Загрузка...


Глава 21. Агрессия


Создается впечатление, что наше поведение по отношению друг к другу становится все более деструктивным. Хотя не сбылось предсказание Вуди Аллена, что «к 1990 году преобладающей формой социального взаимодействия будет киднеппинг», но картины насилия 90-х годов ужаснули людей во всем мире. В США, где увеличение количества полицейских и экономический подъем 90-х годов привели к некоторому спаду преступности, в сводках сообщается, что число ежегодно совершаемых преступлений достигает одного миллиона. На вооружение и содержание армии в мире расходуется 1,4 миллиона долларов в минуту - и это деньги, которые можно было бы потратить на самые острые нужды современности: на борьбу с голодом, на образование, на защиту окружающей среды.

Согласно социальным психологам, агрессия - это поведение, нацеленное на то, чтобы принести вред другому. Сюда не относятся дорожно-транспортные происшествия, причинение боли во время лечения зубов, а также непреднамеренные столкновения на тротуарах. Под это определение попадают рукоприкладство, прямые оскорбления и даже насмешки, если они произносятся в недоброжелательном тоне или при вспышке эмоций. Когда жители Ирака уничтожали жителей Кувейта, вторгаясь в их страну, а союзники убили 100 000 иракцев, изгоняя их из Кувейта, мотивы действий можно назвать инструментальными - это был простой путь захватить территорию, но их поведение тем не менее было агрессивным.


Биологические факторы


Философы долго спорили, кем человек является по своей природе: добродушным и покладистым «благородным дикарем» или, в основном, неуправляемым, импульсивным животным? Первое представление, обычно связываемое с философом Жан-Жаком Руссо, возлагает вину за социальное зло не на человеческую природу, а на общество. Второе представление, которое, в свою очередь, связывают с философом Томасом Гоббсом (Thomas Hobbes, 1588-1679), рассматривает социальные ограничения как необходимые для обуздания животных проявлений человеческой натуры, нуждающейся в строгом контроле. В нашем столетии взгляды Гоббса о том, что агрессивные побуждения являются врожденными и потому неизбежными, разделяли Зигмунд Фрейд и Конрад Лоренц.

Фрейд, основатель психоанализа, полагал, что источник человеческой агрессии - это переориентирование энергии примитивного влечения к смерти (которое он называл «инстинктом смерти») на других. Лоренц, изучавший поведение животных, рассматривал агрессию скорее как адаптивное, а не как саморазрушительное поведение. Но оба ученых единодушны в том, что агрессивная энергия имеет инстинктивную природу. По их мнению, если она не находит разрядки, то накапливается до тех пор, пока не взрывается или пока подходящий стимул не выпустит ее наружу, как мышь из мышеловки. Лоренц (1976), несмотря на свою занятость, принимал участие в обсуждении на тему, обладает ли человек врожденными механизмами торможения агрессии (теми, что делают нас беззащитными). Его пугала вооруженность «бойцовским инстинктом» без наличия средств его торможения.

Идея считать агрессию инстинктом подтвердила свою полную несостоятельность тогда, когда перечень всевозможных человеческих инстинктов вырос до того, что начал охватывать едва ли не все мыслимые действия человека. К тому же ученые уже начали отдавать себе отчет в том, как сильно поведение варьируется от одного человека к другому и от одной культуры к другой. Очевидно, что физиологические факторы воздействуют на наше поведение столь же успешно, как и воспитание - на наш характер. Наши переживания взаимосвязаны с нашей генетически выстроенной нервной системой.


Влияние нервной системы


Агрессия представляет собой сложный поведенческий комплекс, в человеческом мозге нет никакого «центра контроля агрессии». Однако ученые обнаружили - и у животных, и у человека - участки нервной системы, отвечающие за проявление агрессии.

При активации этих структур мозга враждебность возрастает; дезактивация ведет к уменьшению враждебности. Вот почему даже самых кротких животных можно привести в ярость, а самых свирепых - укротить.

В одном из экспериментов исследователи вживили электрод в мозг доминирующей обезьяны - в область, отвечающую за торможение агрессии. Получив в свое распоряжение пульт дистанционного управления, маленькая обезьяна научилась нажимать на кнопку, активирующую электрод, всякий раз, когда обезьяна-тиран начинала вести себя угрожающе. Активация мозга проявляется и у людей. Так, после безболезненной для пациентки электростимуляции миндалевидного тела (участок коры головного мозга) она пришла в ярость и вдребезги разбила о стену свою гитару. Лишь случайно она промахнулась и потому не повредила голову психиатру (Moyer, 1976, 1983).


Генетические факторы


Наследственность влияет на чувствительность нервной системы к возбудителям агрессии. Хорошо известно, что некоторых животных разводят с расчетом использования их агрессивности. Иногда это делается из практических соображений (разведение бойцовых петухов), иногда преследуются научные цели. Кирсти Лагерспец (Kirsti Lagerspetz, 1979), финский психолог, взяла обычных мышей-альбиносов и разделила их на две группы: на агрессивных и неагрессивных. Повторив эту процедуру в 26 поколениях, она получила один помет невероятно свирепых мышей, а другой - исключительно спокойных.

Точно так же агрессивность варьируется и у приматов, и у людей (Asher, 1987; Olweys, 1979). Наш темперамент - то, насколько мы восприимчивы и реактивны, - частично дается нам от рождения и зависит от реактивности нашей симпатической нервной системы (Kagan, 1989). Опрошенные по отдельности монозиготные близнецы (с идентичным генотипом) чаще, чем дизиготные (генотипы которых отличаются, как у обычных братьев и сестер), высказывали сходное мнение о степени своей «горячности» (Rushton others, 1986).


Биохимические факторы


Химический состав крови - еще один фактор, влияющий на чувствительность нервной системы к стимуляции агрессии. И лабораторные эксперименты, и сведения, поступающие из полицейских участков, показывают: людей в состоянии алкогольного опьянения гораздо легче спровоцировать на агрессивное поведение (Taylor Leonard, 1983; Bushman Cooper, 1990; Bushman, 1993; Taylor Charmack, 1993). Люди, виновные в совершении насилия, часто: 1) злоупотребляют алкоголем; 2) становятся агрессивными на фоне интоксикации (White others, 1993).

В экспериментальных условиях испытуемые, находящиеся в состоянии интоксикации, посылают более сильные разряды электрического тока «наказуемым». В реальном мире под воздействием алкоголя совершается почти половина преступлений, связанных с насилием, в том числе и сексуального характера (Abbey others, 1993, 1996; Seto Barbaree, 1995). В 65 случаях из 100 убийца и/или его жертва принимали алкогольные напитки (American Psychological Association, 1993). Алкоголь усиливает агрессивность, снижая у человека уровень вменяемости, ослабляя способность предвидеть последствия совершаемых действий (Hull Bond, 1986; Steele Southwick, 1985). Алкоголь затушевывает индивидуальность и снимает запреты.

Существуют и другие биохимические влияния; так, высокий уровень сахара в крови может повысить агрессивность человека. Хотя гормональное влияние ярче проявляется у животных, чем у людей, препараты, понижающие уровень тестостерона у мужчин, склонных к насилию, ослабляют их агрессивные наклонности. После достижения 25-летнего возраста уровень содержания тестостерона в крови мужчин понижается, параллельно уменьшается и количество «насильственных» преступлений.

У заключенных, осужденных за неспровоцированные насильственные действия, уровень тестостерона обычно выше, чем у заключенных, совершивших преступления, не связанные с насилием (Dabbs, 1992; Dabbs others, 1995, 1997). Также замечено, что среди нормальных подростков и взрослых мужчин те, у кого уровень тестостерона выше, более склонны к делинквентному поведению, наркотической зависимости и агрессивным проявлениям в ответ на провокацию (Archer, 1991; Dabbs Morris, 1990; Olweus others, 1988). Тестостерон можно сравнить с энергией батарей. Повышенный расход портативных батарей плейера не заставит его играть быстрее, в то время как при маломощных батареях плейер будет играть заметно медленнее.

Итак, существуют биологические, генетические и биохимические факторы, способствующие возникновению агрессии. Но быть может, агрессия является настолько значительной и неотъемлемой частью человеческой природы, что превращает мирные отношения в просто несбыточную мечту? Американская психологическая ассоциация и Международный совет психологов, объединившись с другими общественными организациями, единодушно одобрили заявление, разработанное многонациональным коллективом ученых (Adams, 1991), в котором говорится: «С точки зрения науки некорректно заявлять, что война и вообще поведение, связанное с насилием, генетически заложено в человеческой природе и что войны вызываются "инстинктом" - то есть, в конечном счете, имеют какую-то одну простую мотивацию». Как мы увидим далее, существуют реальные способы ослабления человеческой агрессии.


Психологические факторы


Фрустрация и агрессия


Теплый вечер. Уставший и томимый жаждой после двух часов занятий, вы берете взаймы у приятеля немного мелких монет и торопливо идете к ближайшему автомату с надписью «Прохладительные напитки». Пока автомат глотает мелочь, вы уже почти ощущаете вкус холодной, освежающей колы. Но вот кнопка нажата - и ничего не происходит. Вы снова нажимаете. Затем щелкаете по кнопке возврата монет. Опять ничего. Тогда вы уже начинаете колотить по всем кнопкам без разбора и со всей силой трясете автомат. И вот с неутоленной жаждой вы плететесь назад, к своим учебникам. Стоит ли вашему соседу по комнате поостеречься вас? Возрастет ли вероятность того, что вы скажете или сделаете ему что-нибудь неприятное?

Согласно одной из первых психологических теорий агрессии, ответ будет: «Да, хорошо бы ему поостеречься». «Фрустрация всегда ведет к проявлению агрессии»,- писали Джон Доллард и его коллеги (John Dollard others, 1939, p. 1). Фрустрация - это все, что препятствует достижению цели (в том числе и неисправный автомат с надписью «Прохладительные напитки»). Фрустрация усиливается, когда наша целеустремленность имеет очень сильную мотивацию, когда мы ожидаем получить удовлетворение, но это блокируется.

Как показано на рис. 21-1, энергия агрессии необязательно направляется на причину, ее вызвавшую. Постепенно мы обучаемся подавлять желание прямого возмездия, особенно когда несдержанность может повлечь за собой неодобрение или даже наказание со стороны окружающих. Вместо прямого ответа мы переносим наши враждебные чувства на более безобидные мишени. Именно о таком смещении идет речь в старом анекдоте о муже, который бранит жену, которая вопит на сына, который пинает собаку, которая кусает почтальона.


[Подстрекательство к агрессии, Агрессия направленная вовне, Прямое выражение агрессии, Фрустрация (цель), Другие возможные реакции (например, уход), Агрессия, направленная внутрь (например, суицид), Смещенная агрессия]

Рис. 21-1. Классическая теория фрустрации-агрессии. Фрустрация создает мотивацию для проявления агрессии. Страх наказания или осуждения за агрессию, направленную непосредственно на первопричину фрустрации, может обусловить перенос агрессивного удара на другую мишень или даже на себя самого (по данным Dollard others, 1939; Miller, 1941).


Лабораторные испытания теории фрустрации-агрессии дали смешанные результаты: иногда фрустрация усиливала агрессивность, иногда - нет. Например, если причины фрустрации были вполне понятны, как в одном из экспериментов Юджина Бернстайна и Филипа Уорчела (Eugene Bumstein Philip Worchel, 1962), где ассистент экспериментатора часто прерывал процесс группового решения проблем, так как у него постоянно выходил из строя слуховой аппарат (а не просто потому, что он был невнимателен), фрустрация не приводила ни к раздражению, ни к агрессии.

Поняв, что в своем первоначальном виде теория преувеличивает значение связи фрустрации и агрессии, Леонард Берковиц (Leonard Berkowitz, 1978, 1989) пересмотрел ее. Он выдвинул предположение, что фрустрация вызывает раздражение и эмоциональную готовность реагировать агрессивно. Человек раздражается в большей степени, если тот, кто вызвал у него фрустрацию, имел возможность действовать иначе (Averill, 1983; Weiner, 1981). Человек, испытывающий фрустрацию, скорее набросится на обидчика, когда его провоцируют на это. Иногда пробка, с трудом сдерживающая гнев, вылетает из горлышка и без провокации. Однако в любом случае стимулы, ассоциирующиеся с агрессией, усиливают агрессию (Carlson others, 1990).

Берковиц (1968, 1981, 1995) и другие исследователи обнаружили, что подобным стимулом является находящееся в поле зрения оружие. В одном из экспериментов дети после забав с игрушечным оружием с большей готовностью разрушали постройку из кубиков, сделанную чужими руками. В другом эксперименте рассерженные студенты Висконсинского университета посылали своему «обидчику» электрические разряды большей силы, когда в поле их зрения находились винтовка или револьвер (предположительно оставленные по недосмотру после предыдущего эксперимента), чем в том случае, когда «случайно оставленными предметами» были ракетки для бадминтона (Berkowitz Le Page, 1967). Вот почему Берковиц нисколько не удивился, когда узнал, что половина всех убийств в США совершается с помощью личного огнестрельного оружия и что если дома хранится оружие, то с большей вероятностью будет убит кто-то из числа домашних, а не незваный гость. «Оружие не только позволяет совершить преступление,- говорит Берковиц, - оно может также подтолкнуть к совершению преступления. Палец тянется к курку, но и курок тянется к пальцу».

Не удивил Берковица и тот факт, что в тех странах, где запрещено ношение огнестрельного оружия, отмечается меньшее количество убийств. В Англии вчетверо меньше населения, чем в Соединенных Штатах, и в шестнадцать раз меньше убийств. В Соединенных Штатах совершается 10 000 убийств с помощью огнестрельного оружия в год, в Англии - около десяти. В Ванкувере (Британская Колумбия) и в Сиэтле (Вашингтон) одинаковые численность населения, климат, экономика и уровень преступности. Однако в Ванкувере, где строго ограничено приобретение огнестрельного оружия, убийств, совершенных с помощью огнестрельного оружия, в пять раз меньше, чем в Сиэтле, и потому общее количество убийств на 40 % ниже (Sloan others, 1988). После того как в Вашингтоне был принят закон, ограничивающий права на владение огнестрельным оружием, количество убийств, совершенных там с его применением, и количество самоубийств резко сократилось, примерно на 25 %. Изменения не коснулись ни других способов убийства и самоубийства, ни соседних районов, на которые этот закон не распространялся (Loftin others, 1991).

Оружие не только провоцирует агрессию, но и создает психологическую дистанцию между агрессором и его жертвой. Как было показано в работах Милграма, посвященных изучению подчинения, пространственная удаленность от жертвы облегчает проявление жестокости. Можно убить ножом, но это труднее и случается реже; куда легче совершить убийство, когда ты просто нажимаешь на курок, находясь на значительном расстоянии от жертвы.


Агрессия: процесс научения


Теории агрессии, базирующиеся на понятиях инстинкта и фрустрации, предполагают, что враждебные побуждения выплескивают наружу внутренние эмоции, которые естественным образом «выталкивают» агрессию изнутри на поверхность. Социальные психологи считают, что, кроме того, человек обучается сам «выталкивать» свою агрессию наружу.


Плоды агрессии


На собственном опыте и наблюдая за другими, мы начинаем понимать, что агрессивность может приобретаться. В экспериментальных условиях послушные животные превращались в свирепых драчунов; с другой стороны, повторяющиеся поражения ведут к формированию покорности судьбе (Ginsburg Alice, 1942; Kahn, 1951; Scott Marston, 1953).

И мы также начинаем понимать, что агрессия может поощряться и вознаграждаться. Ребенок, который своими агрессивными действиями с успехом запугивает других детей, становится все более агрессивным (Patterson others, 1967). Агрессивные хоккеисты - те, кто чаще всего сидит на штрафной скамье из-за грубой игры,- приносят своей команде больше очков, чем неагрессивные игроки (McCarthy Kelly, 1978a, 1978b). Канадские хоккеисты-юниоры, чьи отцы одобряют грубую игру, демонстрируют более агрессивный стиль игры (Ennis Zanna, 1991). В этих случаях агрессия является инструментом получения определенного вознаграждения.

Коллективное насилие тоже может быть доходным делом. После мятежа в окрестностях Либерти-Сити в Майами президент Картер прибыл туда, чтобы лично заверить жителей в том, что он заинтересован в скорейшем оказании им федеральной помощи. В результате бунта в Детройте в 1967 году автомобильная компания Форда увеличила количество наемных рабочих из национальных меньшинств, что дало повод актеру-комику Дику Грегори пошутить: «Прошлым летом огонь подошел слишком близко к заводу Форда. Не подпали своих мустангов, бэби». Когда в 1985 году участились мятежи в Южно-Африканской Республике, правительство аннулировало законы, запрещающие смешанные браки, предложило восстановить «гражданские права» черного населения (за исключением права голоса), а также упразднило ненавистные пропуска, с помощью которых осуществлялся контроль за перемещениями чернокожих. Дело здесь не в том, что люди сознательно планируют беспорядки, полагаясь на их инструментальную ценность, а в том, что иногда агрессия хорошо оплачивается. Во всяком случае, она привлекает внимание.

То же самое верно и в отношении террористических актов, посредством которых не обладающие влиянием и властью люди завладевают всеобщим вниманием. «Убей одного - устрашишь десять тысяч», - уверяет древняя китайская поговорка. В наше время всемирных коммуникаций убийство одного человека может напугать 10 миллионов, как это случилось в 1985 году, когда серия терактов унесла жизни 25 американцев. Это посеяло в сердцах путешественников больший страх, чем 46 000 смертей, произошедших в результате дорожных аварий. Вспомним также взрыв бомбы, разрушившей федеральное здание в Оклахоме в 1995 году,- он оглушил буквально всю Америку. Если лишить терроризм того, что Маргарет Тэтчер назвала «кислородом гласности», он определенно пошел бы на убыль, заключает Джеффри Рубин (Jeffrey Rubin, 1986). Тут вспоминаются инциденты, имевшие место в 70-х годах, когда на экранах телевизоров в течение нескольких секунд мелькали голые болельщики, вихрем проносившиеся по футбольному полю. Как только работники телевещания решили игнорировать подобные случаи, они сразу же прекратились.


Научение через наблюдение


Альберт Бандура (Albert Bandura) разработал теорию социального научения. Он был убежден в том, что мы учимся проявлять агрессию не только потому, что это выгодно,- мы также перенимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми. Как и большинство других социальных навыков, мы усваиваем агрессивную манеру поведения, наблюдая за действиями окружающих и отмечая последствия этих действий.

По мнению Бандуры (1979), повседневная жизнь постоянно демонстрирует нам модели агрессивного поведения в семье, субкультуре и средствах массовой информации. Дети, чьи родители часто прибегают к наказанию, обычно используют такие же агрессивные формы поведения в отношениях с окружающими. Родители добиваются от детей послушания с помощью окриков, шлепков и подзатыльников и таким образом преподают урок агрессии как метод решения проблем (Ratterson others, 1982). Очень часто таких родителей самих в детстве подвергали физическим наказаниям (Bandura Walters, 1959; Strans Gelles, 1980). Хотя большинство детей, испытавших на себе жестокое обращение взрослых, не становятся в дальнейшем преступниками или жестокими родителями, 30 % из них все же злоупотребляют наказаниями своих детей: они наказывают их вчетверо чаще, чем среднестатистический родитель (Kaufman Zigler, 1987; Widom, 1989). Внутри семьи часто насилие ведет к насилию.

Социальная среда за пределами дома предоставляет широкий выбор агрессивных моделей поведения. В сообществах, где мужской стиль «мачо» вызывает восхищение, агрессия с готовностью передается новому поколению (Cartwright, 1975; Short, 1969). Окрашенная насилием субкультура подростковых банд демонстрирует подросткам образцы агрессивного поведения. В таких видах спорта, как футбол, за проявлением насилия на игровом поле в большинстве случаев следуют проявления насилия среди болельщиков (Goldstein, 1982).

Ричард Нисбетт (Richard Nisbett, 1990, 1993) и Дав Кохен (Dov Cohen, 1996) изучали влияние субкультуры, используя данные о проявлениях насилия в городах на юге Америки, населенных потомками шотландско-ирландских пастухов, в культурной традиции которых придавалось особое значение «мужской чести» и агрессивной защите своих стад. Среди тех, кто унаследовал эту культуру, сегодня наблюдается втрое большее количество убийств по сравнению с убийствами среди белого населения в городах Новой Англии, заселенных благовоспитанными и порядочными пуританами, квакерами и потомками голландских сельских мастеровых. Культурные наследники пастухов более одобрительно относятся к детским дракам, чаще становятся активными сторонниками военных инициатив и выступают за приобретение личного оружия.

Итак, люди сталкиваются с агрессивностью и на собственном опыте, и при пассивном наблюдении агрессивных моделей поведения. Но в каких ситуациях приобретенные ими навыки получают практическую реализацию? Бандура утверждает (1979), что агрессивные действия мотивированы разнообразными аверсивными переживаниями - фрустрацией, болью, оскорблениями.

Аверсивное переживание вызывает у нас эмоциональное возбуждение. Но то, будем мы вести себя агрессивно или нет, зависит от ожидаемых последствий проявления насилия. Агрессия более вероятно проявится тогда, когда мы возбуждены и когда агрессивные действия кажутся нам безопасными и сулят определенную выгоду.


Влияние внешней среды


Теория социального научения предлагает перспективу, которая поможет нам определить факторы, влияющие на агрессию. В каких условиях мы проявляем агрессию? Что извне запускает механизм наших агрессивных реакций?


Боль


Исследователь Натан Эзрин (Nathan Azrin) однажды поставил следующий эксперимент: лапы крыс - через прикрепленные электроды - подвергались болезненным ударам электрического тока. Эзрин планировал включать ток, а затем, как только крысы приблизятся друг к другу, прекращать подачу болевых импульсов, с тем чтобы выяснить: явится ли это подкреплением их позитивного взаимодействия? К его огромному удивлению, эксперимент провести не удалось, так как стоило только крысам почувствовать боль, и они сразу же нападали друг на друга - еще до того, как экспериментатор успевал выключить ток. Чем сильнее был разряд, соответственно и болевые ощущения, тем более яростным было нападение.

Верно ли это только в отношении крыс? Исследователи обнаружили, что особи самых разных животных, подвергавшихся вышеописанному болевому воздействию, проявляют друг к другу тем большую жестокость, чем сильней вызванные у них болевые ощущения.

Эзрин (1967) сообщил, что атакующее поведение в ответ на боль имеет место

«у многих разновидностей крыс. Также мы обнаружили, что разряд тока вызывал подобные атаки, когда пары особей одного вида были заперты в одной клетке. Это касается некоторых разновидностей мышей, хомяков, опоссумов, енотов, мартышек, лис, нутрий, кошек, черепах, обезьян, хорьков, белок, бойцовых петухов, крокодилов, речных раков, амфибий и различного рода змей: боа-констриктора, гремучих змей, коричневого щитомордника, черной змеи и др. Нападение как ответ на электрический разряд отчетливо прослеживается у самых разных животных. У всех исследуемых видов животных атакующая реакция на болевую стимуляцию наблюдалась практически всегда и была мгновенной; у крыс, к примеру, она возникала «с быстротой нажатия кнопки»».

Животные крайне неразборчивы в выборе мишеней. Они могут нападать на представителей своего же вида, на других животных, на матерчатых кукол и даже на теннисные мячи.

Ученые варьировали и источники боли. Они обнаружили, что атака может быть спровоцирована не только разрядами электрического тока, но также и сильной жарой, и «психологической болью». Например, когда голодные голуби, выдрессированные получать вознаграждение в виде зерен после того, как постучат клювом по специальному диску, ничего в ответ не получали, это вызывало у них такую же реакцию, как и удары тока. «Психологическая боль» - это, конечно, то же самое, что мы называем фрустрацией.

Боль повышает агрессивность и у людей. Многие из нас могут припомнить свою реакцию, которую у нас вызывал неожиданный и сильный ушиб большого пальца ноги или мучительная головная боль. Леонард Берковиц и его сотрудники продемонстрировали возникновение агрессивной реакции, предложив студентам Висконсинского университета подержать одну руку либо в чуть теплой, либо в холодной до боли воде. Те, кто опускал руку в ледяную воду, сообщали о растущем раздражении и досаде и о том, что буквально готовы были осыпать проклятиями соседа, издававшего неприятные звуки. Полученные результаты позволили Берковицу (1983, 1989) сделать вывод, что не фрустрация, а скорее аверсивная стимуляция является основным спусковым механизмом враждебной агрессии. Фрустрация определенно представляет собой один из важнейших источников неприятных ощущений. Но любое аверсивное событие, будь то несбывшееся ожидание, личное оскорбление или физическая боль, может привести к эмоциональному взрыву. Даже мучительное депрессивное состояние повышает вероятность проявления агрессивности.


Жара


Некомфортность окружающей обстановки также может вызвать агрессию. Отвратительные запахи, табачный дым, загрязнение воздуха - все это может быть связано с агрессивным поведением (Rotton Frey, 1985). Наиболее изученным раздражителем среды является жара. Уильям Гриффит (1970; Griffitt Veitch, 1971) обнаружил, что по сравнению со студентами, заполнявшими анкеты в помещении с нормальной температурой воздуха, те, кто делал это в слишком душной комнате (с температурой выше 32 °С), чаще говорили о том, что они чувствовали себя усталыми, агрессивными; кроме того, они более враждебно реагировали на появление посторонних. Дальнейшие эксперименты показали, что жара также провоцирует проявления мстительности (Bell, 1980; Rule others, 1987).

Приводит ли утомляющая жара к повышению агрессивности в реальных условиях так же, как в лабораторных? Обратимся к статистике.

- В период между 1967 и 1971 годами массовые беспорядки в 79 городах Соединенных Штатов Америки чаще имели место в жаркие, а не в холодные дни.

- В жаркую погоду повышается вероятность преступлений, связанных с насилием. Это подтвердилось в Де-Мойне (Cotton, 1981), Дейтоне (Rotton Frey, 1985), Хьюстоне (Anderson Anderson, 1984), Индианаполисе (Cotton, 1986), Далласе (Harries Stadler, 1988), Миннеаполисе (Cohn, 1993).

- Наибольшее количество преступлений, связанных с насилием, совершается не только в жаркие дни, но и в жаркое время года, в жарких, душных городах и наиболее жарких районах Западной Европы (Anderson Anderson, 1996; Anderson Anderson, 1998). Если действительно, как говорят, нас ждет существенное потепление климата, то по предсказаниям Крега Андерсона, Бреда Бушмана и Ралфа Грума (Craig Anderson, Brad Bushman Ralph Groom, 1997) в середине двадцать первого века только в одних Соединенных Штатах ежегодно будет совершаться не менее 115 000 серьезных правонарушений.

- В засушливом Финиксе (Аризона) водители автомобилей, не оснащенных кондиционерами, чаще сигналят сбавляющим скорость машинам (Kenrick MacFarlane, 1986).

- На соревнованиях высшей лиги по бейсболу, проходивших с 1986 по 1988 годы, игры, проходившие при температуре воздуха 32 °С, были намного жестче и агрессивнее по сравнению с играми, проходившими при температуре ниже 26 °С. (Reifman others, 1991). Игроки в этих матчах шли просто напролом.


Атакующее поведение


Атаки или оскорбления со стороны другого человека являются необычайно сильным возбудителем агрессии. Эксперименты, проведенные в Кентском государственном университете Стюардом Тейлором (Taylor Pisano, 1971), в Вашингтонском государственном университете Харольдом Денгенринком (Dengenrink Myers, 1977) и в Осакском университете Кенники Обуки и Тосихиро Камбара (Kennichi Ohbuchi Toshihiro Kambara, 1985), подтвердили, что преднамеренное оскорбление или причинение боли порождают ответную атаку, вызванную жаждой отомстить. В большинстве упомянутых исследований один из участников эксперимента соревновался с другим на скорость реакции. После каждой серии испытаний победитель назначал, какова будет сила электрических разрядов в наказание проигравшему. Были ли победители милосердны к побежденным, учитывая, что их роли постоянно менялись? Ничего подобного. Чаще всего действовал принцип «око за око, зуб за зуб».


Скученность


Скученность - субъективное ощущение нехватки пространства - является еще одним фактором стресса. Давка на задней площадке автобуса, автомобильные пробки или чрезмерное количество жильцов в комнате студенческого общежития создают ощущение неконтролируемости ситуации (Baron others, 1976; McNeel, 1980). Может ли это способствовать проявлению агрессивности?

Стресс, испытываемый животными в перенаселенном замкнутом пространстве, повышает уровень агрессивности (Calhoun, 1962; Christian others, I960). Конечно, между крысами в клетке, оленями на острове и людьми в большом городе существует заметная разница. И все же, несомненно, в густонаселенных городах происходит большее количество преступлений и люди там испытывают больший эмоциональный дистресс (Fleming others, 1987; Kirmeyer, 1978). Жители густонаселенных городов, в отличие от жителей городов с меньшим населением, чаще испытывают страх. Уровень преступности в Торонто в четыре раза выше, чем в Гонконге. Но гораздо больший процент жителей Гонконга - их в четыре раза больше, чем жителей в Торонто - сообщают о том, что они боятся выходить на улицу (Gifford Peacock, 1979).


Ослабление агрессии


Мы познакомились с теорией инстинктов, теорией фрустрации-агрессии и теорией социального научения, а также тщательно исследовали факторы, способствующие возникновению агрессии. Так каков же итог? Можем ли мы каким-то образом уменьшить агрессию? Каковы способы осуществления контроля над агрессией? Что говорят об этом теория и проведенные исследования?


Катарсис


«Молодых нужно учить, как давать выход своему гневу»,- настоятельно рекомендует Энн Лендерс (Ann Landers, 1969). «Если человека распирает от ярости, нужно отыскать клапан. Мы должны дать ему возможность спустить пары», - вторит ей известный психиатр Фриц Перлз (Fritz Peris, 1973). Оба утверждения опираются на «гидравлическую модель»: накопленная агрессивная энергия, подобно воде, сдерживаемой плотиной, неудержимо стремится вырваться наружу.

Концепцию катарсиса обычно приписывают Аристотелю. Хотя Аристотель на самом деле ничего не говорил об агрессии, он утверждал, что мы можем очищаться от гнетущих эмоций, «проживая» их, и что созерцание классических трагедий позволяет нам испытать катарсис (очищение). Он считал, что эмоциональное возбуждение несет эмоциональную разрядку (Butcher, 1951). Позже гипотеза катарсиса была расширена и стала включать в себя эмоциональную разрядку, достигаемую не только посредством созерцания драматических произведений, но также путем вызывания в памяти и «проживания» заново прошлых событий, через внешнее выражение эмоций и через различные действия.

Очищение благотворно и для души, и для тела. Даже выражение гнева может на время успокоить нас, если после этого не останется чувства вины или тревоги из-за возможности возмездия (Geen Quanty, 1977; Hokanson Edelman, 1966). Но продолжительный гнев скорее всего породит новый гнев. Например, Роберт Армс (Robert Arms) и его коллеги сообщают, что канадские и американские поклонники футбола, борьбы и хоккея ведут себя более враждебно после соревнований, чем до них (Arms others, 1979; Goldstein Arms, 1971; Russell, 1983). Даже война, и та, по-видимому, не дает очищения от агрессивных чувств. Статистика показывает, что после войны количество убийств обычно резко повышается (Archer Gartner, 1976).

Эксперименты подтверждают то же самое: агрессия ведет к усилению агрессии. Эббе Эббесен и сотрудники (Ebbesen others, 1975) побеседовали со 100 инженерами и техниками вскоре после получения ими предупреждений о возможном сокращении. Некоторым задавались вопросы, которые давали возможность высказать все, что они думают о своем работодателе или непосредственном начальнике, например, такой вопрос: «Вспомните случаи, когда компания явно несправедливо обходилась с вами». После интервью опрашиваемые заполняли анкету, где им предлагалось отметить те штрафные санкции, которых, по их мнению, заслуживает компания и начальство. Позволила ли предшествовавшая этому возможность «спустить пары» уменьшить уровень агрессии? Напротив, враждебность возросла. Выражение враждебности приводит к усилению враждебности.

Не правда ли, в этом есть что-то знакомое? Вспомните, в главе 9 мы говорили, что акты жестокости порождают жестокое отношение. Более того, как мы убедились в процессе анализа экспериментов Стенли Милграма, слабая выраженность агрессивного действия может приводить к тому, что совершивший его человек откажется видеть в своем поступке что-либо предосудительное. Люди умаляют достоинства своих жертв, оправдывая тем самым свое агрессивное поведение. Если злобу удается выместить с первого раза, напряжение действительно спадает, в противном же случае сдерживающие начала ослабевают.

И все-таки, должны ли мы сдерживать агрессию и агрессивные побуждения? Молча дуться вряд ли более эффективно, чем срывать свой гнев на окружающих, потому что в таком случае мы все равно продолжаем проигрывать в памяти свои обиды, мысленно ведя диалог с обидчиком. К счастью, существуют неагрессивные способы выразить чувства и сообщить другим о том, как их поведение повлияло на нас. Нужно просто заменить разоблачительные высказывания, начинающиеся с местоимения «ты», на высказывания, начинающиеся с местоимения «я», например: «Я зол!» или «Когда ты так говоришь, я раздражаюсь». В этом случае вы выразите свои чувства так, что другому человеку будет легче отреагировать на них позитивно (Kubany others, 1995). Можно быть напористым без агрессии.


Подход с позиций социального научения


Если агрессивное поведение приобретается в процессе научения, то есть надежда, что его можно контролировать. Рассмотрим вкратце факторы, способствующие возникновению агрессии, и подумаем, каким образом им можно противостоять.

К выражению враждебной агрессии толкают различные аверсивные переживания, такие, как фрустрация ожиданий и оскорбление личности. Так что лучше всего не забивать людям головы несбыточными мечтами и напрасными надеждами. Инструментальную агрессию обусловливает предвкушаемый положительный баланс между вознаграждением и издержками. Значит, мы должны поощрять в детях стремление к сотрудничеству и неагрессивное поведение. В проводившихся экспериментах дети становились менее агрессивными, когда их агрессивное поведение игнорировалось, а неагрессивное подкреплялось (Hamblin others, 1969).

А вот эффективность наказаний весьма ограничена. В большинстве случаев смертоносные агрессивные действия были импульсивными и резкими - следствием ссоры, оскорбления или жестокого нападения. Таким образом, мы должны упреждать агрессию, не дожидаясь, пока она возникнет. Мы должны учиться неагрессивным стратегиям решения конфликтов. Если бы смертоносные агрессивные действия были холодными и инструментальными, мы могли бы надеяться на то, что, позволив преступнику выдать свои агрессивные намерения, а затем наглядно наказав его, мы отпугнули бы других от совершения преступлений. Если бы все так и происходило, то в тех штатах, где в ходу смертная казнь, совершалось бы меньшее количество убийств по сравнению со штатами, где смертная казнь отменена. Но в нашем мире все происходит совсем не так (Costanzo, 1998).

Если мы хотим мира, нам необходимо формировать и поощрять отзывчивость и стремление к сотрудничеству с раннего возраста. Может быть, стоит поучить родителей тому, как добиваться дисциплины от детей без применения насилия. Обучающие программы вдохновляют родителей подкреплять желательное поведение, используя позитивные формулировки («Когда закончишь уборку своей комнаты, пойдешь играть») вместо негативных («Если не уберешь комнату, я сравняю тебя с землей»). Реализация одной такой «программы замещения агрессии» снизила количество повторных задержаний юных правонарушителей и членов подростковых банд. Подростков и их родителей обучали навыкам общения, эмоциональному самоконтролю, повышали уровень их рассуждений о нравственности (Goldstein Glick, 1994).

Если наблюдение за агрессивным поведением снимает запреты и вызывает желание подражать, значит, мы должны отказаться от демонстрации в кинотеатрах и на телевидении особо жестоких, антигуманных сюжетов, то есть принять меры, сходные с теми, что были приняты в отношении расистских и сексистских сюжетов. Мы можем также «вакцинировать» детей от влияния насилия, показываемого средствами массовой информации. Озабоченные тем, что телевидение до сих пор «не посмотрело в глаза фактам и не изменило свой подход к составлению программ», Ирон и Хьюсманн (Eron Huesmann, 1984) рассказывали 170 детям из Оук-Пар-ка (Иллинойс) о том, что телевидение изображает окружающий мир нереалистично, что агрессия не так уж распространена и не так уж эффективна, как это преподносится с экрана телевизоров, и что агрессивное поведение нежелательно. Помня о результатах, полученных при исследовании установок, Ирон и Хьюсманн предлагали детям самим делать выводы и высказывать критические замечания. Повторное исследование детей показало, что сцены насилия, демонстрируемые по телевидению, оказывает на них меньшее влияние по сравнению с детьми, с которыми не велось никаких предварительных бесед.

Подталкивают к агрессии и агрессивные стимулы. Это наводит на мысль об ограничении доступа к ручному огнестрельному оружию. На Ямайке в 1974 году была осуществлена программа борьбы с преступностью, включавшая строгий контроль продажи огнестрельного оружия, а также установление строгой цензуры на телевидении и в кинематографе, которая ограничивала показ сцен с применением оружия (Diener Crandall, 1979). Уже в следующем году количество краж уменьшилось на 25 %, количество выстрелов без смертельного исхода - на 37 %. В Швеции был прекращен выпуск военных игрушек. Служба информации Швеции (1980) сформулировала национальную позицию следующим образом: «Игра в войну учит решать споры насильственным путем».

Подобные предложения могут помочь в борьбе против агрессии. Однако, учитывая многочисленность причин агрессии и сложность контроля над ними, можно ли разделять оптимизм, содержащийся в предсказании Эндрю Карнеги о том, что в двадцатом веке «человекоубийство будет считаться столь же отвратительным, сколь отвратительным кажется нам сегодня каннибализм»? С тех пор как Карнеги произнес эти слова в 1900 году, было убито около 200 миллионов человек. Есть печальная ирония в том, что, хотя сегодня мы понимаем природу человеческой агрессии лучше, чем когда-либо, человеческая бесчеловечность едва ли уменьшилась.


Понятия для запоминания


Скученность (Crowding) - субъективное ощущение недостаточного пространства, приходящегося на одного человека.

Смещение агрессии (Displacement) - перенос агрессии с источника фрустрации на другую мишень. Обычно новая мишень гораздо безобиднее или более социально приемлема.

Теория социального научения (Social learning theory) - теория, согласно которой мы учимся социальному поведению через наблюдение и имитацию и под воздействием награждений и наказаний.

Фрустрация (Frustration) - блокирование целенаправленного поведения.


Глава 22. Влияют ли средства массовой информации на социальное поведение


Начиная с 60-х годов и вплоть до 90-х во многих странах сообщалось о непрерывном росте числа преступлений, связанных с насилием - особенно среди подростков. В чем причина? Какие социальные силы привели к столь бурному росту насилия?

Алкоголь способствует проявлению агрессии, но с 60-х годов общее количество потребляемого алкоголя ощутимо не изменилось (McAneny, 1994). Может быть, причиной роста насилия послужила увеличивающаяся пропасть между могуществом богатства и бессилием бедности? Или воспроизведение сцен насилия и сексуального принуждения в произведениях массовой культуры? Последний вопрос возникает в связи с тем, что всплеск физического и сексуального насилия совпал по времени с учащением появления в средствах массовой информации кровавых и откровенно непристойных сцен. Является ли наблюдаемая связь просто случайным стечением обстоятельств? Каковы социальные последствия порнографии (которую словарь Вебстера определяет как эротические описания и изображения, предназначенные для возбуждения сексуальности)? И каковы эффекты воспроизведения сцен насилия в кино и на телевидении?


Порнография и сексуальное насилие


Неоднократный просмотр вымышленных эротических сцен имеет ряд последствий. Во-первых, на таком фоне может поблекнуть привлекательность партнера в реальной жизни (Kenrick others, 1989).

Во-вторых, это может привести к одобрению внебрачных сексуальных связей, а также к укоренению представления, что женщина в сексуальных отношениях должна подчиняться мужчине (Zillmann, 1989). Мужчина начинает воспринимать женщину прежде всего как сексуальный объект, а женщина мужчин - как эдаких «мачо» (Hansen, 1989; Hansen Hansen, 1988,1990; Lawrence Joyner, 1991). Однако социально-психологические исследования сосредоточивают свое внимание в основном на изображении сексуального насилия.

Вот типичная сцена, повествующая о том, как мужчина принуждает женщину к половому акту: сначала она сопротивляется и пытается отбиться. Однако постепенно женщина приходит в состояние сексуального возбуждения, и от ее сопротивления не остается и следа. В конце концов она переживает экстаз, умоляя о продолжении. Все мы не раз наблюдали или читали непорнографические версии этой последовательности: она сопротивляется, он упорствует. Решительный мужчина стискивает в объятиях и целует женщину, несмотря на ее протесты. В какой-то момент ее руки, до того отталкивавшие мужчину, крепко его обнимают, и сопротивление тонет в потоке безудержной страсти. Когда Скарлетт О'Хару, героиню «Унесенных ветром», тащат в постель, она протестует и отбивается, а утром просыпается напевая.

Социальные психологи сообщают: показ подобных сцен, где мужчина берет верх над женщиной, подавляет ее, а она при этом возбуждается, может: 1) искажать представление о том, как женщина в действительности реагирует на сексуальное принуждение; 2) повышать агрессивность мужчин по отношению к женщинам - по крайней мере, так это происходит при проведении экспериментов в лабораторных условиях.


Искаженное восприятие сексуальной реальности


Действительно ли наблюдение сцен сексуального насилия способствует живучести мифа о том, что некоторые женщины одобряют сексуальное насилие, что их «нет» на самом деле вовсе не означает «нет»? Чтобы ответить на этот вопрос, Нил Маламут и Джеймс Чек (Neil Malamuth James Check, 1981) организовали для одной группы студентов университета Манитобы просмотр двух фильмов несексуального характера, а для другой группы - двух фильмов, где были сцены изнасилования. Спустя неделю, как выяснил другой экспериментатор, испытуемые, смотревшие фильмы с изнасилованием, находили сексуальное насилие над женщиной более допустимым, чем при опросе до просмотра.

Надо отметить, что фильмы со сценами проявления жестокости производят похожий, только еще более сильный эффект. Мужчины, которым показывали такие картины, как «Техасская резня» («Texas Chainsaw Massacre»), становились менее восприимчивыми к жестокости и чаще отзывались о жертвах насилия безо всякой симпатии (Linz others, 1988, 1989). Проведя три вечера за просмотром подобных кинофильмов, люди, принимавшие участие в эксперименте Чарльза Маллина и Даниэля Линца (Charles Mullin Daniel Linz, 1995), выказывали меньшую обеспокоенность по поводу изнасилований и проявления жестокости. Фактически, говорят Эдуард Доннерштайн, Даниэль Линц и Стивен Пенрод (Edward Donnerstein, Daniel Linz and Steven Penrod, 1987), если кому-нибудь понадобится заставить людей спокойнее реагировать на всякого рода жестокости, то не лучший ли путь к этому - почаще показывать такие фильмы?


Агрессия против женщин


Имеется множество свидетельств того, что порнография может провоцировать мужчину на агрессивное поведение с женщиной. Корреляционные исследования подтверждают такую возможность. Как отмечает Джон Курт (Court, 1984), количество изнасилований резко возросло в 60-70-е годы, когда порнография распространилась практически по всему миру, кроме тех стран и регионов, где она находилась под контролем. (Исключением служит Япония, где порнография с изображением сцен насилия допустима, но число изнасилований невелико. Данный факт служит напоминанием о необходимости учитывать и другие факторы.) На Гавайях количество изнасилований в период между 1960 и 1974 годами возросло в девять раз, затем снизилось на фоне временно введенных ограничений на порнографию, а потом, после ужесточения этих ограничений, вновь возросло.

В другом корреляционном исследовании Ларри Бэрон и Мюррей Страус (Larry Baron Murray Straus, 1984) обнаружили, что в 50 североамериканских штатах количество проданных журналов откровенно сексуального содержания (таких как, «Хастлер» и «Плейбой») коррелирует со статистикой изнасилований. Учет других факторов, таких, как процент молодых людей в каждом штате, лишь подтвердил наличие положительной связи. Аляска заняла первое место по продаже секс-журналов и первое же место по изнасилованиям. Невада по обоим этим параметрам шла второй.

Сексуальные преступники из Канады и Америки, как правило, признаются в том, что являются активными потребителями порнопродукции. Согласно сообщению Уильяма Маршалла (William Marshall, 1989), лица, совершившие изнасилование, а также обвиненные в сексуальных приставаниях к детям, гораздо чаще смотрели порнографические журналы и кинофильмы, чем те, кто не совершал сексуальных преступлений. По данным ФБР США, серийные убийства совершаются активными потребителями порнографической продукции. То же самое сообщил и полицейский департамент Лос-Анджелеса: большинство лиц, совершивших сексуальное преступление в отношении детей, часто приобретали порнографическую продукцию (Bennett, 1991; Ressler others, 1988). Конечно, такая взаимосвязь еще не доказывает, что порнография является основной причиной сексуального насилия. Возможно, тяга преступников к порнографии является лишь симптомом, а не причиной имеющегося у них психического отклонения. Кроме того, были зафиксированы и прямо противоположные факты: в ряде исследований выявлено, что предшествующий просмотр порнографических фильмов и журналов не связан с сексуальной агрессией (Bauserman, 1996).

Хотя эксперименты, проводимые в лабораториях, позволяют изучать поведение лишь на протяжении непродолжительного времени, в них достаточно отчетливо проявляются причинно-следственные связи. В совместном заявлении, сделанном ведущими специалистами в области социологии, был подведен следующий итог: «Просмотр порнографических материалов, содержащих картины насилия, способствует усилению жестокости по отношению к женщинам» (Koop, 1987). Один из авторов заявления, Эдуард Доннерштайн (Edward Donnerstein, 1980), в проведенном им эксперименте разделил 120 студентов Висконсинского университета на три группы и организовал показ кинофильмов: первой группе - нейтрального по содержанию; второй - эротического; и третьей - агрессивно-эротического (со сценами насилия). Затем те же самые студенты, полагая, что принимают участие в новом эксперименте, должны были «стать учителями» для добровольно вызвавшихся мужчин или женщин и добиться того, чтобы «ученики» запомнили бессмысленный набор слогов. За ошибки «учителя» «наказывали» «учеников» ударом электрического тока, сами выбирая силу удара. Мужчины, смотревшие до того фильм со сценами сексуального насилия, посылали разряды значительно большей силы, но исключительно - «жертвам» женского пола (рис. 22-1).


[Интенсивность разрядов электрического тока, Женщины в качестве объекта, Мужчины в качестве объекта, Нейтральный, Эротический, Агрессивно-эротический, Фильм]

Рис. 22-1. После просмотра эротического фильма со сценами насилия студенты посылали более сильные разряды электрического тока, чем до просмотра, и главным образом женщинам. (По данным Donnerstein, 1980).


Если кого-то из читателей настораживает этическая сторона подобных экспериментов, то спешим вас заверить: исследователи отдают себе отчет в том, насколько непростым является вопрос о допустимости подвергать испытуемых столь сильным и неоднозначным переживаниям. Следует отметить, что испытуемые принимают решение об участии добровольно и только после получения исчерпывающей информации о сути эксперимента. Более того, по окончании исследования экспериментаторы развенчивают мифы, внушаемые порнофильмами. Хотелось бы надеяться, что практикуемое в таких случаях разоблачение достаточно успешно противостоит расхожему мнению о том, что жертва сексуального насилия переживает состояние эйфории. Судя по результатам исследований Джеймса Чека и Нила Маламута (James Check Neil Malamuth, 1984), проведенных в университетах Манитобы и Виннипега, так оно и есть. Те, кто после прочтения историй с эпизодами сексуального насилия участвовали в последующем их обсуждении, в меньшей степени верили в миф, что женщина испытывает наслаждение, когда ее насилуют. Еще несколько исследований подтвердили эффективность проведения подобных обсуждений (Alien others, 1996). Например, Доннерштайн и Берковиц (Donnerstein Berkowitz, 1981) отметили, что те студенты из Висконсинского университета, которые после просмотра порнографических материалов участвовали в обсуждении, менее охотно, чем остальные участники эксперимента, соглашались признать, что «грубое нападение сексуально возбуждает многих женщин».

Подобные эксперименты оправданны не только с научной точки зрения, но и с позиций гуманизма. По данным тщательно проведенного общенационального опроса, 22 % женщин сообщили о том, что они в то или иное время становились объектами сексуального принуждения со стороны мужчин (Laumann others, 1994). Во время проведения опроса, охватившего 6200 студенток и 2200 работающих женщин из Огайо, 28 % женщин сообщили, что в их жизни были эпизоды, попадающие под юридическое определение изнасилования или попытки изнасилования (Mary Koss others, 1988, 1990, 1993). Опросы, проводившиеся в других промышленно развитых странах, дают сходные результаты. О каждом четвертом случае изнасилований ранее незнакомыми мужчинами и почти обо всех случаях изнасилования знакомыми пострадавшие в полицию не сообщают. Поэтому официальные данные о сексуальном насилии дают необъективное представление о реальных масштабах подобного явления. Кроме того, гораздо большее количество женщин - половина из всех опрошенных студенток колледжей (Sanberg others, 1985) - говорили о том, что они подвергались всякого рода сексуальным оскорблениям (Craig, 1990; Pryor, 1987). Мужчины, чье сексуальное поведение оскорбительно и агрессивно, обычно стремятся к доминированию, проявляют враждебность в отношении женщин и неразборчивы в сексуальных связях (Anderson others, 1997; Malamuth, 1995).

Маламут, Доннерштайн и Цильманн (Malamuth, Donnerstein Zillmann) относятся к числу тех, кто серьезно обеспокоен тем, что риск подвергнуться сексуальному оскорблению или насилию у женщин постоянно растет. Ученые предостерегают против чрезмерно упрощенного взгляда на причины такого сложного явления, как насилие. Как и в случае раковых заболеваний, речь здесь может идти не о единственной причине, а о целом их комплексе. Кроме того, ученые считают, что наблюдение за актами насилия, особенно сексуального, может иметь антисоциальные последствия. Так же как большинство немцев лояльно относилось к оскорбительным антисемитским публикациям, что в конечном итоге привело к холокосту, так и в наши дни большинство людей спокойно проглатывают распространяемые массовой культурой извращенные представления о характере женской сексуальности, что в итоге ведет к тому, что иногда называют «холокостом женщин» или холокостом сексуального издевательства, оскорбления и насилия.

Есть ли цензура? Чаще всего люди поддерживают цензуру в тех случаях, когда растаптываются права человека (например, в случаях детской порнографии, распространения клеветы и обманывающей людей рекламы). В 1992 году Верховный суд Канады узаконил цензуру на распространение порнографических материалов, посчитав, что они оскорбляют равные права женщин. «Если действительно, как говорится, равенство между мужчинами и женщинами достигнуто, значит, мы не можем игнорировать угрозу, исходящую от распространения определенного типа материалов с изображением насилия и деградации», - декларировалось в суде.

В споре о том, что стоит на первом месте - права индивида или права коллектива, большинство западных наций высказываются за приоритет личных прав. В качестве альтернативы цензуре многие психологи выдвигают идею «воспитания массового сознания». Вспомним, как исследователи добивались успеха, доказывая участникам экспериментов несостоятельность расхожих представлений об отношении женщин к сексуальному насилию. Можно ли, действуя подобным образом, воспитывать навыки критического восприятия материалов, предлагаемых массовой культурой? Открывая людям глаза на лживость порнографического мифа о женщине, привлекая их внимание к сексуальному оскорблению и насилию, можно противостоять стереотипному представлению, что принудительный половой акт доставляет женщине наслаждение. «Какими бы утопическими и, возможно, наивными ни казались наши надежды,- пишут Эдуард Доннерштайн, Даниэль Линц и Стивен Пенрод (Edward Donnerstcin, Daniel Linz Steven Penrod, 1987, p. 196), - мы верим, что правда все же победит. Достоверные научные данные убедят людей: унижается не только тот, кто выставляет напоказ свое тело, но и тот, кто на это смотрит».

Так ли уж наивна эта надежда? Судите сами: при отсутствии запрета на сигареты количество курильщиков снизилось с 43 % в 1972 году до 27 % в 1994 году (Gallup, 1994). Без всякого введения цензуры на расистскую тематику образ афро-американца как шута, ребячливого и суеверного, ранее примелькавшийся в массовой культуре, сегодня практически вышел из употребления. Изменения в общественном мнении заставили драматургов, продюсеров и руководителей средств массовой информации понять, что, разрабатывая подобные образы представителей меньшинств, они поступают по меньшей мере недостойно. Точно так же недавно они наконец-то поняли, что наркотики - это не такая уж чудесная вещь, как это преподносилось во многих фильмах и песнях 60-70-х годов. Люди поняли, что наркотики опасны, Употребление марихуаны старшеклассниками сократилось с 37 % в 1979 году до 11 % в 1992 году. Правда, в 1996 году наблюдался повторный всплеск до 22 %. Голоса, выступающие против наркотиков, стали звучать тише, к тому же в некоторых кинофильмах и песнях о наркотиках вновь стали говорить как о чем-то таинственном и привлекательном (Johnston, 1996). Не посмотрим ли мы однажды со стыдом на то время, когда кинофильмы развлекали людей сценами эксплуатации и сексуального насилия?

Представим себе сцену из одного эксперимента Бандуры (Bandura others, 1961). Воспитанник одного из дошкольных учреждений Стэнфорда сидит на полу и увлеченно мастерит что-то из бумаги и пластилина. В противоположном углу комнаты находится взрослый, и там же имеется набор игрушечных машин, деревянный молоток и большая надувная кукла. После минуты игры с игрушечными машинами женщина-экспериментатор встает и в течение почти 10 минут изо всех сил бьет надувную куклу. Она колотит ее молотком, щиплет, швыряет на пол и при этом кричит: «Вмажь ему по носу… Врежь ему… Ну, пни же его как следует!…»

После того как ребенок наблюдает за этим взрывом ярости, он идет в другую комнату, где имеется масса занимательных игрушек. Но спустя пару минут вмешивается экспериментатор и говорит, что это - ее самые лучшие игрушки и она должна «беречь их для других детей». Расстроенный ребенок отправляется в следующую комнату, где также много игрушек, предназначенных и для агрессивной, и для неагрессивной игры, и две из них - кукла Бобо и деревянный молоток.

Если детям не демонстрировалась взрослая модель агрессивного поведения, они редко проявляли агрессию в игре или разговоре и, несмотря на фрустрацию, играли спокойно. Те же из них, кто до этого наблюдал за агрессивным взрослым, гораздо чаще брали молоток и ударяли по кукле. Наблюдение агрессивного поведения взрослого ослабило у них сдерживающие начала. Более того, дети часто воспроизводили агрессивные действия и слова экспериментатора. Увиденное ими агрессивное поведение снизило их торможение и одновременно научило определенному способу проявления агрессии.


Телевидение


Если наблюдение за агрессивной моделью поведения может спровоцировать агрессивность детей и научить их новым способам ее проявления, то не воздействует ли на них подобным образом и просмотр агрессивных сцен, демонстрируемых по телевидению?

Обратимся к некоторым фактам, касающимся телевидения. В 1945 году в опросе Гэллапа спрашивалось: «Знаете ли вы, что такое телевидение?» (Gallup, 1972, р. 551). Сегодня в Америке, как и во всем индустриальном мире, 98 % семей имеют телевизор - тех, у кого есть ванны и телефоны, гораздо меньше. В среднестатистической семье телевизор работает по семь часов в сутки: на каждого члена семьи в среднем приходится по четыре часа.

Какие типы социального поведения моделируются в эти часы? С 1967 года Джордж Гербнер и его помощники (George Gerbner others, 1993, 1994) из Пенсильванского университета просматривали телепрограммы в те вечерние часы, когда их смотрит максимальное количество зрителей, и утренние развлекательные передачи, демонстрируемые по субботам. И что же они обнаружили? Две из каждых трех программ содержали сюжеты насилия («действия физического принуждения, сопровождающиеся либо угрозами избиения или убийства, либо избиениями или убийствами как таковыми»). К чему это приводит? К моменту окончания средней школы ребенок просматривает по телевидению около 8000 сцен с убийствами и 100 000 других действий с применением насилия (Huston others, 1992). Размышляя по поводу своих подсчетов, проводимых на протяжении уже 22 лет, Гербнер (Gerbner, 1994) с печалью констатирует: «В истории человечества бывали и более кровожадные эпохи, но ни одна из них не была до такой степени пропитана образами насилия, как наша. И кто знает, куда нас унесет этот чудовищный поток наблюдаемого насилия… просачивающийся в каждый дом через мерцающие экраны телевизоров в виде сцен безупречно отрежиссированной жестокости».

Имеет ли это такое уж большое значение? Подталкивает ли телепоказ криминальных сюжетов к воспроизведению тех моделей поведения, которые в них демонстрируются? А быть может, наоборот, зритель, участвуя в агрессивных действиях, таким образом освобождается от агрессивной энергии?

Последняя идея является вариацией гипотезы катарсиса, утверждающей, что просмотр драмы, содержащей сцены насилия, помогает людям высвободить загнанную внутрь агрессию. Защитники массовой культуры часто ссылаются на эту теорию и напоминают нам, что насилие появилось раньше телевидения. В воображаемом споре с одним из критиков телевидения защитник средств массовой информации может привести такой аргумент: «Телевидение не принимало никакого участия в массовом уничтожении евреев и коренных американцев. Телевидение лишь отражает наши вкусы и угождает им». «Согласен,- отвечает критик,- но верно также и то, что с началом эры телевидения в Америке количество преступлений, связанных с насилием, стало расти в несколько раз быстрее, чем численность населения. Мне кажется, и сами вы вряд ли думаете, что поп-культура лишь пассивно отражает вкусы, никак не влияя на общественное сознание». Но защитник не сдается: «Эпидемия насилия является результатом воздействия множества факторов. Телевидение даже снижает агрессивность людей, уводя их с улиц и тем самым предоставляя возможность дать выход своей агрессии без малейшего вреда для окружающих».


Влияние телевидения на поведение


Имитируют ли зрители экранные модели насилия? Примеров воспроизведения преступлений, показанных по телевидению, множество. В опросе 208 заключенных каждые 9 из 10 допускали, что они обучились новым криминальным трюкам, смотря телепрограммы. А каждые 4 из 10 признались, что пытались совершить преступления, увиденные когда-то на экране телевизора (TV Guide, 1977).


Связь поведения с просмотром телевизионных программ


Газетные материалы о преступлениях - это еще не научные доказательства, поэтому для изучения влияния демонстрации сцен насилия на преступность исследователи используют корреляционные и экспериментальные методы. Большое количество исследований было направлено на выяснение вопроса, предопределяет ли просмотр телепередач агрессивность школьников. До некоторой степени это предположение подтвердилось: чем больше насилия в передаче, тем более агрессивен ребенок (Eron, 1987; Turner others, 1986). Связь здесь выражена умеренно, но она постоянно обнаруживается, об этом говорят исследования, проведенные в США, Европе и Австралии.

Итак, можем ли мы сделать вывод, что диета, составленная из сцен насилия, дает обильную пищу агрессии? Быть может, вы уже догадались о том, что раз речь идет о корреляционных исследованиях, то причинно-следственные связи могут действовать и в обратном направлении. Возможно, агрессивные дети предпочитают смотреть агрессивные программы. Или есть какой-то третий фактор - скажем, низкий уровень интеллекта, и именно он располагает детей и к предпочтению агрессивных программ, и к совершению агрессивных поступков?

Исследователи, проверяя подобные альтернативные объяснения, изучают влияние «скрытого третьего фактора». Для этого они поочередно исключают все «подозреваемые» факторы. Так, английский исследователь Уильям Бельсон (William Belson, 1978; Muson, 1978) провел опрос 1565 лондонских мальчиков, в ходе которого установил, что в отличие от мальчиков, просмотревших незначительное количество передач, содержащих сцены жестокости, те, кто видел их в большом количестве (и особенно с реалистическими, а не мультипликационными изображениями насилия), в течение последних шести месяцев совершали почти на 50 % больше правонарушений (говорилось, например: «Я разбил телефон в телефонной будке»). Бельсон (William Belson, 1978; Muson, 1978) занимался исследованием 22 таких «третьих» факторов (например, численность семьи), которые также могли повлиять на развитие агрессивности. Сравнение «заядлых» любителей сцен насилия и наблюдавших их время от времени показывало, что частота просмотра действительно является тем третьим фактором, который влияет на проявление агрессивности у детей.

Аналогичным образом Леонард Ирон и Роуэлл Хьюсманн (Leonard Eron Rowell Huesmann, 1980, 1985) обнаружили, что интенсивность просмотра фильмов со сценами насилия у 875 восьмилетних детей коррелирует с агрессивностью даже после статистического исключения наиболее очевидных третьих факторов. Кроме того, когда они повторно обследовали этих же детей в 19-летнем возрасте, оказалось, что просмотр сцен насилия в 8 лет в умеренной степени предопределяет агрессивность в 19 лет, однако агрессивность в 8 лет не предопределяет увлечение фильмами со сценами насилия в 19 лет. Это означает, что агрессивность следует за просмотром, а не наоборот. Эти результаты подтвердились в последующих исследованиях выборки 758 чикагских подростков и 220 подростков из Финляндии (Huesmann others, 1984). Более того, когда Эрон и Хьюсманн (1984) обратились к протоколам первого исследования, проводившегося с детьми восьмилетнего возраста, и нашли там данные о тех, кто позже был осужден за преступление, они отметили следующее: тридцатилетние мужчины, в детском возрасте чаще смотревшие телепередачи со сценами насилия, чаще совершали серьезные преступления (рис. 22-2).


[Степень тяжести уголовных преступлений совершенных до 30 лет, Низкая, Средняя, Высокая, Частота просмотра телепередач в возрасте 8 лет]

Рис. 22-2. Просмотр детьми телевизионных передач и преступные действия, совершаемые ими в более позднем возрасте. Факт регулярного просмотра телепередач со сценами насилия восьмилетними мальчиками предвещал серьезные уголовные преступления, совершенные ими к тридцатилетнему возрасту. (По данным из Eron Huesmann, 1984.)


Повсюду с появлением телевидения возрастало количество убийств. В Канаде и Соединенных Штатах между 1957 и 1974 годами, в период распространения телевещания, было совершено вдвое больше убийств, чем в предыдущие и последующие годы. В тех охваченных переписью населения регионах, куда телевидение пришло позже, волна убийств также поднялась позже.

В Южной Африке, где телевидения не было до 1975 года, удвоение числа убийств было зарегистрировано именно после 1975 года (Centerwall, 1989). И на спортивных площадках в сельских районах Канады после распространения телевидения уровень агрессивности возрос практически вдвое (Williams, 1986).

Эти работы еще раз напоминают о том, что современному исследователю, использующему результаты корреляционных исследований, следует с особой осторожностью высказывать предположения о возможных причинно-следственных связях. Ведь между наблюдением сцен насилия и проявлением агрессии могут возникать случайные связи, порождаемые случайными третьими факторами. Однако, к счастью, экспериментальный метод позволяет контролировать эти посторонние факторы. Если мы разобьем на две группы случайную выборку детей и одной группе покажем фильм со сценами насилия, а другой - фильм, не содержащий подобных сцен, любые последующие различия в проявлении агрессивности между двумя этими группами будут обязаны своим появлением единственному фактору - тому, что они до этого смотрели.


Проведенные эксперименты


В новаторских экспериментах Альберта Бандуры и Ричарда Уолтерса (Albert Bandura Richard Walters, 1963) наблюдение детей за тем, как взрослые избивали надувную куклу, иногда заменялось просмотром таких же действий взрослого, но заснятых на кинопленку - и это давало во многом похожий эффект. Позже Леонард Берковиц и Рассел Джин (Leonard Berkowitz Russel Geen, 1966) обнаружили, что рассерженные студенты, если они до этого смотрели фильм со сценами насилия, вели себя более агрессивно, чем испытывавшие столь же сильный гнев, но смотревшие перед этим фильмы без сцен насилия. Эти лабораторные эксперименты вкупе с озабоченностью общественности явились толчком для представления на комиссию в Главное медицинское управление США материалов 50 новых исследований, проведенных в начале 70-х годов. По отдельности и в целом эти исследования подтвердили, что наблюдение сцен насилия усиливает агрессию.

В более поздних экспериментах группы исследователей под руководством Росса Парка (Ross Parke, 1977) в Соединенных Штатах и Жака Лайенса (Jacques Leyens, 1975) в Бельгии обитателям ряда детских исправительных заведений были показаны художественные фильмы: одним - «агрессивные», другим - вполне миролюбивые. Результаты подтвердили, что длительная демонстрация насилия приводит к усилению агрессии у зрителей. По сравнению с неделей, предшествовавшей демонстрации кинофильмов, количество драк в коттеджах, где жили мальчики, смотревшие фильмы со сценами насилия, резко возросло.

Крис Бойацис и его коллеги (Chris Boyatzis others, 1995) получили сходные результаты, когда показывали учащимся начальной школы эпизоды со сценами насилия из телепередачи «Великий Рейнджер» («Power Ranger»), пользующейся у детей огромной популярностью. Сразу после просмотра, в течение первых двух минут, зрители по сравнению с контрольной группой совершили в семь раз больше агрессивных действий. Так же, как в экспериментах Бандуры с куклой Бобо, мальчики часто отчетливо имитировали только что увиденные ими агрессивные действия - например, используемый в каратэ удар ногой в прыжке. В Норвегии в 1994 году пятилетнюю девочку забросали камнями, избили ногами и оставили замерзать в снегу ее друзья по играм, явно имитировавшие действия, увиденные ими в телевизионном шоу. После случившегося показ этого шоу был запрещен во всех трех скандинавских странах (Blucher, 1994).


Конвергенция доказательства


При изучении влияния телевидения на повседневное поведение использовались различные методы, в них принимало участие множество людей. Сьюзан Хирольд (Susan Hearold, 1986), Вэнди Вуд и его коллеги (Wendy Wood others, 1991), сравнивая результаты корреляционных и экспериментальных исследований, пришли к следующему заключению: просмотр фильмов, содержащих антисоциальные сцены, действительно связан с антисоциальным поведением. Это воздействие не является подавляющим; временами оно принимает неявную форму, что позволяет некоторым критикам выражать сомнения по поводу его существования (Freedman, 1988; McGuire, 1986). К тому же агрессия, вызываемая в таких экспериментах, - не оскорбление и не побои, как правило, она ограничивается толчками за завтраком, оскорбительными репликами и угрожающими позами.

И тем не менее конвергенция доказательств впечатляющая. «Мы не можем не прийти к выводу,- заключила в 1993 году специальная комиссия Американской психологической ассоциации,- что наблюдение сцен насилия приводит к росту числа случаев применения насилия». Это особенно заметно среди людей с агрессивными наклонностями (Bushman, 1995). Сцены насилия оказывают особое влияние, когда его совершает достоверный, привлекательный герой и его действия не только остаются безнаказанными, но и даже оправдываются сюжетом (Donnerstein, 1998). Наблюдение за сценами насилия часто создает условия для возникновения антисоциальных эффектов - правда, не всегда. Когда непривлекательные герои остаются безнаказанными или когда показывают жертвы холокоста -например, в кинофильме «Список Шиндлера», - это вряд ли вдохновит кого-то на насильственные деяния.


Почему просмотр телевизионных передач влияет на поведение?


Из экспериментов мы знаем, что продолжительный просмотр сцен насилия воздействует на человеческое мышление двумя путями. Во-первых, он делает людей менее чувствительными к жестокости. Чаще всего в таких случаях говорят: «Это меня совершенно не волнует». Во-вторых, он искажает у зрителя восприятие реальности. Люди начинают преувеличивать частоту случаев проявления насилия и испытывают больший страх. Но почему просмотр сцен насилия влияет на поведение? На основании многочисленных исследований можно прийти к заключению, что телевидение и порнография не являются основными причинами социального насилия, так же, как синтетические заменители сахара это не главная причина раковых заболеваний. Речь скорее идет о том, что телевидение является одной из причин. Но даже если это всего лишь один из ингредиентов сложного рецепта по изготовлению насилия, он, как и синтетические заменители сахара, потенциально поддается контролю. Получив совпадение корреляционных и экспериментальных доказательств, исследователи задумались над тем, почему же наблюдение сцен насилия дает такой результат.

Рассмотрим три возможных варианта объяснения (Geen Thomas, 1986). Во-первых, социальное насилие может вызываться не наблюдением насилия как таковым, а возбуждением, которое возникает во время наблюдения (Mueller others, 1983; Zillmann, 1989). Как отмечалось ранее, возбуждение имеет тенденцию во что-то трансформироваться: каждый тип возбуждения приводит к особому виду поведения.

Во-вторых, наблюдение насилия обычно растормаживает зрителя. В эксперименте Бандуры взрослый человек, ударяя молотком по кукле, тем самым продемонстрировал допустимость подобных вспышек агрессивности, что привело к ослаблению у ребенка сдерживающего начала. Наблюдение за проявлением насилия приводит к активизации мыслей, связанных с насилием (Berkowitz, 1984; Bushman Geen, 1990; Josephson, 1987). Прослушивание песен с текстом, в котором одобряется сексуальное насилие, вдохновляет молодых людей вести себя более агрессивно (Barongan Hall, 1995; Johnson, 1995).

Изображение насилия в средствах массовой информации также провоцирует подражание. Дети в экспериментах Бандуры повторяли характерное поведение, которое наблюдали наяву. Работникам индустрии телевещания всегда следует помнить о том, что показанное на экране телевизора толкает зрителей на имитацию увиденного: телевидение рекламирует модель поведения. Люди, критикующие телевидение, соглашаются с этим: их крайне беспокоит то, что в телевизионных программах актов насилия в четыре раза больше, чем проявлений нежности, а также то, что телевидение чаще всего моделирует нереальный мир. Критики любят приводить в пример случай, когда два жителя штата Юта, трижды посмотрев кинофильм Magnum Force, где женщин убивали с помощью ядовитого жидкостного очистителя «Drano», месяцем позже повторили увиденное на телеэкране. Они убили троих человек, заставив их выпить «Drano» (Bushman, 1996).

Если стили отношений и способы решения проблем, моделируемые телевидением, действительно запускают в действие механизмы подражания, особенно у юных зрителей, то формирование просоциального поведения должно быть социально благотворно. К счастью, это действительно так: телевидение и в самом деле преподает детям уроки не только дурного, но и хорошего поведения. Сьюзан Хирольд (Susan Hearold, 1986) привела статистические данные 108 исследований, в которых сравнивалось воздействие просмотра просоциальных и нейтральных программ. Она обнаружила, что «если зритель просматривал просоциальные программы вместо нейтральных, то уровень просоциальности его поведения возрастал (по крайней мере, временно) с 50 % до 74 %, то есть его можно было уже назвать настоящим альтруистом.

Во время одного из таких исследований Линетт Фридрих и Алета Стейн (Lynette Friedrich Aletha Stein, 1973; Stein Friedrich, 1972) четыре недели подряд ежедневно демонстрировали дошкольникам в качестве программы подготовки к школе эпизоды из телесериала «Соседи мистера Роджерса» (Mister Rogers' Neighborhood - образовательная программа, нацеленная на социальное и эмоциональное развитие детей). В течение всего этого периода дети были более склонны сотрудничать с другими и помогать им. При опросах, проводимых позднее, те дети, которые в свое время просмотрели четыре телепрограммы «Мистер Роджерс», оказались способными выразить свое просоциальное настроение как в тестах, так и в играх с куклами (Friedrich Stein, 1975; Coates others, 1976).


Понятия для запоминания


Катарсис (Catharsis) - эмоциональная разрядка. Внутренний импульс к агрессии ослабевает, когда человек «высвобождает» агрессивную энергию либо путем агрессивных действий, либо создавая воображаемые картины своего агрессивного поведения.

Просоциальное поведение (Prosocial behavior) - позитивное, конструктивное, социально полезное поведение; прямая противоположность антисоциального поведения.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх