Загрузка...


Многие люди посвящают рыбалке всю свою жизнь, даже не сознавая того, что ры...

Многие люди посвящают рыбалке всю свою жизнь, даже не сознавая того, что рыба – вовсе не то, чего они на самом деле жаждут.

(- Генри Дэвид Торо)

Искра света

Как-то ночью, много лет назад, меня охватило глубокое отчаяние из-за любимой женщины, которую я на глазах терял. Мы были женаты вот уже шесть лет и жили в коттедже университетского городка Стенфорд. И вот так случилось, что моя жена увлеклась одним красивым теннисистом. Когда он впервые вошел к нам в дом, чтобы обсудить с ней какие-то учебные дела, её взгляд загорелся так, как уже давно не загорался для меня. Они засиделись допоздна, болтая, смеясь и не слыша ничего вокруг.

Я пошёл наверх и улёгся в кровать, но заснуть не удавалось. Я всё ждал, что жена вот-вот присоединится ко мне. Поднявшись около двух ночи, по-прежнему в одиночестве и вконец расстроенный, я напялил футболку, шорты и поплёлся к входной двери. Они все ещё сидели на диване, без умолку болтая о том о сём.

«Пойду погуляю», – пробормотал я, берясь за ключи от машины, в надежде, что жена проявит хоть толику беспокойства и попросит теннисиста уйти. Но она ничего не ответила.

Я сел в машину, и на меня накатил шквал эмоций покинутости, никчёмности, ревности и жалости к себе. «Слабак и идиот! – ругал я себя последними словами. – Почему ты не сказал этому нахалу, что пора бы и честь знать? Почему не встряхнул как следует жену и не сказал ей, что так нельзя поступать?». Но, с другой стороны, разве кому-нибудь дано контролировать симпатии ближнего своего?

Объятый тоской и унынием (я очень хорошо тогда ощутил, в каком состоянии сводят счёты с жизнью самоубийцы), я бесцельно гнал машину в ночь, заехав в итоге в какую-то рощу. И, заглушив мотор, уставился из окна на покрытую дождевыми лужами землю. Никакого отражения, лишь чернота без дна и поверхности. Я совершенно не знал, куда идти и что делать.

И тут ОНО произошло.

Боль не ушла. Обстоятельства ничуть не изменились. Но изменился я сам, в своём отношении к ним! Внезапно стало не важно, что происходит в моём уме среди бури эмоций. Болезненные чувства остались, но исчезло «я», нещадно мучимое ими. Будто мои мысли и эмоции уже ничего не значили, потеряв былой смысл, силу, влияние. Я стал свободен, существуя теперь не в моменте, а как момент.

В этом состоянии благодати, трансцендентного осознания, простирающегося за пределы личных передряг, я подумал о своей жене и её новом друге – и был ошеломлён сочувствием, испытанным к ним обоим и, и вообще, ко всем живым существам! Нет, то было куда больше, чем просто сочувствие, – то было глубочайшее сопереживание и ощущение единства всего и вся. Не стало меня, отделенного от других людей, деревьев, звёзд, неба…

Я начал смеяться, всё громче и громче, как будто вся жизнь оказалась космической шуткой, смысл которой наконец до меня дошёл. Если бы кто-нибудь увидел меня той ночью, оглушительно хохочущим в мокром от дождя леске, то наверняка принял бы за утратившего разум. Однако ирония заключалась в том, что впервые в жизни я почувствовал себя наконец полностью разумным. Я оглянулся вокруг – ночь, казалось, наполнилась светом, отражая свет внутри меня. Постепенно он рассеялся, и состояние ясной осознанности прошло, подобно всему в нашем мире.

Все последующие годы я не переставал искать испытанное чувство изначального единства и божественного совершенства. Я страстно возжелал света, как иной человек тоскует по возлюбленной. И оттого перепробовал различные медитации, прошёл многочисленные семинары и тренинги. Меня, конечно, посещали вдохновения – но ничего похожего на извечную простоту озарения в той ночной роще не случалось.

Однако тот опыт раскрыл саму возможность подобного и, как я верю, явился предвидением грядущей судьбы всего человечества. Он создал во мне страстное желание поделиться познанным. Сам поиск начал смещаться от того, что я могу получить, – к тому, что способен дать. Я знал: древние школы и религиозные традиции разработали собственные методы личностного и духовного роста (от йоги и медитации до молитвы), посему пришлось пуститься в путешествия, много читать и учиться. Но не ради себя, а чтобы разделить с другими обретённые дары. В итоге мне удалось найти искомые ответы, однако не в храмах Востока и эзотерических школах Запада, но здесь-и-сейчас, в прозе житейских будет.

Итогом того ночного озарения стало понимание: пиковые переживания рано или поздно блекнут, и если уж мне суждено сделать собственный вклад в прогресс человечества, тогда предстоит найти универсальный путь, без догматов и культурных ограничений. Мне нужно было отыскать путь, пусть и не такой ярко-памятный, как моё давнишнее переживание, но зато более явный и надёжный. Все знаки указывали на повседневность как духовную троку и… на Двенадцать врат пробуждения.


Двенадцать врат духовного пробуждения

Если бы человек никогда не страдал от боли и утрат, если бы смерть не поджидала его – возможно, он никогда не искал бы более глубокого понимания и не задавался вопросами о душе, грядущей участи или высшем смысле жизни. Но жизнь – щелчок пальцами Вечности – коротка, словно вспышка молнии. И потому человек вопрошает и задумывается.

Стезя нашей жизни, не уводя от борьбы за успех в материальном мире, постепенно выводит нас на путь духовного роста и самораскрытия. Одни ищут Дух в храмах и религиозных обрядах (не всегда его, однако, там находя). Другие – в бутылке (in vina veritas) или наркотиках, что приводит к ранней смерти или жизни в полубессознательном состоянии. А третьи ищут вдохновения в спорте или сексе. Но всегда, всё это время Дух ждёт, зовёт нас. Прямо здесь, прямо сейчас – в нашей с вами повседневности.

Как-то один человек написал мне: «Мне так хочется уделять больше времени духовной практике, но, сами понимаете, – жена, работа, дети…». Он, видно, ещё не осознал, что его семья и работа и есть духовная практика, причём куда труднее и благодатнее по результатам, чем медитирование на заснеженных гималайских пиках. Я зная, о чём говорю, поскольку за моими плечами – и то, и другое.

Будни жизни – лучшая духовная школа. По мере того как ваше отражение всё чётче обозначается в зеркале повседневности, вы глубже узнаёте и принимаете себя таким, каков вы есть. Учась на закономерных последствиях своих поступков – обретаете мудрость, столь нужную на пути личностного и духовного роста.

В бытность спортсменом, а позднее тренером по легкой атлетик, я научился разбивать путь к цели на очевидные, достижимые шаги – дабы отыскать качества, слагающие спортивный талант. Затем, уже на новом витке своего развития, я исследовал таким способом качества, ответственные за талант просветлённой жизни (смешав элементы психологии, этики, духовных принципов и практической мудрости). И составил полную карту территории личностного роста и повседневной просветленности.

Исходная предпосылка этой книги – эволюция человека (неважно, называем ли мы её личностным или духовным ростом). Что необходимо подразумевает прохождение Двенадцати врат, словно двенадцати основных предметов колледжа, по успешном завершении которого получаешь право трудиться по специальности.

Я решил, что число «двенадцать» как нельзя более здесь подходит. Ведь именно таково количество делений на циферблате часов, дюймов в футе, месяцев в году, дней празднования Рождества, знаков зодиака, подвигов Геракла, присяжных в суде, колен Израиля, ворот Иерусалима и учеников Христа. В каком-то смысле эти двенадцать учеников – метафора двенадцати дисциплин жизни, представленных в настоящей книге.

Внутренние практики, такие, как медитация, дыхательные техники, самоанализ, дают время от времени озарения и расширяют, конечно, наши возможности. Но самое полезное – это обучение гармонии во взаимоотношениях с близкими тебе людьми, опыт родительства и разрешения жизненных коллизий. Духовная практика начинается на земле, не на небесах. Двенадцать врат – это путь внутрь собственной души.

Когда люди задают абстрактные вопросы о времени, пространстве или реинкарнации, я неизменно спрашиваю в ответ, как у них обстоит дело с зарядкой, здоровой диетой, временем сна, добротой в отношении других, а также (если уж говорить о психотехниках) помнят ли они о необходимости время от времени делать глубокие и медленные вдохи-выдохи. Важно приблизить свой духовный поиск к «грешной» земле. Разумеется, ничего плохого в философских рассуждениях нет. Но давайте не будем ошибочно принимать концептуальные размышления за духовную практику. В конце концов, к чему нам знать, сколько пёрышек у ангелов в крыльях, если у нас никак не выходит с трудоустройством или все взаимоотношения терпят неизбежный крах? Что хорошего в том, чтобы молиться в подражание святому или медитировать как йог, если, открыв глаза, видишь, что всё осталось по-прежнему? Зачем посещать святые места в субботу и воскресенье, если уже в понедельник не хватает сострадания к ближнему?

Эта догадка осенила меня однажды утром, четверть века тому назад, когда я тихо сидел в медитации. Тут подошла моя трёхлетняя дочурка Холли и дернула за штанину, требуя к себе внимания. Я сердито прошипел в ответ: «Не трогай меня, я медитирую!». И тут же понял, что упустил главное во всей духовной практике: обнять собственную дочь в тот момент было куда важнее, чем повторять раз за разом мантру.


Цель: высвобождение внимания

Большинство из нас ощущают Бога (или Дух, эти термины для меня синонимы) как вдохновение. Каждый раз, когда чувствуешь себя возвышенно и вдохновенно, к тебе прикасается Дух. Фактически он объемлет и проникает в нас каждое мгновение жизни. Дух всегда есть, так же как Солнце всегда сияет в небе, даже если иногда и прикрыто со стороны земли облаками. И потому недостаток вдохновения в нашем с вами существовании – не от отсутствия Духа, а скорее от недостатка осознанности.

«Двенадцать врат Просветлённой Повседневности» поможет создать куда более цельную, плодотворную жизнь. Осознание, зарождённое этой книгой, устранит самовредительство, укрепит волю, улучшит здоровье, поможет создать финансовую стабильность, увеличит способность сопереживать и укажет, как создать более глубокие, исполненные настоящей любви взаимоотношения. Да, и ещё – обращаю внимание на этот серьёзный момент – разовьёт прекрасное чувство юмора. Однако считаете ли вы, что удовлетворительные взаимоотношения, солидный счёт в банке или хорошее здоровье – высшая цель жизни? Или есть нечто большее за всем этим?

Я полагаю, что есть. «Нечто большее» – это ваш эволюционный путь вверх по ступеням Двенадцати врат. Психолог Абрахам Маслоу однажды открыл, что человеку необходимо удовлетворить свои низшие потребности, прежде чем он сможет обратиться к удовлетворению высших (он назвал это самоактуализацией). Иными словами, пока мы заняты выживанием и собственной безопасностью, у нас недостаёт энергии и внимания для более высоких социальных и духовных забот.

По мере прохождения каждыми из врат высвобождается внимание, связанное низшими потребностями. И, становясь всё более свободным, воспаряет, подобно воздушному шару, на высшие уровни опыта. Жизнь, конечно, продолжит подкидывать вам задачки и трудности, но ваше восприятие и осознанность станут яркими и чистыми.

Итак, главная цель каждых врат: высвободить внимание, чтобы мы стали способны видеть дух повсюду, каждый день, в любом человеке и явлении.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх