Загрузка...


Поворот вспять

В дальнейшем положение еще больше осложнилось после прихода к власти администрации Рейгана. В сферах, определяющих курс внешней политики США, канат перетянули на свою сторону силы милитаристского настроя.

Кредо приверженцев такого курса рельефно предстало в решениях блока НАТО, навязанных администрацией США. Политика Вашингтона была нацелена на достижение военного превосходства, с позиции которого он хотел бы доминировать.

До предела, казалось бы, набиты оружием арсеналы США и НАТО. И все же в неком исступлении одна за другой принимаются многомиллиардные программы вооружений. Еще больше разгонялся бег военных конвейеров. В беспрецедентных масштабах наращивались вооружения либо заменялись их компоненты. Замышлялось и прокладывалось новое, крайне опасное направление в гонке вооружений — распространение ее на космос.

Добиваясь изменения в свою пользу военно-стратегической ситуации в мире, ссылаются на интересы безопасности США и их союзников. Но толкуют эти интересы, выворачивая наизнанку так, что на практике они вступают в столкновение с интересами безопасности других стран и народов.

В наше время международная и национальная безопасность взаимосвязаны более, чем когда бы то ни было. Ни та ни другая не могут быть прочно обеспечены в условиях подстегиваемой США и НАТО гонки вооружений, практикуемой ими политики «с позиции силы». Такая политика — антипод курсу на обеспечение международной безопасности.

Древняя и современная история знает немало претендентов на то, чтобы стать сильнее всех, вершить делами мира. Известно, однако, к чему это приводило.

Опыт, доставшийся нынешнему поколению дорогой ценой, откристаллизовал другое, реальное представление о том, на какой основе должны строиться мир и безопасность. Это — отказ от угрозы силой или ее применения и мирное сотрудничество государств. Только на таком фундаменте, и ни на каком ином, может зиждиться мир.

Человечество давно переступило ту черту, за которой дальнейшее накопление и совершенствование ядерных вооружений не только опасно, но и бессмысленно. Бесперспективны в нынешних условиях расчеты кого-то на то, чтобы вырваться вперед, получить военное превосходство. Иллюзорна и надежда одержать победу в ядерной войне, какие бы ни выдвигались доктрины ведения такой войны, будь то глобальной или ограниченной, быстротечной или затяжной.

Об этом авторитетно и в один голос говорят ученые, компетентные военные и гражданские специалисты с мировым именем, исключая, конечно, тех, кто потерял честь и совесть или кого природа этим вовсе обделила.

В ядерный век необходимо политическое мышление, которое соответствовало бы его реальностям. И там, где в нем все еще превалируют такие категории, как «сила», «устрашение», «превосходство», на смену им должны прийти понятия «неприменение силы», «доверие», «равенство» и «одинаковая безопасность».

А ведь были попытки со стороны Картера проявить некоторую гибкость в поисках договоренностей по ограничению ядерного оружия. Не так давно он, когда являлся хозяином Белого дома, высказывал нечто такое, о чем, пожалуй, стоит рассказать.

Я прибыл к нему с поручением досогласовать некоторые вопросы по договору ОСВ-2. По окончании в общем успешной беседы, на которой присутствовали также государственный секретарь США Сайрус Вэнс и советский посол А. Ф. Добрынин, я сказал Картеру:

— Мы ведем переговоры с США, не вовлекая пока в учет ядерное оружие Англии и Франции. Но приближается время, когда это оружие необходимо будет учитывать. Ведь они — союзники США.

Картер ответил:

— Я вполне понимаю убедительность вашей точки зрения. Я и сам много думал об этом вопросе. Но, признаться, еще не пришел к определенному выводу о возможном его решении.

Это заявление имело важное значение, поскольку представители США до того времени не хотели и слышать о том, что ядерные средства Англии и Франции необходимо будет учитывать, чтобы соблюсти принцип равенства.

Если бы сегодня сделать с применением новейших технических средств фотографию, которая запечатлела бы размах военных приготовлений США и их союзников в масштабе нашей планеты, то открылась бы панорама, способная поразить каждого объективно мыслящего человека. Частокол ракет. Стратегические бомбардировщики. Армады боевых кораблей в морях и океанах. Сотни разбросанных по всему миру военных баз. Колоссальное скопление всех видов оружия.

Могут сказать: у вас, у Советского Союза, тоже есть оружие на земле, в воздухе, на воде и под водой. Мы отвечаем:

— Да, есть, но это — не наш выбор.

Вынужденная предпринимать ответные меры, наша страна делала это именно в ответ и лишь в том объеме, в каком требовали интересы ограждения собственной безопасности и безопасности ее друзей и союзников. Она никогда не стремилась и не стремится к превосходству, стоит за поддержание военного равновесия на возможно более низком уровне.

Следуя своему курсу, Вашингтон предпринял попытки девальвировать действующие и блокировать достижение новых советско-американских договоренностей в вопросах ограничения и сокращения вооружений, и в первую очередь ядерных.

При встречах с представителями рейгановской администрации неоднократно от имени Советского Союза приходилось делать обоснованный упрек по адресу Вашингтона:

— Что же получается? При администрациях Никсона, Форда и Картера пусть с трудностями, и немалыми, но было подписано несколько важнейших соглашений между нашими двумя державами. Так почему же нынешняя администрация не хочет идти по пути соглашений?

Курс Вашингтона, приведший к росту военной опасности в мире, породил обеспокоенность даже среди союзников США по НАТО. Некоторые из них прямо высказывают свое недовольство. Обострилось и чувство тревоги в широких слоях населения стран Запада, уже на протяжении ряда лет наблюдается волна антивоенного движения, не обошедшая и США.

Со всем этим за океаном не могли не посчитаться. Оттуда в изобилии стали раздаваться заверения о желании вести диалог с Москвой.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх