Загрузка...


Почему не удается снять угрозу?

Может показаться странным: ведущие деятели некоторых стран Запада в течение длительного времени почти не занимались проблемой разоружения. Возьмем, допустим, ФРГ. Уж кому-кому, а ее представителям, руководству страны, казалось бы, в первую очередь стоило бы думать о недопущении гонки вооружений и о разоружении. Думать и о том, как не допустить в Европе новой катастрофы.

Не один раз пытался я лично вовлечь бывшего министра иностранных дел ФРГ Вальтера Шееля в обсуждение вопросов о вооруженных силах и вооружениях государств. Но успеха не имел. Он выслушивал все внимательно. Иногда даже делал замечания, которые, думалось, выражают по крайней мере понимание нашей позиции. Но как только дело доходило до того, что ему надо что-то сказать по существу, он просто скользил по вопросам и уходил от их рассмотрения.

Фактически только два президента США — Никсон и Форд уделяли внимание на деле проблеме разоружения. И частично Картер, при котором реализовалась договоренность, достигнутая с президентом Фордом во Владивостоке в ходе его переговоров с Л. И. Брежневым.

Так в чем же дело? Почему все это происходит?

Напрашивается ответ: задающие тон в политике многих западных держав сторонники гонки вооружений, накопления ядерного оружия, милитаризации космического пространства проводят этот курс с целью силового давления на социалистические государства. Хотя должны были бы учитывать, что подобное средство уже не раз испытывалось в прошлом и терпело фиаско.

На что же они рассчитывают? Они либо верят в то, что в силу каких-то причин ядерная катастрофа не случится, либо считают, что если невозможно обеспечить существование мира в условиях только одной социальной системы, той, которую они признают, то будь что будет. Другими словами, либо господство капиталистической системы общества, либо пусть весь мир канет в пропасть.

Таким образом, по главному вопросу нашего времени на огромной мировой арене, куполом над которой является само небо, происходит борьба сил разной направленности. Однако, какой бы тяжелой ни была эта борьба, в качестве политического вектора этих сил выступают жизненные интересы народов. Сложившаяся обстановка толкает не к фатализму, не к признанию безысходности, а, напротив, к активной борьбе за будущее, тем более что силы мира более могучи, чем силы войны.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх