Загрузка...


Приложение

1. А.С. Пушкин “Объяснение”.

Одно стихотворение, напечатанное в моем журнале, навлекло на меня обвинение, в котором долгом полагаю оправдаться. Это стихотворение заключает в себе несколько грустных размышлений о заслуженном полководце, который в великий 1812 год прошел первую половину поприща и взял на свою долю все невзгоды отступления, всю ответственность за неизбежные уроны, предоставляя своему бессмертному преемнику славу отпора, побед и полного торжества. Я не мог подумать, чтобы тут можно было увидеть намерение оскорбить чувство народной гордости и старание унизить священную славу Кутузова, однако ж меня в том обвинили.

Слава Кутузова неразрывно соединена со славою России, с памятью о величайшем событии новейшей истории. Его титло — спаситель России; его памятник — скала Святой Елены! Имя его не только священно для нас, но не должны ли мы еще радоваться, мы, русские, что оно звучит русским звуком?

И мог ли Барклай де Толли совершить им начатое поприще? Мог ли он остановиться и предложить сражение у курганов Бородина? Мог ли он после ужасной битвы, где равен был неравный спор, отдать Москву Наполеону и стать в бездействии на равнинах Тарутинских? Нет! (Не говорю уже о превосходстве военного гения). Один Кутузов мог предложить Бородинское сражение, один Кутузов мог отдать Москву неприятелю, один Кутузов мог оставаться в этом мудром деятельном бездействии, усыпляя Наполеона на пожарище Москвы и выжидая роковой минуты, ибо Кутузов один обличен был в народную доверенность, которую так чудно он оправдал!

Неужели должны мы быть неблагодарны к заслугам Барклая де Толли, потому что Кутузов велик? Ужели, после двадцатипятилетнего безмолвия, поэзии не позволено произнести его имени с участием и умилением? Вы упрекаете стихотворца в несправедливости его жалоб, вы говорите, что заслуги Барклая были признаны, оценены, награждены. Так, но кем и когда? Конечно, не народом и не в 1812 году. Минута, когда Барклай принужден был уступить начальство над войсками, была радостна для России, но тем не менее тяжела для его стоического сердца. Его отступление, которое ныне является ясным и необходимым действием, казалось вовсе не таковым: не только роптал народ, ожесточенный и негодующий, но даже опытные воины горько упрекали его и почти в глаза называли изменником. Барклай, не внушающий доверенности войску, ему подвластному, окруженный враждою, язвимый злоречием, но убежденный в самого себя, молча идущий к сокровенной цели и уступающий власть, не успев оправдать себя перед глазами России, останется навсегда в истории высоко поэтическим лицом.

Слава Кутузова не имеет нужды в похвале чьей бы то ни было, а мнение стихотворца не может ни возвысить, ни унизить того, кто низложил Наполеона и вознес Россию на ту степень, на которой она явилась в 1813 году. Но не могу не огорчиться, когда в смиренной хвале моей вождю, забытому Жуковским, соотечественники мои могли подозревать низкую и преступную сатиру — на того, кто некогда внушил мне стихи, конечно, недостойные великой тени, но искренние и излиянные из души.


2. Речь Ю.Н. Афанасьева на 1 Съезде народных депутатов СССР

Уважаемые товарищи депутаты! Все мы призваны критично оценивать положение в стране. Я думаю, мы должны и обязаны также критично оценивать свою собственную деятельность на Съезде. И в этом смысле по ряду причин, о которых я и вышел сказать, вчерашний день работы нашего Съезда на меня произвел удручающее впечатление.

Во-первых, около полуночи мы не услышали голос карабахской делегации, или, точнее сказать, никак не отреагировали на него. И в итоге он остался без какой бы то ни было реакции с нашей стороны. Чуть раньше мы все вместе по существу оставили в состоянии политической изоляции литовскую делегацию, которая вышла с предложением, сформулированным, как мне кажется, совершенно неудачным образом, но тем не менее с предложением, которое имеет под собой основание. И мы запустили в ход привычную машину. Несколько нравоучительно-клеймящих выступлений, в том числе и выступления уважаемых мною Залыгина и Медведева, за которыми последовало отупляющее голосование большинством. Еще раньше мы в спешке сформировали состав Верховного Совета. В спешке, в которой мы не услышали целый ряд дельных предложений, с моей точки зрения. В частности, предложение Родиона Щедрина. И в итоге голос Родиона Щедрина пропал, а вместе с ним канул в небытие депутат Травкин, о котором шла речь.

Я еще раз внимательно посмотрел состав нашего Верховного Совета. Я обязан это сказать, потому что я это думаю и я в этом убежден: если иметь в виду уровень квалификации депутатов на фоне тех задач, которые предстоит этому Верховному Совету решать, если иметь в виду уровень их профессионализма, который требуется в этих сложных для нашей страны условиях, то мы сформировали сталинско-брежневский Верховный Совет. (шум в зале)

Вот это тоже и есть то удручающее, о чем я хотел сказать. И я обращаюсь именно к вам, к этому, я бы сказал, агрессивно-послушному большинству, которое завалило вчера все те решения съезда, которые от нас ждет народ… (шум в зале) Но я как раз прошу вас не хлопать и не кричать, потому что именно об этом я сюда и вышел сказать. Так вот, уважаемое агрессивно-послушное большинство, и вы, Михаил Сергеевич, то ли внимательно прислушивающийся к этому большинству, то ли умело на него воздействующий. Мы можем и дальше продолжать так работать. Мы можем быть послушными, не выстраивать очередь, аккуратненько подавать записочки. Мы можем быть благостными, как к этому нас призывал отец Питирим. Но давайте все-таки ни на минуту не забывать о тех, кто нас послал на этот Съезд. Они послали нас сюда не для того, чтобы мы вели себя благостно, а для того, чтобы мы изменили решительным образом положение дел в стране.


3. Выступление Ю.Ю. Болдырева в передаче "Мы"

Я бы хотел принять участие в обсуждении и высказать свое отношение к этому вопросу.

Идеальной власти нет. Но механизм всякого государства, в котором граждане живут более-менее прилично, имеет две важнейшие составляющие. Первая: жесткая регламентация деятельности власти, юридический механизм. Вторая: механизм жесткой обратной связи между властью и большинством тех самых граждан, которые голосуют на выборах, политический механизм.

Политический механизм состоит в том, чтобы власть была ответственна перед людьми. Вот простой пример. В нашей стране по много месяцев не платятся пенсии. Это невозможно в цивилизованном государстве, где власть отвечает перед людьми. Потому что если все так не работает, значит необходимо в течение недели-двух изменить все эти законы таким образом, чтобы обязательства государства перед своими пенсионерами выполнялись полностью. Но именно этого-то у нас и не происходит. У нас этой элементарной ответственности нет. Однако с другой стороны у нас есть вполне определенная ответственность власти, но перед кем? Не перед теми, кто голосует, а перед теми, кто финансирует (и здесь мы касаемся уже юридических механизмов). Проследите по ряду регионов, как смена губернатора неминуемо влечет за собой смену уполномоченных банков. Все понятно: одни финансировали одного, другие профинансировали другого. К сожалению, это же мы видим и на общегосударственном уровне: видные деятели бизнеса публично заявляют, что власть теперь, после выборов (вы помните, как они проводились) ответственна перед ними. Каков был механизм накопления капитала у этих людей, вы прекрасно помните. Представить себе, что вдруг они дошли до какой-то планки и их интересы принципиально изменились настолько, что они от власти, которая ответственна лично перед ними, будут требовать чего-то принципиально иного — невозможно. Поэтому нужно понимать, что эта власть будет и дальше ответственна не перед нами, а перед ними. В парламенте механизм абсолютно тот же. Любой, кто хочет быть избран депутатом, должен идти к денежным мешкам на поклон. Значит, это одна из тех ситуаций, когда мы не можем рассчитывать на то, что в ближайшее время у нас заработает политический механизм ответственности власти перед нами, перед большинством граждан. Если мы хотим, чтобы власть была ответственна перед нами хотя бы раз в четыре года, мы должны прежде всего изменить механизм финансирования избирательных компаний.

Оценивая ситуацию в нашей стране, важно учитывать не только то, что мы имеем сейчас, важно от чего мы к этому пришли. Если бы мы шли из диких джунглей, я бы тогда согласился с утверждениями, которые здесь прозвучали, что кое-что у нас потихоньку цивилизуется. Но мы идем совершенно из другого уровня цивилизации, из другого уровня культуры, и мы отказались от важнейших достижений нашей прежней цивилизации. Так, на протяжении длительного времени нам вдалбливают в голову, что у нас был стадный коллективизм, а теперь, как говорит популярный сатирик, мы пришли к индивидуализму, так это неверно. Индивидуализм у нас понимается так: старушка купила в магазине бутылку кефира, потом ее за углом перепродала, получила прибыль. Я вас уверяю, на Западе никому в голову не придет так понимать индивидуализм. Там индивидуализм понимается совершенно иначе: как нашу с вами способность осознать общность наших интересов при всем их различии и объединиться в защиту нашего общего права. Поэтому там представить себе невозможно, чтобы люди месяцами терпели, что бюджетникам не платят зарплату или пенсионерам пенсию. Потому что они понимают, что их метод действия исключительно один: объединиться.


4. Фрагмент из передачи "Слово пастыря"

М. Плетнев: Искусство, как и наука, является полностью экспериментаторской деятельностью. В отличии от религии, оно не имеет абсолюта, оно не имеет абсолютной истины. В христианстве существует абсолют, а в искусстве — нет. Поэтому искусство его ищет. Оно заимствует его то там, то здесь. В тех случаях, когда оно заимствует его из христианской религии, появляются сочинения, которые находятся в русле христианской идеологии. В тех случаях, когда оно заимствует понятие истины из других областей, получается продукт совершенно другой.

Митрополит Кирилл: Я всегда поражался самой идее гармонии. Здесь я вижу необыкновенное созвучие двух элементов: внешнего и внутреннего. Если взять законы гармонии, по которым пишется музыка, то это совершенно конкретные и точные законы, почти физические законы. Но все это совпадает с неким внутренним мерилом, неким внутренним критерием, который присущ человеческой природе. Если вы негармонически разрешаете аккорд, то каждый человек это улавливает. Значит некая норма заложена внутри нас Богом. И в этом смысле, когда вы творите музыку по законам гармонии, происходит, во-первых усвоение человеком этих звуков, вот то, что вы назвали очищением. Оно происходит потому, что внешнее звучание совпадает с неким внутренним инструментом, с неким внутренним ухом, с неким настроем души. Это как радиоприемник настраивается на волну. Если не совпадает частота колебаний контура радиоприемника с передающей станцией, то не происходит связи. Моя связь с музыкой происходит только тогда, когда мой внутренний приемник настраивается на эту же гармоническую частоту. И удивительно: ведь я же никакой не гений в музыке, я ж простой человек, но меня захватывает, поражает музыка гения — Баха, который производил на свет эту гармонию. Видимо, потому, что нечто внутри Баха, и внутри меня суть одно и то же, совпадает, принадлежит творцу. И я хочу спросить, как вы относитесь к таким произведениям, где нарочито попираются законы гармонии. Сейчас это становится все более и более модным. Я слушал в США один концерт. Сначала это было совершенно нормальное музыкальное представление, прекрасные исполнители. Но затем последние 10–15 минут, видимо, устроители хотели ознакомить публику с современными подходами в музыке и началось что-то страшное. Я бы даже какофонией это не назвал. Это был какой-то жуткий вызов этой внутренней гармонии, которая внутри каждого человека. Меня, правда, поразило еще и то, что люди были в восторге от этой музыки. Два или три человека нашли в себе мужество встать и уйти. Я не сделал этого только потому, что мне хотелось услышать все до конца. И я видел, что восторг был поддельный. Создавалась ложная, искусственная система. Одни навязывали ужас, дичь, а другие подхватывали и говорили: "Посмотрите, как это прекрасно!" Это было как в сказке о голом короле.

Для меня искусство интересно тем, насколько оно отражает духовный мир автора, человека, художника. Если это подлинное искусство. Но если это обман и попытка заработать деньги, то это явление совершенно другого порядка. Но если искусство подлинное, то оно всегда интересно, даже если картина страшная — она отражает страшный мир художника. А вот в Музее Помпиду я видел картины, которые производили, на мой взгляд, дикое впечатление на присутствующих. Я смотрел на этих посетителей. Вот экскурсовод убедительно рассказывает о том, как это гениально. Я смотрю в глаза человеку и вижу: он пытается в это поверить, но он никак не может этого сделать. А ему навязывают, говорят: вот в этом гениальность. Вы посмотрите на этот "Черный квадрат" Малевича. Ну вы взгляните: какая сила, какая мысль! Какая драма! Напрягаются посетители, глаза из орбит лезут, и чувствую, не улавливают. Конечно, здесь есть что-то опасное. Попытка создать некий стереотип, некую моду, некий штамп, некий новый критерий, который помогал бы уводить людей от реальной жизни и создавать ложные ценности. Бог его знает, это сложное явление.


5. А. Линкольн. “Геттисбургская речь”

Восемьдесят семь лет назад отцы наши заложили на этом континенте основы новой нации, зачатой в свободе и преданной идее, что все люди созданы равными. Ныне мы вовлечены в великую междоусобную войну, исход которой должен решить, может ли эта нация или иная, рожденная в тех же условиях и преданная той же идее, рассчитывать на длительное существование.

Мы собрались на великом бранном поле этой войны. Мы пришли сюда, чтобы посвятить часть его месту последнего упокоения тех, кто отдал свою жизнь во имя жизни нации. Правильно и достойно то, что мы делаем.

Но, строго говоря, мы не сможем ни освятить, ни почтить, ни возвеличить эту землю. Сражавшиеся здесь храбрецы, живые и мертвые, освятили ее настолько, что не в наших силах прибавить или отнять что-либо. Мир едва отметит и недолго будет хранить в памяти, что мы здесь говорим, но он никогда не забудет того, что они совершили.

Скорее мы — живые — должны отдать себя тому незавершенному делу, которому они столь благородно послужили. Нам — живым — скорее надлежит посвятить себя великой задаче, все еще стоящей перед нами. От этих мертвых, чтимых нами, мы должны воспринять еще большую преданность делу, за которое они отдали все, чем только можно было доказать преданность. И мы обязаны дать торжественную клятву, что не напрасно погибли они, что наша нация с помощью божьей вновь возродится к свободе, и власть волей народа, посредством народа и для народа не исчезнет с лица земли.


6. К.И. Чуковский “Оксфордская речь”. (Чуковский был первым советским писателем, которого во времена хрущевской оттепели пустили за границу. Как вы думаете, почему в этой ситуации писатель говорит именно об этом? Какова его задача и сверхзадача?)

… У нашей соседки, вдовы моряка, улетел любимый попугай. Думали, что его сцапала кошка. Но я нашел его на чердаке невредимым. Соседка обрадовалась и дала мне в награду серебряный рубль да какие-то зеленые английские книжки — четырехтомное сочинение какого-то Джемса Бозвелла, эсквайра, под неинтересным заглавием: “Жизнь Сэмюэля Джонсона”. Придя домой, я стал перелистывать зеленые книги, с трудом разбирая в них отдельные фразы и поминутно заглядывая в англо-русский словарь Александрова. Вначале это было канительно и тяжко, но уже через несколько дней книга поглотила меня всего с головой. Я и сейчас не могу догадаться, каким чародейным искусством этот Джемс Бозвелл, эсквайр, о котором я никогда ничего не слыхал, приворожил меня к своему неотесанному, грубоватому Джонсону. С каждой страницей я все сильнее влюблялся в этот цельный, упрямый и гордый характер, в этот громадный, хотя и затуманенный предрассудками, ум.

С того времени прошло 60 лет! Я пережил 4 войны. Но до сих пор каким-то чудом на полке у меня уцелели четыре зеленые книги, по которым я, одинокий подросток, учился без учителей и учебников любить литературу англичан. Нельзя было и придумать лучшего учебника, чем Бозвелл, так как это — в высшей степени английская книга. Литература Англии, как я убедился потом, очень богата большими и маленькими Бозвеллами. Бозвеллировать — ее специальность, вызванная страстным интересом английских читателей к характерам, судьбам, делам и причудам всякой сколько-нибудь выдающейся личности. Эти читатели как бы сказали себе: для человека нет ничего интереснее, чем другой человек во всех мельчайших подробностях его бытия. Оттого-то в английской литературе так много замечательных мемуаров о замечательных людях, всяких биографий, автобиографий, дневников и т. д.

Этих книг я прочитал за свою долгую жизнь немало, благодаря этим книгам по-новому оценил и прочувствовал наши русские книги, например, воспоминания Ивана Панаева, Павла Анненкова, Павла Ковалевского и др. И воспоминания Горького, вершиной которых представляется мне очерк “Лев Толстой” — такой проникновенный, артистически тонкий. Я не говорю уже о книге “Былое и думы” А. Герцена. Это — монументальная книга могучей изобразительной силы и безоглядной, бестрепетной искренности. Невозможно понять, почему эта книга до настоящего времени не получила широкого признания в Англии.

Страна, которую видишь сквозь ее поэзию и прозу, всегда представляется тебе в ореоле. Для меня Англия была и осталась страною великих писателей. Хорошо понимаю, что это наивно, но здесь уж ничего не поделаешь: видеть Англию исключительно в литературном аспекте и значит для меня видеть ее подлинную сущность. Конечно, я слыхал много россказней о лицемерии британцев, об их чопорности, замкнутости и т. д. В газетах мне часто встречалось модное в те времена выражение “коварный Альбион”. Очевидно, для этого были все основания и, я верю, достаточно веские, но мне выпала большая удача не сталкиваться с таким Альбионом, не испытывать его коварство. И хотя из литературы я знал, что в Англии множество Пексифонов, но разве не та же литература явилась оружием анти-фарисеев, анти-Пексифонов, таких, как Годвин, Шелли, Байрон, Диккенс, Теккерей, Раскин, Вильямс Морис, Бернард Шоу.

Сам понимаю, что это чудачество, но, приехав, например, в Оксфорд и увидев там Бэллиол колледж, я только и вспомнил о нем, что это был колледж Суинберна, а увидев Магдален колледж, сказал себе: “Это колледж Оскара Уайльда”. А когда я впервые подошел к речке Айзис, я не без волнения вспомнил, что ровно сто лет назад жарким летом по этой самой воде проплывала длинная лодка, в которой сидели три девочки, сестры Лиделл и с ними чинный математик Чарльз Лэтвидж Доджсон, т. е. Льюис Кэрролл. Несмотря на жару, он, я думаю, так и не снял черного своего сюртука, не расстегнул крахмального своего ворота, но когда стал рассказывать девочкам, слегка заикаясь, сказку “Алиса в стране чудес”, стало ясно, сколько веселого сумасбродства, озорства, необузданной детскости может порою таиться под черным сюртуком иного оксфордского “дона”. Где эта лодка? Где маленькие сестры Лиделл? Где вода, струившаяся среди этих лугов ровно сто лет назад? Где он сам, Льюис Кэрролл? А его сказка живет и живет несмотря ни на что, и вот уже второе столетие радует миллионы детей. Как же не верить, что литература прочнее всего и что нет такой силы, которая могла бы ее уничтожить!

Мне, старику-литератору, служившему литературе всю жизнь, очень хотелось бы верить, что литература важнее и ценнее всего и что она обладает магической властью сближать разъединенных людей и примирять непримиримые народы. Иногда мне чудится, что эта вера — безумие, но бывают минуты, когда я всей душой отдаюсь этой вере. “Разве не утешительно, — говорю я себе в такие минуты, — что за всю многовековую историю русско-британских отношений еще не было другого такого периода, когда Англия проявляла столь жгучий, живой интерес к языку и литературе России, а Россия — к языку и литературе Англии”. Будем же верить, что это к добру, — и давайте, несмотря ни на что, крепить, насколько это зависит от нас, наши дружеские литературные связи. Хорошо понимаю, что это — банальный призыв, но продиктован он свежим, заново прихлынувшим чувством.


7. В. Мережко. Речь председателя оргкомитета на вручении премии «Ника» (1997)

Ну кто мог подумать, что кино может закончиться! Посмотрите, кто стоит перед вами! Кто мог сказать, что «Ника» может закончиться! Да никогда, друзья мои!

Я счастливый человек, потому что 10 лет я выхожу на эту сцену, на эту палубу, и 10 лет я произношу замечательные слова, открывающие церемонию вручения высших наград кино «Ника». Это великолепные слова! Первые три года, поверьте мне, в этот зал, в котором помещается более тысячи человек, было очень трудно найти гостей, пригласить их сюда. Не хотели! Не верили! Смеялись! Простите меня, издевались! Так было. Потом еще через три года наступила ситуация удивления: удивлялись, что что-то получается. Потом поверили. Сейчас у меня внизу спрашивали журналисты: правда ли, что «Ника» может закончиться, и правда ли, что кино дышит на ладан и у нас не хватит фильмов. Кино наше болело, но уверяю вас, оно уже выздоравливает, и не может, имея такие мощные силы, такое мощное наследие, как у нашего кинематографа, позволить себе закончиться. Никогда! Самый страшный грех — разрушать дом, который не ты построил. Наш дом построен и стоит крепко. Мы не вечны, наша команда рано или поздно передаст бразды правления в другие руки, руки более молодые. Но пока я хочу сказать слова благодарности вам, дорогие гости, вам, любимые мои академики, вам, лауреаты «Ники» мои ненаглядные. Я хочу произнести слова, которые говорю уже 10 лет. Итак, торжественную церемонию вручения высших кинематографических наград «Ника» объявляю открытой.


8. Слово патриарха Московского и Всея Руси Алексия II при открытии II Всемирного Русского Собора 1 февраля 1995

Уважаемые представители высших органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации! Преосвященные архипастыри, честные отцы, братья и сестры!

Я рад приветствовать вас, прибывших в это историческое место на II Всемирный Русский Собор, проведение которого становится уже доброй традицией. С чувством глубокого удовлетворения свидетельствую, что за прошедшее с I Собора время работа постоянно действующих соборных организмов не прекращалась, но постоянно совершенствовалась. И по мере углубления трудов выявилось то главное, что должно, как думается, быть сегодня их средоточием, — возрождение в народе нашем веры православной, воссоздание подлинной церковности.

Кризисные явления в жизни России и стран ближнего зарубежья, где живут миллионы русских, побуждают задуматься о причинах поразивших нас бед. Многие сегодня согласятся, что одной из таких причин — а, может быть, и главной из них, — является образовавшийся в обществе духовный вакуум. Наивно думать, что он может существовать вечно. Наоборот, чем дольше мы находимся в состоянии вакуума, тем глубже порождаемые им проблемы и тем острее духовная жажда, которая от безысходности принимает порой искаженные формы, понуждая людей в отчаянии пить из вредоносных, отравленных источников. Другими словами, духовный вакуум неизбежно будет заполнен. И он уже заполняется разрушительными влияниями, могущими ввергнуть общество в пучину расколов, вражды, порока, безумия и самоуничтожения. Вот почему Святая Церковь желает помочь людям выбраться из бездны духовной пустоты и обрести смысл бытия в истинной вере Христовой.

В известной евангельской притче Господь Иисус сравнил человека, слушающего Его слова и исполняющего их, со строителем, “который копал, углубился и положил основание на камне, почему, когда случилось наводнение, и вода налегла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне”. (Лк. 6,48) Далее в этой же притче говорится: “А слушающий и не исполняющий подобен человеку, построившему дом на земле без основания, который, когда налегла на него вода, тотчас обрушился; и разрушение дома сего было великое”. (Лк. 6,49) Не о нас ли эти слова? Опыт Церкви показывает: ничто не спасет от разрушения здание народной жизни, если оно не будет основано на твердом камне веры в Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего и подателя всех истинных благ. Связь с Живым Богом есть сущность жизни всякого христианина, сущность жизни Церкви. Значение этой связи несопоставимо со всеми земными делами, и поэтому святитель Игнатий (Брянчанинов) имел все основания сказать, что человечество на земле должно странствовать, “не прилепляясь сердцем ни к каким предметам, которыми обставлена эта гостиница, но непрестанно помышляя о горнем своем отечестве и всеусильно стремясь возвратиться в него”.

Однако вместе с тем наша вера немыслима без служения ближним, то есть, всем людям, с которыми мы сообщаемся в жизни. Не случайно в уже приведенной притче Господь говорит не просто о слушающих, но об исполняющих Его слова. “Вера без дел мертва”, - читаем у апостола Иакова (Иак. 2,26). И если мы не проявляем действенной, жертвенной любви к каждому человеку, к обществу, к народу, — значит, нет в нас подлинной веры, подлинного желания идти за Христом, к сколь бы трудному подвигу Он ни призывал нас. Скажу больше: наши земные дела будут иметь настоящий, а не призрачный и не ложный успех только тогда, когда будут освящены верой.

Итак, я глубоко убежден, что нам не воскресить нашей страны и нашего народа без нового пробуждения горячей, искренней веры в сердце каждого русского человека, без возвращения к исконной основе нашего бытия — святому Православию. Думаю, что большинство из нас согласится с этим. Но, наверное, мы сделали уже достаточно взаимных заверений в желании помочь духовному возрождению Отечества. Ныне каждый из нас, епископ или инок, пастырь или поэт, предприниматель или политик, воин или рабочий, ученый или землепашец, будучи членом Церкви, должен знать, что именно его Господь призывает потрудиться на святой ниве Христовой. Тем более, что жизнь открыла нам неисчерпаемые возможности, и, как бы ни было трудно, сколько бы ни встречали мы противодействия, проповедь наша и труды наши расширяются, и никто уже не сможет вернуть Церковь в прежнее стесненное состояние.

Однако горе нам, если мы не утолим духовной жажды людей. Прошедший недавно Архиерейский Собор Русской Православной Церкви не напрасно призвал Полноту церковную приложить все силы для миссионерского и просветительского делания в среде нашего народа. Причем православная миссия должна быть не только словесной проповедью, но и свидетельством о Христе каждым днем нашей жизни, протекающей во всех сферах и измерениях бытия страны и общества.

В этом смысле мне хотелось бы, чтобы открывающийся ныне II Всемирный Русский Собор имел бы то же правило, что и Собор наших иерархов, помог бы пастырям и мирянам Церкви Русской осуществить столь потребную сегодня проповедь Православия словом и делом, своей жизнью на благо наших соплеменников. Господь да пребудет с вами и да увенчает Он успехом работу Собора. “Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен перед Господом” (1 Кор. 15, 58)


9. Речь на открытии магазина фирмы Reebok

Господа! Сегодня мы рады сообщить вам об открытии в вашем замечательном городе салона по продаже спортивной обуви. Наша фирма представляет в Волгограде всемирно известного производителя спортивных товаров Reebok. Заочно мы с вами уже знакомы по рекламе на телевидении, в прессе, по рекламным проспектам, но тем не менее мы всегда рады встрече с Вами.

История компании началась в 1895 году в английском городке Болтон. Называлась она «Фостер», по имени обувщика, который первым в мире начал изготовлять шипованную обувь для спортсменов. Длительное время компания оставалась небольшой и имела дело исключительно с бегунами-профессионалами высокого класса. В 1958 году в Англии появляется фирма Reebok (по имени изящной и прыгучей африканской газели), среди учредителей которой были и два внука Фостера. Взлет фирмы к высотам одного из мировых лидеров начался в 80-е годы, когда продукция Reebok вышла на американский рынок. Спрос на продукцию фирмы превзошел ожидания. Английская фабрика не могла справиться с объемом заказов, и в подмогу ей были построены новые — сначала в Южной Корее, затем в Таиланде, Малайзии, на Тайване, в Индонезии и на Филиппинах. Сейчас товар с торговым знаком Reebok производится в этих странах на 40 фабриках. Вся продукция проходит исключительный контроль на соответствие качества стандарту Reebok. В 1985 году компания стала американской со штаб-квартирой в городе Стоутон.

Об успехе товара с торговой маркой Reebok говорят следующие цифры:

– он продается в 140 странах;

– объем продаж увеличился с 1,5 миллионов долларов в 1981 году до более 3 миллиардов долларов в 1992 году;

– темпы роста объема продаж самые высокие в мире бизнеса спортивными товарами и в ближайшее время фирма Reebok станет абсолютным мировым лидером в этой области;

– фирмой созданы более 40 новейших технологий, вот некоторые из них:

а) технология «instapump» — легковесные надувные камеры, расположенные в стратегических местах обуви, которые обеспечивают точное соответствие ноги и обуви и предохраняют от травм связки и мышцы;

б) технология «hexalite» — амортизирующая сотовая структура, повторяющая одну из самых прочных структур в природе;

в) технология «graphlite» — легкая прокладка из композитного материала на основе графита, стекловолокна и синтетической смолы, которая по прочности не уступает стали, но на 45 % легче резины и вспененных материалов, и используется в авиа- и вертолетостроении.

ВНИМАНИЕ! Ввиду того, что товар фирмы Reebok высокотехнологичен, он попадает в разряд элитного, а значит, дорогостоящего товара. Это обстоятельство провоцирует поток подделок под столь желанный многим Reebok. Эти изделия имеют порой привлекательный вид, в них нелегко распознать подделку. Но вскоре тех, кто не устоял перед низкой ценой, ждет разочарование — подделка есть подделка. Те, кто не желает испытывать свою судьбу, могут посетить фирменный салон Reebok — именно здесь Вы приобретете настоящий Reebok и получите на него гарантию.

Однако в вашем городе не было такого салона. И вот сегодня мы имеем честь сообщить вам об открытии магазина фирмы Reebok, который сможет удовлетворить потребности в высококлассной обуви не только профессиональных спортсменов, но и других поклонников хорошей обуви, всех тех, кто заботится о комфорте и удобстве для своих ног. В связи с этим наша фирма выражает сердечную благодарность городской администрации в лице ее мэра Чехова Юрия Викторовича за предоставленную возможность приобрести это прекрасное помещение в центре города, областному телевидению за помощь в организации рекламной кампании, а также всем почтившим присутствием это собрание за внимание к нашей продукции и поддержку наших усилий. Мы надеемся, что наш магазин станет ведущим предприятием по продаже обуви в вашем городе и покупатели, как и во всем мире, по достоинству оценят высокое качество нашей продукции.


10. Речь на презентации Коммандитного товарищества Союзагрострой Ост.

Здравствуйте! Мы рады приветствовать вас на презентации Коммандитного товарищества Союзагрострой Ост. Мы осуществляем программы промышленного и гражданского строительства, содействуем внедрению новых технологий, насыщаем рынок продуктами питания и товарами народного потребления, создаем новые рабочие места, формируя сеть филиалов и представительств в России и странах СНГ.

Комплекс программ высокорентабельной и прибыльной деятельности Товарищества разработан при участии специалистов американской компании V amp;V Consulting Corporation. Мы считаем, что одной из важных гарантий успеха деятельности КТ Союзагрострой Ост является участие на договорной основе компании V amp;V Consulting Corporation в реализации разработанных ею программ для Товарищества. Мы предлагаем своим участникам несколько схем взаимовыгодного сотрудничества. Так, члены-вкладчики (коммандисты) КТ в соответствии с Гражданским кодексом, принятым Госдумой 21 октября 1994 года, имеют право на фиксированный гарантированный доход независимо от результатов хозяйственной деятельности Товарищества. Минимальный вклад члена-вкладчика (коммандиста) — 10 000 рублей. Другой пример. Вы рассчитываете осуществить выгодную сделку (купить трактор, коттедж, квартиру, автомобиль, открыть собственное дело или стать совладельцем мини-завода). Выгода от этой сделки для Вас очевидна. У Вас даже есть 50 или более процентов необходимой суммы. Не хватает только надежного солидного партнера, которому Вы могли бы довериться. Вы уверены также, что вскоре сможете самостоятельно рассчитаться со своим партнером по всем обязательствам. Тогда обращайтесь к нам, в Коммандитное Товарищество Союзагрострой Ост. Наше взаимовыгодное сотрудничество может продолжаться 1 год, 5, 10, 20 и более лет.


11. Речь А.А. Ширвиндта на юбилее З.Е. Гердта.

Друзья! Разрешите поднять, в данном случае умозрительно, этот символический бокал за очаровательное украшение нашей жизни — за Зиновия Гердта.

В эпоху великой победы дилетантизма всякое проявление высокого профессионализма выглядит архаично и неправдоподобно. Гердт — воинствующий профессионал-универсал. Я иногда думаю, наблюдая за ним: кем бы Гердт был, не стань он артистом?

Не будь он артистом, он был бы гениальным плотником или хирургом. Гердтовские руки, держащие рубанок или топор, умелые, сильные мужские — археологическая редкость в наш инфантильный век. Красивые гердтовские руки — руки мастера, руки артиста.

Не будь он артистом, он был бы поэтом, потому что он не только глубоко поэтическая натура, он один из немногих знакомых мне людей, которые не учат стихи, а впитывают их в себя, как некий нектар (когда присутствуешь на импровизированном домашнем поэтическом вечере — Александр Володин, Булат Окуджава, Михаил Козаков, Зиновий Гердт — синеешь от белой зависти).

Не будь он артистом, он был бы замечательным эстрадным пародистом, тонким, доброжелательным, точным. Недаром из миллиона “своих” двойников Л.О. Утесов обожал Гердта.

Не будь он пародистом, он был бы певцом или музыкантом. Абсолютный слух, редкое вокальное чутье и музыкальная эрудиция дали бы нам своего Азнавура, с той только разницей, что у Гердта еще и хороший голос.

Не будь он музыкантом, он был бы писателем или журналистом. Что бы ни писал Гердт, будь то эстрадный монолог, которыми он грешил в молодости, или журнальная статья, — это всегда индивидуально, смело по жанровой стилистике.

Не будь он писателем, он мог бы стать великолепным телевизионным шоуменом — но, увы, уровень наших телешоу не позволяет пока привлекать Гердта в этом качестве на телеэкраны.

Не будь он шоуменом, он мог бы стать уникальным диктором-ведущим. Гердтовский закадровый голос — эталон этого еще мало изученного, но, несомненно, труднейшего вида искусства. Его голос не спутаешь с другим по тембру, по интонации, по одному ему свойственной иронии, будь то наивный мультик, “Двенадцать стульев” или рассказ о жизни и бедах североморских котиков.

Не будь он артистом… Но он Артист! Артист, Богом данный, и слава Богу, что при всех профессиональных “совмещениях” этой бурной натуры ему (Богу) было угодно отдать Гердта Мельпомене и другим сопутствующим искусству богам.

Диапазон Гердта-киноактера велик. Поднимаясь до чаплиновских высот в володинском “Фокуснике” или достигая мощнейшего обобщения в ильфовском Паниковском, Гердт всегда грустен, грустен — и все тут, как бы ни было смешно то, что он делает. Тонкий вкус и высокая интеллигентность, конечно, мешают его кинокарьере в нашем попмире, но поступиться этим он не может. “Живой” театр поглотил Гердта сравнительно недавно, но поглотил до конца. Его Костюмер в одноименном спектакле — это чудеса филигранной актерской техники, бешеного ритма и такой речевой скорости, что думалось: вот-вот устанет и придумает краску-паузу, чтобы взять дыхание, — не брал, несся дальше, не пропуская при этом ни одного душевного поворота.

Наивно желать Гердту творческих успехов — он воплощение успеха. Пошло ратовать за вечную молодость — он моложе тридцатилетних. Надо пожелать нам всем помогать ему, не раздражать его, беречь его, чтобы он, не дай Бог, не огорчился, разочаровавшись в нас, тех, ради которых он живет и творит.


12. Радиопоздравление Президента Б.Н. Ельцина по поводу 8 Марта.

Дорогие женщины! Я обращаюсь к вам с самыми искренними и теплыми поздравлениями. Это, если хотите, мое признание вам в любви. Страна во многом держится сегодня на вашей мудрости и любви, которые вы проявляете по отношению к нам, мужчинам. Только вы так умело можете гасить страсти, умиротворять и успокаивать. И дети, и мужья, и родители — все это ваша забота. И вы несете этот груз с терпением и достоинством, чему мы, мужчины, можем только позавидовать.

И потому обращаюсь теперь к мужчинам: когда у вас есть такие замечательные жены, матери, дочери и внучки — это богатство. Любите их, берегите, радуйте, помогайте, балуйте, наконец, не жалейте для них ничего. Они достойны этого. С праздником вас, дорогие женщины!


13. И.П. Шабунин. Поздравительная речь по поводу присвоению институту звания академии.

Дорогие друзья! Позвольте мне поздравить коллектив того высшего учебного заведения, где мы с вами присутствуем с присвоением высокого звания академии и пожелать всем крепкого здоровья, успехов и оптимизма в жизни.

Сегодня это учебное заведение действительно завоевало солидный авторитет в Волгограде. Ну вы заметили, они уже на иностранные языки перешли: по-латыни нас приветствовали, скоро на армянский перейдут. Перед началом я попросил: Михаил Артемович, ну что это они на английском языке поют, ну давай уж на армянском! Это дружеское пожелание мое: освоить все языки — чем больше языков здесь пропишется, тем больше дружбы будет среди всех народов. Это очень хорошо, что ректор возглавляет армянскую диаспору, и мы стараемся работать вместе. Все народы на территории Волгоградской области должны жить дружно, в добром мире: чеченец, еврей, армянин, русский. И казаки вот в нацию пробиваются уже более семи месяцев. А зачем? Все казаки ведь русские. Все будем жить хорошо, если будем хорошо работать, хорошо управлять народным хозяйством. Всем хватит дела на территории области. Мы можем принять еще не меньше миллиона человек. И всем работа бы нашлась. Нам только бы преодолеть вот эти трудности, которые у нас возникли. Некоторые трудности просто придуманы, и мы их обязательно развяжем. Поэтому сегодня в академии уже три факультета, очень нужных народному хозяйству области.

Первый — бюрократический в хорошем понимании этого слова. Конечно, столько поколений юмористов упражнялось над бюрократом, что сегодня слово бюрократ как-то задевает. Но ведь наши соседи, страны с давнишней рыночной экономикой, они ведь имеют значительно больше бюрократов, чем у нас с вами. Вот в Швеции мне как-то довелось быть, там в Стокгольме есть такой район Слюстина, так в нем всего 40 тысяч населения, а стоит 26-этажное здание муниципального управления, набитое как селедок в бочку бюрократами. Ну правда, там бюрократ отличается от нашего: он все знает и все сделает, а наш ничего не знает и ничего не хочет делать чаще всего. Поэтому работа для академии предстоит очень большая — воспитать настоящего делового бюрократа. Она уже готовит их, и отзывы хорошие.

Ну потребность в такой специальности, как юрист, очень большая. Без юриста сегодня вообще ничего не сделаешь. Вот И.П. Рыбкин когда выступает, всегда говорит: Нам надо принять 400 законов, а мы приняли только 200. Представляете, что будет, когда еще 200 законов примут? Мы в этих уже запутались, и без специалиста в них не разберешься. Но это нужно для устройства нормальной жизни, поэтому юрист должен быть квалифицированным, и он из академии таким и будет выходить.

Ну а третий факультет, он еще громче называется — экономический, но если проще сказать, он готовит делового человека. Это бизнесмен, которого ждет любое предприятие. Это специалист, которого области как раз и не хватает. Я убежден, что в ближайшие годы коллектив академии будет готовить деловых людей. И мы будем тесно сотрудничать.

Мы с Михаилом Артемовичем договорились, что на будущий год защита квалификационных работ должна идти у нас в администрации, чтобы наши бюрократы выпускнику задавали вопросы. Мы уже это практиковали с ВолГУ, и получилось очень хорошо. Это полезно и для наших, и для студентов. Вот студенты проходили у нас практику и то, что они с нашими пообщались, оказалось очень полезным — мысли у студентов часто очень свежие появляются.

Я от души желаю, Михаил Артемович, вам и всему вашему коллективу и дальше набирать авторитет, готовить хороших специалистов и сделать жизнь на Волгоградской земле более радостной.


14. И. Бунин Ответное слово после вручения Нобелевской премии.

Ваше высочество, милостивые государыни, милостивые государи! Девятого ноября, в далекой глуши, в старинном провансальском городе, в бедном деревенском доме телефон известил меня о решении Шведской академии. Я был бы неискренен, ежели бы сказал, как говорят в подобных случаях, что это было наиболее сильное впечатление во всей моей жизни. Справедливо сказал великий философ, что чувства радости, даже самые резкие, почти ничего не значат по сравнению с таковыми же чувствами печали. Ничуть не желая омрачать этот праздник, о коем я навсегда сохраню неизгладимое воспоминание, я все-таки позволю себе сказать, что скорби, испытанные мною за последние 15 лет, далеко превышали мои радости. И не личными были эти скорби, — совсем нет! Однако твердо могу сказать я и то, что из всех радостей моей писательской жизни это маленькое чудо современной техники, этот звонок телефона из Стокгольма в Грас, дал мне как писателю наиболее полное удовлетворение. Литературная премия, учрежденная вашим великим соотечественником Альфредом Нобелем, есть высшее увенчание писательского труда! Честолюбие свойственно почти каждому человеку и каждому автору, и я был крайне горд получить эту награду со стороны судей столь компетентных и беспристрастных. Но думал ли я девятого ноября только о себе самом? Нет, это было бы слишком эгоистично. Горячо пережив волнение от потока первых поздравлений и телеграмм, я в тишине и одиночестве ночи думал о глубоком значении поступка Шведской академии. Впервые со времени учреждения Нобелевской премии вы присудили ее изгнаннику. Ибо кто же я? Изгнанник, пользующийся гостеприимством Франции, по отношению к которой я тоже навсегда сохраню признательность. Господа члены Академии, позвольте мне, оставив в стороне меня лично и мои произведения, сказать вам, сколь прекрасен ваш жест сам по себе. В мире должны существовать области полнейшей независимости. Вне сомнения, вокруг этого стола находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований. Но есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести, то, чему мы обязаны цивилизацией. Для писателя эта свобода необходима особенно, — она для него догмат, аксиома. Ваш жест, господа члены Академии, еще раз доказал, что любовь к свободе есть настоящий национальный культ Швеции.

И еще несколько слов — для окончания этой небольшой речи. Я не с нынешнего дня высоко ценю ваш королевский дом, вашу страну, ваш народ, вашу литературу. Любовь к искусствам и литературе всегда была традицией для шведского королевского дома, равно как и для всей благородной нации вашей. Основанная славным воином, шведская династия есть одна из самых славных в мире. Его величество король, король-рыцарь, да соизволит разрешить чужеземному, свободному писателю, удостоенному вниманием Шведской академии, выразить ему свои почтительнейшие и сердечнейшие чувства


15. Ответное слово Ю. Меньшовой при вручении премии «Тэффи» передаче "Я сама"

Неожиданно! За три года, что мы являемся номинантами этого замечательного приза, нам показалось, что для большинства членов академии, которые в подавляющем большинстве являются мужчинами, наша передаяа стала некоторым талисманом в проведении церемонии «Тэффи». Эта роль была нам очень приятна, но и расстаемся с ней мы не без удовольствия. И передаем эту эстафетную палочку тем нашим конкурентам, которые не вышли сегодня на эту сцену. Ребята! Говорят, обещанного три года ждут. У вас еще все впереди.

Не нарушу традиции и, конечно же, хочу поблагодарить тех, кому обязаны мы как программа и я лично. Во-первых, огромное спасибо каналу ТВ-6 и Эдуарду Сагалаеву, который пять лет назад, когда я пришла на телевидение, поверил, что это не пустые амбиции дочери знаменитых родителей. Ивану Демидову, который запустил этот проект и доверил его мне, хотя оснований для этого в тот момент у него не было никаких. Огромное спасибо всем тем женщинам, которые за эти годы были героинями наших программ и всем тем зрителям — и мужчинам, и женщинам — которые приходили на нее, поскольку без вас мы бы не стояли на этой сцене так победоносно. И наконец, я хотела бы сказать огромное спасибо команде, которая работает над этой передачей. Я знаю, что некоторые ребята в зале, некоторые смотрят эту программу по телевизору. Я хочу сказать вам, что я счастлива, так как все эти годы я ни разу не стояла перед дилеммой: профессионализм или человеческие качества. Ваш профессионализм безупречен, и вы все удивительные люди. Я думаю, что это имеет огромное значение именно для этой передачи. Спасибо вам, ребята, это наша победа!


16. Выступление руководителя фракции «Яблоко» Г. Явлинского в Думе на обсуждении кандидатуры В.С. Черномырдина на должность премьер-министра (1998 г.)

Уважаемые депутаты! Фракция «Яблоко» не поддержит кандидатуру В.С. Черномырдина на должность премьер-министра страны. Мы уже объясняли это, и у нас есть все основания к отрицательному голосованию по этой кандидатуре. Мы говорили, что именно во время того, как В.С. Черномырдин был главой правительства в стране расцвела невиданная до этого времени коррупция, была создана полукриминальная система, был построен карточный домик из абсолютно неэффективной экономики, которую первые же малейшие колебания на мировых рынках и кризис развалили и перечеркнули усилия многих миллионов людей, которые за последние 5–6 лет все же пытались что-то сделать. Но поскольку Виктор Степанович счел нужным еще раз услышать, почему «Яблоко» против него, мы вынуждены сказать еще и о том, что новая программа Виктора Степановича, которую он изложил в Совете Федерации, по многим своим пунктам представляет собой просто упражнения по тушению огня бензином. И я могу это доказать в два счета, рассматривая цифры или логику этой программы. Это действительно так. Кроме того мы должны напомнить то, о чем еще не говорилось в этом зале. Именно в период Черномырдина в новой России состоялось самое большое количество политических криминальных убийств, в том числе в Москве, и ни одно из них до сих пор не расследовано. И наконец, мы никогда не забудем то, что случилось в Чечне. Именно правительство Черномырдина вело войну в Чечне и десятки и десятки тысяч людей там убиты. Там предана российская армия, там выровняли с землей целый субъект Российской Федерации. Как же мы будем голосовать и назначать этого человека вновь?

Виктор Степанович задавал вопрос с этой трибуны, обращаясь в том числе и ко мне, спрашивая о том, где взять деньги. Разрешите мне очень коротко остановиться на этом вопросе. Я хочу пояснить, что в любой стране мира деньги находятся у людей. Если бедные люди живут в стране, то в стране нет денег, если богатые люди — в стране много денег. А что касается правительства, то это вопрос отношения людей и правительства. Если люди доверяют своему государству и своему правительству, то они эти деньги дают правительству. Например, через налоги, но если их, конечно, не грабят и не тащат каждую последнюю копейку с них. Например, через банки, но если их не обманывают, не разрушают их вклады, не отбирают, не конфискуют, как это было сделано в течение двух-трех последних месяцев. Например, через инвестиционные фонды, но если инвесторов, как наших, так и зарубежных, не обманывают, как картежники на пляже, тогда и деньги существуют в государстве. Ну еще тогда деньги появляются, когда решаются такие примитивные вопросы, как табак и водка, как, например, СРП, ну их много, таких простых вопросов. Но если не хватает доверия, или не хватает ума, то денег никто не дает. Сегодня у нашего народа, не смотря на все трудности, не менее 30 млрд. долларов на руках. Вопрос сегодня, какое нужно создать правительство, чтобы люди согласились эти деньги одолжить правительству на общегосударственные нужды. Вот и вся история, где взять деньги.

Но мы хотели сделать еще одно заявление. Да, мы понимаем, реальность этой экономической ситуации. Да, мы отдаем себе отчет, что она будет ухудшаться теперь с каждым месяцем. Это следствие той ложной, ненастоящей, мифической экономики, которую создали за это время. В этих условиях мы заявляем: «Яблоко» готово взять на себя ответственность. Мы не создадим чуда, мы не сможем все исправить, но мы готовы провести консультации со всеми от ДВР до КПРФ для создания работоспособного правительства для вывода страны из кризиса. В чем наша программа? А наша программа очень простая. Нужно остановить рост цен как можно быстрее и нужно дать людям работу и зарплату — вот и вся ближайшая программа. А в целом мы хотим построить свободное открытое демократическое государство с эффективной рыночной экономикой, построенной на частной собственности и конкуренции. И все это мы хотим, чтобы было основано на правах человека, свободе слова и демократии. И мы будем это делать.

Но учитывая наши отношения с президентом, учитывая то, что мы являемся демократической оппозицией Ельцину, мы предлагаем компромисс. Я предлагаю моим коллегам в государственной думе всерьез прислушаться к этому компромиссу. Учитывая постоянно ухудшающуюся ситуацию нам с вами нужно было бы сегодня утвердить такого премьер-министра, которого нам не надо было бы снимать буквально через три месяца в связи с ухудшающейся экономической ситуацией. Это означает, что мы должны иначе решать вопрос, нежели мы решали его всегда, когда назначали премьер-министрами завхозов или так называемых завскладами (хозяйственников). На складе пусто, больше раздавать со склада нечего. Там все закончилось. Вы знаете, что делают, когда на складе пусто: тогда обычно устраивают пожар. Вот не надо устраивать пожар, мы и так знаем, что там пусто. И мы даже и проверять пока не идем. Мы спрашиваем, кого мы можем назначить, чтобы его не снимать через три месяца? А какие признаки у этого человека должны присутствовать? Это должен быть человек, который не принадлежит ни одной партии. Это должен быть человек, который имеет достаточный политический авторитет, чтобы к нему прислушивались силовые структуры. Это должен быть человек, известный во всем мире. Это должен быть человек, который не собирается баллотироваться в президенты. Это должен быть человек, которого можно было бы проголосовать в Думе с первого раза. К счастью для России, такой человек у нас есть. Это Евгений Максимович Примаков. Мы можем обсудить с ним потом любого заместителя по экономике — самого первого наипервейшего экономического вице-премьера. И если Виктор Степанович знает, как выводить страну из кризиса, то пускай он идет первым вице-премьером и работает по выводу страны из кризиса. Это работы примерно недели на три. Но зато мы не будем каждый раз при переназначении устраивать политический кризис в стране и снова искать премьер-министра. Назначение в России политического премьера — назревшая необходимость. Политических премьеров обычно назначают от хорошей жизни. В России, которая как неудачник из двух зол всегда выбирает оба, мы должны от плохой жизни избрать политического премьера, который бы обеспечил нам более-менее свободные и открытые выборы, когда они понадобятся.

Поэтому фракция «Яблоко» не сможет поддержать кандидатуру Черномырдина. Спасибо.


17. Выступление руководителя депутатской группы "Российские регионы" О.В. Морозова в Думе на обсуждении кандидатуры В.С. Черномырдина на должность премьер-министра (1998 г.)

Уважаемые коллеги, уважаемый председатель! Честно сказать, глядя на все происходящее сейчас в стране, в государственной думе, теряешь вместе со страной остатки рассудка.

Вот я шел сегодня на заседание так называемого круглого стола с надеждой, что мы найдем все-таки какое-то согласованное решение. А вышел с обостренным чувством опасности, которая грядет для всех для нас. И самое интересное, что самым распространенным словом в выступлениях представителей регионов, глав администраций было именно это слово — опасность! Говорят так: да, кризис, да, плохо, никогда не было так плохо, но при этом добавляли: мы у опасной черты, за этой чертой могут начаться процессы бесконтрольные и плохо прогнозируемые.

И вот в этой связи всем нам, я имею в виду и Президента, и Виктора Степановича Черномырдина, и всех сидящих в этом зале, неплохо было бы посмотреть на себя со стороны. Дело в том, что люди не сильны в наших регламентных премудростях. Люди не заглядывают в Конституцию, как в святцы. Они смотрят на экраны телевизоров, они читают газеты, и не могут ничего понять. Они ведь не знают, как происходит внесение кандидатуры на пост премьера. Что Президент может взять для этого две недели, неделю подумать, потом внести. Что он может повторить это второй и даже третий раз. Это нам кажется, что все всё знают. А на самом деле люди смотрят и говорят: да когда же они там до чего-либо договорятся, когда прекратится то, что происходит в стране. А ведь действительно, с каждой минутой становится все хуже и хуже. Вот у меня буквально раскален телефон. Я говорю с главами администраций, мне звонят избиратели: никто ничего не может понять. Все говорят: когда это кончится, положите этому конец, начните что-либо делать. Я в данном случае не бросаю упрек никому из нас: мы вроде бы действуем так, как идет политический процесс. Я просто хочу, чтобы мы все поняли: выигравших в этой ситуации не будет. Ни среди тех, кто сегодня говорит за Черномырдина, ни среди тех, кто говорит против. Потому что мы до сих пор ничего не можем сказать людям, что будет завтра, что будет послезавтра. Это первое. Немаловажно и то, что мы сегодня идем на это голосование, заведомо зная результат. Надо понять, дорогие мои коллеги, что эта проблема — кого мы назначим премьером и что будет завтра, сохранится Государственная дума или она не сохранится, не решается на этой трибуне. Я внутренне был сегодня совершенно согласен с предложением Бабурина, потому что все, что мы сейчас говорим транслируется на всю страну, люди смотрят на нас и говорят: опять они там ни до чего не договорятся, опять никакого решения не будет. Я не говорю сейчас о Черномырдине, не о нем сейчас речь. Речь идет о том, что сейчас происходит в стране. И вы это знаете не хуже меня.

Теперь еще об одном. Мы по-прежнему выступаем за согласие между ветвями власти. Ибо другого пути у нас сегодня нет. Войти в роспуск Государственной думы — это высшая степень безответственности. Как со стороны Президента, который толкает нас сегодня в этот роспуск, так и с нашей стороны, если мы не предпримем все, что можно для того, чтобы этого не допустить. Где же путь из этого тупика? Скажу так: путей почти что нет, остались одни тропинки. На мой взгляд, их две. Одна уже, практически, затоптана, почти исключена.

Итак, первая: мы должны еще раз собраться (семь ли нас соберется, или чуть больше) и понять, при каких условиях левое большинство плюс фракция «Яблоко» могли бы пойти на то, чтобы утвердить Черномырдина. Я понимаю, что сейчас будет возмущение, потому что все уже высказали свою позицию. И тем не менее я хочу сказать, что это тоже возможный путь. Возможно, шансы там ничтожно малы. Я хочу всех вас вернуть к известному политическому соглашению, которое сегодня подписал президент. Давайте поймем простую вещь: мы были с вами буквально на грани того, чтобы начать в стране невиданные для нас реформы, о которых мы говорили многие годы. Да, с нас просили за это некую цену. Эта цена — кандидатура Черномырдина. И я не уверен, что было бы более весомым: действительно ограничить полномочия президента, сделать полновесный парламент, сделать подконтрольное правительство и утвердить Черномырдина. Но похоже, эту цену мы заплатить не можем. Этот путь можно отрицать, потому что нет возможности им идти.

Но есть вторая тропинка, которую я тоже хочу вам предложить. С одной стороны, это вроде бы будет противоречить тому, с чего я начал, что нельзя затягивать. Но раз уж мы вошли в процедуру, можно подождать еще неделю. И вот предложение такое. Надо обратиться сегодня к Президенту, попросить его, чтобы он не использовал свое конституционное право и не вносил сегодня вечером какую-либо кандидатуру. Я объясню почему. Вот сегодня неожиданно выяснилось, что фракция «Яблоко» имеет свой вариант, который возник по истечении второй недели кризиса. Я не знаю, знал ли об этом варианте Геннадий Андреевич неделю назад, знал ли Николай Иванович. И вдруг сегодня мы получаем вариант: давайте рассмотрим кандидатуру Примакова. Вообще говоря, вариант, который мог бы обсуждаться. Но мы ведь его не обсуждали. Он родился сегодня. Я спрашиваю, а почему мы его не обсуждали неделю или полторы назад? Почему мы сегодня вгоняем ситуацию в коллапс, а потом начинаем искать приемлемые для нас варианты. Сегодня на круглом столе 4 объединения из 7 называли возможные варианты кандидатур, если мы сегодня проголосуем против Черномырдина. Это вариант согласия. Я предполагаю, что он мог бы быть убедительным для Президента только в одном случае: если все мы семеро найдем вариант поведения, который будет нашим общим вариантом. Тогда степень нашего давления на Президента будет достаточно сильна, чтобы заставить его пойти на компромисс с Государственной думой. А если мы опять будем говорить, один одно, а другой другое, то у Президента появится соблазн и в третий раз внести ту кандидатуру, которую он считает единственно возможной. И тогда всяческие компромиссы будут невозможны. И тогда то, что сегодня нам кажется фантазией, станет реальностью.

И последнее хочу сказать. У нас сейчас может быть самый последний шанс достичь гражданского согласия. Если мы его упустим, при всем при том, что мы по-разному смотрим и на будущего кандидата в премьеры, и на будущее России, так вот если мы его упустим, история нам этого не простит, и все, все сидящие в этом зале возьмут на свою совесть ответственность, во-первых, за развал России, а во-вторых, за те жертвы, которые будут принесены на алтарь наших с вами политических амбиций.


18. А.С. Пушкин О полемике

Некоторые журналы, обвиненные в неприличности их полемики, указали на князя Вяземского, как на начинщика брани, господствующей в нашей литературе. Указание неискреннее.

Критические статьи кн. Вяземского носят на себе отпечаток ума тонкого, наблюдательного, оригинального. Часто не соглашаешься с его мыслями, но они заставляют мыслить. Даже там, где его мнения явно противоречат нами принятым понятиям, он невольно увлекает необыкновенною силою рассуждения и ловкостью самого софизма. Эпиграмматические же разборы его могут казаться обидными самолюбию авторскому, но кн. Вяземский может смело сказать, что личность его противников никогда не была им оскорблена; они же всегда переступают черту литературных прений и поминутно, думая напасть на писателя, вызывают на себя негодование члена общества и даже гражданина. Но должно ли на них негодовать? Не думаем. В них более извинительного незнания приличий. чем предосудительного намерения. — Чувство приличия зависит от воспитания и других обстоятельств. Люди светские имеют свой образ мыслей, свои предрассудки, непонятные для другой касты. Каким образом растолкуете вы мирному алеуту поединок двух французских офицеров? Щекотливость их покажется ему чрезвычайно странною, и он чуть ли не будет прав.

Доказательством, что журналы наши никогда не думали выходить из границ благопристойности, служит их добродушное изумление при таковых обвинениях и их единогласное указание на того, чьи произведения более всего носят на себе печать ума светского и тонкого знания общежития.

19. П.А. Столыпин Речь в защиту Государственной росписи доходов и расходов, произнесенная в Государственной думе 20.03. 1 907 года

Господа! Я не буду долго утруждать ваше внимание. Я вхожу на кафедру в качестве министра внутренних дел лишь для того, чтобы сделать маленькую поправку к речи члена Думы Николая Николаевича Кутлера. Речь э ту я слушал с особым вниманием, и то, что я скажу, является результатом внимательного отношения к речи г. Кутлера. Я полагаю, что рассмотрение бюджета в Государственной думе есть одно из самых существенных ее прав. Результатом его должно быть пролитие света на такие теневые стороны бюджета, выяснение которых ожидается от Государственной думы. Я полагал, что речь Кутлера должна пролить этот свет еще и потому, что у него не может быть тай н в бюрократическом мире, в котором он так долго служил. Слушая его речь, я остановился на одном его упреке, а именно: "В то время, — говорит Кутлер, — когда манифестом Государя Императора была дарована полная свобода слова и свобода печати, в то самое время министерство внутренних дел увеличило оклад начальника главного управления по делам печати и его помощника". Каж е тся, я не ошиба ю сь. Это было сказано именно так. Я должен сказать, что замечание э то вызвало со стороны членов Государственной думы и аплодисме н ты, и смех. Против этого я ничего не имею. Смех — прекрасное оружие и бич, в особенности для правительства, и я думаю, что можно смеяться над человеком или учреждением, если они ставят себя в смеш н ое положение. Было ли в данном случае такое положение? Было бы, если бы замечан и е члена Думы Кутлера было основано на фактах. Это условие особенно важно для серьезной речи, основанной н а предварительном и з учении вопроса, не могущей не произвести впечатления, загладить которое не всегда возможно, не имея под рукам и документов. В течение получасового перерыва мне трудно было проверить достоверность сказанного, но я все-таки это сделал и теперь могу сказать, что утверждения г. Кутлера не соответствуют действительности. Другого выражения я не могу подобрать.

Ни начальник главного управления по делам печа ти, ни один из служащих н икакой прибавки к содержанию не получили. Я докажу это документами. Штаты главного управления по делам пе чати существуют с 1862 г. Бывший начальник главного управления, по Высочайшему повелению, вместо прибавки в 3 000 рублей, которые он получал к своему содержанию, получил 8 августа 1902 г. 3 000 р. квартирных. Эти деньги ассигновывались из сумм "Правительственного вестника", и отпуск их был продолжен и теперешнему начальнику главного управления по делам печати 1 апреля 1 905 г., то есть до манифеста 1 7 октября. Помощника у начальника главного управления нет, поэтому прибавки содержания некому было и делать. Остальные служащие удовлетворяются по штату 1 862 г., и так как штаты эти весьма незначительны, то они получали добавочное содержание из сумм "Правительственного вестника" по 1 50000 рублей в год. Так было в 1902, 1903, 1904 годах. Но так как эти суммы "Правительственного вестника" были обращены на другие расходы, то эти именно 1 50000 р. были внесены в 1907 г. в общегосударственную смету. Знать это господину Кутлеру следовало бы, так как перенесение кредита в общую смету было произведено тем Советом министров, председателем которого я не был, но членом которого состоял г. Кутлер. Здесь был нанесен вверенному мне ведомству удар сильный и смелый, но пришелся он, воистину, не по коню, а по оглоблям.


20. Фрагмент из речи П.А. Столыпина "О деле Азефа", произнесенной в Государственной думе 11.02.1909 г.

…Вот, господа, все, что по данным министерства внутренних дел известно об Азефе. Я изучал подробно это дело, так как меня интересовало, нет ли в нем действительно улик в соучаст и и, в попустительстве или в небрежении органов правительства. Я этих данных, указаний и улик не нашел. Что касается Азефа, то я опять-таки повторяю, что я не являюсь тут его защитником и что все, что я знал о н е м, я сказал вам. Обстоятельств, улича ю щих его в соучастии в каких-либо преступлениях, я, пока мне не дадут других данных, не нахожу.

В этом деле для правительства нужна только правда, и действительно, ни одна из альтернат и в в этом деле не может быть для правительства опасна. Возьмите, господа, что Азеф сообщал только обрывки сведений департаменту полиции, а одновременно участвовал в террористических актах: это доказывало бы только полную несостоятельность постановки дела розыска в Империи и необходимость его улучшить.

Но пойдем дальше. Допустим, что Азеф, по наущению правительственных лиц, направлял удары революционеров на лиц, неугодных администрации. Но, господа, или правительство состоит сплошь из шайки убийц, или единственный возможный при этом выход — обнаружение преступления. И я вас ув е ряю, что есл и бы у меня были какие-либо данные, если были бы какие — либо к тому основания, то виновный был бы задержан, кто бы он ни был.

Наконец, если допустить, что Аз е ф сообщал департаменту полици и все то, что он знал, то окажется, что один из вожаков, один из главарей революции был, собственно, не революционером, не провокатором, а сотрудником департамента п олиции, и это было бы, конечно, очень печально и тяжело, но никак не для правительства, а для революционной партии.

Поэтому я думаю, что насколько правительству полезен в этом деле свет, настолько же для революции необходима тьма. Вообразите, господа, весь ужас увлеченного на преступный путь, но идейного, готового жертвовать собой молодого человека или девушки, когда перед н и ми обнаружится вся грязь верхов революции. Не выгоднее ли революции распускать чудовищные легендарные слухи о преступлениях правительства, переложить на правительство весь одиум дела, обвинить его агентов в преступных происках, которые деморализуют и членов революционных партий, и самую революцию? Ведь легковерные люди найдутся всегда. Я беру как пример печатающиеся теперь в газ е те «Matin» разоблачен и я Бакая, тепереш него революционера и бывшего сотрудника департамента полиции.

Я недавно получил от Бакая письмо. Он просит меня оз н акомиться с теми документами, которые были задержаны при нем во время обыска в 1907 году, и предлагает вернуться в Петербург для того, чтобы помочь дальнейшим разоблачениям. Документы эти, видимо, готовились также для прессы, они почти тождественны с теми, что печатаются в «Matin», но, конечно, составлены в гораздо более скромном масштабе. В «Matin» они раздуты и разукрашены. Относятся они к 1905 г., скорее к сыскному отделению, чем к охранному, ко времени апогея революции в Варшаве.

Я должен сказать, что в свое время некоторые сведения по этому делу проникали в печать, и я года полтора тому назад приказал полностью расследовать все это дело и должен удостоверить, что все то, что Бакай говорит, есть по большей части спло ш ной вымысел; например, его рассказ про Щигельского, который был здесь упомянут, и о том, что прокурор хотел привлечь его к ответственности, — не соответствует истине. Точно так же неверны только что здесь оповещенные с трибуны сведения о том, что какое-то лицо, приговоренное к смертной казни, состо и т начальником охранного отделения в Радоме. Я должен заявить, что это не только не так, но в Радоме нет и охранного отделения.

Таким образом, очевидно, не безвыгодно продолжать распускать нелепые слухи про администрацию, так как посредством такого рода слухов, посредством обвинения правительства можно достигнуть многого; можно переложить, например, ответственность за непорядки в революции на правительство. Можно, господа, этим путем достигнуть, може т быть, упразднения совершенного секретной агентуры, упразднения чуть ли не департамента полиции. Эту ноту я и подметил в речах предыдущих ораторов, надежду на то, что само наивное правительство может помочь уничтожить преграды для дальнейшего победоносного шествия революции. И дело Азефа, скандал Азефа послужит таким образом ad majorem gloriam революции.


21. 4. С.А. Андреевский Вместо предисловия (Фрагмент)

…Новейшая судебная ораторская школа имеет три заповеди: первая — «реклама», вторая — «пафос» как подделка чувства, и третья — "общие места" как замена ума. И больше ровно ничего не требуется. Что же получается в результате? Получаются люди, которые сами себя расславили и которые этим очень довольны. Но скажите по совести: интересуется ли кто бы то ни было из людей компетентных тем, что скажет подобная «знаменитость» по делу, доставшемуся в ее руки? Я думаю, что нет никакой возможности интересоваться речью, которая каждому среднему человеку известна заранее. Каждый из нас, прочитавши о происшествии в газетах, даже не изучая его подробностей, весьма легко угадает, на чем будет «ездить» подобный защитник. И никогда не ошибется. Все мы без затруднения предусмотрим, что речь защитника будет "блестящая и горячая" и что, таким образом, на сцене суда произойдет самое банальное изображение защиты с ее общеизвестною и надоевшею ролью, как роль "Дамы с камелиями". Привычные рецензенты судебно-театральной залы будут вполне удовлетворены. Слава защитника не увеличится, но и не уменьшится, ибо сама эта слава, раз уже она сделана, имеет те же качества неувядаемости, как и восковая кукла. А смогли ли бы вы когда-нибудь предусмотреть, что скажут Спасович, Урусов, Александров, Жуковский? Нет. Потому-то их появление и участие в деле всегда составляли событие без всяких самодельных анонсов. Это были умы самобытные, творческие и способные открывать новое, яркие и редкие, как бриллианты. А те, которые нынче так усиленно предлагают себя публике, — разве это не самые ординарные умы?…

Мне могут сказать: "Новая адвокатура вовсе не помышляет о том, чтобы сказать нечто новое и удивить каких-нибудь тонких ценителей. Она заботится прежде всего о подсудимом и отдает ему всю свою душу. Она ближе к жизни и она преуспевает в смысле побед гораздо более, нежели все ваши излюбленные ораторы." Казалось бы, более сильного возражения и придумать нельзя.

Но все это вздор. Во-первых, сколько бы теперешняя адвокатура ни помышляла о том, чтобы сказать нечто новое, она этого не сделает, не потому, что не хочет, а потому, что не может. Во-вторых, она вовсе не ближе к жизни, потому что она и не трудится, и не задумывается над изучением жизни, а только, понюхав слегка, на каких нотках можно сыграть выгодную роль, торопится захватить каждое дело с благодарным сюжетом и "жарить вовсю" бенефисные монологи, даже не соображаясь с тем, насколько они подходят к данному случаю. Она даже не постесняется исказить дело только для того, чтобы подогнать его под свое задуманное выигрышное «амплуа». В-третьих, она вовсе не влагает в дело своей души, а только припускает к нему свой искусственный жар. Все эти пламенные защиты я назвал бы «физическими», а не «интеллектуальными». Известно, что даже величайшие трагики нисколько не тратили своей души, ибо отличались великолепным здоровьем и долголетием. Следовательно, о наших заурядных лицедеях и говорить нечего. Наконец, в четвертых, — и самое главное. Новая адвокатура не только не преуспевает в смысле побед, но, если взять статистику, проигрывает немилосердно. Секрет заключается лишь в том, что, под сенью рекламы, она трезвонит о своих победах и затушевывает свои проигрыши. Я бы мог привести доказательства и цифры, но для этого нужно было бы назвать процессы и действующих лиц. Вредить никому не хочу. Держусь добродушного и бессмертного изречения нашего коллеги Сермягина: "Дай Бог нажить всякому." Но убежден, что теперешняя система защиты никакого влияния на правосудие не оказывает. Она годится лишь для дел, которые сами собою выигрываются. Да и в этих случаях подчас вредит, ибо развязная заносчивость адвокатов, предвкушающих победу, иногда смущает самых добросовестных судей…


22. Р.Г. Абдулатипов Речь на Съезде народных депутатов Российской Федерации. (11 декабря 1992 года)

Уважаемый Съезд! Уважаемый Председатель Верховного Совета!

Последние два съезда я выступаю тогда, когда уже нельзя не выступать. Красноречием все мы одарены в той или иной степени. К сожалению, не все проявляют мудрость души. И мне представляется, что мы все в большей или меньшей степени становимся заложниками крайних сил в течение уже семи лет. В течение семи лет мы разделили наше государство на “левых” и “правых” и уничтожаем друг друга беспощадно. Если от первого микрофона кто-то сказал одно, то от второго микрофона обязательно надо опровергнуть это мнение. Нельзя быть “левее” или “правее” Отечества. В эти трудные годы, в эти трудные дни надо быть вместе с Отечеством. И когда мы свергаем друг друга, мы фактически каждый удар наносим по нашей государственности. Одно государство — Советский Союз — мы уже уничтожили вместе с вами, сводя счеты друг с другом, следуя таким путем. Теперь мы взялись сводить счеты с исторически сложившейся российской государственностью, которая объединяет сегодня более 160 самобытных народов Российской Федерации.

Ничего противоправного в выступлении Президента и в требовании референдума я не вижу. Но я вижу другие аспекты этого выступления — морально-политические. Нельзя говорить только потому, что тебе дано право сказать. Нельзя говорить только потому, что ты можешь это сказать. Чем выше наша должность, чем больших размеров наши значки, тем больше должна быть ответственность за каждое слово, которое мы произносим, ибо слова наши способны еще взорвать общество. Тут надо думать над тем, как отзовется наше слово там, внизу.

Сегодня не надо быть великим политиком, чтобы организовать очередной референдум Российской Федерации. Сегодня надо думать: а что мы получим после этого референдума? Какую Россию? Тут нужна величайшая мудрость. Многие почему-то забывают, что даже президентские выборы не были проведены в некоторых республиках. Сегодня многие национальные кланы разного толка ищут повод для того, чтобы самим взять власть в свои руки и господствовать в своих вотчинах, разделив Российскую Федерацию на куски.

Ведь Федеративным договором еле удалось собрать наше многонациональное государство, российское общество. Вокруг чего объединились наши республики, края, области и автономии? Не вокруг экономической политики, которая вряд ли достаточно убедительна для того, чтобы она объединяла. Не вокруг приоритетов внутренней и международной политики, которая также вовсе не привлекательна. Объединились наши народы, и главным спасением была наша духовная, нравственная общность. Сегодня мы это можем разрушить: референдумом мы увеличиваем опасность “разрыхления” государства, опасность выхода из состава Российской Федерации не только отдельных республик, но и регионов. Кстати говоря, когда сегодня Татарстан и Чечню обвиняют в том, что они выходят из состава Российской Федерации, мне хочется сказать: проанализируйте решения мэрии Москвы и Санкт-Петербурга — они уже давно вышли из состава Российской Федерации.

Дорогие друзья, я хочу напомнить слова Достоевского: “В чем наша общность, где те пункты, в которых мы могли бы все, разных направлений, сойтись?” И сегодня надо не организовывать референдумы, а искать точки соприкосновения. Убежден, что мы все — патриоты своих республик, Российской Федерации. Нас объединяет больше факторов, чем разъединяет. Не надо перекладывать на людей ответственность за принятие решений, коль нас выбрали. Надо договариваться здесь, искать варианты договора между ветвями власти. Как бы ни выступил Президент — это наш Президент. Какими бы мы ни казались — мы народные депутаты. Надо уступать друг другу, искать компромисс во имя спокойствия и благополучия Отечества и объединяться во имя спасения Российской Федерации, во имя спасения наших народов.

Насколько же надо не любить свой народ, свое Отечество, чтобы так неистово враждовать друг с другом! Эта вражда становится опасной для Отечества, тем более что оно сегодня больное и уставшее, и нельзя издеваться над ним, над нашими соотечественниками, предлагая новые варианты конфронтации. Худой мир лучше доброй ссоры. Давайте думать об этом. Спасибо.


23. Б.Л. Пастернак Заявление, сделанное в Париже шведским журналистам 23 октября 1964 г.

Я очень сожалею, что дело приняло форму скандала: премия присуждена, а от нее отказываются. Причина тому — меня не известили заранее о том, что готовилось. Когда в “Фигаро литтерэр” от 15 октября я прочел сообщение ее корреспондента в Стокгольме, в котором говорилось, что шведская Академия склоняется к моей кандидатуре, но окончательный выбор еще не сделан, мне показалось, что, написав письмо в Академию — я отправил его на следующий день, — я мог бы исправить положение таким образом, чтобы к этому уже больше не возвращаться.

Я тогда еще не знал, что Нобелевская премия присуждается независимо от мнения будущего лауреата, и думал, что еще можно этому помешать. Но я отлично понимаю, что после того, как шведская Академия сделала выбор, она уже не может отказаться от него. Как я объяснил в письме, адресованном академии, причины, по которым я отказываюсь от награды, не касаются ни шведской Академии, ни Нобелевской премии как таковой. В этом письме я упомянул о причинах двух родов — личных и объективных.

Личные причины. Мой отказ вовсе не необдуманное действие, поскольку я всегда отклонял официальные знаки отличия. Когда после второй мировой войны, в 1945 году, мне предложили орден Почетного легиона, я отказался от него, хотя у меня и были друзья в правительстве. Я никогда не хотел вступать в Коллеж де Франс, как это предлагали мне некоторые из моих друзей.

В основе этой позиции лежит мое представление о труде писателя. Писатель, занявший определенную позицию в политической, социальной или культурной области, должен действовать с помощью лишь тех средств, которые принадлежат только ему, то есть печатного слова. Всевозможные знаки отличия подвергают его читателей давлению, которое я считаю нежелательным. Существует разница между подписью “Жан-Поль Сартр” или “Жан-Поль Сартр, лауреат Нобелевской премии”. Писатель, согласившись на отличие такого рода, связывает этим также и ассоциацию или институт, отметивший его. Так, мои симпатии к венесуэльским партизанам касаются лишь одного меня. Однако, если “Жан-Поль Сартр, лауреат Нобелевской премии” выступает в защиту венесуэльского сопротивления, тем самым он вместе с собой увлечет и сам институт Нобелевской премии. Писатель не должен позволять превращать себя в институт, даже если это, как в данном случае, принимает самые почетные формы.

Ясно, что это моя исключительно личная позиция, которая не содержит критики в адрес тех, кто был уже отмечен этой наградой. Я глубоко уважаю и восхищаюсь многими лауреатами, которых я имею честь знать.

Объективные причины. В настоящее время единственно возможная форма борьбы на культурном фронте — борьба за мирное сосуществование двух культур: восточной и западной. Я не хочу этим сказать, что необходимо братание культур. Я прекрасно понимаю, что само сопоставление этих двух культур неизбежно должно принять форму конфликта. Но это сопоставление должно происходить между людьми и культурами без вмешательства институтов. Я лично глубоко чувствую противоречие между этими двумя культурами: я сам продукт этих противоречий. Мои симпатии неизбежно склоняются к социализму и к так называемому восточному блоку, но я родился и воспитывался в буржуазной семье. Это и позволяет мне сотрудничать со всеми, кто хочет сближения двух культур. Однако я надеюсь, естественно, что “победит лучший”, то есть социализм. Поэтому я не хочу принимать никаких наград ни от восточных, ни от западных высших культурных инстанций, хотя прекрасно понимаю, что они существуют. Несмотря на то, что все мои симпатии на стороне социализма, я в равной степени не смог бы принять, например, Ленинскую премию, если бы кто-нибудь вдруг предложил мне ее.

Я хорошо понимаю, что сама по себе Нобелевская премия не является литературной премией западного блока, но ее сделали таковой, и посему стали возможными события, выходящие из-под контроля шведской Академии.

Вот почему в нынешней обстановке Нобелевская премия на деле представляет собой награду, предназначенную для писателей Запада или “мятежников” с Востока. Например, не был награжден Неруда, один из величайших поэтов Южной Америки. Никогда серьезно не обсуждалась кандидатура Арагона, хотя он вполне заслуживает этой премии. Вызывает сожаление тот факт, что Нобелевская премия была присуждена Пастернаку, а не Шолохову и что единственным советским произведением, получившим премию, была книга, изданная за границей и запрещенная в родной стране. Равновесие можно было бы восстановить аналогичным жестом, но с противоположным смыслом. Во время войны в Алжире, когда я и другие подписали “Манифест 121-го”, я принял бы с благодарностью эту премию, потому что тем самым был бы отмечен не только я один, но прославлено дело свободы, за которое мы боролись. Но этого не случилось, и премия была присуждена мне, когда война уже закончилась.

Свобода и деньги. В мотивировке шведской Академии говорится о свободе: это слово имеет много толкований. На Западе его понимают только как свободу вообще. Что касается меня, то я понимаю свободу в более конкретном плане: как право иметь свыше одной пары ботинок и есть в соответствии со своим аппетитом. Мне кажется менее опасным отказаться от премии, чем принять ее. Если бы я принял ее, это означало бы пойти на то, что я назвал бы “объективным возмещением убытков”. Я прочел в “Фигаро литтерэр”, что “мое спорное политическое прошлое не будет поставлено мне в вину”. Я знаю, что эта статья не выражает мнения Академии, но она ясно показывает, в каком смысле в некоторых правых кругах было бы истолковано мое согласие. Я считаю, что это “спорное политическое прошлое” по-прежнему остается в силе, хотя я готов признать в среде своих товарищей некоторые ошибки, совершенные в прошлом. Я не хочу сказать этим, что Нобелевская премия — “буржуазная премия”. Но такое буржуазное истолкование совершенно неизбежно дали бы круги, которые мне хорошо известны.

Наконец, я подхожу к денежному вопросу: шведская Академия возлагает тяжелое бремя на плечи лауреата, присоединяя к общему почету крупную сумму денег. Эта проблема мучила меня. Или принять премию и использовать полученную сумму на поддержку движений и организаций, чья деятельность считается важной. Лично я думал о Лондонском комитете борьбы против апартеида. Или отказаться от нее в связи с общими принципами и лишить это движение поддержки, в которой оно бы нуждалось. Но я думаю, что это ложная альтернатива. Я, разумеется, отказываюсь от 250 тысяч крон, ибо не хочу быть официально закрепленным ни за восточным, ни за западным блоком. Но вместе с тем нельзя требовать от меня, чтобы я за 250 тысяч крон отказался от принципов, которые являются не только моими собственными, но и разделяются всеми моими товарищами.

Все это сделало особенно тягостным для меня и присуждение премии, и отказ, которым я обязан встретить ее. Я хочу закончить это заявление выражением своих симпатий шведской общественности.


24. Выступление С.В. Червонопиского на 1 Съезде депутатов СССР (заявление кроме него подписали еще 9 воинов-"афганцев", награжденных орденами СССР)

Уважаемые члены Президиума Съезда! Уважаемый Михаил Сергеевич! Мы солдаты, сержанты и офицеры многотысячного воинского коллектива Краснознаменного орденов Ленина и Кутузова 2 степени воздушно-десантного соединения имени 60-летия СССР, которое в течение 9 лет выполняло интернациональный долг в Республике Афганистан, убедительно просим вас дать с трибуны Съезда разъяснения народным депутатам, на каком основании или по чьему поручению народный депутат СССР Сахаров дал интервью журналистам канадской газеты "Оттава ситизен" о том, что будто в Афганистане советские летчики расстреливали попавших в окружение своих же солдат, чтобы они не смогли сдаться в плен.

Мы до глубины души возмущены этой безответственной, провокационной выходкой известного ученого и расцениваем его безличностное обвинение как злонамеренный выпад против Советских Вооруженных Сил. Рассматриваем их дискредитацию как очередную попытку разорвать священное единство армии, народа и партии. Мы восприняли это как унижение чести, достоинства и памяти тех сыновей своей Родины, которые до конца выполнили ее приказ, — Героев Советского Союза десантников Мироненко, Чепика, Корявина, Задорожного, Юрасова. Их пример является для нас символом патриотизма, беззаветной верности своему воинскому и интернациональному долгу.

Делегаты Съезда должны знать, что воины-десантники, вопреки попыткам Сахарова и ему подобных, будут и впредь надежно защищать интересы нашей многонациональной родины.


25. Заявление П. А. Столыпина в связи с производством выборов во Вторую Государственную думу

С наступлением начала выборов некоторые политические партии, с целью склонить на свою сторону избирателей, не ограничиваются распространением среди населения своих взглядов и убеждений путем печати и собраний, но силятся представить в искаженном свете действия и намерения правительства для проведения на выборах лиц, враждебно к нему настроенных. Вам как представителю власти, не надлежит вмешиваться в борьбу партий и производить давление на выборы. Подтверждаю неоднократные указания мои на обязанность вашу ограждать полную свободу выборов, пресекая лишь самым решительным образом попытки использовать публичные собрания для агитации революционной. Но, ограничив этим вмешательство администрации в выборную кампанию, считаю нужным указать вам на необходимость широкого опровержения всех ложных слухов, представляющих в извращенном виде действия и виды правительства.

Ясно и опред е ленно поставленная программа правит е льства известна вашему п ревосходительству. Обнародован н ая 24 а в густа, о н а не нуждается в повторении. Но от вас, как от представите л я правительственной власти на месте, долж н ы исходить авторитетные указания на н е и з м ен н ость правительственной политики, не могуще й поддаваться каким-либо колебаниям вследствие обстоятельств случайных и проходящих.

В ряду эт и х вопросов на первом месте стоит отношение правительства к Государственной думе. Призванная Государем служить основою законодательного строя в Империи, являясь важнейшим фактором воссоздания крепких государствен н ых устоев и порядка, имея право законодатель н ой инициативы, Государственная дума встретит в правительстве живейшее и искренн е йшее стремление согласованной плодотворной творческой работы. При настоящем бурном течении обществе н ной жизни прави т ельство сознает громадную трудность безошибочной постановк и и решения вопросов, связанных с изменением правовых и социальных н орм, и в критике своих предположений, так же, как в детальном и практич еском су ж дении предположений Думы, — оно видит залог успеха в деле преобразования государства. Относясь с полным уважением к правам Государственной думы в области законодательства, бюджета и запросов, правительство будет неуклонно держаться во всех своих действиях существующих законов, так как лишь строгим выполнением и подчинением законам как правительство, так и Дума могут сохранить Монаршее доверие, наличность которого одна обеспечивает возможность их совместной работы. Установив всю злонамеренность толков о желании правительства созвать Думу лишь с целью ее непременного роспуска и возвращения к прежним, осужденным Государем порядкам, надлежит иметь на местах ясное представление о предположениях правительства в области ближайшего законодательства. Приближение органов самоуправления к населению в виде установления всесословной волости как мелкой земской единицы, привлечение большего числа лиц к задачам самоуправления посредством уменьшения цензовых норм и расширение компетенции органов самоуправления будут предложены правительством в целях создания устойчивых самоуправляющихся ячеек, основы децентрализации. При введении подоходного налога правительство предполагает подкрепить средства земств и городов, передав им части некоторых казенных поступлений. Вместе с тем, введение местных выборных судей и объединение административной власти в губернии и уезде довершит упрочение устойчивого местного уклада. Но главнейшею, неустанною заботою правительства будет улучшение земельного быта крестьян. Не только создание земельного фонда и справедливая, на посильных условиях передача земель этого разряда крестьянам, но предоставление каждому трудолюбивому, энергичному работнику возможности создать соб с твенное хозяйство, приложить свободный труд, не нарушая чужих прав, к законно приобретенной им земле — будут предметом предложений правительства в области землеустройства. Не менее важны подготовляемые правительством законопроекты в о б ласти рабочего, школьного и административного законодательства.

Приведенное краткое перечисление дает лишь приблизительное понятие о той громадной работе переустройства, совершить которое является для Государственной думы, Государственного совета и правительства историческою обязанностью. Переустройство это должно иметь основою укрепле ние и упорядочение начал истинной свободы и порядка, возвещенных с высоты Престола.

Ввиду этого правительство твердо и последовательно будет преследовать нарушителей права, прекращать с о всей строгостью возникающие беспорядки и стоять на страже спокойствия страны, применяя, до полного ее успокоения, все находящиеся в его распоряжении законные средства.


26. Заявление Президента Республики Калмыкия К.Н. Илюмжинова на сессии Народного Хурала (Парламента) РК

Уважаемые депутаты Народного Хурала Республики Калмыкия! Вчера на Законодательном собрании Республики Калмыкия приняты важные решения: в Степное Уложение (Основной Закон) республики внесены изменения, продиктованные самой жизнью.

За два с небольшим года, прошедших со дня выборов первого Президента Калмыкии, многое изменилось. И если тогда, в 1993 году, самороспуск Верховного Совета воспринимался многими как непродуманный шаг, то вскоре последующие события в стране подтвердили необходимость коренных перемен. Все это время Калмыкия проводила последовательную политику по укреплению Федерации, по укреплению Российского государства, ради сохранения целостности и единства России. Мир и стабильность стали главными ценностями в жизни республики. Именно на это были направлены наши усилия.

Ликвидировав Советы как политическую надстройку, мы создали простор для экономических преобразований, творческой инициативы. И первые результаты не замедлили сказаться. Создана сеть предприятий по переработке сельхозпродукции, одно из которых — крупнейший на юге России завод «Арсчи». Вскоре вступит в строй шерстомойная фабрика, успешно работают различные мини-пекарни, колбасные цеха в хозяйствах республики. Калмыкия приступила к освоению безресурсной технологии — монтажу первых ветроэнергоустановок. Несмотря на многие сложности, воочию видно, что за прошедший период все намеченное постепенно претворяется в жизнь. Мы начали осваивать и внедрять информационно-компьютерные системы, радиотелефонную связь, кредитные карточки. Эти достижения позволяют нашей степной республике вместе со всем мировым сообществом достойно войти в ХХI век.

Ситуация и в России, и в Калмыкии сегодня кардинально изменилась. По сути наступает новый этап в развитии нашей республики. Реалии нового времени требуют решительных и неординарных шагов. Мы стали другими, далеко не теми, что были два года назад. Вспомните, ведь выборы Президента республики в 1993 году проводились при советской власти. Это была другая эпоха. Психология и восприятие людей были иными. Избиратели оказали доверие мне во многом интуитивно. Сейчас я предлагаю сделать осознанный выбор, оценив проделанное. Каждому необходимо задуматься вновь о политике, проводимой в республике: во имя кого и во имя чего? Ответ только один: во имя народа, во благо народа.

Выражая волю граждан республики и осознавая историческую необходимость объединения усилий всего народа, заявляю: в сегодняшних условиях необходимы новые выборы Президента Республики Калмыкия. Я прошу высокое собрание назначить досрочные выборы Президента Калмыкии на 15 октября 1995 г. Такой выбор, с одной стороны, налагает особую ответственность на Президента, с другой — на народ, избравший главу республики, также несет свою долю ответственности за положение дел в общем доме. Я готов идти на новые выборы. Уверен, только в едином порыве, соединив усилия, умножив волю, мы преодолеем все трудности. Мне не нужна власть ради власти, я прошу народ предоставить мне мандат на продолжение курса реформ, ускоренного социально-экономического развития республики, всестороннего расцвета Калмыкии.

Единая Калмыкия в единой России обеспечит мир и благополучие своим гражданам!


27. Речь В.И. Гольданского на 1 Съезде народных депутатов СССР

Дорогие товарищи депутаты! Не подлежит сомнению, общепризнанно, что наша перестройка принесла ощутимые положительные результаты пока лишь в сфере общественно-политической. В первую очередь — в международных отношениях, во внешней политике. В основе успехов нашей внешней политики лежит главный тезис нового политического мышления — приоритет общечеловеческих ценностей над любыми другими. Но это в основе. А весьма важную роль на практике сыграло то, что в последние годы наша внешняя политика обрела ряд свойств, ряд качеств, совершенно ранее ей чуждых. Вот эти свойства, эти качества.

Первое. Умение выслушать аргументы другой стороны, даже если они совершенно расходятся с твоим собственным мнением. Второе. Умение убеждать другую сторону в правоте собственных аргументов. Именно убеждать, а не воздействовать силовыми приемами. Третье. Умение искать и находить взаимоприемлемые решения по спорным вопросам, стремиться к консенсусу, единодушию во имя конструктивности.

Перечисленные качества — обязательные атрибуты международных отношений в цивилизованном мире. Но все эти качества столь же обязательны во всяких взаимоотношениях цивилизованных людей друг с другом. В частности, они являются непременным условием нормальной депутатской деятельности. А для этого мы как минимум должны научиться слушать друг друга и уважать право каждого депутата иметь и высказывать собственное мнение. Монополией на истину не обладает ни большинство, ни меньшинство. По Евангелию именно большинство кричало: “Распни его!” Полвека назад у нас в стране большинство гневно требовало смерти безвинно судимых позорными судилищами. Большинству легче, конечно, перекричать меньшинство. Хотя и меньшинство тоже бывает подчас достаточно крикливым. Именно поэтому нам нужно не перекрикивать, а убеждать друг друга. Пока мы всему этому явно не научились. И весь мир становится свидетелем проявления нетерпимости к чужому мнению, шиканья, криков, хлопанья в ладоши, чуть ли не топота, иногда личных оскорблений, звучащих в этом зале. И мы сами роняем этим свой депутатский авторитет и авторитет всего Съезда. Многое, конечно, зависит от председателей заседаний, но все в наших все-таки руках, мы сами отвечаем за это. И для лучшей гарантии конструктивности наших дебатов я предлагаю подготовить и принять голосованием Съезда регламент правил поведения с тем, чтобы мы все неуклонно их соблюдали.


28. В. Сахнова Мороженое

Дорогие друзья! Сегодня я хочу поговорить с вами о таком, казалось бы, давно известном и вкусном продукте, как мороженое. Съев очередную порцию импортного чуда, я вдруг подумала о том, что оно, помимо того, что полезно, вкусно и питательно, о чем неустанно повторяет реклама и с чем спорить не приходится, обладает еще и другими качествами, не очень, может быть, заметными на первый взгляд.

Во-первых, оно позволяет нам познавать новые вкусовые ощущения и еще раз убедиться в том, что нет предела человеческой фантазии. Как просто было в этом отношении еще лет пять назад: мы имели фруктовое, сливочное, пломбир и очень редко эскимо. Быстренько перепробовали весь этот нехитрый набор и все! А с выходом нашей страны на большую мировую арену, вернее, с выходом всемирно-известных компаний на нашу большую арену, мы оказались просто захлестнуты валом сладкой продукции. Скажите, разве когда-нибудь мы могли предположить, что сливочное мороженое прекрасно сочетается не только с шоколадом и орехами, но и со сгущенной тянучкой, кукурузными хлопьями, кока-колой, кокосовой стружкой и т. д. и т. п. Во-вторых, оно возбуждает чувство азарта: азарта первооткрывателя! И начинается соперничество с друзьями: кто попробует больше, кто съест первым… Смотрите: вот пуншевое, а вот с ромом, с цукатами, с миндалем. Экзотика!

Но оказывается, что мороженое помимо этих свойств обладает еще одним — оно может переносить нас в детство как машина времени. Представьте себе, что лето, жарко, вы идете по проспекту. Народу вокруг полно, вы едите мороженое, а оно тает, оно бессовестно течет по вашим рукам, такое дорогое и вкусное. Еле успеваешь слизывать его с пальцев. И тут натыкаешься на укоризненный и строгий взгляд какой-нибудь дамы, и сразу чувствуешь себя нашкодившим ребенком: с пальцев — языком! И кажется, что сейчас мама даст подзатыльник и отчитает за такое свинство! Только не говорите, что это не правда. Каждый хоть раз попадал в такую ситуацию. Машина времени работает, просто иногда дает сбои. И это замечательно! Не стесняйтесь оказаться на несколько минут в роли ребенка. Ведь это здорово, что мы можем себе это позволить, окунуться в давно забытый, но такой притягательный мир вкусов и ощущений своего детства. Поэтому не обращайте внимания на то, что это удовольствие весьма дорогое, а помните только о том, что мороженое — это вкусно, полезно, питательно и, наконец, просто приятно и для души, и для тела. А значит, ешьте мороженого больше, ешьте чаще, и вообще, ешьте, пока не растаяло!

29. Н. Рябец Курсы быстрого чтения

Добрый день! Я представляю фирму «Креатор», организующую курсы быстрого чтения.

Сегодня, в наш век скорости и прогресса, когда существует множество возможностей приятно и с пользой провести время, и хочется успеть все — нам часто не хватает времени. Я сама была студенткой пару лет назад и знаю, как трудно совместить подготовку к экзаменам, общение с друзьями, посещение любимой секции и чтение художественной литературы. Но сегодня из этого положения есть выход. Наша фирма поможет вам справиться с этой проблемой. Мы гарантируем увеличение скорости вашего чтения в три раза, в результате чего свободного времени будет гораздо больше, а успеваемость ваша улучшится. Замечательное доказательство этого перед вами. Студент вашего курса Н. Потапов осенью закончил наши курсы и после этого впервые сдал сессию на отлично. Мы проводили опрос среди выпускников наших курсов и спрашивали их, чем помогли им наши курсы. Вот типичный ответ: "Курсы помогают чувствовать себя уверенней на работе. Я просматриваю 20 газет за 5 минут, всегда прекрасно информирована, что помогает мне всегда быть в курсе всех новостей, не пропускать полезной для меня информации". Приходите и вы, и окончив курсы, вы будете олицетворять собой успех и успевать в жизни гораздо больше.

Наши курсы продолжаются всего два месяца. Причем вы можете выбрать любое, удобное для вас время. Мы имеем лицензию на право образовательной деятельности, и вы можете с ней ознакомиться. Мы ждем вас!


30. Речь кандидата В.Д. Майданникова

Уважаемые избиратели! Я работаю директором государственного предприятия Волгоградавтодор. Я городской житель, но с большой благодарностью принял от урюпинцев приглашение баллотироваться кандидатом в областную думу именно по их округу. Я очень хорошо знаю этот район — я неоднократно бывал здесь по долгу службы, так как наша организация работает здесь довольно успешно. Я часто встречаюсь с сельскими жителями, а руководителей хозяйств всех знаю лично. Поэтому я не понаслышке знаю, как тяжело сейчас на селе. Мое решение баллотироваться кандидатом в областную думу вызвано только одним — желанием помочь селу справиться со своими проблемами.

На сегодня одной из важнейших проблем села я считаю необходимость улучшения инфраструктуры: это жилье, газ, дороги. Селу не повезло в том смысле, что в областной думе сейчас мало защитников села. В то же время Волгоград представлен очень компетентными людьми, которые и верстают проекты бюджета области, естественно, с преимуществом для Волгограда. Правда, есть и положительные примеры работы областной думы. Так, недавно был принят закон о создании фонда поддержки и строительства жилья на селе “Сельский дом”. Я принимал участие в разработке и осуществлении этого проекта, а главным инвестором проекта является наш Дорожный фонд. Я нисколько не возражаю, что на строительство жилья на селе отнимают деньги у дорог. Надо много строить, надо искать новых инвесторов, надо, конечно, деньги на это давать из бюджета. А чтобы это осуществить, в думе должны быть заинтересованные лица, способные интересы села отстаивать.

Очень большая проблема, безусловно, — это газификация села. То, что сегодня на проведение газа хотят часть денег собрать с населения — это совершенно нереально. Это чисто государственная обязанность, потому что из той нищенской зарплаты, что сегодня (к тому же не вовремя) получают колхозники, денег на газификацию отчислить невозможно.

Что касается моей лично специальности, то дороги мы как строили, так и будем строить в тех же объемах, что и в 1996 году: по 8-12 млрд. рублей на каждый район в зависимости от его размеров.

Поэтому если вы изберете меня, основное внимание буду уделять перечисленным трем направлениям. Я считаю, что это позволит удержать людей на селе, особенно молодежь, и я думаю, что отдача от этого будет безусловно.


31. Обращение Льва Рохлина к избирателям в поддержку кандидата на пост мэра Волгограда.

Дорогие волгоградцы! В ближайшее время предстоят выборы в органы исполнительной и представительной власти. Насколько они важны, вы можете судить по тому, как изменилась ваша жизнь за последние годы, когда вы остановили свой выбор на тех или иных людях. И сейчас от того, за кого вы отдадите свой голос, будет во многом зависеть ваша жизнь и благополучие. Сейчас пытаются удержаться у власти и такие люди, которые обещали вам горы добра. За это время они подмяли под себя телевидение, радио, прессу. Их имена не сходят и со страниц газет.

Посмотрите, как за последние 4–5 лет страшно выросла преступность! За эти годы в городе родились такие монстры, как “РДС”, “Русская недвижимость”, “Российское мастерство”, которые отобрали у людей последние накопления. С чьего позволения, кто их поддерживает?

Подумайте, стала ли ваша жизнь за эти годы лучше, стало ли больше рабочих мест? Наоборот, останавливаются заводы, десятки тысяч людей потеряли работу. Рвутся к власти и те, кто ее уже попробовал, довел государство до развала, а теперь заявляет: “Дайте нам порулить еще раз, в этот раз у нас обязательно получится”. Приглядитесь к каждому из них. Сейчас надо выдвигать тех, кого вы знаете по труду и делам, кто в это тяжелое время смог удержать свое предприятие, завод, кто не разъезжал по “заграницам” за опытом, а вместе с вами переживал все лишения.

Трудно и нам, военным. Мы видим свою задачу в том, чтобы не допустить внешней агрессии. Не допустить, чтобы “ретивые головы” в борьбе за личную власть бросили страну в “пучину” гражданской войны. Но в то же время мы не можем равнодушно смотреть на горе народа. И выход здесь видим в том, чтобы отдать вам из своих рядов людей честных, организованных, не испорченных коррупцией, людей смелых и отважных, готовых пойти против любой преступности. Мы пытаемся оказать помощь обездоленным, детям в детских домах, ветеранам. Но слишком малы наши возможности. Да и армия сама нуждается в помощи. Мало кто из законодателей и тех, кто стоит у власти, понимает нас. Поставленные нами проблемы “отлетают как от стенки горох”. По этой же причине военный городок построен в поселке М. Горького, а не в пределах города. Туда плохо ходит транспорт. По вине администрации города до сих пор там нет воды, хотя армия выделила свою долю денег для водопровода. Ни одной семье погибшего или раненого администрация города не выделила ни одной квартиры.

Ветераны и дети военного Сталинграда, все те, кто носит и носил погоны, рабочие, служащие, инженеры, учителя, врачи! Мы готовы поддержать ваших кандидатов, а вы поддержите наших. Кто лучше, чем мы, поймет друг друга?

1 октября — выборы главы администрации города и в Городскую думу. Мы предлагаем на должность главы администрации города полковника СКОПЕНКО ВИКТОРА ГЕННАДЬЕВИЧА. Он родился и вырос в Волгограде, учился в ПТУ, работал кузнецом на Тракторном заводе. Служил рядовым в армии. Ему знакомы трудности простого народа, к которому не придется пробиваться на прием. Он проявил бесстрашие и отвагу в боевых действиях в Чечне. Постоянно был рядом с солдатами на переднем крае, это пригодится ему в борьбе с преступностью. Умелый организатор. Любые крупные дела, которые ему поручались, решал на высоком уровне. Может сплотить и повести за собой людей. Его жена — учительница. Дети учатся в учебных заведениях Волгограда.

В любой ситуации, несмотря на итоги выборов, всем чем можем, мы будем заботится о волгоградцах. Сейчас прорабатываем вопрос о призыве волгоградских парней только на территорию Волгоградской области. Пытаемся открыть Суворовское училище в городе.

Надеемся на вашу поддержку. С огромным уважением КОМАНДИР 8 ГВАРДЕЙСКОГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА ГВАРДИИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ЛЕВ РОХЛИН







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх