Загрузка...


Любовь к самому себе

Человек, не умеющий искренне и всецело любить самого себя, не может быть полностью счастлив и испытывает определенные трудности в том, чтобы заставить других людей любить его.

Не стоит смешивать любовь к самому себе с нарциссизмом и эгоизмом. Любовь к себе и полное принятие себя со всеми своими достоинствами и слабостями - признак гармонии личности, лишенной внутренних конфликтов. Самовлюбленные, ориентированные только на себя люди, ожидающие и требующие внимания от окружающих, несмотря на то, что они могут производить впечатление любящих лишь себя людей, на самом деле в глубине души чувствуют свою ущербность и неполноценность, и их поведение в первую очередь направлено на то, чтобы за счет внимания окружающих повысить уровень своей самооценки и избавиться от чувства собственной неполноценности.

Трудно найти человека, который был бы полностью удовлетворен всеми своими чертами и поступками. Образ самого себя является составной частью модели мира. Он представляет собой набор стереотипов мышления, сформированных за время вашей жизни в человеческом обществе. С раннего детства вам говорили, что что-то хорошо, а что-то плохо, давали оценку ваших качеств, действий и поступков.

Со временем то, что значимые для вас люди поощряли, вы стали считать хорошим, а то, что они осуждали - плохим. Если "хорошего" с вашей точки зрения в вас оказалось значительно больше, вы будете относиться к самому себе позитивнее, чувствуя себя успешным и благополучным. Если же вы полагаете, что ваши недостатки перевешивают достоинства, это не добавит вам удовлетворения и уверенности в самом себе. Более того, любые ситуации, которые косвенно напомнят вам о чем-то, что вы считаете в себе "плохим", что когда-то вызывало у других осуждение или неодобрение, тут же запустят программу тревожности или неудовлетворенности собой.

Людям в наследство от животных достался невидимый "радар", некое шестое чувство, позволяющее на подсознательном уровне распознавать ощущения, идущие от человека. Если человек чувствует себя неуверенным в себе, недостойным любви и доброго отношения, то это его ощущение почти по пословице "на воре шапка горит" на интуитивном уровне передается другим людям, и они относятся к нему соответственно.

Тот, кто действительно испытывает к себе искреннюю любовь, как бы сигнализирует окружающим, что он благополучен, что он достоин любви и способен любить сам.

Конечно, все вышесказанное в основном относится к общению с нормальными цивилизованными людьми. Банде накачанных наркотиками подростков, нападающих на улице на одинокого прохожего, безразлично его самовосприятие, да и в вашем окружении всегда найдутся зацикленные на своих проблемах люди, неспособные воспринимать исходящие от других настроения и реагировать на них, но в большинстве случаев все же ваше восприятие себя в значительной степени влияет на взаимоотношения с людьми.

С проявлением подобных стереотипов негативного самовосприятия я столкнулась в Испании.

Луис был весьма привлекательным, прекрасно физически развитым мужчиной. Он закончил университет с лучшими показателями на своем факультете и заработал весьма значительный по испанским меркам капитал.

К моему большому удивлению, выяснилось, что он считал себя некрасивым и глупым. Как оказалось, в детстве ему регулярно говорила об этом его семья, и, несмотря на то, что жизнь с очевидностью доказывала обратное, Луис продолжал считать себя таким, воображая, что из-за этих его недостатков ни одна женщина не способна его полюбить. Видимо, женщины действительно интуитивно ощущали этот его настрой, и в отношениях с ними у него не было особенных успехов.

Сначала я просто сказала Луису о том, что у него совершенно нормальный уровень интеллекта, и что как мужчина он вполне привлекателен. Он мне не поверил. Луис возразил, что я говорю это только из вежливости, чтобы не обижать его.

Тогда я рассказала ему о стереотипах мышления, заставляющих человека искаженно воспринимать реальность, и, поскольку он действительно был умным, он понял эту идею с первого раза, но понять - это не значит осознать, и для того, чтобы перевести ее на эмоциональный уровень, ему понадобилось время.

Луис обладал практическим складом мышления, и статистические данные могли показаться ему вполне достоверными. Я объяснила ему основные классические критерии мужской красоты, пропорциональности и развитости тела, и посоветовала хорошенько изучить себя в зеркале, а затем, строго следуя этим критериям, начать сравнивать себя с другими мужчинами на предмет привлекательности.

Вскоре Луис с удивлением и радостью рассказал, что он несколько дней рассматривал мужчин в раздевалке спортзала, и выяснил, что его тело гораздо более пропорциональное и мускулистое, чем у большинства из них.

После этого я объяснила ему, что он не только должен знать, что он привлекателен, но и чувствовать себя привлекательным, дала ему несколько упражнений для выработки этого ощущения, а также порекомендовала слегка изменить стиль в одежде. Эффект оказался удивительным. Знакомые женщины и коллеги по работе начали наперебой делать ему комплименты, говоря, какой он красивый и как прекрасно выглядит, студентки (он преподавал в институте) также стали делать ему комплименты, и, используя различные предлоги, вроде поздравления с очередным праздником, с удовольствием целовали его в щечку. Это окончательно убедило Луиса, что он вовсе не урод, и, признав, что он довольно симпатичен, Луис смог принять, наконец, и тот факт, что он вовсе не глуп.

По ассоциации с историей Луиса, мне вспоминается случай совершенно противоположный. Когда мне было шестнадцать лет, мы с подругой поехали отдыхать на каникулы к ее знакомым литовским диссидентам, живущим в небольшом поселке недалеко от Клайпеды. Сын хозяйки незадолго до нашего приезда вернулся из тюрьмы, где он отсидел четыре года за то, что боролся за независимость Литвы и водрузил литовский национальный флаг на трубу какого-то завода.

Алексис произвел на нас неизгладимое впечатление. Он был невысокого роста, слегка полноват, с лицом деревенского простака, покрытым красноватыми пятнами, но его обаяние, жизнелюбие и внутреннее осознание собственной ценности и уникальности буквально заражали окружающих, вызывая к нему самые теплые чувства.

Выходя в просторную столовую, Алексис при всем скоплении народа каждое утро проделывал один и тот же ритуал. Он подходил к зеркалу, и, нежно гладя себя по голове, говорил:

- До чего же я красивый, до чего же я умный, до чего же я обаятельный и привлекательный!

- Зачем ты это делаешь? - спросила я, в первый раз услышав этот любопытный монолог.

- Это аутотренинг, - весело усмехнулся Алексис. - Меня ему научили в тюрьме. Чтобы быть красивым и чувствовать себя хорошо, нужно убедить себя в том, что ты красивый и хороший.

Мы с подругой тоже принялись гладить себя по голове, повествуя вслух о том, какие мы прекрасные и неотразимые.

Тогда я отнеслась ко всему этому, как к очередной веселой шутке Алексиса, но меня поразила одна вещь: хотя при первом знакомстве Алексис показался мне чуть ли не уродом, с каждым днем он действительно казался мне все более красивым, и к концу каникул мы с подругой по уши влюбились в него.

Метод воздействия на окружающих людей через внутреннее восприятие самого себя наглядно отражен в отрывке из моей книги "Тайное учение даосских воинов", в котором Ли, Учитель Александра Медведева, дает ему задание опробовать технику проецирования своего внутреннего состояния на случайных прохожих.

- Начнем прямо сейчас, - сказал Ли. - Постарайся передать встречным женщинам посыл теплых чувств, исходящих от тебя.

- Как это сделать?

- Подумай сам.

Ли жестом указал мне идти вперед и, чуть задержавшись, последовал за мной. Я вспомнил все, что читал о внушении и гипнозе, и, сконцентрировав всю свою волю, прямо и твердо взглянул в глаза первой встретившейся мне женщине, пытаясь передать ей мой внутренний посыл.

Женщина, видимо, ошарашенная моими выпученными глазами, слегка вздрогнула и ускорила шаг. На двух следующих я произвел не лучшее впечатление.

Взрыв хохота заставил меня обернуться. Ли быстрым шагом приближался ко мне, держась за живот и не переставая хохотать.

- Да не смотри ты на них, как голодный удав на курицу, - отсмеявшись, сказал он. - Так ты всех женщин распугаешь. Разве ты не знаешь, что прямой взгляд в глаза у незнакомых людей ассоциируется с агрессией? Ты же не в транс ее хочешь вогнать, а передать ей теплые чувства. Разве ты сейчас испытываешь теплые чувства? Ты собран и напряжен. Расслабься, почувствуй себя легким и счастливым, и вырази это может быть мимолетным взглядом, улыбкой, но не делай это нарочитым или искусственным. Счастье и тихая радость должны окутывать тебя невидимым облаком, незаметно переливаясь в тех, кто приближается к тебе. Ты можешь даже не смотреть на женщину, а просто пройти мимо, но пусть на твоих губах играет загадочная улыбка. Ты должен светиться изнутри. Иди и попробуй еще раз.

Раньше я в качестве медитативного упражнения учился вызывать ощущение счастья и тихой радости. Ли говорил, что привязкой для этих чувств является внутренняя улыбка. Нужно было успокоиться, полностью расслабить мышцы лица, а потом, не раздвигая мышечным усилием уголки губ, представить, что они слегка приподнимаются, и губы складываются в легкую улыбку, подобную той, что изображают на статуях Будды. Ощущение легкого подъема уголков губ вызывает ассоциативную реакцию тихой радости и спокойствия, и создать нужное медитативное состояние становится гораздо легче.

Ли говорил, что такая улыбка является еще и великолепным методом контакта с людьми, которым ты не хочешь открывать свои намерения, и намерения которых ты хочешь узнать. Нейтральное, доброжелательно-спокойное выражение лица не отражает никаких твоих чувств, и собеседник, лишенный мимической информации, проецирует свои чувства на тебя, читая в твоем лице отражение своего состояния, и его лицо меняется в соответствии с его представлением о твоей оценке. Так, если человек уверен в себе, он будет считать, что ты одобряешь его, выражая это одобрение своей улыбкой; неуверенный же собеседник может прочесть на твоем лице презрение и насмешку.

Я снова пошел вперед и с помощью внутренней улыбки вызвал ощущение счастья, легкости и радости жизни, потом добавил чувствам интенсивности, представив, что это счастье переполняет меня и перехлестывает через край, излучаясь в пространство весельем и любовью к окружающим.

Краем глаза я заметил у встречной женщины реакцию удивления, смешанного с восторгом и каким-то внутренним непониманием происходящего. Ее реакция окрылила меня, я, казалось, парил над землей на волне затопивших меня положительных эмоций.

Девушка лет двадцати остановилась, заглянув мне в глаза. Мне показалось, что она хочет заговорить, но я прошел мимо, поражаясь произведенному эффекту. С каждой минутой упражнение нравилось мне все больше и больше, и я всерьез задумался о его практической пользе. Но, к сожалению, на следующем перекрестке Ли прервал мою эйфорию, положив руку мне на затылок.

- Слушай, мне понравилось! - восторженно сообщил я.

- Не сомневаюсь. Но слишком жестоко часто пользоваться этим приемом, демонстрируя обычным людям, как счастлив может быть человек. Нельзя так издеваться над гражданами твоего города. Они тебе этого не простят. Теперь изменим настроение, демонстрируя людям другую крайность. Попробуй показать окружающим, как тебе плохо.

Я попытался вызвать самые негативные чувства, которые только мог представить, и вскоре погрузился в бездонную пучину тоски и безысходности. Мои мышцы, казалось, потеряли всякую силу, взгляд затуманился, я брел, как в полусне, не разбирая дороги.

Неожиданно я почувствовал, как на мое плечо опустилась чья-то участливая рука. Я поднял взгляд, полный отчаяния, и увидел перед собой доброе лицо пожилого мужчины.

- Ну не расстраивайтесь вы так, молодой человек,-сказал он. - Все перемелется, все будет хорошо.

Я со слезами на глазах взял двумя руками его руку, прижал ее к своему сердцу и сказал, преданно глядя в его лицо:

- Спасибо, отец. Огромное вам спасибо.

Между нами проскочила какая-то искра. Пожилой человек весь зажегся изнутри. Мы разделяли ни с чем не сравнимый восторг взаимопонимания и благодарности, молчаливого общения, возникшего между нами. Я пошел по улице уже с гордо поднятой головой, словно его поддержка влила в меня новые силы, и я вновь обрел смысл жизни, столкнувшись с добрым человеком, который готов прийти на помощь незнакомцу.

- Сейчас ты попробуешь внутренне притягивать и отталкивать людей, - сказал Ли.

- Как это делать?

- Просто встань на углу. Для того, чтобы отталкивать людей, представь, что от тебя исходит могучая сила, распространяющаяся во все стороны. Твое лицо должно быть жестким, ты чувствуешь почти наркотическое перевозбуждение, в тебе кипит злоба на весь мир, но лицо застыло, как каменное, пытаясь сдержать внутренний напор. Ощущение звериной силы и агрессивности будет отпугивать от тебя людей.

Я встал на углу и начал моделировать ощущение силы, растекающейся во все стороны, а также нетерпения и агрессивности, зажатых внутри под большим давлением. Мое лицо окаменело, и я, чуть сдвинув брови, бросал на проходящих мимо жесткие взгляды, пристально разглядывая их.

К моему удивлению, я заметил, как прохожие старались пройти как можно дальше от меня и жались к самой кромке тротуара. Несколько человек, неожиданно изменив траекторию движения, перешли через дорогу, хотя я просто стоял молча, не делал никаких движений, и даже не смотрел на них. Видимо, исходящая от меня агрессивность действительно отпугивала людей.

Совершенно неожиданной для меня оказалась реакция старушки, которая вдруг, потрясая зонтиком, правда, на достаточно безопасном расстоянии, начала кричать, глядя на меня, что-то про бандитов, которые заполонили улицы наших чудесных курортных городов, и про родную милицию, которая, как всегда, неизвестно куда смотрит.

На следующем перекрестке я учился притягивать людей. Я стоял, расслабленный и благожелательный, лучась добротой и счастьем. Меня просто атаковали десятки людей, спрашивая о чем-нибудь. Один старичок-алкоголик прицепился ко мне, как репей, не столько стремясь стрельнуть денег на выпивку, сколько для того, чтобы поделиться со мной своей горькой участью, неприятностями с дочкой и прочими житейскими проблемами."

В этом отрывке всплывают сразу несколько тем, связанных с вопросом о счастье. Во-первых, мы видим, как с помощью шоу-даосской психотехники Александр Медведев вызывает у себя восхитительное ощущение любви к самому себе, излучая его затем в окружающее пространство. Люди, встречающиеся на его пути инстинктивно откликаются на его внутреннее состояние положительными эмоциями.

В тех же самых прохожих негативное эмоциональное состояние Александра вызывает ответные отрицательные эмоции. Поскольку способность устанавливать позитивные взаимоудовлетворяющие контакты с другими людьми является одной из важных составляющих способности быть счастливым, можно прийти к выводу, что умение испытывать искреннюю любовь к себе не только искусство, доставляющее вам непосредственное удовлетворение, но и инструмент налаживания межличностных контактов.

С другой стороны, обратив внимание на то, с какой легкостью Александр, подготовленный психотехниками Спокойных, меняет свой эмоциональный настрой, мы приходим к выводу, что при определенной практике мы можем добиться того, чтобы не спровоцированные внешним окружением эмоции и настроения управляли нашим состоянием, и мы сами могли выбирать свой эмоциональный настрой, основанный на радости, спокойствии, любви к себе и окружающему миру. Но прежде, чем вы сумеете выработать в себе этот постоянный положительный настрой, вы должны научиться любви к себе.

Понятия красоты, хорошего и плохого, правильного и неправильного всегда субъективны, и как только мы это поймем, как только мы поймем, что зачастую мучительные негативные оценки себя самого или каких-то отдельных своих качеств, которые заставляют нас испытывать чувство стыда, неловкости или собственной неполноценности - всего лишь программы, случайным образом записанные в нашу модель мира, мы сделаем первый шаг к прекращению внутренней борьбы со своими недостатками или с "внутренним критиком", к принятию себя самого таким, какой вы есть.

Тот, кто рос в атмосфере любви и одобрения окружающих, испытывает к себе гораздо более теплые чувства, чем лишенный в детстве любви и одобрения человек. Тот, кто относится к себе доброжелательно, переносит эту доброжелательность и на других. Ребенок, выросший среди угроз и упреков, учится лишь угрожать и упрекать, в первую очередь самого себя, а затем и других.

Установки, прививаемые нам с детства, часто создают у людей впечатление, что для того, чтобы "заслужить" любовь, нужно быть таким-то и таким-то. Если же ты недостаточно красив, недостаточно умен, недостаточно послушен и т.д., то ты "недостоин" любви. Так в модели мира человека записываются программы, которые заставляют его не любить самого себя или отвергать какую-то свою часть, которая кажется "недостойной" или "не заслуживающей" любви.

В крайних проявлениях подобных программ человек может на подсознательном или даже на сознательном уровне решить, что он недостоин жить. Если программы негативного отношения к самому себе действуют на подсознательном уровне, человек страдает от постоянного ощущения неудовлетворенности или тревожности, поскольку часть его агрессии направляется внутрь, на него самого, и попытки пребывать в хорошем настроении для него чреваты непрестанной внутренней борьбой, на которую расходуются огромные запасы психической энергии.

Более того, человек с подобными программами начинает проецировать подсознательное негативное отношение к самому себе на других, отыскивая в них или воображая у них свои собственные "недостатки" и "пороки". Таким образом он записывает свои негативные программы в модели мира людей, если те относятся к его оценкам некритически и эмоционально.

Как я уже упоминала, моя мать была склонна к излишнему интеллектуальному развитию, и эта дисгармония модели мира лишила ее здоровой доброжелательной эмоциональности. С ее точки зрения, я была "неправильным" ребенком, и в мою модель мира она регулярно записывала установки о том, что я некрасива, жестока, плохо воспитана, упряма, недостойна любви и являюсь божьим наказанием.

К счастью, нашлось достаточное количество людей, которые меня таковой совсем не считали, и негативное воздействие матери в значительной мере компенсировалось любовью других моих родственников и родителей моих друзей. И, хотя программы негативного отношения к себе твердо впечатались в мою модель мира, я еще в детстве на интуитивном уровне поняла, насколько они вредят моему самоосознанию и начала бороться с ними, в первую очередь приняв на сознательном уровне мысль о том, что, скорее всего, проблема и корень зла не столько во мне, сколько в характере моей матери.

Осознание того, какой должна быть истинная материнская любовь, на основе которой в основном и формируется у ребенка любовь к самому себе и к окружающим людям, пришло ко мне после прочтения коротенькой африканской сказки. Смысл ее был приблизительно следующим.

Лисица шла куда-то по своим делам, и вдруг ее догнала запыхавшаяся гиена.

- Ты не видела моего сыночка? Он пропал! - воскликнула гиена.

- А какой он из себя? - поинтересовалась лисица.

- Он такой красивый, сильный, стройный, с лоснящейся шерстью и большими блестящими глазами. Лисица задумалась.

- Нет, такого я не видела, - сказала она. - Недавно пробегал тут один детеныш гиены, но он был маленький, шелудивый, хромой, с маленькими гноящимися глазками.

- Так это и есть мой сыночек! - радостно воскликнула гиена.

- Но ты же только что говорила, что твой сын такой красивый, стройный и сильный! - удивилась лисица.

- Для матери сын всегда прекрасен, - ответила гиена.

Эта сказка стала для меня своеобразным откровением. Я поняла, насколько субъективной является человеческая оценка. Действительно, были люди, для которых я была хорошей и красивой, были и такие, кто считал меня неприятной и непривлекательной. Важным оказалось не то, какая я, поскольку объективной истины в этом вопросе не существовало, а то, как я к себе отношусь и как относятся ко мне люди, с которыми я общаюсь. То, что я, следуя установкам, закладываемым в меня матерью, стала бы страдать, считая себя уродливой и недостойной любви, не принесло бы мне ничего, кроме вреда. Почти такой же вред мне могло принести обратное заблуждение - что я весьма красива, умна и достойна самого лучшего.

Я поняла, что к себе, а по возможности и к другим, нужно относиться так, как гиена-мать относилась к своему сыну: она знала, что он маленький, хромой и шелудивый, но это для нее не играло никакой роли, и в ее глазах он был прекрасен.

Фактически, гиена выбрала срединный путь - она просто следовала своим теплым чувствам, не впадая в крайности отрицания или заблуждения.

Как часто люди на полном серьезе задают себе вопросы: "Достоин ли я любви?", "Достоин ли я счастья?", мучаясь потом в поисках ответа.

Подобные вопросы сами по себе абсурдны, и задают их лишь люди, в модели мира которых сказывается сильное влияние программ негативного отношения к самому себе.

Научиться любить самого себя не так просто, как это может показаться с первого взгляда. Для этого существует много разных психотехник.

Самое первое, с чего вы должны начать - это с медитации осознания приведенной выше африканской сказки.

Представьте себя матерью-гиеной и постарайтесь вызвать в себе ее чувства, постепенно увеличивая их глубину и интенсивность. Затем представьте себя ее сыном и прочувствуйте его благодарное и счастливое восприятие теплых чувств матери.

Потом представьте себе, что гиена-мать - это ваша собственная мать, и что именно ее любовь и ее отношение к вам сформировало ваше самовосприятие, с одной стороны здраво учитывающее все ваши преимущества и недостатки, но с другой стороны, не имеющее негативных и самоотрицающих составляющих. Вы такой, какой вы есть, и именно таким вы достойны любви. Затем сделайте своими составными частями и гиену-мать и гиену-сына. Гиена-сын - это то, что вы есть, а гиена-мать - это та критическая часть вас, которая оценивает вас.

От этого вы можете перейти к медитации осознания чистой, необусловленной любви, запоминая это удивительное волшебное чувство.

Естественно, что все упражнения должны предваряться внутренней улыбкой, созданием стабильного положительного эмоционального фона и легкими потоками приятных оргазмических ощущений.

Подобную медитацию любви к себе хорошо проводить перед сном, расслабляясь и засыпая в теплом уютном и безопасном облаке непреходящей и чистой любви.

Итак:


Учитесь любить самого себя. С детства в вашу модель мира люди закладывали программы негативного отношения к самому себе, осуждая какие-то ваши качества, убеждения или поступки. Подсознательно подавляя заложенное в вашу модель мира отрицательное отношение к самому себе, вы затрачиваете много энергии, и все же не можете чувствовать себя полностью удовлетворенным, так как негативные программы постоянно проявляются в виде неосознанной тревожности, напряжения, тоски или беспокойства.

Ваше внутреннее самоощущение на интуитивном уровне воспринимается другими людьми, и если вы не способны искренне любить себя, вам трудно будет внушить любовь к себе окружающим.

Первым шагом к миру с самим собой и любви к самому себе будет осознание того, что вы не плохой и не хороший, вы такой, какой вы есть, и если вам что-то в себе не нравится, вместо того, чтобы наказывать самого себя недовольством, стыдом, презрением или отторжением, смиритесь с тем, что вы такой, и начните постепенно и без напряжения изменять свои неприятные качества. Поверьте, что изменить свои привычки - это дело требующее гораздо меньше сил и энергии, чем бесперспективная задача непрестанной подсознательной борьбы с неприятием самого себя.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх