбанковском рынке. Даже гиганты типа Bank of America, Citigroup и т. п. друг другу не дают кредиты, потому что не доверяют. В результате ставки и условия кредитования на межбанковском рынке подскочили, и перекредитоваться наши банки уже не могут. И теперь государству приходится их спасать.

    Но мне непонятно другое. Я с 2007 года говорю – это будет нашей проблемой. Еще в мае 2008-го, когда до нашего кризиса оставались считанные месяцы, я выступал в программе Максима Шевченко «Судите сами» и с нашей стороны (там в программе обычно противостоят друг другу две команды) люди, которые говорят, что кризис будет и готовьтесь, а с другой стороны —»да что вы нам рассказываете? Никакого кризиса не будет, и там-то он преувеличен, ничего страшного не будет, подумаешь – 400 миллиардов списано к тому моменту банковских активов». Сейчас, полгода спустя, по некоторым оценкам, списано уже 2 триллиона. Но на той стороне кто сидит-то – Гарегин Тосунян в передаче принимал участие – он глава ассоциации Российских банков, а кроме него зампред нашего Центрального банка. Вот такие «уважаемые люди». И эти люди говорят, что ничего не будет! У нас все классно, ребята! Зачем вы все преувеличиваете, рассказываете? Вы торгуете страхом!

    В результате голосования публики в студии с перевесом 55 % на 45 % их взяла – народ всегда голосует за оптимизм. Народ трудно упрекнуть в эйфории – он в основной массе несведущ в этих вопросах. Но ведь мы же предупреждали профессионалов. В кулуарах после передачи я говорил тому же Гарегину Тосуняну:

    – Я же понимаю, что главная проблема будет с тем, что вы не получите ликвидности для возврата кредитных этих ресурсов, некоторые из них брались на год, некоторые на два года. Там будет достаточно большой процент краткосрочной задолженности. Если не рассосется, где вы их будете брать?

    – У нас же большие валютные резервы, – ответил он.

    И вот сейчас эти валютные резервы полностью уйдут на погашение долгов, которые наделали наши частные банки и корпорации. Я тогда вообще ничего не понимаю! Почему эти деньги не могли работать здесь все эти годы, в качестве источника для кредитных инструментов?

    – Ваш ответ на этот вопрос какой?

    – Маразм.

    – То есть финансовая политика Кудрина—Грефа – это маразм?

    – Кудринская позиция – что эти деньги были лишними и что они раскручивают здесь инфляцию. Это полный маразм.

    – А может, если вспомнить известный тезис, это не глупость, а измена?

    – Я себе задаю этот вопрос не первый год. Я не близок с этими людьми, я с ними не общаюсь, не знаю лично Кудрина, мне трудно судить. Правда, от некоторых экономистов, имеющих или имевших личный контакт с Кудриным, я слышал, что не следует, мягко говоря, преувеличивать его умственные способности. Но кто-то же готовит эти решения? Если умственные способности не позволяют ему их готовить самостоятельно, значит, измена или злой умысел где-то на другом уровне. Возможно, он спокойно берет эти рекомендации откуда-нибудь из штаб-квартиры МВФ и здесь их внедряет. Полтора года назад, выступая на Всемирном Русском Народном Соборе, я как раз назвал свое выступление «Парадоксы экономической политики и стратегия развития». Как можно так бороться с инфляцией? С одной стороны, они зажимают денежную массу, и им кажется, что они борются с монетарной инфляцией, но то же самое правительство подписывает на четыре года вперед – до 2011 года – скорость увеличения тарифов естественных монополий. Для РАО «ЕЭС России», для «Газпрома» и т. д. цены внутреннего рынка там фигурируют цифры 25 % в год, 25 % в год, вот 30 % в год – это РАО «ЕЭС России». По «Газпрому» – 25 % в год, 30 % в год, 35 % в год, 40 %. Это значит что за 3–4 года цены по электроэнергии почти утраиваются, по газу – учетверяются. Как может одна рука бороться с инфляцией, а другая рука эту инфляцию раскручивать?

    ...Это базовые издержки в экономике. Это сразу выражается в стоимости транспортных перевозок и т. д., вы сразу закладываете рост цен по всей экономике, вы теряете естественные конкурентные преимущества производящей российской экономики перед ее иностранными конкурентами. Ведь если у нас много энергии – это и есть наше преимущество. Эта политика – невменяемая! Объяснение найти этому нельзя. Политика коррупционно-лоббистского толка. Эти монополии обладают возможностью использовать инфляцию в качестве инструмента перераспределения доходов в свою пользу. Инфляция является неким механизмом для распределения. Определенные лоббистские группы используют инфляцию с целью распределения богатства. Они лучше к этому подготовлены и защищены по отношению к другим группам экономических агентов. Другие будут жить на голодном денежном пайке.

    – Прокомментируйте возмущение президента Медведева, когда ему сообщили, что выделенный триллион нашим банкам на расширение ликвидности пошел на то, чтобы на Западе за полцены выкупить свои же долги. Таким образом, деньги не поступили на межбанковский рынок в стране, а были выведены на Запад. Это из серии «глупость или измена». Нельзя быть настолько наивными и думать, что банкиры все сплошь патриоты и будут тратить деньги для Родины. Нельзя же было не знать, что банкиры первым делом побегут «втюхивать» деньги в собственные долги!

    – Так не свои же деньги. Хочется же подзаработать: если даже государство потребует что-то вернуть, они останутся в хорошем выигрыше. Другой пример – наш вице-премьер Шувалов, которого назначили быть главным за регулирование финансовых рынков, за их вытаскивание из болота кризиса. Этот человек предложил 500 млрд. рублей вбухать в фондовый рынок для его поддержки. Это как надо понимать? Все рынки, что, прекратили в мире падать, они достигли дна? Всем же понятно: мы поднимем его на два-три дня, всю эту сумму туда сразу влив, после чего он снова грохнется в тартарары. Это на полтриллиона рублей скинуть деньги в эту прорву, где куча спекулянтов, к их сожалению, не успели вовремя продать свои пакеты по нужной цене, дать им возможность это осуществить, поднять цены на эти пакеты, они тут же их реализуют, возьмут эти деньги себе в карман! Деньги налогоплательщиков осядут у нескольких десятков спекулянтов. И как же такие действия должны трактоваться? Это глупость или измена? Правда, я слышал, что они заморозили операцию, пока не пошли эти деньги. Но это всерьез обсуждалось. Так все-таки глупцы управляют государством или это просто беспардонные люди? Когда у людей нет никаких моральных издержек. Делают эти вещи и считают, что это все пройдет безнаказанно.

    ...Люди так себя ведут все 18 лет реформ в России. Среди них были единицы, которые о чем-то думали в плане долгосрочных последствий, но в основном они жили сегодняшним днем. Именно поэтому на одном этапе они не платили налоги и, значит, выводили все прибыли, фактически кредитовали триллион долларов в мировую экономику. Никто же здесь не инвестировал. В любой момент могут отобрать собственность, а самое главное, начинаешь с лучшими из них разговаривать – «мы бизнес продали туда только что, месяц назад на пике, так удачно». Ничего не понимаю. Вы создавали банк, интернет-сайт – не важно, что бы ни создавали, – для того, чтобы через два-три года продать его стратегическим инвесторам? А у нас стратегические инвесторы есть или их нет? Банк создается для того, чтобы его кому-то продать, а не для того чтобы банк работал?

    ...Вот, к примеру, был создан Российский банк развития. Я в 2003 году был на форуме в Нижнем Новгороде, видел даму, которая была заместителем председателя правления этого банка. С удивлением для себя послушав ее пресс-конференцию, я обнаружил, что этот банк дает кредиты по процентам, которые превышают рыночные, и они расходятся как горячие пирожки. Вас создавали для чего, чтобы вы были еще одним банком, который пользуется напряженной ситуацией с кредитами и на этом зарабатывает? Ведь ваша задача была определить какие-то приоритетные направления, которые как раньше не имели доступ к кредитам, так и теперь не будут иметь, чтобы их по какой-то льготной ставке профинансировали! Это почему-то у нас назывался Банк Развития!» (http://www. rpmonitor.ru/ ru/ detail_ m.php?ID=12524)

    Итак, эти дегенераты называют себя крутыми банкирами, министрами, вице-премьерами и так далее. Но от этого они не перестают быть кретинами.

    Правители России в 2000–2008 годах намного последовательнее Ельцина пошли по программе «вашингтонских мудрецов 1989 года». В итоге создается государство-компания по выжиманию соков из РФ-колонии. Государство, коему население – больше помеха. Есть и туземно-расеянская особенность – при этом отбрасывается прочь ненужный флер «демократии». Создается полицейское криминально-нефтяное государство...

    Впрочем, наш товарищ, блестящий гуманитарный мыслитель Павел Чернов (председатель комиссии Академии наук по этнопсихологической безопасности) назвал РФ еще точнее – криминально-дисперсным государством. Агрессивным мутантом, распространившимся уже не только на республики бывшего СССР. Теперь его черты проявляются в США и Европе...

    Криминально-дисперсное государство как система «крыш», преступно-чиновных сообществ, неписаных законов, коррупции, грязных махинаций...

    РФ в этом смысле можно считать химически чистым примером. Лживое, лицемерное, бессильное, когда дело касается реальной войны или настоящего развития страны. Патологически алчное. Стоит нормальному, работящему человеку выбиться из общей массы, потом и кровью создать свое дело – и тут же на вас наваливается орда прожорливых, ни хрена не делающих паразитов: чиновников, ментов, налоговиков, фээсбэшников. Каждый норовит урвать у вас кусок. Совершенно безнаказанно. Страна РФ, обладающая фантастическим запасом светлых умов и природных ресурсов, потонувшая в нефтедолларах, не развивается, с каждым годом все больше отставая от всего мира. Потому что утонула в копошащейся массе бюрократов и силовиков-паразитов. Число чиновников по сравнению с советскими временами (на душу населения) выросло не то в два, не то в четыре раза. Сей Голем существует только ради самого себя. Он сдирает с нас налоги, но ни за что не отвечает. Не защищает наши жизни и собственность. Не отстаивает национальные интересы. Не обеспечивает прогресс в науке и технике. Да вообще ничего не делает!

    Такова «Беловежская Россия» – туземная, доведенная до карикатуры копия с глобального Голема. Страна победившего криминально-чиновного отродья, «тусующегося» у нефтегазовой трубы античеловечества. Государство мерзавцев и мракобесов, проклятых племенных националистов, проституток и зомби-электората.

    Закономерным образом появление Эрэфии (независимой Украины, Казахстана и т. д.) ускорило губительные процессы во всем человечестве. Революция 1991 года стала продолжением 1979-го. Она наделила миллиардами долларов тысячи отморозков, дебилов, мздоимцев и подонков, поднявшихся из преисподней советского общества. Теперь эта тошнотворная масса низших существ (расы Рублевского шоссе) хлынула со своими награбленными деньгами в мир, разлагая и заражая его страшными социальными недугами. Это – путь Зла, путь смерти.

    Четырнадцатый протокол

    Мир начал разрушаться на наших глазах. Стремительно до жути.

    Калашников называет этот момент «осуществлением 14-го протокола». Ибо в поисках ответа на вопрос «Что нас ждет?» нужно непременно обратиться к гениальной книге, вышедшей в свет в 1903 году. К «Протоколам сионских мудрецов». Они, может быть, и фальшивка, состряпанная злобными антисемитами, однако читая ее, узнаешь до боли знакомые реалии конца ХХ и начала нового века. «Протоколы...» писали великие прозорливцы! (Или все же проектанты?) Они хотя и архаичным по сегодняшним меркам языком, но прекрасно (за небольшими исключениями) описали историю будущего для них ХХ столетия. Вплоть до тонкостей политреволюций и политтехнологий, финансовых и информационных войн. И указали финал. Он – в установлении единого планетарного правления. Глобальной деспотии.

    «Когда мы воцаримся, то наши ораторы будут толковать о великих проблемах, которые переволновали человечество для того, чтобы его в конце концов привести к нашему благому правлению...»

    «...Народы предпочтут покой в крепостном состоянии правам пресловутой свободы, столь их измучившим, истощившим самые источники человеческого существования, которые эксплуатировались толпой проходимцев, не ведающих, что творят...» (Цитируем по изданию Сергея Нилуса 1911 г.)

    Кстати, Израиль как слишком затратный и уже бесполезный для владык глобо-мира проект неминуемо сгинет в будущих потрясениях.

    То, что в США складывается богатая элита глобального размаха, которую практически не волнуют дела Америки, написал такой известный исследователь, как Самуэль Хантингтон в книге «Кто мы?». Сегодня в Штатах около 4 % населения принадлежит к разряду космополитов. На федеральное правительство они смотрят как на реликт, чья единственная задача – обеспечивать упрочение глобальной экономики. Чем богаче люди в нынешних США, тем они равнодушнее к Америке. Очень напоминает «элиту» РФ, не правда ли? Патриотизм не в чести, глобалам важнее прибыль и эффективность. На примерах многочисленных социологических исследований Хантингтон показывает, что эти клетки Античеловечества-Голема (выражение наше) ненавидят патриотизм как таковой, считая его пережитком и атавизмом, связанным с воинской доблестью. Налицо углубляющийся разрыв между космополитичными богачами и простыми гражданами США. Так, простые американцы в большинстве своем не хотят глобализации. Не желают членства Америки в ВТО. Требуют закрыть страну для наплыва азиатских переселенцев. Ратуют за старый добрый протекционизм в экономике и ограничения импорта. Терпеть не могут политкорректности и выступают против агрессивных войн США. Народ не желает никакой многокультурности, выступая за американскую идентичность. А элита, находясь у власти, поступает совершенно наоборот и исповедует как раз нелюбимые гражданами ценности, углубляет глобализацию, отдает США на откуп пришельцам, унижает культуру белых англосаксов и т. д. Хантингтон даже называет США «непредставительной демократией», считая разрыв между элитой и народом опаснейшей тенденцией. Дескать, народ все больше отдаляется от государства, стремительно теряет в него веру, изолируется от принятия решений.

    Не меньшим откровением стала книга Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы», вышедшая в свет в 2004-м. («Confessions of an economic hit man»). В ней он признается в своей работе на глобалистскую корпоративную олигархию, описывая операции по убийству экономик многих стран. Суть работы экономических «хитмэнов» – в подталкивании власти той или иной страны к принятию угодной американским суперкомпаниям программы «реформ» и получению внешних займов, после чего экономика несчастной жертвы разоряется, а займы оказываются на счетах крупных корпораций. Перкинс приводит слова того, кто его учил в далеком 1971 году: «В конце концов, эти лидеры оказываются в долговой ловушке, которая и обеспечивает их лояльность. Когда нам будет это необходимо, мы сможем использовать их для удовлетворения наших политических, экономических или военных нужд...» А чтобы заманить лидеров стран-жертв в капкан, используется все: обман, манипуляция экономическими прогнозами и инвестиционными рейтингами, подкуп, шантаж, секс!

    «...Мы представляем собой элитную группу мужчин и женщин, использующих всемирные финансовые организации для создания таких условий, при которых другие народы вынуждены подчиниться корпоратократии, управляющей нашими крупнейшими компаниями, нашими правительствами и банками. Как и члены мафиозных группировок, экономические убийцы «делают одолжения». Такие одолжения принимают форму займов для развития инфраструктуры... Условием предоставления займа является то, что работы по этим проектам выполняют строительные и инженерные фирмы из нашей страны. Фактически большая часть средств так и не уходит за пределы США...

    Если экономический убийца превосходно справился со своим заданием, займы будут настолько велики, что должник уже через несколько лет будет неспособен выплачивать долг и окажется в положении дефолта. И вот тогда, подобно мафии, мы потребуем себе шейлокова «фунта живой плоти»...

    Однако – и это очень важное предостережение – если мы не справляемся со своей задачей, в дело вступают представители еще более зловещей породы, которых мы, экономические убийцы, называем шакалами... Шакалы всегда на месте, хотя их и не видно в тени. Но стоит им выйти из тени, происходит низвержение глав государств или они вдруг гибнут в ужасных «дорожных происшествиях». А если случается, что и шакалы не могут выполнить свою задачу, как это произошло в Афганистане и Ираке, тогда идут в ход старые методы. Туда, где не справились шакалы, посылают американскую молодежь – убивать и умирать...» А основой деятельности убийц Перкинс называет насаждение по всему миру вкусов беспредельной жадности, алчности и потребительства.

    Таков процесс обособления и укрепления власти глобальных Античеловеков. Хантингтон его здорово исследует, а Перкинс – рисует с позиции недавнего участника. По сути дела, из тьмы поднимается особая антицивилизация, обладающая самосознанием. Мы называем этот гибрид финансовых, медийных и «спецслужбовских» систем Големом разумным, Сообществом Тени, сетью глобальных «добывателей трофеев». Не путайте ее с Америкой – Америку бестии также разрушают и рассматривают как часть своих бизнес-схем. Не путайте «чужих» с евреями, европейцами или мусульманами. Они – именно «чужие». Циничные. Меркантильные. Презирающие тех, кто несет в сердце преданность предкам.

    Вот кто станет первыми биологически модифицированными бестиями!

    Новая мировая власть не будет ни еврейской, ни англосаксонской. Она будет античеловеческой химерой.

    ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

    Глядишь на то, что делают господа глобальные античеловеки, – и диву даешься. Что это? Самоубийство нашего главного врага? Ведь если Античеловечество уничтожит США вслед за СССР, оно лишится главной военной дубины и надежной базы. Испохабив изрядную часть планеты, Голем превратит ее в «пустыню», лишившись собственной «кормовой базы», – и останется лицом к лицу с фанатичными мусульманами и многочисленным, сильным Китайским миром. Голем уже вызывает экологическую катастрофу глобального размаха и приводит к вымиранию своей главной «питательной базы» – белой расы. Иногда кажется, что Античеловечество собирается в поледний момент покинуть планету и улететь куда-то на иную планету. Но ведь это невозможно!

    Нет, никакого самоубийства не случится. У Голема (а вернее, у его высшего эшелона – Сообщества Тени) есть лишь один логичный выход: создать генетически (биологически или нанотехнологически) измененных бестий и генетическое оружие. С помощью первых Античеловечество обретет новые качества, утроенную силу и поразительную живучесть. Некоторые клетки Голема станут сами по себе бессмертными! А с помощью генетического оружия «чужие» сумеют проредить население Земли, вызвав мор среди строго определенных рас и народов. План Голема – план создания Вечного рейха. Хозяева нового мира постараются изменить свою природу и стать новой расой. Новыми бестиями-сверхчеловеками!

    Иначе они не смогут обеспечить свое господство над массами вида «хомо сапиенс». Они должны превосходить подвластных остротой интеллекта и скоростью мысли, долготой жизни и крепостью здоровья. Они должны обрести способность взаимодействия с себе подобными, овладеть искусством внушения и вообще магическими способностями. Как? С помощью генной инженерии, внедрения в организм нанотехнологических устройств, совмещения человеческого интеллекта с компьютерным. А еще – применения особых технологий воспитания и образования, обостряющих способности психики. Один представитель расы господ должен быть сильнее тысячи обычных сапиенсов! (Так что не только для нас создание сверхчеловека – путь к спасению). В общем, полный «Омен»...

    Тень такого будущего, кажется, уловил в конце 1950-х русский ученый, философ-космист и писатель Иван Ефремов в романе «Час быка». Планета Торманс с инфернальным обществом. Пережившая чудовищную экологическо-климатическую катастрофу, уменьшившую население в несколько раз. Тормансиане разделены на две расы: конкурентоспобных долгоживущих (ДЖИ) и неконкурентоспособный малоценный балласт – короткоживущих (КЖИ). КЖИ оболванены дебилизирующими СМИ и зрелищами для идиотов, они психически слабы и неустойчивы. История фальсифицирована. Наука в упадке – сохранилось из нее лишь то, что помогает четверым диктаторам удерживать власть над планетой. На космические полеты наложен полный запрет...

    То, что называется сегодня «Россией», в таком варианте будущего должно окончательно исчезнуть. Часть наших земель перейдет под контроль глобальной власти – как источники важнейших ресурсов. А часть – должна стать ареной жестоких затяжных столкновений между разными цивилизациями. Ибо – «разделяй и властвуй». Вернее, стравливай и властвуй... Русские напоследок должны сослужить еще одну службу: погибнуть, оттягивая на себя фанатичных воинственных мусульман. Ну, а потом хозяева мира покончат и с приверженцами Пророка.

    Когда я вижу украинских националистов-кретинов, всерьез ждущих, что Запад их накормит, поднимет экономически и обогатит, мне смешно. Он и своих-то жалеть не будет. А уж всяких там украинцев, словаков, венгров – и подавно! – М.К.

    Так должна продолжиться революция 1979 года по сценарию Античеловечества. Вот то будущее, что нам нужно предотвратить, братья!

    И у врага, и у нас есть только одна возможность победить – породить следующую расу. Такова злая шутка истории.







     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх