Загрузка...


Дева нахуша


Мой друг вышел тореодором: бьет шпагою в бычьи бока.
Мне выпала роль не танцора — атлант, я играю быка.
Я знаю, что песенка спета, просить, умолять — ни к чему!
Жена моя — Скифия Света — и тряпкою служит ему.
Но шпага юнца неумела — друг только изранил меня.
Красивое ведьмино тело слепит нас игрою огня.
Добейте! — хриплю откровенно, — не так, а под сердце, в упор!
Горит над вспотевшей ареной Медведицы звездный топор...

Перед такой возможностью Рама поколебался. Допустив такую ядерную войну между скифскими государствами, не усилит ли он зло и не поведет ли он свою белую расу к истреблению? В ответ на эту истовую тревогу он имел новое видение.

Грозовое небо было покрыто мрачными свинцовыми тучами, которые скатывались с гор и в стремительном беге задевали качающиеся вершины лесов. На высокой скале стояла женщина с распущенными волосами; она была уже готова нанести смертельный удар воину во цвете лет, лежавшему связанным у ее ног. «Во имя предков остановись!»—закричал Рама, бросаясь на женщину. Друидесса, угрожая противнику, бросила на него пронизывающий взгляд. В это время из низко нависших туч раздался раскат грома и, озаренный сверкнувшей молнией, появился ослепительный образ.

Весь сосновый лес осветился; друидесса упала как сраженная молнией, узы пленника распались, и он посмотрел на ослепительное видение со страхом. Рама не дрожал, ибо в представшем видении он узнал божественное существо семиметрового роста в белых одеждах, которое уже беседовало с ним под священным дубом. На этот раз оно показалось ему еще прекраснее. От его облика исходил свет.

И тогда Рама увидел, что он находится в небесном храме, поддерживаемом рядами хрустальных колонн. На месте жертвенного камня возвышался золотой алтарь. Рядом с алтарем стоял воин, но глаза его все еще выражали предсмертный страх. Женщина, распростертая на алмазных плитах храма, казалась мертвой, а божественный Вестник держал в правой руке факел, а в левой — чашу. Он посмотрел на Раму с благоволением и сказал: «Рама я доволен тобою. Видишь ты этот факел? Это — священный огонь божественного Духа. Видишь ты эту чашу? Это — чаша Жизни и Любви. Дай факел мужчине, а чашу женщине». Рама исполнил повеление Орионца. Как только факел коснулся руки воина, а чаша — руки женщины, так огонь сам собою зажегся на алтаре, и оба стояли преображенные его астральным светом.

В то же время храм раздвинулся; его колонны превратились в дым, его купол преобразился в звездное небо. И тогда Рама, унесенный своим видением, увидел себя на заснеженной вершине Гималаев. Стоявший рядом с ним божественный Вестник объяснял ему смысл звезд и созвездий, смысл чисел и тонких покровов души, смысл Кармы и Дхармы, реинкарнации и каст, смысл жизни и смерти. Орионец научил Раму читать в сияющих знаках Зодиака судьбы всего человечества и судьбу каждого отдельного существа.

«Кто ты, дух мудрости?» — спросил Рама своего небесного друга. И небесный друг отвечал: «Меня зовут Дева Нахуша, божественный Разум. Ты будешь распространять мои лучи небесного знания по планете Земля, и я буду всегда приходить по твоему зову. А теперь ступай по предначертанной тебе дороге. Не останавливайся. Ничего не бойся и ни о чем не жалей». И Божественный Вестник указал рукой на юго-восток.










 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх