Загрузка...


СКИФЫ


Я был ручьем, движением, никем, ничем не связан,
Не награжден терпением, мышленьем не наказан.
С соседскими мальчишками по соснам в небо лазил,
Дождями, смехом, вспышками большие реки дразнил.
Теперь умею многое, я мудр себе на горе:
Закован в русло строгое и — не сбегу от моря…

В первом тысячелетии до нашей эры, когда умирал горячий предводитель скифов, то с ним вместе погребалось его холодное оружие и его длинный конь для того, чтобы воин мог совершать на белом коне объезд по небесным равнинам и охотиться на том свете за огненным драконом. Отсюда к нам пришел обычай приносить в жертву коня, который играет такую большую роль в шахматах и других религиях у славян и у скандинавов.

Если семиты, приплывшие из Атлантиды на Ближний Восток, нашли единого Бога, мировой Дух в пустыне, на вершине Синая, в необъятности звездных пространств, то скифы нашли многих своих богов, многочисленных духов в глубине европейских рощ и сибирских лесов. Там раздавались для них голоса из невидимых миров, там прилетали к ним на космических кораблях их белокожие боги — андромедианцы, орионцы, дзетианцы и плеядеанцы. Там являлись им волшебные видения, и они испытывали благоговейный трепет перед Непонятным, Забытым и Неизведанным.

Привлеченные шумом деревьев и магией лунного света, белые люди и сейчас испытывают неудержимую тягу к своим северным лесам, они возвращаются к ним снова и снова, как к источнику молодости, как к храму великой матери Герты. Там спят наши боги, наши воспоминания, наши затерянные мистерии.

Со времен Атлантиды ясновидящие женщины пророчествовали под синью дерев. В старом добром матриархате каждое племя имело свою великую пророчицу наподобие Волюспы у скандинавов с ее коллегией друидесс. Но эти женщины, действовавшие в начале под благородным вдохновением, стали впоследствии и честолюбивыми, и жестокими. В обильной слезами и сомнениями Западной Европе вдохновенные пророчицы превратились в злых волшебниц и черных колдуний. Во время ужасной войны с черными расами друидессы ожесточились. Кошмарное сопротивление аборигенов повергло их в ужас. Тогда друидессы основали человеческие жертвоприношения, и кровь текла безостановочно на дольменах при зловещем пении жриц, при исступленных мантрах скифов. В таких случаях на каменных столпах, на гранитных исполинах концентрировалась коллективная астральная сила и мощь убиенных душ. Вот уже и война за Европу давно закончилась, но обычай приносить человеческие жертвы богам Луны, Марса, Кету, Сатурну или элементалям Земли остался.

В то слезоточивое время перемен среди скифских жриц и жрецов находился молодой человек во цвете лет и сил по имени Рама. Он также готовился к священнослужению, однако глубокая душа Рамы и ясновидящий ум возмущались при виде этого кровавого культа.

Младой друид был нрава кроткого и добродетельного, он выказывал с ранних лет необычайную способность к распознаванию целебных и ядовитых свойств красивых растений, к приготовлению их соков, а также к распознаванию звезд и их влияния на человеческую судьбу. Он был способен угадывать и видеть самые отдаленные вещи, знать прошлое и будущее. Как по капле воды можно судить обо всем океане, так и Рама судил по одному вздоху обо всем человеке. Отсюда распространилось его влияние даже на старейших друидов.

Доброжелательство и величие исходило из его благолепных речей и из всего его светлого и кроткого существа. Мудрость Рамы составляла поразительный контраст с безумием друидесс; с мрачными проклятиями, с шаманским камланием ведьм, которые изрекали они в своем исступленном молении кровавым элементалям. Друиды ариев называли Раму просто: «тот, который все знает». Простые же скифские народы прозвали его «вдохновенным миротворцем свыше».










 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх